Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

ХОМЯКОВ ВалерийАлексеевич,

                                                           политолог, Генеральный директор

                                                           Совета по национальной

                                                           Стратегии, директор Агентства

                                                           Прикладной и региональной политики.

 

 

 

 

 

 

                                                

                

НАДЕЖДЫ ГРАЖДАН НА НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ  ПОКА НЕ ОПРАВДАЛИСЬ.

 

     Олег Наумов: Чуть больше года назад  Президент России Владимир Путин объявил о начале реализации так называемых национальных проектов. Благодаря высоким ценам на нефть и энергоносители, стало возможным выделение значительных дополнительных средств на здравоохранение, образование, строительство жилья и аграрный сектор. Злые языки сразу предположили, что нацпроекты – не реформа, а пиар, цель которого – создать образ социально ориентированной власти и базу для избрания в 2008 году преемника Путина. Как бы вы в целом оценили  эффективность национальных проектов через год с начала реализации?

     Валерий Хомяков: Да, год прошел с того момента, когда Путин объявил о том, что эти национальные проекты должны быть реализованы в интересах государства, народа. Наверное, уже можно подводить определенные итоги. У меня все-таки создается впечатление, и, к сожалению, думаю, что я в этом не одинок, что дела  с национальными проектами обстоят неважно. Те ожидания, которые были год назад у огромной массы населения: врачей, учителей, работников сельского хозяйства, обычных граждан, у которых есть масса проблем, в том числе жилищных – они не оправдались.

     Олег Наумов: Нацпроекты, в конечном счете, призваны улучшить качество жизни граждан. Но пока жизнь людей мало изменилась к лучшему.  Социологические исследования показывают, что на национальные проекты люди уже не возлагают больших надежд.  Больше половины жителей России считают, что нацпроекты не окажут существенного влияния на их жизнь. 43% уверены, что деньги будут использованы неэффективно, а 31% думает, что они будут просто разворованы. И только 13% верит в успешное освоение проектных капиталов. Дав общую оценку, стоит подробнее поговорить о ходе реализации конкретных проектов. Как Вы считаете, какие из четырех направлений продвигаются наиболее успешно, какие тормозят и почему?

     Валерий Хомяков: Если говорить о том, что идет неплохо, наверное  - образование. Хотя и тут проблемы. 80 школ просто не открылись к 1сентября. В Люберецком районе в школе упал потолок. Прямо 1 сентября. Хорошо, никто не пострадал. То есть, можно вкладывать деньги в компьютеризацию, нужно это делать, но для начала хотя бы школы отремонтируйте, а потом уже занимайтесь тем, о чем говорит главный ответственный за нацпроекты Медведев. Здравоохранение. То же самое. В Хабаровском крае, дети, кроме старшеклассников, до сих пор не могут пойти в школу – эпидемия менингита. Хуже всего, конечно с сельским хозяйством, доступным жильем и всем, что с этим связано. Наверное, так бы я расставил, что совсем плохо, а что идет более-менее.

      Олег Наумов: По данным  ВЦИОМа, только 35% опрошенных считают, что ситуация в области здравоохранения улучшилась. Многие же по-прежнему обращаются к врачу только в крайнем случае. Ведь за лечение, несмотря на медицинские страховки, все равно нужно доплачивать из собственного кармана. Улучшение ситуации в области образования отмечают 31% респондентов. Чиновники от образования оперативно решили задачу распределения средств. Определили и лучшие школы, и лучших учителей, но ведь  суть проекта была не в раздаче миллионов, а в том, чтобы привлечь общество и сделать его участником образовательной политики.  А вот в области жилья и сельского хозяйства  больше тех, кто отмечает ухудшение ситуации. Главной ошибкой проекта «Доступное жилье» стала ставка только на развитие ипотеки. И без того высокий спрос на квартиры вырос еще больше, а темпы строительства остались прежними. В результате, цены на жилье подскочили так, что многие миллионы российских семей не смогут купить себе квартиры никогда даже при нулевых процентах на кредиты. В сельском хозяйстве вся реформа свелась к возможностям льготного кредитования, воспользоваться которыми смогли лишь 2% фермеров и 0,5% владельцев личных подсобных хозяйств. Главные же проблемы села: низкие закупочные цены на мясо и зерно и высокие цены на дизтопливо и бензин так и остались нерешенными. Регионы просят на реализацию нацпроектов большие деньги. Дмитрий Медведев тоже согласен, что лучше больше потратить, но чтобы эффект был. А как вы считаете, существуют ли финансовые проблемы в реализации нацпроектов?

      Валерий Хомяков: Я думаю, главная проблема здесь – это не деньги и финансирование. Конечно, какие-то деньги требуются.  Если вспомнить десятилетнюю давность, когда у нас золотовалютный запас составлял около 10 млрд., то теперь он на порядок выше. Деньги у нас есть. Но вороватому чиновнику, сколько ни дай, ему все будет мало. Главный вопрос  в эффективности, а эффективность связана, в том числе, и с тем, есть ли коррупция. Государство коррумпировано сверху донизу, региональные власти, местные власти, в том числе и у нас в Москве. Поэтому должно быть оптимальное финансирование, но и четкий пригляд за тем, как эти средства расходуются.

     Олег Наумов:   Поощрение властью социального неравенства (например, среди врачей) привело к негативному отношению к проектам, причем даже тех, кто от них выиграл. По идее, всем бюджетникам надо просто повысить зарплату, потому что она очень маленькая. И от этого не ждать никакого особенного эффекта. А вот чтобы был эффект, надо сделать дифференциацию и повышать уровень оплаты за повышение качества преподавания или лечения.

      Валерий Хомяков: Я согласен, что этот подход был бы оптимальным. Наши врачи и учителя живут на грани нищеты и вынуждены зарабатывать не совсем законными методами, чтобы кормить себя и свои семьи. Понятно и другое. Реализация национальных проектов напоминает какую-то компанейщину. Надо было попробовать, взять два-три региона, запустить там все эти проекты, посмотреть, как идет их реализация, учесть ошибки, потом запускать по всей стране, на основе какого-то имеющегося опыта. А пока идет просто раздача денег, и воровство этих денег чиновниками.

    Олег Наумов:   Какую бы самую правильную схему не изобрели, все опять упирается в чиновника, в коррумпированность…

     Валерий Хомяков: Да, это главная наша беда – коррупция. Пока коррупция есть, можно много говорить о благих пожеланиях, и президент будет об этом говорить, и политические партии, но мелкий чиновник, мышь такая серая сидит и тихо-тихо все перемалывает. Коррупция поедает, в том числе, и национальные проекты, и поэтому ничего хорошего из них не выходит.

     Олег Наумов:   Сейчас много говорят о национальной идее, или о национальном пути России: кто мы и куда идем. Пока согласия нет. Может быть, потому и нацпроекты буксуют?

      Валерий Хомяков: Наша страна обречена на то, чтобы все время искать национальную идею, и эти поиски идут безуспешно уже не первую сотню лет. Нашли одну идею, оказалась тупиковой, 70 лет туда топали. Притопали не в ту сторону. Поэтому, если говорить о национальной идее и о том, какова должна быть страна, она должна быть великой и справедливой. В этом смысле, если кто-то Россию такой видит, тогда реализация национальных проектов могла бы сделать ее  и более великой, и более справедливой.

      Олег Наумов:  Национальные проекты тесно связаны с именем Дмитрия Медведева. От их эффективности во многом зависят его шансы стать наследником Путина. Некоторые политологи утверждают, что нацпроекты начинают работать против их создателей. Так ли это?

      Валерий Хомяков: Действительно, Владимир Путин, посадив одного из своих сподвижников на достаточно высокий пост первого вице-премьера, дал ему очень серьезный фронт работ. Наверно, справедливо. Чтобы посмотреть, а годишься ли ты в президенты? С этой точки зрения, любой промах Медведева вызовет определенное разочарование, прежде всего, у В.В. Путина. Хотя есть и другое: социология говорит о том, что из всех потенциальных преемников Дмитрий Медведев имеет наиболее высокий рейтинг. Президент, наверно, будет исходить не только из того, кто на что способен, но и из того, кто может продолжить его дело, о чем он недавно сказал:  «Найду такого преемника, который продолжил бы то, что я начал, но не закончил». Понятное дело, что эти четыре нацпроекта, или базовые направления, они, безусловно, будут двигаться дальше, за 2007-08 годы.

      Олег Наумов:  На реализацию национальных проектов в 2007году планируется направить 206 миллиардов рублей - в полтора раза больше, чем в 2006. Это значит, что социальная сфера остается зоной повышенного внимания власти и на будущее. Каким путем пойдут инициаторы проектов? Будут ли они добиваться еще большего увеличения финансирования? Возможно ли включение в них других отраслей и сфер жизни, например, решение проблем демографии? Каково будущее нацпроектов?

       Валерий Хомяков: Я считаю, что ими будут заниматься все последующие президенты нашей страны. О них будут говорить все политические силы. Но без общественного присмотра, без свободных СМИ, без политических партий, которые могли бы заниматься жестким контролем того, как это все реализуется,  успеха не будет.

       Олег Наумов:  С 2000 года страна получила от продажи энергоносителей порядка 3 триллионов долларов. На фоне таких сверхвысоких нефтяных доходов, вполне логичным выглядело увеличение затрат на поддержание основных направлений социальной защиты людей: развития медицины, образования, улучшение жилищных условий.  Популистский эффект от громких обещаний на первых порах был действительно велик. Прошел год, и мы видим, что реализация проекта не привела к ощутимому улучшению жизни народа. Деньги уходят в Стабилизационный фонд, на погашение внешних долгов, на предвыборные аппетиты бюрократии, на все, кроме людей. И появляется ощущение, что нас опять обманули.

17 сентября 2006 г.