Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

 

ДЕНИСОВА Татьяна Максимовна,

журналист и политолог.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

УРБАНОВИЧ Дмитрий Константинович,

редактор отдела политики газеты

 «Оренбургская неделя».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ШЕРМЕЦИНСКИЙ Сергей Юрьевич,

главный редактор газеты «Комсомольская

правда» в Оренбурге».

 

           

 

 

 

 

 

   НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ЛИБЕРАЛИЗМА В РОССИИ.     

 

       Олег Наумов: На этой неделе наша страна простилась с первым президентом России Борисом Николаевичем Ельциным. О нем будут помнить как о политике, который сделал абсолютно невозможное, он привел нас из коммунистической несвободы к свободе человека и гражданина, уважению его прав и достоинства. В 21 век человечество вступило под главенством либеральных идей. Частная собственность и свободный рынок, гражданское общество и демократическое правовое государство благодаря Ельцину стали возможны и в нашей стране.   

      Недавно вышла  в свет моя монография «Либеральные партии в России в 1990-е годы». В этой книге я сделал попытку исторической систематизации становления и развития либеральных партий и движений в России в 90-е годы. У нас был определенный исторический опыт многопартийности в начале 20 века, но затем воцарилась тоталитарная система, и от партий не осталось и следа. Сейчас современное российское общество очень разнообразно: люди с разным образованием, с разным достатком, с разными жизненными устремлениями. Очевидно, интересы этих разных слоев населения должны представлять разные политические партии. Согласны ли вы с тем, что многопартийность присуща любому современному обществу, в том числе и российскому?

      Дмитрий Урбанович: Многопартийность характерна для любого свободного общества  или для общества, которое стремится быть свободным. Это мы можем увидеть на примере, скажем, той же России в начале многопартийности. Тогда стремление к свободе было общим. И  сейчас, когда от завоеванных ранее в России свобод остается все меньше и меньше,  это определенным образом отражается и на многопартийности.

      Татьяна Денисова: Многопартийность – черта современного российского общества. Но нужно учитывать, какие это партии. Если вспомнить начало 90-х,  все движения и  партии, которые возникли тогда, мы вольно или невольно сравнивали только с российским опытом, т.е. с первой, второй, третьей и четвертой Государственной Думой начала века. И пытались найти сходства кадетов, октябристов с партиями новой России.  Никто не пытался объяснить населению, чем они, собственно говоря, отличаются от коммунистической партии.

 

      Сергей Шермецинский: В современной России, к сожалению, с многопартийностью становится все хуже. На данный момент ситуация обстоит так. Есть одна большая партия, и есть остальные политические силы, которые пытаются составить ей какой-то противовес. А эта партия спокойно делает свою политику и диктует всем свою волю. Я считаю, что назвать это многопартийностью можно только с большими оговорками.

 

 

                                                      *   *   *

 

       Олег Наумов: Любая политическая партия опирается на определенную идеологию. Их не так много: либеральная, социалистическая, коммунистическая, националистическая. Плюс какие-то пограничные формы. На ваш взгляд, какая идеология сегодня торжествует в современном мире, и какая идеология торжествует в России?

       Дмитрий Урбанович: Несмотря на то, что партий много, идеология у населения России просматривается все меньше и меньше. А может быть это потому, что  она не просматривается у самих партий? Люди просто не видят этой идеологии у партий. Вот взять «Единую Россию», какая там идеология? «Справедливая Россия» - какая идеология?

       Татьяна Денисова: Я считаю, что идеология должна быть у любой партии. У населения любой страны, в том числе и у России, есть ценности. И если мы вернемся к России, то, у нас, безусловно, превалирует либеральная идеология во всех партиях, кроме КПРФ.

 

                                                        *   *   *

 

       Олег Наумов: К либеральным политическим партиям относят те, которые исповедуют следующие  идеологические принципы: приоритет общечеловеческого над государственным и частного над общим; защита прав и свобод человека; построение гражданского общества и демократического правового государства. И еще один очень важный принцип: приоритет частной собственности над всеми остальными видами собственности. Социологи отмечают, что либерализм как идеологию у нас не воспринимает абсолютное большинство населения. Но когда начинают спрашивать об отдельных либеральных принципах, то оказывается, что они приемлемы для значительной части нашего населения. Откуда такой парадокс?

      Татьяна Денисова: Когда социолог считает, он видит частности. По частности выходит, что человек как раз либерален, но,  впрямую на  вопрос о либерализме люди отвечают отрицательно. Противоречие налицо, и проистекает оно из того, что у нас в России либерализм персонифицирован. И отрицание, например, Чубайса, ведет к отрицанию либерализма.

 

      Сергей Шермецинский: Почему это, скорее всего,  происходит? Потому что для нас само слово «либерализм»  просто слух режет. Т.е. точного понятия основная масса электората просто не знает, а идеи-то самые живучие. Именно от этого такой парадокс и происходит.

 

 

                                                           *   *   *

 

       Олег Наумов: В нашем народе бытует такое мнение, что демократические реформы 90-х годов привели нашу страну к разрухе, к хаосу. Вместе с тем, теми свободами, которые тогда были завоеваны, сейчас все пользуются. И воспринимают это как данность. Правильно ли обвинять либералов в тех трудностях переходного периода, которые мы наблюдали в 90- е годы? И в этой связи, не грозит ли нам такой отказ от либеральной альтернативы повторением тех ошибок, которые уже были в прошлом?

       Татьяна Денисова: У нас большая часть населения, которая тогда поддержала изменения в стране, считала, что жить оно будет как при коммунизме, а работать, как при социализме: 1-го и 5-го – зарплата и 20-го – аванс. И иметь все так, как на Западе. Чтоб начальник не смел голос повышать, и денег будет море, и все будем ездить на «Волгах». Но никто не думал, что для этого надо очень много работать.

       Дмитрий Урбанович: Я считал и считаю, что самая большая ошибка либералов была в том, что они делали то, что считали нужным, но никому ничего не объясняли.

      Татьяна Денисова: Ельцин Гайдару очень правильно в свое время сказал, что отдела пропаганды, как в ЦК КПСС, не будет.

      Дмитрий Урбанович: Причем здесь пропаганда? С людьми надо разговаривать, они поймут. Они хотя бы оценят попытку, что с ними разговаривают.

      Сергей Шермецинский: Начало либерального движения и демократизации общества сопровождалось изменением административно-командной системы. Рухнула плановая экономика, естественно, это ударило по стране и по каждому гражданину. И появился своего рода жупел: во всем виноваты либералы. Мы до сих пор ощущаем последствия этого.

      Дмитрий Урбанович: Я считаю, что  мы пользуемся  теми свободами, которые получили в начале 90-х. Именно так оно и есть. Но сейчас размер этих свобод ограничивается, причем ограничивается медленно, но верно. И что самое печальное, что большинство людей к этому относятся довольно индифферентно.

 

 

                                                         *   *   *

 

      Олег Наумов: Многие политологи считают, что главная причина поражения либералов в 2003 году заключается в том, что они не смогли консолидироваться, объединиться в единую либеральную партию. Как вы считаете, в чем причина такого раскола либерального движения и возможно ли его преодолеть?

       Татьяна Денисова: Говорить о расколе очень сложно.  Есть некая демократическая идея, есть некая демократическая задача, есть общая идеология. Теоретически все есть, а практического объединения нет. Все упирается в роль личности. Каждый должен наступить на собственное «я» ради этой идеи, а смельчаков таких нет. Потому что каждый считает, что он прав. В таких условиях объединение невозможно ни сейчас, ни в перспективе.

       Олег Наумов: Во всем мире естественна такая градация. Есть левые либералы, те, которые больше внимания уделяют социальным аспектам, и есть правые либералы, более консервативная часть. И часто они существуют в рамках единой политической партии, внутри себя имеют какие-то фракционные подразделения. Почему же это невозможно у нас в России?

      Сергей Шермецинский:  У россиян, исторически что ли, силен вождизм, т.е. стремление к лидерству и вера в лидера. Было много вождей у либерализма. Каждый считал себя правым. На компромиссы, как было сказано, никто не пошел, в итоге объединения не получилось.

      Олег Наумов: С одной стороны, у нас в России  тяга к вождизму. У нас традиционно  патерналистское государство – дай нам царя, вождя, президента бессменного. С другой стороны, либерализм, по сути своей, предполагает, чтобы не было этого вождизма, чтобы все вопросы решались демократическим путем, путем обсуждения. Получается опять  противоречие.

      Сергей Шермецинский: Либерализм, скорее, подразумевает, что лидером может стать любой, исповедующий эту идею. На демократических принципах в вожди выдвигается любой человек благодаря определенным личностным качествам.

      Олег Наумов: Т.е. либерализм не допускает тоталитарных вождей, но естественно лидеры должны быть.

      Сергей Шермецинский: Да, лидеры. А в России мы по-прежнему живем по вождистским принципам коммунистической партии.  «Единая Россия»  скоро может стать аналогом тоталитарной коммунистической партии. Если либералы не одумаются, если не будет силы противовеса, то мы точно получим один в один аналог тоталитарной партии.

 

 

                                                           *   *   *

 

      Олег Наумов: Либерализм продемонстрировал свою эффективность и в экономическом, и в политическом плане, и в социальной сфере. На сегодняшний день большинство стран, которые раньше были тоталитарными, авторитарными,  переходят на либеральную идеологию. А есть ли перспективы либерализма в России?

      Татьяна Денисова: Перспективы, безусловно, есть. Нужен только один маленький момент. У России должен быть именно такой путь, который обеспечит самосохранение нации, а не самоуничтожение нации, что зачастую происходит сейчас. Вот в чем задача либеральных сил.

      Дмитрий Урбанович: Перспективы есть, конечно. Безусловно, они есть. Весь вопрос – как скоро они реализуются. Я боюсь, что для этого надо будет не 5 лет, даже не 10 лет. Возможно, где-то лет 15.

       Олег Наумов: О перспективах либерализма в России рассуждает Александр Иванченко, директор Независимого института выборов: «Мне кажется, есть осознание того, что либеральный партийный проект должен быть выстроен как законченный идеологический проект, который вбирал бы в себя многие либеральные ценности. И либеральные ценности имеют в России серьезную политическую перспективу. Поэтому, я надеюсь, что либеральным политическим  силам на будущих выборах Государственной Думы удастся пройти в российский парламент и именно в стенах российского парламента заниматься выстраиванием программ, законов, которые будут нести на себе серьезную либеральную нагрузку». А вот мнение члена политсовета партии СПС Бориса Немцова: «Либеральная идея не может умереть. Она, кстати, не умирала никогда в России. Она была либо популярной, либо, наоборот, непопулярной. Но она никогда не умирала. Ведь  в России миллионы свободных людей, у них должны быть свои глашатаи. Очевидно, что они  будут».

 

                                                         *   *   *

 

       Олег Наумов: Мы до сих пор пользуемся тем, что получили в 90-х: свободой предпринимательства, гражданскими свободами и правами. А многим кажется, что преодолеваем хаос и разруху той поры. Прояснение настанет, когда отступление, скрывающееся под маской стабильности, станет очевидным. И тогда станет ясно, что демократические и либеральные основы, заложенные первым президентом страны Борисом Ельциным, к счастью, не уничтожить. Потому что они являются вечной ценностью цивилизации. Надо просто подождать. Вот такая, понимаешь, загогулина получается.

 

 

       30 апреля 2007 г.