Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

 

 

ПАНФИЛОВА Елена Анатольевна,

директор российского отделения

Центра антикоррупционных

исследований и инициатив

«Трансперенси Интернешнл».

 

 

 

 

 

 

 

 

ВСЕ НА БОРЬБУ С КОРРУПЦИЕЙ.

 

      Олег Наумов: Всякое государство лишь тогда чего-нибудь стоит, когда оно умеет защищаться от коррупционного разложения. Согласно очередному ежегодному докладу организации Transparency International, за  несколько лет Россия опустилась в рейтинге индекса восприятия коррупции с 90-го на 127-е место и оказалась в одной группе с государствами Центральной Африки и  Гондурасом.  В конце 2006 года, с подачи генерального прокурора Юрия Чайки, на территории Российской Федерации развернулась беспрецедентная борьба с коррупцией. Арестована практически все верхушка федерального Фонда обязательного медицинского страхования, начались проверки в пенсионом. Ваша организация традиционно ежегодно публикует данные о состоянии коррупции в мире и в нашей стране. Каково место России в этом списке? Какова тенденция?

      Елена Панфилова: Да, действительно, ежегодно мы выпускаем три исследования о ситуации с коррупцией в мире, и если посмотреть на положение России, то в индексе бизнесменов - взяткодателей мы среди тех стран, которые наиболее часто дают взятки. Мы заняли третье место после Китая и Индии. То есть, наши бизнесмены не отстают от нашей власти. В индексе восприятия коррупции мы заняли 126-е место с такими же индексами, как и в прошлом году. Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу о тенденциях, хочу сказать, что тенденция – отсутствие тенденции. Все довольно стабильно, никаких прорывов. Поэтому главная тенденция, что ситуация в стране с коррупцией остается тяжелой.

     Олег Наумов: По данным социологов, народ главной причиной коррупции считает жадность и аморальность российских чиновников. Так ответили 43% опрошенных. 35% главной причиной коррупции видят неэффективность государства и несовершенство законов, а 18% - низкий уровень правовой культуры и законопослушания подавляющего большинства населения. Что, на Ваш взгляд, является главной причиной коррупции?

      Елена Панфилова: Слабость институтов, вытекающее отсюда бесконтрольное поведение чиновников, появление связанных групп бизнеса с чиновниками, довольно низкий моральный климат в чиновной и бизнес - среде. Причины коррупции у нас такие же, как и везде. В первую очередь, наличие  возможностей, возможности обрастают обстоятельствами, и они все вместе начинают действовать. Наверно, нам надо говорить о том, почему 72% граждан считают, что бороться с коррупцией бесполезно. Получается довольно трагическая ситуация. Президент говорит, боремся, будем бороться, более 70% населения доверяют президенту, и при этом те же 70% считают, что бороться с коррупцией бесполезно. Вот тут чувствуется явная серьезная проблема.

     Олег Наумов:  Это проблема общего неверия народа в эффективность власти. Граждане хорошо знают, что в первую очередь ответственны за разгул коррупции в стране МВД, прокуратура, ФСБ, суды, налоговые службы. При этом большинство населения считает, что только лично президент России Владимир Путин борется с коррупцией эффективно, а вот остальные органы власти занимаются профанацией. На ваш взгляд, какие структуры должны противодействовать коррупции, и какие из них наиболее эффективно борются?

      Елена Панфилова: В идеале, любая успешная антикоррупционная деятельность должна базироваться на трех китах. Во-первых, это, конечно, наказание, преследование за коррупцию, то есть правоохранительный блок. Во-вторых, предупреждение, это блок, связанный с прозрачностью государственных служб, судов. И третий блок, это образование тех, кто работает с гражданами, со СМИ, с чиновниками. Когда эти три элемента соблюдены, то тогда успех неизбежно придет, может не сразу, но обязательно.

     Олег Наумов:  Должно ли общество принимать участие в противодействии коррупции и что конкретно оно может делать?

     Елена Панфилова: Тут два элемента. Во-первых, общество должно заставить власть заняться этой проблемой. Мы все прекрасно понимаем, что общество не может ни отловить коррупционеров, ни изменить законы. Это ненормально, если общество вдруг начнет заниматься делами, которые по Конституции отписаны  другим структурам. Но общество должно заставить их этим заниматься. В идеале, нормальное общество это делает на выборах. Про наши выборы, как про покойника: либо хорошо, либо ничего. Поэтому представить себе, что граждане вдруг возьмут и скажут «да» тем, кто займется серьезной борьбой с коррупцией, административной реформой я не могу.

     Олег Наумов: Можно ли сказать: да, общество должно, да, общество может, но оно само еще к этому не готово.

     Елена Панфилова: Общество начинает думать про это. Общество начинает понимать, что все это не очень правильно. Общество начинает понимать, что как-то они зарвались, там, во власти. Вы правы в том, что оно еще не дозрело до осознания, что оно в силе что-то поменять. Пока мы находимся на стадии констатации факта. А вот с действием пока придется погодить.

      Олег Наумов: По мнению президента фонда «Индем» Георгия Сатарова, от общества зависит очень много: «Когда меня спрашивают, кто главный в том, чтобы в России началось настоящее противодействие коррупции, власть или общество, я всегда отвечаю: общество.  Потому что власть, предоставленная сама себе, никогда этим не будет заниматься серьезно. Только общественное давление может побудить власть этим заняться. А вот общество как раз не очень готово к этому. Наши исследования показывают, что среди множества проблем, которые заботят граждан, коррупция находится где-то на девятом, десятом месте. Есть темы, для граждан более важные: это ЖКХ, дороговизна жизни, риск потерять работу и т.д. Но нет главного: понимания того, каковы же негативные последствия коррупции. Ну, например, инфляция, которая заботит граждан. Коррупция вносит в рост инфляции весомый вклад. За взятки, которые платят бизнесмены, расплачиваются, в конечном счете, покупатели, потому что бизнесмены закладывают эти издержки в стоимость товаров и услуг. Граждане не понимают, что увеличивающееся имущественное расслоение тоже уходит корнями в коррупцию. Пока этого понимания не будет, коррупция будет оставаться на 9-м, 10-м месте, и граждане будут сравнительно равнодушны к этому».

      Последние события: аресты в Фонде медицинского страхования, проверки в Пенсионном фонде России, что это: начало серьезной борьбы с коррупцией, пиар, или…

     Елена Панфилова:  Или что-то третье. Я думаю, все, что происходит на фронте борьбы с коррупцией в конце этого года так или иначе связано со спецификой будущего года. Будущий год у нас предвыборный, а в предвыборный год принято делать людям хорошо. Показать, что ты о них заботишься. Поэтому, я думаю, что есть комбинация причин. Но это борьба не с коррупцией, а с коррупционерами, некоторых уже давно пора было сажать. Ведь вслед за тем, как убрали людей с именами, никто не сказал: а теперь вот эта процедура будет не такая, а другая. Будут обязательное декларирование, прозрачность и т. д. Система не поменялась, поэтому на этом же болотце вырастут новые фигуранты.        

      Олег Наумов: Да, иногда даже создается впечатление, что некоторые структуры создаются специально для того, чтобы легче было уводить бюджетные деньги.

      Елена Панфилова:  То же самое происходит во всех сферах, которые так или иначе связаны с закупками, с использованием больших бюджетных денег, с очень плотным контактом с бизнесом. Фармация, в данном случае, наиболее яркий пример, потому что, как ни крути, а цитрамон еженедельно покупает каждый. Работай, не хочу, на этом поле. И плюс, те реформы, которые были проведены с монетизацией, все так переплелось, и показалось, что при полной непрозрачности процедур пришли большие деньги. Совершенно непонятно, кто, как и что делает. Захочет - подпишет, не захочет - не подпишет, захочет – выберет этих трех или тех двух, и при этом – огромные деньги.

      Олег Наумов: Да, действительно, коррупцией пронизана вся система управления Россией. Но почему первым объектом борьбы была выбрана вотчина Зурабова? Народ теперь думает: посадят – не посадят, уволят – не уволят?

 

      Елена Панфилова: Я думаю, что эту розочку на тортик готовят к выборам. А то, что президент поручил господину Зурабову поправить какие-то недостатки и недочеты и к весне навести порядок, значит, весной либо громко снимут, либо медаль дадут. Третьего быть не может. В результате всего, что сейчас происходит, я не удивлюсь, если какие – то наиболее ходовые медицинские препараты даже чуть-чуть подешевеют в начале года. Это создаст общую ауру успешности.  Можно будет сказать: смотрите, были злобные дяди, они вам не давали лекарства, мы их поймали, навели порядок, теперь у вас все будет подешевле, а кстати, в конце этого года будут выборы. В общем, незатейливая комбинация, которая должна принести голоса и наверняка принесет.

     Олег Наумов: Чем, на ваш взгляд, закончится эта эпопея с Фондом медицинского страхования и Пенсионным фондом России? Возможна ли победа над коррупцией на отдельно взятых участках?

     Елена Панфилова: Нет. У нас единый для всех сфер закон о государственных закупках, и нельзя его где-то применять, а где-то нет. Поэтому победить в отдельно взятом направлении нельзя. Конечно, это когда-нибудь закончится. Ни в одном учебнике истории вы не найдете прецедентов бесконечности коррупционных режимов. Когда-нибудь придут люди, которые поставят во главу угла задачу не переловить коррупционеров, тем более, что их список известен, а которые озадачатся изменением системы того, как принимаются решения. У чиновников просто не будет возможности злоупотребления правом подписи.

      Олег Наумов: С этим мнением согласен и Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета: «Фактически точечными методами изменить ситуацию невозможно. Мы сталкиваемся с коррупционной системой государственного управления, и ей  должна быть противопоставлена антикоррупционная государственная политика, система мер, четко прописанных и понятных, а вот точечные решения не эффективны. Ну, хорошо, одного посадили, придут следующие».

     Понимая, что эффективна только комплексная борьба, означает ли это, что мы не должны приветствовать отдельные направления борьбы власти с коррупцией?

      Елена Панфилова: Все прекрасно понимают, что всю эту махину отдельными зачистками отдельных секторов не сдвинешь. Наверно, действительно, все должно быть в комплексе. Но, как говорится, вода долбит камень не силой, а частотой падения.

      Олег Наумов: Развернувшаяся борьба с коррупцией не знает жалости. В руководстве социальной сферой осталась, похоже, единственная  пока непотопляемая фигура - сам министр Зурабов. Остальные бастионы богоугодной отрасли рушатся один за другим: сначала массовые аресты в Фонде обязательного медицинского страхования, затем маски-шоу в Пенсионном фонде, выемка документов в Фонде социального страхования.

Казалось бы – долгожданное наведение порядка, очистка авгиевых конюшен.  Да, убрать зарвавшихся чиновников, безусловно, надо. Но если не менять систему управления, то вне зависимости от того, снимут или нет Зурабова, будет ли новый глава ФОМС честнейшим человеком или нет, сметы будут раздуваться, а лекарств не будет  хватать. Так что, уважаемые господа, не только в пианистах дело, придется вам что-то в консерватории менять.

 

 

17 декабря 2006 г.