Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

 

 

НЕМЦОВ Борис Ефимович,

политик, член Федерального

политсовета партии Союз

правых сил.

 

 

 

 

 

 

НОВЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЕЗОН И ПРОБЛЕМЫ ДЕМОКРАТИИ В РОССИИ.

 

 

     Олег Наумов: С началом дебатов в парламенте начинается новый политический сезон. Во всем мире так принято. Россия тоже демократическая цивилизованная страна, и политическая жизнь активизируется у нас именно в сентябре. Но наша демократия пока  никак не обходится без прилагательных – то она управляемая, то суверенная. Новый политический сезон начался с открытия. Власть, до этого делавшая ставку исключительно на «Единую Россию», неожиданно почувствовала, что стоять на одной ноге неудобно, она может затечь, и стала спешно наращивать вторую ногу, прошу прощения, партию, объединившую Партию жизни, Партию пенсионеров, и «Родину».

Кроме того, что новый политический сезон начался со скандала, чем он,      на ваш взгляд,  принципиально отличается от предыдущего?

      Борис Немцов: Выборы. Во многих регионах уже  пройдут выборы в региональные парламенты. Но самая главная интрига – кто же будет после Путина. Меньшая интрига, но тоже важная – как будет выглядеть Государственная дума в 2007 году.

      Олег Наумов: Народ в России традиционно  мало интересуется политикой. Это характерно, кстати, для всех устойчивых демократий. Но там, в отличие от нас, главные проблемы развития давно решены. Наше общество лениво и робко и отдает решение всех проблем на откуп власти. В таких условиях возрастает роль политических партий, как выразителей интересов народа. Но исследования социологов показывают, что абсолютное большинство избирателей не знают, чем отличаются программы политических партий, и кто в большей степени выражает их интересы. Почему народ в России, несмотря на массу нерешенных проблем,  мало интересуется политикой?

      Борис Немцов: Потому что народ четко и ясно понимает, что от него ничего не зависит. Он может, конечно, смотреть телевизор, читать газеты, ходить на какие-то митинги, но он уже почувствовал, что толку от этого никакого нет. Причем, охоту интересоваться политикой отбила власть: когда она задолго до начала выборов объявила, что преемником, а значит и президентом будет тот, которого Путин назначит. Фамилия не имеет значения. Не имеет значения ничего. Народу сказали: а ты вообще тут ни при чем, дорогой народ, отдыхай. То же самое, когда речь идет о губернаторах: народу запретили избирать губернаторов, теперь их назначают. У народа никто ничего не спрашивает. То же самое выборы в региональные парламенты по партийным спискам: все знают – победит «Единая Россия». Точка. А если не победит, накидаем бюллетеней, чтобы она победила. Кроме того, списки для обмана возглавит губернатор, который назначен Путиным и, естественно, будет ему присягать. То есть, народ понял, что от него ничего не зависит, и, понимая это, перестал интересоваться политикой. Власть объяснила: будет так, как мы скажем, а вы статисты, в лучшем случае. А в худшем, если плохо себя поведете, мы вообще накидаем бюллетеней или снимем с выборов кандидата, который нам не нужен.

       Олег Наумов: Власть долгое время делала ставку исключительно на «Единую Россию». И вдруг объявлено о создании новой левой партии из РПЖ, Партии пенсионеров и «Родины». Причем президент Путин встречается со всеми лидерами этих партий, и тем самым объединение получает официальное одобрение. Чем объяснить такие перемены?

       Борис Немцов: Дело в том, что в Кремле всегда возникает куча разных проектов. Они почти все провальные, кроме «Единой России», тем не менее, партийных проектов было много. Я напомню: в свое время к Путину пришел Райков и сказал: хочу создать народную партию, она будет за народ. Путин сказал: молодец, иди, создавай. Где Райков? Где народная партия? Все исчезло. Потом пришел к нему Селезнев, сказал: хочу создать подлинно социалистическую партию, назову ее «Возрождение». Поддерживаете? Поддерживаю. Где Селезнев? Где партия «Возрождение»? Пришли Рогозин с Глазьевым к Путину: Владимир Владимирович, отец родной, поддержите, партию «Родина» создаем. Молодцы, создавайте. Где Рогозин? Где Глазьев? Где партия «Родина»? Все проекты, которые были благословлены Путиным, кроме «Единой России», все провалились. Теперь пришла троица, вами названная. Я думаю, ничего не получится. Дело в том, что это все в пробирке созданные организации. Партии народом должны создаваться или активными представителями народа. Я не верю ни в какую кремлевскую технологию двухпартийной системы. Объясню, почему: мелкий чиновник, если ему скажут: должна победить «Единая Россия», ему это понятно. А если скажут: должна победить «Единая Россия», а на втором месте, с небольшим отрывом должна быть вот эта партия - это очень сложная задача. Они не могут выиграть, они настолько скучны, настолько серы, настолько неинтересны, настолько тезисы их программы далеки от реальности, что они в честной политической борьбе никуда не могут выйти.

     Олег Наумов: Что интересно. Скептическое отношение к новой партии демонстрируют не только правые. Коммунисты так же не верят в то, что созданное с благословления Кремля объединение станет реальной политической силой. Вот мнение лидера КПРФ Геннадия Зюганова:

«…Если вы откроете результаты голосования Совета федерации, 100% Миронов и его компания голосовали за то, за что голосовала «Единая Россия». То есть, это то же самое, только для того, чтобы ввести в заблуждение избирателей. Ну, в общем, это афера, очередная политическая афера. Жаль, что политическое строительство идет таким образом». Какие бы планы не строили в Кремле относительно новой левой партии, все будет зависеть от того, как пойдет процесс объединения в регионах. О том, что он будет гладким и благостным, не может быть и речи, ведь совсем недавно эти политические партии по многим вопросам стояли на диаметрально противоположных позициях. Между тем, активность новой троицы в последние недели очень высока. Не получится ли так, что в борьбе за избирателя с этими новыми левыми «Единая Россия» вынуждена будет смещаться влево. И из нее выделится самостоятельное правое крыло, и появится возможность создания новой правой партии?

        Борис Немцов: Я думаю, что кремлевские кукловоды все сделают, чтобы это чудище под названием «Единая Россия» дожило до выборов. Они не могут управлять сложной системой.  Бюрократия настолько тупая, они не могут давать две команды. Кстати, мы все в каких-то старых терминах рассуждаем: фланги какие-то. Где эти фракции-крылья? Где левые: Исаев, Володин? Где правые: Плигин, Плескачевский? Где они все? Там нет никаких фракций.

        Олег Наумов: Фракций нет, но люди-то остались. И люди в партии власти разные…

       Борис Немцов: Там люди никакого значения не имеют. Некая серая масса, все перемешаны, только начинают на фракции разбиваться, их тут же опять перемешивают. И кому-то по голове еще ударяют, чтобы не сильно высовывался. Система, которую они создали, не предполагает ничего живого.

        Олег Наумов: Смогут ли либералы объединиться? Есть ли у СПС и «Яблока» шанс пройти в Думу поодиночке?

        Борис Немцов: Я считаю, что даже если будет объединение, шанс прохождения невелик. Дело в том, что в стране так много денег: золотовалютные резервы, Стабилизационный фонд, профицитный бюджет, что людей абсолютно не волнуют такие ценности, как защита прав человека, демократия, честные выборы, правдивая печать. Но и само объединение под большим вопросом. Как участник этого процесса, могу сказать, понимания, что нужно быть вместе, нет. Может, у СПС есть такое понимание, а в других партиях нет такого понимания. Несмотря на усилия, которые мы предпринимаем, чтобы объединиться, оно становится невозможным.

      Олег Наумов: По данным Левада – центра, если бы выборы в Думу состоялись в ближайшее воскресенье, за партию «Единая Россия» проголосовали бы 27% опрошенных. За КПРФ – 11%, за ЛДПР – 5%, за «Родину» и «Яблоко» - по 2 %, а за СПС, Аграрную партию и партию пенсионеров - по 1 %. Остальные респонденты не определились или не хотят участвовать в выборах. Ваш прогноз, какие партии пройдут 7-% барьер и будут заседать в новой Думе?

      Борис Немцов: Это будет убогая трехпартийная система. «Единая Россия», Жириновский и вечно вчерашние коммунисты. Такой прогноз.

      Олег Наумов: Итак, новый политический сезон начался. Казалось, власть сделала все, чтобы он стал серым и неинтересным. Отменила выборы по округам, отменила возможность создания блоков, отменила статью против всех. Исход выборов оказался предопределен, и возникло опасение, что народ на них просто не придет. Чтобы этого не произошло, политическое затишье взбудоражили новым левым проектом. И вот уже четвертый человек в стране, спикер Госдумы Грызлов шлет филиппики третьему по статусу чиновнику, председателю Совета Федерации Миронову. Милые бранятся, только тешатся. На самом деле это мышиная возня, только отвлекающая от того, что в стане все меньше демократии, свободы слова и свободы выбора.

 

10 сентября 2006 г.

 

 

 

             КАКОЙ ХОТЯТ ВИДЕТЬ РОССИЮ ЕЕ ГРАЖДАНЕ?        

 

      Олег Наумов: Помните старую русскую сказку о богатыре на распутье. Куда ни пойдешь, все плохо. Так и Россия. Никак не может выбраться на тот единственный верный путь, на котором преуспела большая часть человечества. Казалось, в 1991 году Россия прочно стала на путь свободы и демократии. Ан нет. Вновь в большом почете коммунистические идеи о тоталитарном  государстве, как на дрожжах растут национализм и ксенофобия. А в президентской Администрации берет верх мнение, что Россия должна развиваться по своему собственному особому пути. И название этому особому пути придумали  – теперь это «суверенная демократия». Замглавы президентской администрации Владислав Сурков утверждает, что жить, органично развиваться может только народ, имеющий «целостное представление о себе и о том, кто мы, куда идем и зачем идем». Как Вы думаете, имеет ли народ такое представление о себе?

       Борис Немцов: Люди же разные бывают. Я думаю, обитатели психиатрических больниц все знают, куда они хотят и кем они хотят стать. А многие уже стали: кто Наполеоном, кто Путиным, кто Сталиным. Сотрудники центра Хруничева знают, какие нужно делать ракеты и как нужно конкурировать с американцами. Я не считаю, что каждый россиянин должен иметь абсолютно одну и ту же идеологию и одну и ту же цель. Сила России в многообразии и в том, что есть разные люди с разными позициями, разными мнениями. И интерференция этих людей создает нацию сильной. Когда пытаются навязать одну общую сверхидею, то это сталинизм, в лучшем случае, в худшем – фашизм. Поэтому навязывать людям придуманную пусть даже неглупым человеком Сурковым мысль, на мой взгляд, это тупиковый путь, это путь оболванивания, путь создания серенькой России, ни на что неспособной. Я пример приведу: Мария Шарапова многократно побеждала в турнире большого шлема, зарабатывает 25 миллионов долларов в год, самая высокооплачиваемая женщина России, человек мира. Какое место она должна занять в представлении господина Суркова? Или многократный чемпион мира Гарри Каспаров. Как он вписывается во всю эту конструкцию? Это великие люди, каждый в своей сфере, я назвал несколько человек, они явно не вписываются в мейнстрим имени Владислава Юрьевича. Чем человек талантливее, тем он сильнее отличается от серой массы. Если мы не хотим превратиться в совершенно бестолковых, то лучше, чтобы каждый имел свою цель.

     Олег Наумов: Какая у Вас цель, в таком случае?

     Борис Немцов: Политическая цель – я хочу, чтобы Россия стала свободной европейской страной.

     Олег Наумов: С мнением Бориса Немцова о том, что Россия должна стать свободной европейской страной, согласны многие наши соотечественники. По данным социологов Левада-центра, на вопрос «Какой вы хотите видеть Россию в будущем?» - 43% россиян отвечают, что хотят видеть Россию такой же, как развитые страны Запада. 32% - как было в СССР,  5% - как было до 1917 года,  9% - такой, как сейчас.  Сейчас каждый уважающий себя политик норовит дать свое определение неологизму «суверенная демократия». Как Вы считаете, он имеет право на существование?

     Борис Немцов:  Я считаю, что суверенная демократия в России уже построена. Это беспредельная коррупция, это гигантский произвол чиновников, это рост бюрократов на 500 тысяч человек. Суверенная демократия – это дело Сычева в армии, дела о самоубийствах солдат в Железногорске Красноярского края. Суверенная демократия – это «басманное» правосудие, это дружба Путина с Абрамовичем, это цензура на центральных телеканалах, это бесправный народ, который не может избрать свою власть и ее контролировать. Суверенная демократия – это такая жвачка для несмышленого народа, которая организована великими творцами России, сидящими в Кремле. И сколько бы мне  не говорили про суверенную демократию, я никогда своей целью построение суверенной демократии не сделаю, никогда,  хоть режь меня на куски.

      Олег Наумов:  Суверенная демократия пока не стала идеалом всех россиян, да, я надеюсь, и не станет. Она и возникла как идеология одной партии – «Единой России». По мнению члена президиума генсовета партии «Единая Россия» Андрея Исаева, термин «суверенная демократия» должен стать одним из идейных стержней обновленной программы партии. Однако многие политологи не видят в этом словосочетании ни политического смысла, ни логики. Да и в правящих кругах нет единства в оценке «суверенной демократии». Что может означать спор между Сурковым и Медведевым как раз по поводу этого термина? Не означает ли он разлад в правящей элите?

      Борис Немцов:  Медведев – он все-таки юрист, и, видимо, юрист неплохой. И как достаточно образованный человек он понимает, что это абракадабра. Дело в том, что как только у демократии появляется прилагательное, то это всегда диктатура. Вот, например, были страны народной демократии: Восточная Германия, Польша. Есть пример Корейской Народно-демократической республики, где миллионы людей умерли от голода. Там, где появляется прилагательное, неважно, какое – это всегда диктатура. Поэтому, Медведев, как юрист, а не как политик, не мог с этим согласиться. Он понимает, что демократия универсальна. Это универсальный набор политических ценностей: свободная печать, независимое правосудие, разделение властей, выборы и перевыборы властей всех уровней, если не справляются. Это универсальные ценности. Как закон Ньютона одинаков в Америке и в России, так и демократические ценности по всему миру одни и те же. При этом, государственное устройство может различаться: где-то может быть больше власти у парламента, где-то у президента, но все равно есть базовые ценности.

     Олег Наумов: Но ведь это и родилось, как ответ на критику Запада о том, что у нас нарушается принцип свободы слова…

     Борис Немцов: У нас нарушается свобода слова. Причем здесь критика с Запада? Она у нас нарушается. Это факт. Меня другое удивляет: почему Буш с Кондолизой Райс больше беспокоится о свободе слова в России, чем, например, жители Оренбургской области? Я этого не понимаю. Ведь обманывая жителей Оренбургской области, чиновники больше воруют, больше грабят простой народ. Почему Кондолиза вместе с ковбоем из Техаса должны бороться за свободу слова в Оренбурге? Я не могу понять. И почему они  должны бороться за то, чтобы наш суд был независимый. Почему в Страсбурге эта тема обсуждается, я тоже этого не понимаю. При чем здесь Страсбург? У нас человек приходит в суд, и там вместо правосудия он получает оплеуху, и за решеткой оказываются невинные люди, а бандиты на свободе. Почему их в Страсбурге это должно волновать, а не нас? У нас людей обманывают во время выборов. Почему за это никто не сел в тюрьму и почему опять это их волнует, а не нас. И до тех пор, пока это их волнует больше, чем нас, у нас демократии не будет.

     Олег Наумов: И в ответ на это власть говорит: у нас строится демократия, и мы не позволим извне вмешиваться в наши внутренние дела.

     Борис Немцов: А это уже Леонид Ильич Брежнев. Я помню разговоры о разрядке международной напряженности, о правах человека, о диссидентах, о Сахарове. Чуть что, сразу, нет, вы вмешиваетесь в наши внутренние дела. Дело же не в этом, а в том, что Россия ратифицировала Конвенцию прав человека в 1961 году, и мы ее не соблюдали. Россия сегодня входит в Совет Европы, не соблюдает нормы этой организации, то есть нарушает международные обязательства. Россия нарушает и международные обязательства, и собственную Конституцию. Например, в Конституции записано, что цензура не допускается, а она есть. На Первом канале вы Немцова не увидите и на втором тоже. Просто запрет. Я не говорю, что несу истину в последней инстанции, но у меня есть определенная позиция по ряду вопросов. Она не всегда совпадает с позицией Кремля. Но эта позиция разделяется некоторыми людьми, я это знаю точно.

     Олег Наумов: Печально, что большинством народа разделяется эта позиция властей, что нам никто не указ, мы тут сами по себе, у нас свой путь…

     Борис Немцов: Я могу так сказать, что как только говорят о своем пути, всегда пахнет Гулагом. Особенный путь России всегда оканчивался Гулагом.

     Олег Наумов: Национализм получает все большее распространение в обществе. По данным социологов, 54% граждан поддерживают лозунг «Россия для русских». Причем, многие утверждают, что умеренный национализм не противоречит демократии.

     Борис Немцов: Народ во многих регионах крайне раздражают азербайджанцы, чеченцы, армяне, которые захватили местные рынки. Народ крайне раздражает, что местные жители без работы, или мало зарабатывают, а приезжие,  в первую очередь с Кавказа, живут хорошо, ездят на иномарках, имеют замечательные квартиры. И все это раздражение перерастает уже в такую ненависть, которая иногда явно, иногда неявно выплескивается, как например, в Карелии. Я думаю, что ксенофобия и национализм будут прогрессировать. Дело в том, что в России для этого есть объективные и субъективные предпосылки.

     Олег Наумов: Есть ли будущее у либеральной идеи в России?

     Борис Немцов: Я скажу так: пока у нас столько нефтяных денег, сколько сейчас – перспектив мало. Но это тоже закончится. Тогда люди вспомнят о базовых ценностях. Эта идея не может умереть. Она, кстати, не умирала в России никогда. Она была либо популярной, либо непопулярной, но никогда не умирала.

      Олег Наумов: И не умрет?

      Борис Немцов: И не умрет. Ее носителями могут стать другие люди. Я в этом не вижу ничего плохого. Но то, что она не умрет, это стопроцентно. Слушайте, в России миллионы свободных людей. У них должны быть свои глашатаи. Очевидно, что они будут.

      Олег Наумов:  Наше общество, как и любое другое, разнородно. В этом многообразии и разнородности устремлений отдельных граждан -  залог гармоничного развития страны. А вот непоследовательность и отсутствие единого вектора у власти приводит к тому,  что её действия противоречат выдвигаемым ею же лозунгам. Провозглашают свободу слова и подминают под себя СМИ. Провозглашают демократические принципы и при этом выстраивают жесткую вертикаль власти. Провозглашают интернационализм, но не могут справиться с потоком приезжих, не умеют обеспечить его нормальную культурную, социальную и экономическую интеграцию. И набивший всем оскомину свой собственный путь превращается в извилистую, теряющуюся в дебрях славословия тропу. Может, пора выходить на широкую столбовую дорогу, по которой уже давно движется все человечество?

 

24 сентября 2006 г.

 

 

 

            ЧЕМ ОБУСЛОВЛЕН РОСТ НАЦИОНАЛИЗМА В РОССИИ?


       Олег Наумов: В последнее время в различных политических дискуссиях и средствах массовой информации тема национализма стала одной из самых популярных. Словарь по общественным наукам дает понятию национализма следующее определение: это гипертрофированная форма национального сознания, провозглашающая идеи национальной исключительности, замкнутости, превосходства. Умеренный национализм в России становится все более популярным. Быть националистом не зазорно, а даже модно и считается проявлением любви к своей стране. Но любовь к отечеству, преданность ему, стремление своими действиями служить его интересам — это патриотизм, который не имеет ничего общего с национализмом, ведь в нем нет ни слова о национальной исключительности и превосходстве. Чем же обусловлен рост национализма в России?
      Борис Немцов: Я думаю, ксенофобия и национализм будут прогрессировать. Дело в том, что в России есть для этого объективные и субъективные предпосылки. Объективных предпосылок несколько: во-первых, ненависть к пришельцам с Кавказа; подогреваемая официальными средствами массовой информации тема, что чеченцы сплошь террористы и негодяи; большое количество социальных проблем, особенно в маленьких городах, которые легче всего объяснить тем, что вот приехали тут всякие, и работать мы здесь не можем, и зарабатывать не можем. Таким образом, первая причина - это махровый национализм, связанный с невзгодами и несуразностями собственной жизни. Вторая причина - это глобальный комплекс униженной и оскорбленной нации, которая проиграла холодную войну. Советский Союз развалился, теперь нас все обижают, американцы со всех сторон: то они на Украине, то в Грузии, то в Прибалтике. И комплекс «осажденной крепости», который активно и очень жестко поддерживается официальной пропагандой, приводит к разжиганию ксенофобских настроений, не только антизападных, а, например, антиукраинских настроений. Третья объективная причина — это продолжающийся кошмар на Кавказе, причем, я  говорю сейчас не про Чечню, а про Дагестан, Ингушетию, Карачаево-Черкессию. В общем, мусульманский Кавказ. Терроризм, коррупция и беспредел, которые там творятся, не может скрыть даже официальная пропаганда. Это все, конечно, усугубляет положение, и у людей создается впечатление, что все, кто там находится - негодяи, и поэтому лучше, чтобы их рядом с нами не было. Именно этим объясняется тот факт, что опросы типа «Считаете ли вы, что Россия для русских, а Москва для москвичей — правильный тезис?» показывают, что почти половина граждан нашей страны так считают.
      Олег Наумов: Хорошо, что другая половина так не считает.
      Борис Немцов: Согласен, полностью, но то, что половина так считает, означает, что это большая проблема.
      Олег Наумов: Но ведь это психология люмпена, который считает, что всегда виноват кто-то: богатые, инородцы, иноверцы. Все время причина его неудач вовне.
      Борис Немцов: Масштабы ненависти росли эти годы. Причем, чеченская война, которая началась в 1994 году и продолжается, то затихая, то усиливаясь, уже больше 10 лет, она не просто унесла жизни десятков тысяч мирных жителей, тысячи и тысячи российских солдат и офицеров, она еще и вырыла пропасть недоверия и ненависти. И сейчас очень легко объяснить все твои проблемы тем, что эти «негодяи» хотят теперь уже захватить нашу необъятную страну. Поэтому есть такой постоянно раздражающий фактор, который нельзя не учитывать.
     Олег Наумов: Национализм сказывается на общей атмосфере в стране. В ней все больше подозрительности, страха и неуверенности в завтрашнем дне. Социологи Левада-центра выяснили, что идею «Россия для русских» поддерживают и считают, что ее давно пора осуществить, 17% респондентов. 37% — считают, что ее неплохо осуществить, но в разумных пределах. Только 28% опрошенных относятся к этой идее отрицательно и считают, что это настоящий фашизм. Одна из проблем, подогревающих национализм — это неупорядоченная миграция в Россию из бывших советских республик. Какой политики в этом вопросе должно придерживаться наше правительство? Мнения россиян разделились. По данным Левада-центра, более половины респондентов считает, что Правительство должно пытаться ограничить приток приезжих; 39% — считают, что не нужно ставить на пути притока приезжих административных барьеров. Очевидно, что Россия нуждается в притоке рабочей силы. Но в этом вопросе должен быть порядок. Нужно вводить квоты по профессиям и регионам, жесткую ответственность работодателей, использующих дешевую рабочую силу. 109 и 110 законы, вступающие в силу с 1 января 2007 года, призваны облегчить жизнь мигрантам. Они предусматривают упрощение процедур оформления вида на жительство и работу иностранным гражданам, прибывшим в Россию из стран ближнего зарубежья. 10 миллионов нелегалов смогут начать новую жизнь. Обеспечить легальный приток рабочей силы, упростить порядок регистрации — это только первый шаг к решению проблем миграции. Не менее важная задача — обеспечить занятость коренного населения, его преимущества перед приезжими в получении работы, особенно в таких чувствительных местах, как городские рынки. И еще одна болевая точка — этническая преступность. Ведь именно эти нерешенные проблемы становятся катализаторами националистических настроений у русских. Что делает российская власть, чтобы обуздать рост национализма?
      Борис Немцов: Интересна политика властей. Власти всегда активно подогревали классовую ненависть. Дело Ходорковского - это был такой разогрев, и шли постоянные дискуссии об олигархическом заговоре, о том, что олигархи всех ограбили, народ нищий и т. д. При этом власти все время забывают, что они как раз относятся к олигархам, ибо живут даже с ними вместе на Рублевском шоссе и по уровню доходов мало в чем им уступают. Но это не так важно. Важно то, что они провоцировали классовую ненависть, на этом пытаясь заработать очки, и, кстати, заработали их. Что касается ксенофобских историй, то они внешне реагировали бурно, например, Рогозина снимали с выборов за лозунг «Россия для русских», а когда убили таджикскую девочку или в Воронеже убивали латиноамериканских студентов, то процессы проходили достаточно быстро, были вынесены приговоры, это все так. Но, с другой стороны, Жириновский может говорить все что угодно, просто потому, что он безопасен, хотя, чем он от Рогозина отличается, с точки зрения риторики, я не понимаю. Правый марш в ноябре прошлого года, никто не разгонял, а лозунги там были ровно такие, как  в Карелии. Они побаиваются только серьезных политических противников, таких, как Рогозин, а всерьез с проблемой они не хотят бороться. Почему не хотят? Потому что эти лозунги популярны. «Россию для русских» 50% поддерживают, а там же пиарщики сидят и считают, что раз народ так поддерживает этот лозунг, то открыто выступать против него не нужно. Вот, например, в ряде регионов в качестве обязательной дисциплины с 1 сентября ввели «Основы православной культуры» В принципе, ничего плохого в этом нет. С другой стороны, как должны реагировать на это татары, башкиры? Они должны вводить «Основы мусульманской культуры». Наши доблестные власти никак не могут понять, что этим благим делом поджигают целый костер. Я считаю, что в ситуации, когда страна беременна национализмом, а зачастую и фашизмом, надо быть очень осторожными. Ведь эта ненависть на инстинктивно-животном уровне, и ее регулировать с помощью первого и второго каналов очень трудно.
     Олег Наумов: Легко рассуждать, что власть виновата, не хотят ничего делать. Может, не могут? Где-то в Карелии, местные начальники получают взятки от приезжих, приезжие получают места на рынке, разъезжают на мерседесах, ни во что не ставят местное население. Это вызывает возмущение. В состоянии ли власть сделать так, чтобы, коренной ты житель или приезжий, все права бы имел и законы соблюдал?
       Борис Немцов: Я считаю, что власти берут взятки вне зависимости от национальности взяткодателей. Они любят деньги, считают, что деньги не пахнут, от чеченца им переданы деньги или от украинца, им, в общем, безразлично. Поэтому я не очень верю, что в Кондопоге чеченцы давали больше денег, чем русские. Я думаю, что давали примерно одинаково. Другое дело, что люди, которые уезжают из своей республики, готовы бороться за свое существование, и, может быть, больше работать. Приведу другой пример. В Москве многого добиваются люди, которые здесь не родились, а откуда-то сюда приехали. Почему? Потому, что им надо доказывать, что они чего-то значат, чего-то умеют и чего-то стоят. А москвичи считают, что им ничего доказывать не надо, раз они родились здесь. Тот же самый эффект с чеченцами, которые, например, в Карелии, или азербайджанцами в Оренбурге. Я сейчас не говорю про бандитов. Бандиты, неважно, какой они национальности, представляют угрозу для страны, для общества, и они должны сидеть в тюрьме, как сказал Жеглов. Я сейчас говорю про законопослушных граждан. Здесь нормальный режим конкуренции. Ну, если ты более энергичный, более трудолюбивый, если более предприимчивый, ты лучше живешь. Я в этом ничего плохого не вижу. А если будешь пьянствовать, не важно, в Карелии, в Оренбурге или в Нижнем Новгороде, и при этом завидовать и поджигать дома своего соседа или взрывать автомобили, то ты преступник и с тобой надо разбираться, неважно, какой ты национальности.
      Олег Наумов: Число поклонников лозунга «Россия — для русских», «Русской идеи» и «особого русского пути» становится все больше. Вопрос о придании русскому народу официального статуса государствообразующего широко обсуждается высокопоставленными чиновниками и депутатами. Гораздо меньше рационального понимания того, что волна русского национализма — это угроза целостности страны и будущему России. С другой стороны, нельзя отрицать, что для роста националистических настроений есть вполне реальная почва. Неразбериха в миграционном законодательстве и необязательность исполнения даже тех законов, которые есть, привели к тому, что приток иностранцев из ближнего и дальнего зарубежья стал стихийным и абсолютно неконтролируемым. Совершенствование миграционного законодательства, введение квот по специальностям и регионам, меры по адаптации приезжих, борьба с коррупцией — вот конкретные шаги, которые помогут снять остроту проблемы и лишить национализм почвы.

 

15 октября 2006 г.

 

 

 

 

                   ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС В УКРАИНЕ.

 

      Олег Наумов:   Президент Украины Виктор Ющенко распустил Верховную Раду и подписал указ о проведении  досрочных парламентских выборов. Шаг президента был вызван очередным обострением ситуации в стране. Парламентское большинство во главе с Партией регионов переманило часть депутатов оппозиции и вознамерились увеличить свою численность до 300, с тем, чтобы получить возможность менять конституцию страны. Понятно, что, лишившись возможности получить абсолютную власть, парламентское большинство отказывается теперь подчиниться указу президента о роспуске Рады. Последние события в Украине свидетельствуют об очевидном расколе политической элиты страны. Это тем более опасно, что истинная легитимность существующей государственной власти в стране еще крайне мала.

Украина наш ближайший сосед. Многие имеют родственников в Украине, миллионы русских являются  гражданами Украины. Поэтому наши граждане внимательно следят за последними событиями. В чем все-таки причина нынешнего противостояния?

      Борис Немцов: Мы заинтересованы в дружеских отношениях между нашими народами и нашими странами. Украина наш крупнейший торговый партнер. Это крупнейшая после России православная страна. Это страна, с которой связывают нас сотни лет совместной жизни. И надо все это учитывать, оценивая ситуацию. Теперь о том, что там случилось. Была проведена конституционная реформа и в стране, где власть была в основном у президента, сейчас власть перешла к парламенту. Выяснилось, что этот переход идет очень болезненно. Эта ломка государственного устройства и ломка основного закона привели к крупномасштабному противостоянию. Так что те, кто ратует за смену российской конституции, должны иметь в виду, что рано или поздно народ выходит на улицы. И, в отличие от Украины, где кровь, я думаю, не прольется, там даже во время оранжевой революции не было ни капли пролито, в России все будет хуже. Поэтому давайте извлечем урок из украинских событий, а именно: не будем трогать основной закон нашей страны, чтобы не возникли потрясения и не пострадали наши соотечественники. Второе. Там, конечно же, есть противостояние, оно многовековое. Это противостояние между проевропейской  Западной и Центральной Украиной и пророссийской Восточной и Южной Украиной. Это противостояние определено историей. И этот многовековой расклад не изменился. Я удивляюсь, почему нынешние противоборствующие стороны не понимают этого исторического глобального фактора.

  Олег Наумов: Восприятие Украины у россиян в целом положительное. 25% российского населения уверены, что Украина является для России дружественным государством.  26% называют ее торговым и экономическим партнером и еще 12% видят ее стратегическим партнером. И только 13% говорят, что Украина для нас экономический и политический соперник, конкурент, еще 13% – что она наш вероятный противник, враждебное государство. Значительная часть населения России внимательно следит за последними событиями в Украине. Как вы оцениваете решение Виктора Ющенко о досрочном роспуске верховной Рады?

       Борис Немцов: Я не председатель Конституционного суда Украины, не юрист и не адвокат Ющенко. Я могу дать только политическую оценку этому событию. Я не стал бы этот указ подписывать, потому что это угроза для Украины. Этот указ дает возможность Тимошенко вернуться в кресло премьер-министра и развалить экономику. Только из-за этого не стал бы подписывать. Что касается юридической составляющей, то пусть решает Конституционный суд.

      Олег Наумов: Некоторые считают, что политическая нестабильность в Украине связана с  нерешительностью ее нынешнего президента. Как вы считаете, Ющенко проявляет нерешительность, или это склонность к компромиссу и способность решать все вопросы мирным путем?

       Борис Немцов: У Ющенко гораздо меньше власти, чем у Путина. Украина стала во многом парламентской республикой. Ющенко не может принимать каких-то экономических решений, он не может назначать министров, снимать их с работы, он без согласования с правительством даже губернаторов не может назначать, и уж тем более силовиков. Он скорее больше похож на английскую королеву. У него мало полномочий. У него есть убеждения, он считает, что Украина – страна европейская, что она должна двигаться в сторону демократии. Это очень важно. Он человек глубоко верующий, православный, порядочный. Да, у него не хватает твердости, я согласен. Но может, Украине такой и нужен? Некоторые с твердой рукой так дров наломают, что, в конце концов, кровь прольется. У него есть еще одна особенность, это я увидел во время оранжевой революции. Он все сделает, чтобы не было кровавого противостояния. Он считает своей ответственностью сохранить жизнь и здоровье людей, чтобы ни один волос не упал ради каких-то политических амбиций того или иного лидера. Это очень хорошее качество. Так что его недостатки и его достоинства продолжают друг друга.

     Олег Наумов: Сторонники Ющенко говорят, что он выиграет даже в том случае, если Конституционный суд отменит его указ о роспуске Рады, поскольку покажет себя решительным политиком.

     Борис Немцов: Есть такая версия, но большинство граждан Украины против роспуска Рады, лишь четверть поддерживает эту идею. Популярность партии Ющенко низкая, всего 7-8%, немного выросла популярность партии Тимошенко и осталась стабильной популярность партии Януковича.

     Олег Наумов: Если Рада будет распущена, и выборы состоятся, каков будет расклад сил в новом парламенте?

      Борис Немцов: Расклад политических сил в будущей раде мало изменится, потому что он определен многовековой историей страны, а не сиюминутной конъюнктурой. Кто пострадает точно, так это «перебежчик и предатель», по терминологии оранжевых, Мороз. Он был в оранжевой коалиции и стоял на Майдане вместе с Тимошенко и Ющенко, а потом убежал от них к Януковичу и сейчас возглавляет Верховную Раду. У него нет шансов пройти. Вообще, надо иметь в виду еще один урок, что если ты предатель, если ты Павлик Морозов, то народ это помнит и тебя не поддержит. Почему в истерике бьется именно Мороз, потому что ясно, что в новую Раду он не попадет и тем более председателем Рады не станет.

      Олег Наумов: Как вы считаете, что сильнее ударит по экономике Украины: выборы новой Рады или продолжение работы старого правительства в условиях противостояния?

       Борис Немцов: Украинская экономика мало реагирует на политические баталии. Сейчас, кстати, украинская экономика растет быстрее российской. Все говорят: хаос, безобразие, кризис. Смотрим на итоги работы Украины. За два месяца этого года, январь и февраль видим рост – 8,5%. В России 6%. Притом, что мы им повысили цены на газ, они уже платят по 200 долларов в рознице, у них нет нефти, они покупают нефть и у них бензин уже дороже доллара за литр. За прошлый год у них рост 7%, у нас 6,5%. Уникальная сложилась ситуация. Политики и чиновники дерутся друг с другом и не мешают людям зарабатывать. В прошлом году они формировали правительство два месяца. Коалицию никак не могли создать, ругались. Казалось бы, столько времени нет власти, но оказалось, что для народа – это возможность работать и зарабатывать. Я, тем не менее, считаю, что досрочные выборы состоятся. Думаю, что было бы лучше для Украины, чтобы премьером стала не Тимошенко.

      Олег Наумов: Но и не Янукович?

       Борис Немцов: Янукович - неплохой премьер. У него есть одно достоинство: он ничего не делает. Кстати, наши доблестные ура-патриоты говорят, что Янукович пророссийский. Это полное вранье. Он до сих пор не внес закон о статусе русского языка, не поставил вопрос о вступлении Украины в НАТО в негативном контексте, он ничего не сказал о том, что база черноморского флота в России будет работать там и после 2017 года. Поэтому наши ура-патриоты, которые считают Януковича пророссийским, они обманывают россиян. Это человек не пророссийский, он проукраинский, и он защищает интересы бизнеса, который за ним стоит.

      Олег Наумов:  Несмотря на то, что Россия продает теперь нефть и газ Украине по рыночным ценам, отношений между нашими государствами это не испортило. Во всяком случае, в этом уверен  президент Путин: «В прошлом году Украина получала энергоносители и газ по 95, а в этом году - по 135 долларов, несмотря на то, что в Украине произошли известные политические сущностные изменения. Но хуже наши отношения от этого с Украиной не стали, они стали лучше, они стали крепче, они стали надежнее и для нас, и для Украины. Мы всегда готовы прийти на помощь и украинскому народу, и украинскому правительству, и украинскому президенту, если они попросят нас об этом».

В последнее время отношения Украины и России действительно нормализовались. Сейчас министр иностранных дел Лавров даже предлагает посредничество в конфликте, если украинская сторона попросит.

      Борис Немцов: Я думаю, то, что происходит в Украине – это внутреннее дело Украины. Я убежден, что Украина в состоянии справиться с политическим кризисом самостоятельно. Думаю, что Путин и Лавров извлекли позитивные уроки из своих же собственных ошибок во время оранжевой революции. Вы помните, наверно, что они тогда заняли абсолютно неправильную позицию, поддерживая только Януковича. Путин тогда дважды поздравлял Януковича с победой на президентских выборах, а победил Ющенко. Это, конечно, было ударом по престижу России. Сейчас они ведут себя правильно. Кстати, Евросоюз тоже ведет себя очень сдержанно. Кроме Леха Качинского, никто активно ничью позицию не занял. Если у вас политический кризис, давайте как-то мирно его разрешайте. Сами. Может ли Украина прибегнуть к России в качестве посредника? Думаю, что нет. Потому что они помнят недавнюю позицию России, помнят газовую войну, помнят, что на всех выборах мы поддерживали бело-голубых. Для того, чтобы быть посредником, нужно иметь репутацию. У России нет такой репутации. Ее надо завоевывать сначала.

      Олег Наумов:  Некоторые аналитики не согласны с Борисом Немцовым и считают,  что Россия могла бы очень удачно для себя поучаствовать в украинских событиях и даже "отыграть" свои политические позиции в Украине, подорванные в 2004 году.  Они утверждают, что в данный момент в Украине позиция России крайне востребована, и украинские политические элиты готовы прислушаться к мнению российских политиков. Однако, похоже,  Украина не нуждается в посредниках и твердо стоит на демократическом пути.

Последние годы мы ставили Украину в пример. Там именно народ на выборах решает свою судьбу. Но теперь там опять нестабильность, противостояние. Не разуверятся ли люди в демократии?

      Борис Немцов: Роспуск парламента – обычное дело для Европы. В Италии, например, после второй мировой войны парламент распускался двадцать раз. И ничего. Живут неплохо. Я не вижу никакой трагедии. Самое главное, чтобы все было мирно, без крови  и в рамках  закона. Мы можем позавидовать Украине: там народ имеет право высказать свой протест. У нас какой-то там несчастный марш несогласных, тут же ОМОН, в тюрьму людей сажают. Второе. В Украине народ имеет право получать информацию из разных источников. Третье. Народ имеет право выбирать партию. Я считаю, что это право отсутствует в России. И в этом смысле перспективы у Украины лучше, чем у России. Более того, я предполагаю, что если они по этому сложному, извилистому пути будут идти дальше, то лет через 10-15 украинцы будут жить лучше, чем россияне. Вступят в Евросоюз, получат шенгенские паспорта, начнут ездить туда спокойно. Да, должно пройти какое-то время, да, у них нет нефти, у них нет газа, да, им приходится больше работать. Но они в правильном направлении двигаются.

     Олег Наумов: Вызывает уважение позиция президента Ющенко, который до самого последнего момента пытался следовать конституционным нормам и демократическим процедурам в условиях парламентского большинства его политических оппонентов. Президент Ющенко пошел на максимально возможные уступки в рамках существующего конституционного поля. Однако для его оппонентов в лице Партии регионов под руководством Януковича этого казалось мало, и они  взяли курс на изменение «под себя» всей конституции страны. Да, роспуск парламента, это серьезное испытание для государственности Украины. Но если выборы парламента состоятся, независимо от результата, их главным победителем будет украинская демократия, т.к. любое обращение к  народу как последней инстанции в принятии важнейших политических решений наполняет формальную процедуру голосования реальным содержанием народовластия.

 

8 апреля 2006 г.

 

 

 

 

 

            БУДЕТ ЛИ У ПРЕЗИДЕНТА ПУТИНА ТРЕТИЙ СРОК?

 

      Олег Наумов:  Приближаются президентские выборы, и некоторые особо преданные Путину политики и чиновники придумывают разные способы, как сохранить у власти нынешнего президента. Одни предлагают отменить всенародные выборы президента и перейти к его избранию парламентом, другие – перейти к парламентской республике, когда главным становится премьер-министр, третьи предлагают изменить Конституцию страны и дать возможность Путину избираться еще и еще.  Когда в конце 16 века умер царь Федор, последний из Рюриковичей, стон пошел по всей Руси – осиротели. Трижды народ московский шествовал крестным ходом во главе с патриархом к дворцу царского шурина Бориса Годунова, уговаривать его на царство. Насилу согласился. Как в прошлом большинство не мыслило себя без твердой руки царя-владыки или вождя, так и теперь многим гражданам подавай бессменного президента. Итак, впереди выборы Президента России. Путин неоднократно заявлял, что он не пойдет на третий срок. Однако, среди политиков рождаются все новые идеи о том, как продлить ему президентство.

      Борис Немцов: Меня вообще удивляет такое холопское самосознание. Это же холопы, рабы. «Царь – батюшка, правьте нами вечно, будем вам служить верой и правдой». У людей ничего не осталось от чувства собственного достоинства.

      Олег Наумов: Некрасов еще 150 лет тому назад сказал:

     «Люди холопского звания – сущие псы иногда,

       Чем тяжелей наказанье, тем им милей господа!»

      Борис Немцов: Да, это такие политические мазохисты. Им нравится, когда их нагибают, заставляют, по понятиям судят.

Президент сто раз сказал: не хочу менять основной закон. События на Украине должны чему-то научить. Изменения основного закона – это путь к кровопролитию. Точка. Неважно, как он меняется. Украинцы тоже его мало изменили. Теперь там политический хаос. То, что Путин уходит, выгодно его отличает от Туркменбаши, царство ему небесное, от Каримова и Лукашенко.

      Олег Наумов: А вы считаете, что он все-таки не будет баллотироваться  на третий срок?

       Борис Немцов: Я на это надеюсь. Если он будет баллотироваться на третий срок, то он на себе, как на политике, поставит крест. Он, наверное, думает о том, чтобы вернуться в 2012 году. Четыре года отдохнет, а потом  будет участвовать. Я не хочу гадать, но я считаю, что, повторив раз  50, что уйдет, ему будет трудно сказать: извините, я все перепутал.

       Олег Наумов:  Наличие двух официальных преемников на президентство: это кивок в сторону Запада, мол, с демократией у нас все в порядке, налицо реальная политическая борьба претендентов?

       Борис Немцов: Не исключаю версию, что не будет никакого одного преемника, а будут выборы, в которых будет два кандидата от власти. Остальных, естественно, постараются отшить: Жириновского, Касьянова, Зюганова. Будет два кандидата, и Путин для этих двух кандидатов даст возможность честных выборов, т. е. они будут одинаково допущены к эфиру, против них не будет выступать административный ресурс и т. д. Есть три основания так считать. Первое: Путин хочет оставаться президентом до последнего момента, он не хочет превращаться в «хромую утку». Если есть два кандидата, то выборы с одного тура не получатся. Ясно, что будет два тура. Эти два человека войдут во второй тур, и все будет зависеть от позиции Путина. Второе. Это безопасно для Путина, потому что и Иванов, и Медведев абсолютно преданы и лояльны, собственно, по этому признаку они и отбирались. И третье: Путину не нужен сильный президент. Очевидно, что если будет два тура, все решится выступлением Путина за несколько дней до голосования. Поддержав того или иного кандидата, он тем самым сохранит свою власть над этим человеком. В итоге, он получает лояльного президента, слабого президента, и он сохраняет себя как действующего президента до последнего мгновенья. Я считаю, что российский народ достоин того, чтобы иметь возможность выбирать самостоятельно, и ему не указывали двух кандидатов. Путин мог бы указать не на Медведева и Иванова, а на Наумова и Немцова. Вы знаете, мы точно были бы во втором туре. Вы, я надеюсь, не спорите с этим? Но это же к демократии не имеет никакого отношения. Один человек решает, кто будет во втором туре, потом он же решает, кто будет президентом. А причем здесь  миллионы избирателей? Почему на их мнение никто не обращает внимание? Есть сторонники Зюганова, Жириновского, Касьянова, СПС. Но их сразу же отодвинули, все один человек решает. Я не считаю, что он самый умный и прозорливый. Да, он обладает огромной властью. Но то, что он лишил народ избирать своего президента – это большая ошибка, в том числе его личная.

     Олег Наумов: Но формально ведь в выборах будут участвовать не только два претендента – ставленники Кремля, наверняка кто-то из видных политиков тоже выдвинет свои кандидатуры?

     Борис Немцов: Я вам их назвал. Эти два, плюс Жириновский, Зюганов и Касьянов. Пять человек. Я думаю, что властью будут использованы все  способы, чтобы уничтожить малейшую возможность для этих людей попасть во второй тур. Именно поэтому сняли Вишнякова с работы, поставили человека, у которого есть замечательная фраза: Есть один закон, которому я следую всю жизнь: Путин всегда прав». Он не говорит «закон», говорит «Путин всегда прав». Что означает человек на должности председателя ЦИК с такой фразой?

      Олег Наумов: Это означает, что демократичность и честность выборов в нашей стране остаются под большим вопросом. Результаты социологических опросов говорят о том, что  уже сейчас большинство голосов получают ставленники Кремля. На вопрос о том, за кого бы вы, скорее всего, проголосовали на предстоящих президентских выборах, 19% опрошенных выбирают Дмитрия Медведева, 11%  - Сергея Иванова, 7% проголосовали бы за Жириновского, 6% отдали бы свои голоса Геннадию Зюганову.

При этом определяющим в голосовании для многих является то, что если не удается сохранить Путина в роли президента, то надо сохранить путинский курс через кандидатов от власти.

 

      Борис Немцов: Если курс сохранится, то шансов стать достойными приличными и успешными у нас нет. Поэтому курс надо менять. Люди, которые придут ему на смену, даже лояльные и слабые преемники, на словах будут говорить о преемственности курсу. Но они его будут менять, во-первых, в силу своих личностных особенностей. Иванов вообще не понимает, как устроена экономика, он не знает, как работает Министерство обороны, он никогда не служил в армии, тем не менее, этим всем управлял. Он будет строить наиболее безумную модель госкапитализма с преобладанием бюрократии в управлении предприятиями, с зажимом конкуренции, частной собственности.  Что будет делать Медведев, понять трудно. Если анализировать, что он говорил в Давосе на экономическом форуме, он выглядит, как человек достаточно либеральных взглядов. Он никогда ничем не управлял, он был помощником Путина. Он против суверенной или управляемой демократии, это замечательно. Но как он будет себя вести в роли президента, не знаю. Его показывают либо с глянцевых журналов, либо на отлакированной телевизионной картинке. Что у него в душе и что он реально хочет, мы не знаем.

      Олег Наумов: Нужно ли, во что бы то ни стало, сохранять Конституцию в неизменном виде? Ведь жизнь идет, общество развивается?

      Борис Немцов: Я не вижу никакого смысла менять Конституцию. У нас и так все время все меняется. У нас в стране полное презрение к закону, как у исполнительной и судебной власти, так и у граждан. Законы есть, а мы живем по понятиям. Такая у нас Россия. И применяем закон избирательно. Ходорковский – нехороший человек, он налоги не заплатил. В тюрьму его. Роман Абрамович  с Фрадковым на Чукотке осваивает новые территории, только что прилетев из Лондона при этом.  И говорит: «Я в чукотских проблемах ничего не понимаю, я не в теме. Пусть заместитель рассказывает про Чукотку. Я вообще в Лондоне живу». Если бы любой другой губернатор так сказал, его бы на следующий день сняли. Вот от этих двойных стандартов надо уходить. Я считаю, что надо стоять на страже закона, менять основной закон опасно. Стабильность - признак мастерства, в спорте так говорят. У нас Конституция несовершенна. Огромные полномочия у Президента, мало полномочий у регионов, у парламента, судебная система не защищена от вмешательства. И еще целая куча проблем. Но благая цель изменить Конституцию заканчивается хаосом.

     Олег Наумов: Каким, на ваш взгляд, должен быть президент России?

     Борис Немцов: Я считаю, что он должен быть порядочным человеком. Он должен любить людей и не относиться к людям, как к биомассе, а относиться к ним с уважением их достоинства. А не с презрением, как многие представители власти относятся к собственному народу. Мне кажется, что если человек будет порядочным, патриотичным и достаточно честным, то этого достаточно, чтобы решать наши сложнейшие проблемы. К сожалению, таких мало. Таких мало не только во власти, их мало вообще. Часто себе дорогу во власть пробивают иные люди. Но наша с вами задача, чтобы поддерживать честных, приличных людей, чтобы они имели шансы.

 

     Олег Наумов: Недавно бывший помощник президента Путина по экономическим вопросам Андрей Илларионов заявил, что в России создана силовая модель государственного устройства. Основная ее черта – применение насилия, не ограниченное никакими рамками: ни законом, ни традицией, ни моралью. Можно не соглашаться с этим утверждением, но как быть с цифрами? По уровню политических прав и гражданских свобод наша страна занимает    158-е место из 187 стран мира. По уровню физической безопасности граждан наша страна находится на 175-м месте. По темпам роста экономики в 1999-2000 годах Россию опережали лишь две страны из 14 республик бывшего Советского Союза, а сейчас – уже 12. Многим кажется, однако, что жить стало лучше: нефтяные деньги действительно убаюкивают. Главное – вовремя проснуться.

 

23 апреля 2007 г.