Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

 

 

 

ИВАНЧЕНКО Александр Владимирович,

председатель совета директоров

Независимого института выборов.

 

 

 

 

 

 

 

ДОЖДЕМСЯ ЛИ МЫ СВОБОДНЫХ И ЧЕСТНЫХ ВЫБОРОВ В РОССИИ?   

 

          Олег Наумов:  Предстоящие парламентские и президентские выборы – это главная политическая тема всего этого года. Мартовские  выборы в законодательные собрания  регионов России показали,  что этот процесс пока нельзя назвать ни открытым, ни прозрачным, ни честным. За последние 15 лет в России накоплен определенный опыт парламентской деятельности. Парламентаризм, свободные выборы и свобода слова стали нормой даже для тех, кто ранее категорически против них выступал – в этом смысле можно говорить об определенном общественном согласии. В тоже время развитие парламентаризма сдерживает неразвитость гражданского общества, слабость прав представительных органов власти на фоне полного доминирования исполнительной власти. Нынешнее состояние российского избирательного законодательства, в совокупности с правоприменительной практикой, позволяет сделать вывод о том, что выборы в России все больше отходят от международных  стандартов и требований нашей российской Конституции.

На ваш взгляд, возможно ли в нынешних условиях свободное волеизъявление граждан?

           Александр Иванченко: Выборы – очень сложный процесс, и термины: свободные, чистые, прозрачные –журналистские. На самом деле, каждый этап выборов чреват проблемами, например, учет избирателей. Если в избирательные списки включить все население страны, это будут выборы честные с точки зрения участия избирателей в голосовании. Это первый этап. Дальше – регистрация кандидатов. Если всех кандидатов зарегистрировали, значит, в отношении кандидатов поступили честно и корректно. А если кого-то из них не зарегистрировали, появляются недовольные. В выборах не бывает мелочей. Даже такая мелочь, как первое место партии в бюллетене позволяет получить партии 1,5 – 2% дополнительно за счет тех избирателей, которые невнимательно смотрят бюллетень и ставят галочку напротив первой строчки и считают свой долг выполненным. И все-таки, при всем том негативе, о котором я говорю, нет сомнения в том, что выборы нам нужны. Этот выбор давно сделан. Абсолютное большинство населения страны видят выборы как основной инструмент влияния на власть, возможность смены этой власти, возможность дачи наказов, которые волнуют людей в канун выборов. Выборы в России всерьез и надолго.

     Олег Наумов: Данные социологических опросов показывают, что россияне с недоверием относятся к процедуре выборов. Лишь 14% респондентов считает выборы вполне честными, и уверены, что все партии имели на них равные возможности. 30% - не совсем честными, а некоторые партии имели большие возможности, чем другие. Совсем нечестными считает эти выборы 11%. Затруднилось ответить 45 %. А председатель избирательной комиссии Оренбургской области Юрий Андреев, утверждает, что из  его многолетней практики он знает буквально 2-3 случая, когда суд привлекал членов избирательных комиссий за подтасовку. Это за 13 лет, когда прошло столько выборов федеральных, региональных, местных. Поэтому, по его мнению, можно говорить о том, что выборы все-таки проходят честно.

Согласитесь, довольно странно судить о степени честности выборов по количеству уголовных дел на членов избирательных комиссий. Это при нашей-то судебной системе. Кто же станет привлекать к ответственности тех, кто выполняет распоряжения или рекомендации самой власти?

Другая проблема в том, что наше выборное законодательство постоянно меняется. С какой целью были приняты последние нововведения – отмена порога явки   избирателей, отмена графы против всех?

     Александр Иванченко: Выборы -2003 позволили одной политической партии сформировать в парламенте абсолютное большинство. Получив это абсолютное большинство, она очень неосмотрительно пользовалась своим монопольным положением, принимая социальные, экономические и другие законы. Я считаю, что отсутствие опыта, культуры, уважения к своим оппонентам, представителям других политических партий, находящихся в парламенте и не представленных  в нем, сослужили этой партии плохую службу. Я считаю, что в ходе этих выборов избиратели будут оценивать и те новации, которые были привнесены в российское избирательное законодательство исключительно для одной политической партии. Ход региональных выборов показывает, что этой партии очень часто выставляются серьезные претензии, на которые кандидаты от этой партии не могут дать убедительные ответы.

      Олег Наумов: Что показал мартовский выборный цикл? Все ли политическое поле действующая власть зачистила, чтобы быть спокойной за итоги выборов в Государственную Думу?

       Александр Иванченко: Меня эти выборы порадовали. Все-таки федеральная бюрократия не так далеко проникла на просторы нашей страны, остались островки, где демократия еще процветает. Из 24 субъектов Федерации, где прошли выборы октябрьско-мартовского цикла, в 16-17 они прошли на «хорошо». Оценки, которые мы выставляем – на уровне европейских. Была и конкуренция, и корректное освещение выборов в СМИ. Конечно, был административный ресурс. Он есть везде. Но, наряду с теми субъектами, где все было достаточно хорошо, появились такие, к сожалению, это не только Тыва и Дагестан, но и Петербург и Московская область, где наличие административного ресурса зашкаливало все разумные рамки.

 

      Олег Наумов: В Центризбиркоме сменился председатель. Чем не устроил Вешняков? Ведь именно с его подачи наше избирательное законодательство претерпело кардинальные изменения в угоду власти?

      Александр Иванченко: За прошедшие 3-4 года ЦИК не смог отстоять многие вещи, которым он должен был препятствовать. Идти к Президенту, в Государственную Думу, в Совет Федерации и доказывать, что нельзя идти на определенные меры, которые предлагала «Единая Россия». Уход Вишнякова – это, в том числе, и оценка того, что он не смог опереться на Комиссию, как коллегиальный орган. И поэтому он должен был уйти. Сейчас, в канун федеральных выборов новому составу ЦИК и новым комиссиям субъектов Федерации предстоит сделать очень много для того, чтобы открыть процедуру, показать, как они работают, для того, чтобы снять многие вопросы, которые возникают после выборов.

      Олег Наумов: Новым председателем ЦИК стал   депутат от ЛДПР Владимир Чуров. В прошлом он работал в мэрии Санкт-Петербурга и именно ради него парламент недавно принял закон, согласно которому член Центризбиркома не обязан иметь юридическое образование. Для рядового избирателя он пока остается «темной лошадкой», но некоторые его высказывания ясно демонстрируют его политическую позицию. Вот мнение, на этот счет, Бориса Немцова: «Поставили человека, у которого есть замечательная фраза: «Есть один закон, которому я следую всю жизнь: Путин всегда прав». Он не говорит «закон всегда прав», он говорит «Путин всегда прав». Что означает человек на должности председателя ЦИК с такой фразой?»

Похоже, уже мало что значит, потому что избирательная система, отстроенная Вишняковым, давно и исправно работает на власть.

Пресловутый административный ресурс – возможно ли его обуздать?

      Александр Иванченко: Что такое административный ресурс? Это участие государства в избирательной кампании. Без него в проведении выборов не обойтись. Это и предоставление помещений, это охрана этих помещений, это предоставление транспорта, услуг связи и т. д. Но вы, конечно, имеете в виду тот ресурс, который используется для поддержки той или иной политической силы. Вот это уже злоупотребление полномочиями. Этим часто грешат главы исполнительной власти в субъектах Федерации, и главы городов. И сам факт того, что мы разрешили представителям исполнительной власти участвовать в избирательном процессе, быть во главе партийных списков – это те перегибы, от которых нужно избавляться.

       Олег Наумов: Наверное, в плане ограничения применения административного ресурса не все можно решить законодательным путем. Вот сейчас появилась вторая партия власти, и уже стало сложнее оказывать поддержку какой-то одной политической партии. Значит, выигрывают все партии, которые участвуют в этом процессе.

      Александр Иванченко: В том то и дело, что чиновнику гораздо проще работать с одной партией. А когда нужно садиться за стол и сообща решать вопросы между несколькими участниками политического процесса, здесь приходится мозги напрягать. Часто очень мозгов не хватает для того, чтобы договориться, выработать согласительную повестку.

       Олег Наумов: Наряду с административным вмешательством в избирательный процесс декларативным остается обеспечение равного доступа партий к средствам массовой информации. А как иначе избиратель может узнать о партиях и кандидатах?  Ведь по данным ВЦИОМа, самым важным источником политической информации во время избирательных кампаний 81% респондентов считает телевидение, 51% - прессу, 42% - радио. К средствам массовой информации приближаются личные встречи кандидатов с избирателями – 36%, остальные источники менее действенны: листовки – 13%, наглядная агитация – 14%, агитаторы – 15%, Интернет – 13%.

Сейчас общественные организации разрабатывают шкалу демократичности выборов. Какие показатели  будут в ней определяющими?

     Александр Иванченко: Нас очень часто оценивают из-за рубежа. Приезжают международные наблюдатели и дают нам оценку. Эти оценки могут быть вкусовыми, а они должны быть профессиональными. Поэтому должны быть международные  стандарты для тех наблюдателей, которые приезжают к нам в страну. Эти стандарты закреплены в огромном массиве актов. Это и Конвенции ООН, и региональные европейские стандарты, стандарты СНГ. К сожалению, мы очень слабо пользуемся этим арсеналом, и сейчас пришло время для того, чтобы мы говорили на одном языке. И, поверьте, я занимаюсь этой проблемой давно и профессионально, есть позитивные тенденции. Несмотря на издержки и перегибы, которые нас раздражают, в целом институты представительной, выборной демократии очень прочно укоренились в российской действительности. То, что в региональных выборах принимает участие только одна треть избирателей – это говорит о том колоссальном  ресурсе, который партии, СМИ, российское экспертное сообщество пока не может вовлечь в оборот. Это непаханая целина, которую нам только предстоит освоить. Но не загоняя людей на избирательные участки, как это было в советские времена, когда явка достигала 100%, а заинтересовать их новыми политическими структурами, новыми политиками, усилить конкуренцию на выборах, сделать выборы состязательными, открытыми, интригующими. Вот тогда на эти выборы будет приходить 70% избирателей. Это тот представительный стандарт, который России вполне по плечу.

     Олег Наумов: Что может сделать гражданское общество для обеспечения честности выборов?

     Александр Иванченко: Восстановить хотя бы институт общественного наблюдения. Мы имеем институт международного наблюдения, к нам приедет огромное количество наблюдателей из других стран, а отечественные эксперты, общественные организации оказались поражены в своих правах. А кто, как не мы в наибольшей степени заинтересованы в том, чтобы эти выборы были честными, открытыми и состязательными. Я считаю, что законодательство должно предоставить журналистам, экспертам, гражданам, избирателям быть активными участниками избирательного процесса. Пока же, к сожалению, главной фигурой на выборах является чиновник. Поэтому общественности должны быть предоставлены определенные полномочия для того, чтобы она чувствовала себя хозяином на выборах, контролировала избирательный процесс, но делала это ответственно, с пониманием той значимости, которую имеет институт выборов в России.

      Олег Наумов: Конечно, по сравнению с советской, наша новая избирательная система ушла далеко вперед. Но если мерить ее по международным стандартам, то недостатков еще очень много. На российских выборах не обеспечивается свободная конкуренция. Законодательство и правоприменительная практика не гарантируют  абсолютно точного подсчета голосов. Резко сокращены возможности общественности по наблюдению за выборами. Сегодня мы с сожалением констатируем, что чем ниже уровень организации проведения выборов, тем более тотальным является присутствие в избирательной кампании органов исполнительной власти. Вмешательство органов исполнительной власти в избирательный процесс является самым большим дефектом действующего российского законодательства и правоприменительной практики. Быстро этого не исправишь. Но чем больше будет тех, кто дорожит своим голосом, кто борется за честные и справедливые выборы, тем ближе мы будем к истинной демократии – то есть власти народа.

 

 

     6 мая 2007г.