Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

       Аркадий Николаевич Мурашов, председатель «Центра либерально-консервативной политики».

 Родился 2 декабря 1957г., закончил МВТУ им.Баумана.

 Научный сотрудник Института высоких температур Академии наук СССР.

 1989-1991 г.г - Народный Депутат первого съезда народных депутатов СССР

 1991-1993 гг. - Начальник ГУВД г. Москвы

 1993-1995 гг.    депутат Госдумы

 с 1995 года - Председатель «Центра либерально- консервативной политики»

 

                           Олег Наумов – Аркадий Мурашов.

                                       Наши права и свободы.

        Олег Наумов: Служение отечеству и народу – вот что должно быть главным принципом  политиков и чиновников. Пренебрежение этим принципом ведет к коррупции, нарушению прав и свобод человека. Об этом говорил в своем последнем послании президент Путин,  об этом еще семнадцать лет назад говорил Андрей Дмитриевич Сахаров.

   По данным социологов, среди приоритетов россиян на первом месте –  решение социальных проблем. На втором – реализация ценностей свободы и демократии. Это означает, что все больше граждан понимают прямую связь между свободой и уровнем жизни. Как обстоит дело с обеспечением основных прав и свобод человека в Оренбургской области?

        Трудно определить критерии обеспечения прав и свобод граждан в отдельно взятом субъекте федерации. Если в качестве критерия взять масштабы протестных выступлений против их нарушения – у нас все хорошо. Настолько хорошо, что раз за разом депутаты Законодательного собрания области отклоняют проект закона об уполномоченном по правам человека. Если же за основу взять количество жалоб и обращений людей с просьбой защитить их  произвола властей разных уровней, то права и свободы населения нарушаются у нас с завидной регулярностью.

Складывается впечатление, что народ занят индивидуальной борьбой только за свое естественное право жить. С завидной регулярностью решения всех ветвей власти – законодательной, исполнительной, судебной – воплощают  пророчество Оруэлла – «Все животные равны, но есть животные равнее».

И, может быть, дело не в наследии пресловутого «совка» и не в криминальном переделе собственности в новейшей истории нашей страны, а в том, что Россия на протяжении веков хочет жить, как в Европе,  а живет по принципам Византии – восточной сатрапии классического типа.

   15 лет развития свободы в  России, срок по историческим меркам небольшой. Сделано немало. Законы приняты, правовые институты созданы, власти и общественные организации работают над обеспечением прав и свобод человека. И тем более досадно, когда мы видим в наши дни шаги по свертыванию демократии, ограничению свободных выборов. Десятки тысяч граждан не находят правду в российских судах и вынуждены обращаться в Европейский суд.

        Человек рожден быть свободным, но еще никогда эта свобода не приходила без борьбы. Одним из таких несгибаемых   борцов за свободу был Андрей Дмитриевич Сахаров. Его давно нет с нами. Но без таких людей продвижение России к идеалам свободы и демократии просто бы не состоялось. Аркадий Николаевич, Вы были хорошо знакомы с Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Скажите, откуда у него бралась эта убежденность и уверенность в своей правоте, несмотря на агрессивно – послушное большинство?

        Аркадий Мурашов:  Я был знаком с Сахаровым Андреем Дмитриевичем, причем особенно близко три последних месяца его жизни. В конце 50-х – начале 60-х годов прошлого века Сахаров превратился из вполне «зацикленного на науке» ученого в общественного деятеля. Ответственность за свои разработки в области ядерного оружия потребовали и переосмысления общественно-политических взглядов. Сахаров считал себя ответственным перед человечеством. Он был убежден, что Россия заслуживает лучшего будущего, чем коммунистический эксперимент, что Россия - европейская страна, и в ней, как и во всей Европе, восторжествуют идеалы свободы. Эта убежденность давала ему уверенность в противостоянии агрессивному большинству и, как магнит, притягивала к нему все больше и больше соратников.

       Олег Наумов: Если представить себе, что Россия стала бы развиваться по программе Сахарова: какой она могла бы быть теперь?

       Аркадий Мурашов: Если бы развитие страны пошло по Сахарову, я думаю, что сейчас было бы то же самое.  Базовые свободы были заложены еще советским парламентом. Законы о свободе выезда, о свободе совести, о свободе печати. Как раз в этом большая заслуга Андрея Дмитриевича Сахарова. Ну, а затем экономические реформы уже провел Ельцин. При нем же происходило развитие фундаментальных свобод и формировалось гражданское общество, которое в основном  было создано к 1993-1995 годам.

       Олег Наумов:  Если бы Сахаров был жив, как бы он оценил сегодняшнюю ситуацию в стране? Что ему понравилось бы, что он бы критиковал?

       Аркадий Мурашов: Точка зрения Сахарова была мудрой и осторожной. Кто будет бороться с коррупцией, сами же прокуроры? А приговор будут выносить судьи? Чем же они отличаются от коррумпированных чиновников? До 1991 года необходимо было внести в политику нравственное начало, и Сахаров этому способствовал. Движение идет поступательно. Я бы сказал, что нет такого, когда делают шаг вперед и два назад. Конечно,  ранний президент Путин намного динамичнее и гораздо лучше позднего. Как будто два разных человека. Но ведь это, как правило, сопутствует любому политику. Все лучшее делается в первый срок пребывания  у власти. Если бы Андрей Дмитриевич сейчас жил, я думаю, что ему бы не понравилось все то, что не нравится и нам. Не понравилась бы коррупция, разложение государства, которое мы сейчас имеем. Но я не думаю, что в целом он был бы врагом режима. У него было за плечами больше опыта, что делало бы его сейчас терпимее.

 

      Олег Наумов: Сахарова, наряду с академиком Лихачевым называли совестью нации. А сейчас есть ли в России личности такого масштаба? Кого можно назвать совестью нации сегодня?

            Аркадий Мурашов: Сахаров понимал, что является таким человеком, к которому прислушиваются, мнение которого уважают. Но это его не радовало. Все-таки он всегда оставался ученым. И занятие политикой его, в определенной степени, тяготило. Но он был настоящим патриотом и считал своим долгом выполнить эту трудную и не всегда благодарную работу.  Есть ли сейчас люди, которых можно назвать совестью нации? Вряд ли. Время другое. Больше востребованы не моральные авторитеты, а те, кто предложит и сумеет реально воплотить в жизнь конкретные программы экономического развития страны. Но, безусловно, есть люди, которые вызывают уважение. Но как ни странно, эти люди не известны широкой публике. И грустно, что среди них нет политиков. Это в основном люди конкретного дела: бизнесмены, писатели, артисты, юристы.

      Олег Наумов: Свобода, собственность, законность – под этими лозунгами готовы подписаться все: и правые, и левые, и верующие и неверующие. Вопрос в том, что под ними понимать. Свободу, а не вседозволенность. Право собственности на жилье, участок земли,  а не право олигархов грабить недра и за бесценок скупать богатства страны. Право на защиту закона и суда, а не произвол коррумпированной бюрократии. Хотелось бы, чтобы эти ценности не просто поддерживались всеми на словах, но и как можно скорее стали реалиями нашей повседневной жизни.

 

22 мая 2005 г.