Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

 

 

 

  ДАНИЛОВ Александр Анатольевич

  доктор исторических наук, профессор,

  автор школьных учебников по истории.

 

 

 

 

 

 

 

 

Л.И.БРЕЖНЕВ: ПУТЬ К КРАХУ ИМПЕРИИ.

 

      Олег Наумов: В преддверии 100-летнего юбилея  мы говорим о Леониде Ильиче Брежневе, человеке, 18 лет стоявшем во главе советской империи. Из воспоминаний главы Госплана Николая Байбакова: «Все участники пленума в октябре 1964 года вздохнули свободно, когда во главе партии стал  Брежнев. Приветливость и доброжелательное отношение Леонида Ильича были всем хорошо известны. Красивое, с густыми бровями лицо казалось значительным и спокойным. За столом президиума оно выражало какую-то важную думу и обещало всем участникам пленума спокойную и обеспеченную жизнь». Эти ожидания оправдались. Настал золотой век новой бюрократии - советской номенклатуры. А народ, благодаря запредельным ценам на нефть, получил более-менее сносное существование. Но эта стабилизация привела к застою, а в итоге к экономическому отставанию от Запада, распаду СССР и краху всей системы социализма. В народе в то время ходила шутка: «Брежнев - это мелкий государственный деятель эпохи Аллы Пугачевой». Насколько справедливо такое отношение к первому лицу государства?

     Александр Данилов: На сегодняшний день получилось, что этот анекдот превратился в реальную действительность, потому что о Брежневе все реже вспоминают, и все чаще говорят о нем, как о неудачнике, который ничего стране не дал. Я думаю, что такая однобокая оценка не вполне правомерна и неадекватна, с точки зрения истории.   

     Олег Наумов: Советский Союз проиграл экономическое соревнование с Западом. Страны-лидеры переходили к постиндустриальному обществу, а в СССР реформа А.Н.Косыгина по модернизации экономики практически  захлебнулась. Почему?

     Александр Данилов: Причин много. Есть внутренние причины. Самая главная, органическая причина советской системы,  она не воспринимала внешних каких-то влияний. Все, что происходило в нашей стране, объяснялось сугубо марксистско-ленинской теорией. С начала 70-х годов происходила революция в науке и технике, которая определила характер современной эпохи. Весь мир перешел в другую стадию, в стадию постиндустриального информационного общества. У нас это прошло незамеченным. Даже Пленум по научно-техническому прогрессу так и не был созван. 14 лет ждали, а когда дождались, оказалось, что не с чем выходить, никаких серьезных сдвигов для нас эта эпоха не дала. А это означало, что в историческом соревновании двух систем победили те, кто оказались более маневренными, более восприимчивыми к новому.

 

     Олег Наумов: Хрущев был смещен под знаком борьбы против волюнтаризма и произвола. Однако политическая жизнь при Брежневе характеризовалась гигантским ростом бюрократического аппарата, усилением его произвола. В партийных и советских кругах процветали злоупотребление служебным положением, казнокрадство, коррупция, очковтирательство. Было ли это неизбежным или все зависело от личности руководителя?

      Александр Данилов: Я думаю, что это не зависело от личности руководителя. Личность руководителя могла лишь способствовать, ускорить, усилить процессы, или наоборот их нивелировать и ослабить. Тем не менее, как раз в  период руководства Брежнева нашей стране пришлось пережить такую важную страницу истории. Завершался процесс, который еще Ленин называл процессом термидоризации. Сама правящая элита, номенклатура именно в этот период времени превратилась в господствующий класс. Это золотой век советской номенклатуры.

      Олег Наумов: По мнению Дмитрия Сафонова, заведующего кафедрой новейшей истории России ОГПУ, профессора, доктора исторических наук,  «Трагедия заключалась в том, что система, которую возглавлял  Л.И. Брежнев, слишком долго, порядка 20 лет, находилась у власти нетронутой. Стабилизация - дело хорошее, но она слишком затянулась. В итоге, удалось выстроить уровни безыдейных прагматиков и утвердить их на всех уровнях власти, сверху донизу. Несменяемость кадров привела к застою».

      И все же, например, в области внешней политики Брежнев немало сделал для достижения политической разрядки в 1970-х гг. Были заключены американо-советские договоры об ограничении стратегических наступательных вооружений, подписан Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Но процесс разрядки был перечеркнут введением советских войск в Афганистан. Какая была в этом  необходимость и государственный интерес?

     Александр Данилов: Я думаю, что государственного интереса не было. Впервые к началу 70-х годов СССР и США, Запад и Восток сумели достичь военно-стратегического паритета, и именно он обусловил разрядку. Это воспринималось как свидетельство слабости западного блока и силы марксистско-ленинских идей. Мы объявляли новые и новые страны, особенно развивающиеся, сторонниками социалистического выбора, и в результате полагали, что мы их интересы должны всячески защищать. Именно свидетельством нашей сильной позиции должно  было стать введение войск в Афганистан. Это, на мой взгляд, неспособность правильно понять и адекватно оценить новую ситуацию, которая сложилась в результате разрядки международной напряженности. Идеологические схемы были тогда во многом сильнее здравого смысла.

     Олег Наумов: В преддверии 100-летия Л.И.Брежнева проводятся конференции, публикуются воспоминания и аналитические статьи. Президиум ЦК КПРФ подготовил специальное постановление. Торжества по поводу векового юбилея призваны развенчать миф об эпохе брежневского застоя. В Москве в Историческом музее проходит выставка личного фотографа Брежнева Владимира Мусаэльяна,  который тринадцать лет сопровождал Генерального секретаря в его поездках по стране и миру, на работе, в семье, на отдыхе. В его воспоминаниях  Л.И. Брежнев представлен человеком мягким и некровожадным. Вместе с тем, именно в брежневскую эпоху продолжается  наступление и ужесточаются репрессии против инакомыслящих.  Как совместить в одном человеке два эти качества?

     Александр Данилов: На самом деле, я думаю, это легко сочетаемые качества. Притом, что никакого раздвоения личности у него не было. Это был человек сердечный для многих, а не только для близких ему людей. Это был человек, который мог помочь совершенно обычным людям, которых он даже не знал. Это был человек, к которому обращались очень многие с просьбой о поддержке. И если эти просьбы доходили, он всегда помогал тем, кто к нему обращался. Это был его принцип, что вызывает к нему уважение, как к руководителю такого ранга. Но, с другой стороны, это был человек, обладавший абсолютной властью в стране. Все, что работало на власть, он поддерживал. На все, что шло против власти,  была жесткая реакция, причем была всегда. Поэтому для него борьба с инакомыслием особенно в годы, когда он стал первым лицом в государстве, было необходимым и обязательным атрибутом.

     Олег Наумов: Конечно, эпоха Брежнева более мягкая, несравнимая с тиранией Сталина. Не было  массовых репрессий, голодоморов, ГУЛАГа. Но борьба с инакомыслием велась по-прежнему жестко и беспощадно, и к традиционным тюремным срокам для политических оппонентов режиму, прибавились новые изощренные формы преследования: психиатрические больницы и высылка за границу. Среди жертв брежневского режима и великий ученый Андрей Сахаров, и известный писатель Александр Солженицын, и тысячи других истинных патриотов Отечества. Один из них, Николай Степанов, директор компании «Оник» делится своими воспоминаниями: «Система, при всей ее кажущейся, особенно в последнее время, благостности, очень жестко выстраивала отношения к политическим оппонентам. Всячески подавляла какие-либо зачатки мысли, идущие вразрез с политической линией партии. Это факт, на котором мне пришлось убедиться самому,  когда из преуспевающего вузовского преподавателя за инакомыслие в одночасье я превратился просто в бомжа. Уволили с работы, изгнали из общежития вместе с женой и маленьким ребенком и практически оставили на улице».

       Брежнев был Героем Социалистического Труда, Четырежды Герой Советского Союза, имел другие бесчисленные награды. Что это: неуемное тщеславие или комплекс неполноценности?

      Александр Данилов: В большей степени это вопрос тщеславия. Но, зная эту слабину человека, окружение широко использовало шанс наградить его любыми наградами в день  юбилея, и даже в обычный день рождения. После того, как он пережил очередной инфаркт, его наградили еще одной звездой Героя, просто потому что человек выжил. Он не сопротивлялся. Все мыслимые и немыслимые награды он, действительно, получил. В народе это имело вполне определенный резонанс, люди это видели и понимали. Более того, это урок для любого руководителя первого ранга. Как только появляются его бронзовые бюсты в магазинах или портреты на улицах и в кабинетах и булочных, надо подумать, что о нем люди скажут после того, как он перестанет быть руководителем.

     Олег Наумов:  Брежневский период привел советскую империю к краху. Какова в этом роль Брежнева?  Или это случилось бы неизбежно, вне зависимости от того, кто находился у руля власти?

     Александр Данилов: Итог был бы одним и тем же, вне зависимости от личности лидера. Потому что это была проблема, связанная с соревнованием двух систем. С возможностью той и другой системы проявить себя не только в отношении военной мощи, научно-технического прорыва, но и в отношении того, что могла та и другая система дать людям. С точки зрения социальной составляющей, это был полный провал для социалистической системы. Она доживала последние годы, и те предпосылки, которые обусловили ее падение, завершили свое созревание именно при Брежневе. Он, конечно, к этому не стремился, но те позиции, которые в его политике были утверждены, способствовали процессам распада системы.

     Олег Наумов:  Ностальгия по позднесоветской эпохе, как известно, распространена сегодня весьма широко. По данным Левада-центра, брежневское время, расценивается большинством респондентов  как лучший отрезок времени, прожитый нашими согражданами в ХХ веке. При этом 44% респондентов относятся к Брежневу безразлично, это больше, чем к любому другому руководителю страны. 19% с симпатией. 10% с неприязнью и раздражением.

Что бы вы могли сказать тем, кто с ностальгией вспоминает брежневские времена?

    Александр Данилов: Я хотел бы сказать им, что если им это воспоминание приятно, как воспоминание о юности, о детстве, то, наверно, это правильно. Может, это происходит еще и потому, что сегодня людям живется сложнее, чем жилось тогда,  когда государство принимало на себя гораздо больше функций, не оставляя места элементам гражданского общества. Но мы не должны забывать того, к каким результатам эти мнимые стабильность и благополучие привели. Поэтому, когда сегодня мы говорим об этом времени, мы должны иметь в виду и уроки, которые нам это время дало. Любая стабильность кадров, любая монополия на власть, любая монополия на личную власть чреваты тем, что человек, который такой монополией обладает,  всегда старается отмахиваться, как от назойливых мух, от тех, кто имеет другую точку зрения. В этом существует большая опасность, потому что, как говорил В.И. Ленин в 1915 году, любая монополия ведет к загниванию, к трагедии, к краху. Поэтому нужно уметь слушать другие точки зрения, нужно поддерживать любые ростки гражданского общества. И в сочетании сильной власти и общественных начинаний, с опорой на социальную политику нам нужно строить нашу жизнь сегодня.

     Олег Наумов: Если возможны исторические параллели, я сравнил бы эпоху Брежнева с эпохой Николая Первого. Оба правили после великих побед в Отечественных войнах. На них пришелся период наивысшего могущества страны. И одновременно застой экономики, закостенелость общества, мнимая стабильность. Разница лишь в том, что Николай увидел крах системы в Крымской войне, а Брежнев совсем немного не дожил до гибели Советской империи.

Сегодня многие сограждане оценивают брежневские времена как самые благополучные в нашем прошлом. Но настоящую объективную беспристрастную оценку даст История. Думаю, что, как и в случае с  николаевской Россией, этот период будет оценен, как время упущенных возможностей, утраты славы и могущества великой страны.

 

10 декабря 2006 г.