Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

 

 

РОГОЗИН Дмитрий Олегович,

депутат Государственной Думы

Российской Федерации.

                                

 

              

 

 

 

 

 

СЕМЬ ЛЕТ ВЛАСТИ ПУТИНА.

 

      Олег Наумов: Близятся Президентские выборы-2008, и вопрос о том, кто сменит нынешнего главу государства Владимира Путина, стал главной интригой политической жизни страны. Несмотря на то, что "сроки поджимают", да и предполагаемых кандидатур уже немало, россияне не хотят изменять своим симпатиям действующему президенту. Данные социологических опросов говорят о том, что если бы В.Путин решил принять участие в грядущих выборах, по числу голосов он бы оставил всех конкурентов далеко позади. Разговоры о том, как сохранить пост главы государства за нынешним президентом не утихают. Придумываются разные варианты: это и увеличение президентского срока до семи лет, и изменение Конституции, которая ограничивает  пребывание президента на посту  двумя сроками. Сам Путин уже не раз заявлял о том, что не намерен занимать кремлевский кабинет дольше, чем положено по действующему закону.  Как Вы относитесь к дискуссии о третьем сроке для Путина?

     Дмитрий Рогозин: Отрицательно. Я считаю, что это проявление укорененного в нашем народе холуяжа, особенно в чиновничестве, это страх нынешней бюрократии потерять свои места в случае, если сменится политический режим. Сменяемость власти – это черта любого демократического общества. Я считаю, что есть Конституция, она принималась референдумом, ее надо соблюдать, поэтому все разговоры на эту тему считаю трепотней холуев, которые хотят обратить на себя внимание Президента.

     Олег Наумов: Ограничения пребывания у власти двумя сроками введено в развитых демократиях не случайно. Чтобы власть была динамичной и эффективной, нужна ее сменяемость и обновление. Действующий президент, как правило, имеет более высокий рейтинг, чем другие претенденты. И если бы не ограничение третьего срока, он бы оставался у власти постоянно.  Применительно к сегодняшней России, это подтверждают  данные "Левада-центра": 53 % россиян считают, что для России было бы лучше, чтобы В.Путин остался править страной и дальше.

Дмитрий Олегович, свою недавно изданную книгу «Враг народа» Вы посвятили Путину. Почему?

     Дмитрий Рогозин: Во-первых, чтобы он ее прочел. Чтобы он перестал быть президентом по телевизору, чтобы он перестал управлять страной по телевизору, чтобы он наконец-то понял, что рядом с ним работают граждане, которых он сам и назначал, и которые ничего не собираются делать из того, что он так талантливо произносит и что соответствует настроениям народа. Президент РФ Владимир Владимирович Путин часто проговаривает вслух то, что у многих в голове,  но, к сожалению, сегодня в реальной политике мы этого не видим. Здесь есть для меня такая непонятность: вместо удвоения ВВП (валового продукта) мы видим раздвоение ВВП (президента). Один ВВП, который управляет Правительством и который вызывает  у нас все больше нареканий, а страна все глубже опускается в национальный, социальный и другие кризисы. Есть другой ВВП: телевизионный президент, который обо всем заботится, принимает министров, куда-то ездит, всем интересуется. Так не бывает. В нормальном государстве так не бывает. Должен быть один президент, который отвечает за все. За все хорошее и за все плохое.

      Олег Наумов: Время президентства В. Путина подходит к концу. Оправдались ли связанные с ним надежды? По данным ВЦИОМа, улучшения за время пребывания В. Путина на посту Президента России респонденты фиксируют в международных отношениях, в уровне жизни населения  и ситуации в Чечне. Улучшилась обороноспособность страны, появились возможности зарабатывать. Отсутствие каких-либо достижений фиксируется в сфере порядка и законности, личной безопасности, развития демократии, прав и свобод, борьбы с коррупцией. И наконец сфера, где ситуация ухудшилась – это межнациональные отношения.  А как вы считаете, что из того, что президент сделал на своем посту, можно оценить положительно, а что – отрицательно?

       Дмитрий Рогозин: Он сам об этом достаточно откровенно сказал, что ему удалось сохранить страну от развала, и я согласен, это, безусловно, его заслуга. Ему удалось консолидировать региональные элиты. И самое главное, он назвал достаточно честно, что у него не получилось: не получилась промышленная модернизация страны, страна до сих пор живет за счет продажи нефти и другого сырья, что нас мало отличает от какой-нибудь африканской страны, которая тоже продает сырье. У него не получилась борьба с коррупцией, он это признал тоже, у него не получилось выйти из тяжелейшего демографического кризиса. Я не берусь судить, но могу сказать: мне обидно, что за это время мы потеряли миллионы собственных граждан, что миллионы граждан РФ не родились. Мне обидно, что Россия по-прежнему живет за счет исчерпаемых ресурсов, а энергетика у нас сегодня – это не экономика, а политика. Мне обидно, что мы не разрешили сегодня самый главный вопрос: русский вопрос. Он в России ключевой, потому что от жизни и самочувствия государствообразующего народа зависит самочувствие любого другого коренного народа России. Это следовало давно понять.

     Олег Наумов: Подготовка уходящими президентами преемников становится в России «доброй» традицией.  Каково Ваше отношение к зарождающейся традиции, и как, на Ваш взгляд, это соотносится с демократией?

      Дмитрий Рогозин: Здесь нет ничего такого, что могло бы называться демократическим. Игра в преемники затеяна для того, чтобы главная интрига будущих выборов состояла в этом: Иванов или Медведев? Медведев или Иванов? Для чего это делается? Для того, чтобы именно два пропрезидентских преемника приковывали к себе основное внимание. Как будто вообще не существует какой бы то ни было альтернативы власти.

      Олег Наумов: Кого из существующих политиков Вы считаете реальным преемником Путина?

      Дмитрий Рогозин: Кандидатами в президенты являются лидеры всех политических партий, существующих в России. Для этого партии и существуют, чтобы из своих рядов выдвигать достойную кандидатуру. Подождем. Если реально у нас сохранятся серьезные политические партии, а не марионеточные структуры, которые бегают в Кремль и спрашивают  - «Чего изволите?», то тогда они смогут выдвинуть из своих рядов кандидатов.

       Олег Наумов: Между тем, власть не сидит, сложа руки. На операцию  «Преемник» задействованы огромные силы и средства. Дмитрий Медведев установил недавно личный рейтинговый рекорд как кандидат в преемники Владимира Путина. По данным опроса "Левада-центра",  за первого вице-премьера на президентских выборах были готовы проголосовать 30% от числа определившихся респондентов. Вице-премьер обогнал не только другого возможного преемника Сергея Иванова, но и Геннадия Зюганова, и Владимира Жириновского. Упоминание в рейтинге лидеров партий еще не значит, кстати, что они решатся выдвигаться кандидатами на предстоящих президентских выборах. Существует ли сегодня реальная оппозиция, способная бороться за президентскую власть?

     Дмитрий Рогозин: Существует огромная масса людей, которые хотели бы участвовать в этой борьбе, и существует потребность в обществе такого рода силе. Но, к сожалению, сегодня партийная политика ничтожна, потому что если вы пытаетесь создать самостоятельную политическую силу и отрываетесь от кремлевской пуповины, то ждите, что с вами будут играть не в шахматы, а вас будут бить бейсбольными битами. Я на личном опыте могу сказать, что первая же попытка войти в независимое от Кремля плавание и построить крупнейшую оппозиционную партию пресекалась далеко не законными методами. Методами грубого шантажа, давления, физического воздействия на мое окружение, на детей моего окружения. Это не имеет отношения к демократии и далеко за гранью уголовного права. 

      Олег Наумов: Как Вы относитесь к идее создания правой-левой оппозиции: «Все против действующей власти!»

      Дмитрий Рогозин: Мне это напоминает известную дурацкую шутку про то, что такое пролетарский интернационализм. Когда собираются русские, украинцы, белорусы, африканские негры, американцы, латиноамериканцы, и все они идут бить евреев. Это глупая шутка советских времен, но по сути дела сегодня предлагается то же самое. Если говорить про объединенную оппозицию, то я пока не вижу оснований, чтобы она сложилась, потому что слишком уж хрупки основания и в патриотическом лагере, и в либеральном для формирования дееспособных политических сил. Но есть бесспорные либеральные ценности, по которым, думаю, можно было бы договориться всем порядочным людям. Первое, независимость судебной системы, без которой невозможно построение ни демократии, ни рыночной экономики. Второе, что необходимо сделать - восстановить свободу слова, свободу митингов и демонстраций, свободу оппозиционной деятельности. Т.е. такие настоящие демократические либеральные нормы поведения, уважающие гражданские свободы и коллективные свободы граждан. И ни патриоты, ни либералы не должны лаяться по этому поводу. Это должна быть аксиома для всей страны.

     Олег Наумов: Т.е. сама по себе идея объединения «против» непродуктивна, необходимо объединение «за»…

      Дмитрий Рогозин: Совершенно верно, если это будет положено в основу совместных коллективных действий гражданских сил, неважно, оппозиционных или нет. За такой позитив, за такое будущее страны я бы проголосовал.

      Олег Наумов: Вы лично хорошо знакомы с Путиным. Как Вы оцениваете его человеческие качества?

      Дмитрий Рогозин: Давать оценку действующему президенту – это не совсем в моих правилах, потому что я считаю, что глава государства это не столько человек, сколько институт, сколько символ государственности…

      Олег Наумов: Но, согласитесь, что личные качества человека тоже влияют, на каком бы посту он ни находился…

     Дмитрий Рогозин: Бесспорно, поэтому мой ответ не связан с попыткой уйти от ответа, я просто хочу сказать, что президента надо уважать, также как символы государства: гимн, флаг, Конституцию, демократические свободы. Что касается непосредственно Владимира Владимировича Путина, то мне кажется, что, окружив себя людьми лично преданными, он фактически резко сузил свой маневр. Люди профессиональные, с опытом, люди полезные для страны сегодня отторгнуты властью. Фактически эта лично преданная когорта превратилась в камарилью, которая сегодня заправляет всем: и внутренней политикой, и вопросами приватизации крупной собственности. Произошло самое трагическое, в том числе по вине президента: сращивание государственной бюрократии с капитализмом, с собственниками. Конечно, когда в России несколько десятков миллиардеров, почти столько, как и в США, но при этом население реально живет плохо, такая страна не может быть стабильной.

     Олег Наумов: Что бы Вы сегодня  пожелали Владимиру Владимировичу Путину?

     Дмитрий Рогозин: Я бы ему пожелал за оставшийся срок его президентства исправить те ошибки, которые были допущены им и его окружением. Я бы ему пожелал не навязывать стране так называемую суверенную демократию, под лозунгом которой сегодня государственное телевидение заполняется пошляками, криминалитетом, передачами, которые вытесняют прямой эфир, реальную дискуссию. Я бы пожелал президенту обратить внимание на те настроения в обществе, которые сегодня существуют и начать реальную борьбу с коррупцией. Я бы пожелал ему выкорчевать всю этническую преступность. Я бы ему пожелал оставить о себе след как о крупнейшем государственном деятеле России. Если же все будет идти так, как сейчас, все оппозиционеры будут укатываться в асфальт, а мы будем только лицезреть по телевидению одни и те же физиономии, лично избранные президентом, то на смену придет фигура заведомо слабее нынешнего президента. И тогда скрытые зажатые негативные процессы взорвут страну. Я считаю, что ответственность президента здесь абсолютная.

      Олег Наумов: Образ президента Путина остается в целом положительным: он обеспечил стабильность развития, благодаря высоким ценам на нефть осуществляются масштабные социальные программы. К сожалению, это благополучие рухнет, как только рухнет нефтяной рынок. Но это произойдет уже при  следующем президенте. Кто им станет?  Политологи уверены, что "В конечном итоге, россияне будут хотеть того, кого им предложат". А вот кого предложить, похоже, наверху еще не решили.

 

8 октября2006г.