Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

 

 

ШАРАВИН Александр Александрович,

политолог, директор Института

политического и военного анализа.

 

 

 

 

 

 

 

 

ЯДЕРНЫЕ ИСПЫТАНИЯ КНДР: УГРОЗА РОССИИ И ВСЕМУ  МИРУ.    

 

 

           Олег Наумов: Вулкан Пектусан, который почитается священным у корейцев и китайцев, считался давно угаснувшим. Но в ночь с 18 на 19 октября вдруг начал извержение. Ученые считают, что разбудил вулкан ядерный взрыв, проведенный на территории Северной Кореи. Корейская атомная бомба разбудила не только вулкан Пектусан. Она разрушила главный принцип, которого в прошлом веке старались придерживаться все сверхдержавы, - принцип нераспространения ядерного оружия. В последние десятилетия мы как-то успокоились, ведь ядерная угроза становилась все более призрачной. Ядерные испытания прекратили все страны, США и Россия сокращают свои ядерные потенциалы. То, что международное сообщество не смогло предотвратить подземный ядерный взрыв в Северной Корее, вновь напоминает нам о хрупкости и уязвимости нашего мира. Может ли это послужить толчком для дальнейшего распространения ядерного оружия?

     Александр Шаравин: Я думаю, что, безусловно, может. Именно поэтому взрыв в Северной Корее вызвал такую озабоченность во всем мире, и, прежде всего, у стран – членов Совета Безопасности ООН. Не случайно была принята очень жесткая резолюция, где против Северной Кореи были утверждены вполне определенные санкции. Другое дело, что северокорейское руководство, к сожалению, не идет навстречу мировому сообществу, и Ким Чен Ир постоянно угрожает провести новые испытания. И для этого есть предпосылки. По данным спецслужб, там прорыто несколько тоннелей, которые могут быть использованы для ядерных испытаний. Другое дело, что эти ядерные заряды очень большие, а у Северной Кореи нет средств доставки. У них нет тяжелых бомбардировщиков, нет мощных баллистических ракет, куда можно было бы поместить подобные ядерные устройства. Но это совсем не означает, что угрозы не существует. Напротив, я думаю, что Северная Корея способна на любые экзотические поступки, даже рассматривается такой вариант, как размещение этого ядерного заряда на подводные лодки. И транспортировка его к какой-то военной базе, в какой-то порт. То есть, сама подводная лодка с ее экипажем используется как камикадзе. И озабоченность России очень понятна, потому что этот последний взрыв был проведен в 130 километрах от нашей территории.

     Олег Наумов:  Россия имеет с Северной Кореей небольшой участок общей границы. Когда-то это была граница дружбы. Советский Союз оказывал братскому корейскому народу безвозмездную помощь. Теперь оттуда исходит  угроза безопасности всему нашему Дальнему Востоку. Население Приморского края скупает дозиметры, йод и красное вино. По данным социологов, 66% респондентов, опрошенных в разных регионах России,  всерьез обеспокоены  испытаниями ядерного оружия в Северной Корее. 32% пока особой опасности не чувствуют. Существует ли, на ваш взгляд, реальная опасность для жителей России?

      Александр Шаравин: Думаю, что вряд ли Северная Корея захочет применить это оружие против России, но ведь нельзя исключить силовое воздействие на северокорейские ядерные объекты. В этом случае могут произойти выбросы ядерных веществ в атмосферу. И тогда вполне возможно заражение нашего Дальнего Востока и Сибири. Мы знаем, что исключить этого ни в коем случае нельзя. Следовательно, Россия заинтересована сделать все возможное, чтобы мирным путем решить эту проблему.

      Олег Наумов: Да, Россия заинтересована в мирном решении проблемы. Многие ее граждане, в том числе оренбуржцы, не понаслышке знают о чудовищных последствиях применения ядерного оружия.  Полвека назад атомная бомба мощностью 40 килотонн была сброшена с самолета Ту-4 и подорвана на высоте 350 метров на Тоцком полигоне. Последствия ядерных испытаний до сих пор  изучают ученые, а сотни тысяч жителей испытывают на собственном здоровье. Совет Безопасности ООН принял резолюцию с осуждением  ядерных испытаний. В состоянии ли мировое сообщество принудить Северную Корею к прекращению работ по созданию ядерного оружия?

      Александр Шаравин: Я думаю, все будет зависеть от того, единым фронтом будут выступать государства, входящие в тот же Совет Безопасности, или все-таки будут находить какие-то лазейки для двойных стандартов, в том числе, и по отношению к северокорейскому режиму. Этот режим сегодня представляет собой осажденную крепость. Там практически нет никакой внешней торговли, кроме Китая. 80% всех товаров, поступают в Корею именно из Китая, и весь экспорт идет, в основном, через Китай. И сейчас не случайно рассматривается вопрос о более жестких санкциях по отношению к Северной Корее. Например, может предусматриваться вопрос о запрете вхождения северокорейских судов в иностранные порты. Комплекс жестких мер реален. Но захотят ли их поддержать китайцы в рамках Совета Безопасности, это вопрос.

      Олег Наумов: И, наверное, проблема в том, что все эти меры оборачиваются против народа Северной Кореи, и без того уже нищего и голодного?

      Александр Шаравин: Самое страшное именно в том, что страдают простые люди. Это действительно диктаторский режим, одна из самых опасных тираний мира, но если бы у нее не было поддержки со стороны Китая, то вряд ли бы они осмелились на подобные шаги.

      Олег Наумов: Наша подпись, как и еще сотни других стран стоит под договором о  нераспространении ядерного оружия. А кто же тогда помогал Северной Корее?

      Александр Шаравин: Трудно сказать. Дело в том, что Северная Корея вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия еще в 1992 году, и хотя определенное время корейское руководство говорило, что не будет проводить ядерных испытаний, не будет разрабатывать ядерное оружие, но никаких наблюдателей на свою территорию они не допускали. Понятно, что у Кореи есть возможность создать заглубленные в скалистых грунтах ядерные объекты, которые трудно даже из космоса обнаружить.

 

     Олег Наумов: Неужели сами они дошли до этого, есть ли у них такие высокие технологии, чтобы создать ядерное оружие.

     Александр Шаравин: Я думаю, никогда ни Советский Союз, ни Россия не помогали Северной Корее, но часть каких-то технологий поступила из Китая. Китай в свое время при нашей помощи создавал ядерное оружие, часть, возможно, Корея получает из Пакистана, с которым у нее достаточно тесные контакты. Но тут есть другая опасность: ведь корейский режим сотрудничает и с Ираном. Я думаю, что резолюция Совета Безопасности ООН по Северной Корее должна быть хорошим уроком и для Ирана.

     Олег Наумов: Кроме Северной Кореи у мирового сообщества есть претензии к Ирану, который также подозревается в проведении работ по созданию оружия. При этом иранские власти утверждают, что ведутся работы только с мирным атомом, строится атомная электростанция в Бушере. Однако международная инспекция на ядерные объекты не допускается. Что делать в такой ситуации?

     Александр Шаравин: Иран не выходил из Договора о нераспространении ядерного оружия, Иран должен соблюдать положения этого Договора. Одно время Иран допускал наблюдателей, и там было по 50-60 инспекций. Бушерская атомная электростанция в самой меньшей мере может быть использована для военных целей. Но у Ирана есть шесть крупных центров, один из них создавался в условиях полной секретности, и как раз на него обращено наибольшее внимание и туда наблюдателей как раз и не пускают. По оценкам специалистов, Ирану для создания ядерного оружия нужно 3-5 лет. Наши специалисты утверждают, что не менее 10 лет. Это не так важно. Главное, что Иран настойчиво продолжает заниматься работами, которые он не позволяет контролировать. Есть опасения, что режим может пойти по пути создания ядерного оружия, и это очень опасно, на мой взгляд, потому что этот режим поддерживал террористическую организацию «Хэзболла», не просто финансами, но и оружием, подготовкой специалистов. Понятно, что если в государстве, где радикальные исламисты находятся у власти, появится ядерное оружие, то последствия могут быть катастрофическими.

     Олег Наумов: России слабо делать как дядюшке Сэму, который вместе со всем мировым сообществом давит на государства-изгои, и вместе с тем, соблюдает свои экономические интересы.

     Александр Шаравин: Я думаю, что у нас нет никаких шансов получить новые контракты в области ядерной энергетики. И мне кажется, в данном случае Россия должна проявить определенную принципиальность, и здесь не должно быть никаких двойных стандартов. Если мы не признали «Хэзболлу» и «Хамас» террористическими организациями, это не значит, что они таковыми не являются. Ведь они используют террористические методы. И понятно, что если эти террористические организации, и стоящий за ними Иран получат ядерную бомбу, то последствия будут катастрофическими не только для стран, с которыми они в конфронтации, но и для нас, потому что мы живем рядом с ними. И этот узел настолько близок от нас, что кажется, что это буквально соседняя квартира. Если вдруг в соседней квартире происходит пожар, то в этом доме, наверно, уже никому пожить не удастся. Надо думать о том, что последствия, которые могут произойти в связи с тем, что мы на определенной стадии поддерживаем Иран, могут быть худшими для нас, чем какая-то экономическая выгода.

 

     Олег Наумов: Борьба международного сообщества с распространением ядерного оружия пока не дает желаемого эффекта. Необходимость оккупации Ирака объяснялась тем, что Саддам Хусейн якобы тайно работает над созданием ядерного оружия. Но никаких доказательств этого найти так и не удалось, а в итоге страна в руинах, и сотни тысяч погибших мирных жителей. Санкции против безумного руководства Северной Кореи не могут его вразумить, а только ухудшат и без того нищенскую жизнь корейского народа. Как, на ваш взгляд, следует решить проблему нераспространения ядерного оружия на Земле?

     Александр Шаравин: Я опасаюсь, что сегодня мы не ведем серьезных переговоров об ограничении стратегических вооружений, и это очень плохо. С одной стороны, вроде бы нам американцев нечего бояться, а им нечего бояться нас. Но наш дальневосточный сосед Китай близок к тому, чтобы поставить на поток производство стратегических ракет, аналогичных нашим «Тополь-М». Если они их поставят на поток, весь стратегический баланс будет сломан. Сегодня КНР не обладает таким ядерным потенциалом, который представлял бы серьезную угрозу для нас или американцев. Но если будет на потоке ракетное оружие в Китае, то система будет другая. Я считаю, что нужно немедленно приступать к таким переговорам, чтобы сегодня уже фиксировать потолки вооружений, выше которых нельзя будет двигаться. Я думаю, что и Китай сегодня заинтересован, чтобы ядерное оружие не расползалось.

     Олег Наумов: Соперничество двух ядерных сверхдержав – Советского Союза и США в далеком прошлом. Сегодня США и Россия – стратегические партнеры. Между нашими странами действует Договор об ограничении стратегических ядерных вооружений, причем количество ядерных боезарядов постоянно снижается. Кроме России и США ядерным оружием на сегодня обладают Великобритания, Франция, Китай, Индия, Пакистан, Израиль. Но их ядерный потенциал несравнимо меньше. Сегодня ядерное оружие – это фактор сдерживания, фактор обеспечения сбалансированного мира.   Поэтому нельзя допустить, чтобы к ядерному оружию получили доступ тоталитарные режимы и международный терроризм. Тогда об относительной стабильности и предсказуемости современного мира надо будет просто забыть.

 

 

29 октября 2006г