Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

 

 

 

ПРЖЕЗДОМСКИЙ Андрей Станиславович

член Общественной Палаты РФ, директор

Российского фонда   свободных выборов.                                                               

 

 

 

 

 

 

 

 

ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА: ИТОГИ ПЕРВОГО ГОДА РАБОТЫ.


       Олег Наумов: Чуть больше года назад в Георгиевском зале Кремля с участием президента России прошло первое пленарное заседание Общественной Палаты. Появление еще одного органа, созданного по инициативе Владимира Путина, многие тогда восприняли со скепсисом, иронично называя палату безвредной. Со временем стало ясно, что она смогла стать полезной. В течение года Общественная Палата провела экспертизу 18 законопроектов, подготовлено более 30 заключений по изменению существующего законодательства. И треть из этих рекомендаций была учтена. За год в Общественную Палату и различные ее комиссии поступило около 30 тысяч обращений граждан и общественных организаций. По многим из них удалось добиться положительного решения. Ведь как бы не раздражала чиновников необходимость считаться с мнением общественности, совсем не делать этого они уже не могут. Своеобразным итогом годовой работы Общественной Палаты стал доклад о состоянии гражданского общества в России. Какие конкретные предложения к законодательной и исполнительной власти по развитию гражданского общества содержатся в докладе?
       Андрей Пржездомский: Доклад не претендует на исчерпывающее изложение всех мер, которые должны поднять на должный уровень российское гражданское общество, но все-таки делает акцент на то, что нужно четко определить приложение сил Общественной Палаты. Например, то, что уже использовалось несколько раз, — президентские гранты на поддержку общественных организаций, именно тех организаций, которые реально влияют на общественное благополучие в нашей стране. В докладе комплексно рассматривается, на какой стадии развития находится гражданское общество, и какие мы видим перспективы.
        Олег Наумов: А вот мнение о докладе Общественной Палаты других ее активных членов. Валерий Тишков, председатель комиссии Общественной Палаты по вопросам толерантности и свободы совести: «Вот эти самоорганизующиеся институты гражданского общества и стали центром и главной темой первого доклада. Не все гражданское общество, но его важнейший сектор — общественные организации в последние 15 лет в связи с открытием нашего общества развивались очень бурно. Динамика у него была сложная и противоречивая. Но то, что это огромное завоевание нашей страны, наших людей, нашего общества — это бесспорно». Анатолий Кучерена, председатель комиссии Общественной Палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов: «На сегодня нам надо, прежде всего, объединиться. Я неоднократно говорил о том, что существует достаточно много различных общественных организаций, региональных и межрегиональных. Мы всегда приглашаем на площадку, готовы со всеми работать, потому что Общественная Палата создана не только для 126 членов, а как площадка для всех конструктивных общественных организаций, для всех тех граждан, которым небезразлично, что будет с нами дальше, и как будет развиваться Россия». Идея создания Общественной Палаты возникла вместе с другими мерами после бесланской трагедии — отменой выборов губернаторов, отменой выборов по мажоритарным округам. Не смущает ли вас этот всеобъемлющий контроль, в том числе и за строительством гражданского общества?
       Андрей Пржездомский: Независимо от того, какие были мотивы создания Общественной Палаты, ее появление вызвало определенный скепсис в обществе. Этот год показал, что Общественной Палате удалось предпринять все-таки некоторые шаги, которые сделали ее заметной для граждан. И главное, она смогла показать, что ориентируется на интересы всего общества. И в этом смысле подозрения в виртуальности Общественной Палаты должны быть, по крайней мере, несколько снижены относительно того, что было на начальной стадии.
        Олег Наумов: Скептическое отношение к Общественной Палате появилось с момента ее создания, потому что создавалась она сверху, по инициативе президента. Он назвал, а точнее, назначил первых 42 членов палаты. Они выбрали еще 42-х из числа руководителей общественных организаций, а затем все вместе добавили еще 42 по рекомендациям регионов. А где же общество?
       Андрей Пржездомский: Я думаю, что это один из резервов дальнейшего развития Общественной Палаты как института. Возможно, нужна какая-то иная модель, которая реально показывала бы, что члены Общественной Палаты представляют разные слои общества, разные общественные организации, разные группы общественных интересов. Все познается в сравнении, да и практика — критерий истины, поэтому, я думаю, что все впереди.
         Олег Наумов: У Сергея Филатова, президента Фонда социально-экономических и интеллектуальных программ своя оценка нынешнего состояния и проблем  развития Общественной Палаты: «Я радуюсь тому, что в Общественной Палате очень яркие личности. Помимо того, что они вызывают доверие и симпатию у людей, они профессионально делают свое дело».
У большинства россиян отношение к деятельности Общественной Палаты пока не сформировалось. По данным социологов, у 42% опрошенных отсутствовало какое-либо мнение о ней, 29% оценивали работу палаты положительно, примерно столько же — отрицательно. Решения Общественной Палаты носят чисто рекомендательный характер. Как при этом можно стать влиятельным инструментом российской политики?
       Андрей Пржездомский: Члены Общественной палаты не наделены такими полномочиями, которыми обладает Государственная Дума и ее депутаты. Но, я думаю, здесь чисто субъективные обстоятельства играют определенную роль. Во-первых, одним из инициаторов создания Общественной Палаты в массовом сознании воспринимается президент. Уже поэтому с Общественной Палатой стали считаться. Во-вторых, несколько точечных, конкретных шагов Общественной Палаты, которые имели значительный общественный резонанс, показали, что она может привлечь серьезное внимание не только общества, но и лиц, принимающих решения, в том числе и президента.
      Олег Наумов: Александр Костенюк, секретарь Общественной Палаты Оренбургской области считает, что «у Общественной Палаты есть достаточно сильные рычаги влияния. Да, Общественная Палата не имеет право принимать какие-то решения, кого-то к чему-то обязывать. Но это мостик между общественностью, между гражданами и властью, и он будет использоваться для того, чтобы влиять на те решения, на те законы, которые принимаются Законодательным Собранием. Ведь мы вправе проводить экспертизу принимаемым законам и правовым актам».
Диалог с властью — общение не из легких, ведь отечественный чиновник не привык считаться с обществом. Члены Палаты пробуют заставить его делать это. Иногда получается. Достаточно вспомнить конфликт с владельцами домов в Бутово, обманутых дольщиков, рядового Сычева. Но не менее значимой является экспертная оценка законопроектов. Ведь в Палате собрались лучшие специалисты в разных отраслях — юристы, экономисты, правозащитники. Удается ли Общественной Палате в процессе общественной экспертизы законопроектов вносить существенные изменения в принимаемые законы?
        Андрей Пржездомский: Не во всех случаях удается. Это объясняется тем, что Общественная Палата не обладает достаточными прерогативами в продвижении своих экспертных инициатив. Ведь она находится еще на стадии становления. Но есть и успехи. Вот, скажем, законопроект об игорном бизнесе. Мы помним, как он появился: вначале законодатель вышел с законопроектом, который должен был узаконить существующий статус игорного бизнеса. Общественная Палата выступила с резкой критикой, с предложением вывести игорный бизнес за пределы среды обитания людей. И президент неожиданно для многих, в том числе и для законодателей согласился с мнением Общественной Палаты и вышел со своим законопроектом, достаточно жестким. Это показало, что Общественная Палата может высвечивать те болевые точки в развитии нашей страны, общества, государства, по которым будут приниматься серьезные государственные решения.
       Олег Наумов: Каков, по мнению Общественной Палаты, уровень развития гражданского общества в России?
       Андрей Пржездомский: Я думаю, что говорить о том, что гражданского общества в России нет — это было бы неправильно, иначе тогда бы у нас не было каких-то общественных инициатив. У нас достаточно много социально активных людей, которые могут и объединить, и позвать за собой. Думаю, что можно говорить, что наше гражданское общество находится в стадии становления.
        Олег Наумов: Свое мнение о перспективах развития гражданского общества высказывает Мария Слободская, председатель Комиссии Общественной Палаты по вопросам развития гражданского общества: «Важная положительная вещь — это рост общественной активности в самом низу. И в первую очередь, этот рост породил закон о местном самоуправлении. Наряду с очень серьезными проблемами, которые создал этот закон, большинство жителей осознали, что именно от них зависит, что будет происходить на территории, где они живут. И по этой причине огромное количество граждан, которые раньше были пассивными и ждали, когда местная власть решит проблемы, включается в их решение».
 Какую помощь Общественная Палата может оказать некоммерческим, неправительственным организациям в их становлении?
        Андрей Пржездомский: Общественная Палата должна иметь возможность и способность находить организации, которые действительно обладают серьезным перспективным потенциалом для развития общества, которые ориентированы на широкий общественный интерес. Первая задача — это найти такие организации, найти таких людей, попытаться их объединить под флагом Общественной Палаты или под флагом решения каких-то конкретных социальных задач. Это будет реальная практика гражданского общества, потому что только в решении конкретных вопросов оно может выкристаллизовываться.
        Олег Наумов: Наверное, можно что-то сделать для облегчения налогообложения, для развития инфраструктуры этих организаций?
       Андрей Пржездомский: Я некоторое время был заместителем директора налоговой полиции России. Только возглавив некоммерческую организацию, я реально понял, в каком удручающем, просто страшном положении находятся эти организации. Я вынужден все время искать где-то средства для решения социально значимых задач, не получая никакой государственной поддержки и бюджетного финансирования, обремененный громадными налогами. Очень тяжелая ситуация. Я думаю, что одна из важных задач — найти такой правовой механизм, который бы позволил, с одной стороны, поставить НКО в русло закона, не потворствуя каким-либо теневым способам доходов, с другой стороны, создать для них определенные преференции, в том числе и в налогообложении, чтобы они могли развиваться.
        Олег Наумов: Начавшийся год обещает взбудоражить все слои общества. Политики уже во всю готовятся к парламентским выборам в декабре и к президентским в марте 2008. Гражданское общество и общественные организации задумываются над тем, как сделать эти выборы свободными и справедливыми. Что делает Общественная Палата для обеспечения свободных выборов в России?
        Андрей Пржездомский: Сейчас мы готовим целую систему работы, которая связана с непосредственным общением с избирателем. В стране выстраивается система «горячих линий», которая должна покрыть сетью информационных возможностей любому гражданину дать сигнал о неблагополучии в сфере выборов. С другой стороны, почувствовать температуру, понять, где нужно вмешаться, где использовать законные методы устранения противоречий. Второе направление — это ориентация на работу с политическими партиями, с их избирательным активом, с наблюдателями за ходом голосования во время выборов. Это очень важный момент, потому что часто это недооценивается политическими партиями. Оставляя все на последний момент, привлекая студентов или пенсионеров, мы никогда не добиваемся того, чтобы было профессиональное наблюдение за выборами. Такая задача поставлена, и мы пытаемся ее решать и в субъектах федерации, и в федеральных округах, везде.
      Олег Наумов: Каково, на ваш взгляд, место Общественной Палаты в общественно-политической жизни России?
      Андрей Пржездомский: Общественная Палата должна, с одной стороны, привлекать внимание общества к каким-то сложным проблемным вопросам, особенно, которые касаются прав и интересов граждан. И она уже несколько раз продемонстрировала способность и умение делать это. И второе: Общественная Палата должна привлекать внимание власть предержащих для того, чтобы в ситуациях нарушения закона или ущемления интересов людей принимались серьезные государственные меры. В сфере законодательства, в сфере управленческих решений, в любых других. Наверно, если мы всем миром навалимся на решение подобного рода проблем, что-то можно будет сделать.
       Олег Наумов: За год своего существования Общественная Палата доказала свою необходимость и как своеобразный «общенациональный экспертный совет», и как орган контроля работы власти, и как орган защиты прав и свобод граждан. Все это очень хорошо. Однако не происходит ли при этом подмена понятий? Общественную палату пытаются представить как суррогатную замену другим важным общественным институтам. Например, средствам массовой информации, которые перестали быть независимыми и не всегда в состоянии критиковать исполнительную власть. Парламенту, который плохо выполняет функции представительного органа и штампует законы под диктовку правительства, без общественного обсуждения. Не скатываемся ли мы опять вместо кропотливой работы по строительству демократических государственных институтов к доморощенной управляемой демократии?

25 февраля
2007 г.