Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


 

 

Здоровье нации – главное богатство страны.

 

 

…Сегодня мир меняется. Человек понимает, что нельзя считать достоинством наличие какой-то солидной болезни. Нет, достоинство в другом: быть здоровым…

Александр Линденбратен

 

…Нужно создать психологически нормальную обстановку взаимоуважения в семье. Обстановку доверия, чтобы ребенок всегда чувствовал, что рядом с ним не просто тот, кто его родил, а друг, с которым можно посоветоваться, поговорить, от которого можно услышать не долгие нотации, а хороший дельный совет. Детей тоже надо уметь любить и уметь понимать…

Леонид Рошаль

 

…Если человек злобный, если он видит в своем окружении в основном черные пятна, не замечая светлых моментов, которые происходят вокруг него, он долго не проживет…

Владимир Шабалин

 
 

 

 

 
Олег Наумов,
Юрий Ботнарь,
главный научный сотрудник «Института здоровья».
 

 

ЧТО ДАСТ РОССИИ ПРИСОЕДИНЕНИЕ К КОНВЕНЦИИ ВСЕМИРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ПО БОРЬБЕ ПРОТИВ ТАБАКА?

 

     Марк Твен говорил: «Бросить курить очень просто». Но при этом добавлял: «Я делал это уже больше двухсот раз...» Можно ли окончательно распрощаться с вредной привычкой, или писатель был прав, и курильщики навсегда обречены на роман с сигаретой? Если в большинстве западных стран число курящих сокращается, то в России никотин становится все более популярным. Сравнхите цифры: в Западной Европе курят 34% мужчин и 25% женщин, тогда как в России в рядах курильщиков 70% мужчин и 30% женщин. Среди учащихся ПТУ в возрасте 16-17 лет курят две трети юношей и около половины девушек. Наша страна стала райским оазисом для табачных компаний. Реклама роскошной жизни с сигаретой во рту преследует в метро, на автобусных остановках, в кинотеатрах. Жалкие предупреждения Минздрава выглядят насмешкой. Табачный дым уносит около 300 тысяч жизней ежегодно.

 

       О.Н.: Юрий, почему во всех цивилизованных странах население бросает курить, а в России курит все больше и больше?

       Ю.Б.: В экономически развитых благополучных странах люди заботятся о своем здоровье, а в России нет. Там быть здоровым экономически выгодно, и образ жизни, и все социальные факторы способствуют тому, чтобы люди жили долго. У нас на сегодняшний день медицина бесплатная и полуплатная, а в Европе и в Америке – платная. На Западе знают, что те заболевания, которые возникают вследствие курения человека: онкологические, сердечно-сосудистые, в частности атеросклероз, в дальнейшем потребуют больших капиталовложений в лечение, в проведение операций. Это экономический стимул к тому, чтобы бросить курить. У нас в стране такого стимула нет.

 

      Потребление сигарет на душу населения за последнее десятилетие выросло с 1700 до 3000, смертность с 223 до 300 тысяч человек. И особенно тревожная тенденция: доля курящих подростков за эти 10 лет выросла с 23,5% до 31,5%. При этом подавляющее большинство россиян (94%) считают курение опасным, и лишь 5% не видят в этом угрозы для здоровья. Считают себя хорошо информированными о вреде курения 88% опрошенных. Не очень хорошо информированы 9%, плохо - лишь 1%.

 

       О.Н.: У нас в стране за последние десять лет количество курящих подростков увеличилось в полтора раза - это  настоящее бедствие.

       Ю.Б.: Да, это большая проблема. По данным Европейского доклада ВОЗ, в возрасте до 15 лет курит почти 40% мальчиков и почти 30% девочек. Подростки хотят казаться взрослее, начинают курить, не понимая, что даже если они сначала курят немного, как любой наркотик, курение вызывает привыкание. Проблема подросткового курения достаточно серьезна на сегодняшний день. Те меры, которые сегодня проводит государство по пропаганде здорового образа жизни, достойны внимания. И президент, и премьер-министр, и министры у нас сейчас люди спортивные. А строительство спорткомплексов, чтобы занять молодежь, необходимо, конечно, серьезно интенсифицировать. Молодежь должна быть занята, она должна заниматься спортом, танцами, чем угодно. У подростка старше 10 лет не должно быть свободного времени.

         О.Н.: Какие последствия курения наиболее опасны для человеческого организма?

         Ю.Б.: Длительное употребление табака так или иначе сказывается на организме человека. В первую очередь, это высокий риск онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний. По количеству потерянных лет жизни из-за курения даже алкоголь, холестерин, лишний вес стоят ниже, чем табакокурение.
   
      О.Н.:
Международная конвенция по борьбе с курением была принята еще в 2003 году. На сегодняшний день к ней уже присоединились почти полтораста стран и Европейский союз. Документ предусматривает ограничение или полный запрет рекламы табачных изделий, различные налоговые меры, а также жесткие требования к маркировке табачных изделий. Конвенция также обязывает публиковать на пачках состав сигарет и табачного дыма, а также ограничивает площади выращивания табака. Среди предложенных мер - ограничение курения в общественных местах и рост цены сигарет за счет увеличения акцизов. Нужно ли государству, на ваш взгляд, прибегать к запретительным и ограничительным мерам, чтобы защитить права некурящих?

          Ю.Б.: Наверное, вся история России показывает, что запретительные меры никогда особого эффекта не приносили. А вот вопрос ограничительных мер, я думаю, очень актуален. И в принципе, те направления  деятельности, которые есть в Госдуме в настоящее время по присоединению к Конвенции,  те поправки к Закону об обороте табачной продукции, могут дать быстрый положительный результат. Важно добиться реального запрещения курения в общественных местах. Это вокзалы, аэропорты и т.д., везде, где имеется массовое скопление людей, нужно запретить курение полностью.

         О.Н.: 10 января 2008 года правительство России одобрило присоединение к Конвенции Всемирной организации здравоохранения  по борьбе против табака. Государственная дума РФ намерена в ближайшие месяцы ратифицировать Конвенцию и "форсировать принятие законов, направленных на борьбу с табакокурением". Должно ли государство заниматься мероприятиями, направленными на борьбу с курением? По данным соцопросов, 42% россиян считают, что этим должны заниматься медицинские работники, 38% надеются на государственные ограничения, 16% считают, что борьба с курением – это дело общественных организаций, 4% возлагают ответственность на производителей табачной продукции. Правительство приняло решение о присоединении к Конвенции Всемирной организации здравоохранения по борьбе против табака. Вы верите, что Россия не только ратифицирует Конвенцию, но и выполнит ее требования, или у нас табачное лобби сильнее?

         Ю.Б.: Вопрос, конечно, политический, потому что при наличии политической воли это будет сделано достаточно быстро. Т.е. это может быть вопрос нескольких месяцев. Даже при наличии мощного табачного лобби, все равно поступательный процесс идет во всех экономически развитых странах. И раз мы себя  позиционируем как европейскую страну, со всеми вытекающими отсюда последствиями, табачное лобби так или иначе будет вынуждено отступить, потому что придется играть по тем правилам, которые устанавливаются во всех странах.

        О.Н.: Людей, которые сами не курят, а лишь находятся вблизи курильщиков и дышат прокуренным воздухом, называют пассивными курильщиками. Не преувеличен ли вред от так называемого пассивного курения?

        Ю.Б.: Медициной давно доказан отрицательный эффект для здоровья некурящего человека, который находится в среде курящих. Да, это достаточно серьезная проблема, и в нашей стране она существует.

         О.Н.: Ограничение мест курения, строжайшее выполнение установленных в этом отношении правил имеют двоякое положительное значение. Во-первых, благодаря таким запретам значительно уменьшается опасность «пассивного курения». Во-вторых, создание «неудобств» для курильщиков, несомненно, уменьшает приток «пополнения» в армию курящих и создает предпосылки для прекращения курения тем, кто еще курит и никак не может отказаться от вредной привычки. Сейчас табачные компании производят легкие сигареты, сигареты без никотина. Действительно они безвредны?

            Ю.Б.: Вопрос о том, чтобы запретить все эти надписи: легкие сигареты,  без никотина или с низким его содержанием также рассматривается в блоке законопроектов.  

       О.Н.: Чтобы не было заблуждений на этот счет?

       Ю.Б.: Нельзя быть немножко беременной. Если человека перевести с крепких сигарет, которые он курит,  на более легкие, он вместо одной пачки будет курить две пачки в день. Чтобы насытить свой организм тем количеством никотина, к которому он привык. Просто курильщик потратит в два раза больше денег.

       О.Н.: Насколько сильна никотиновая зависимость, можно ли справиться с ней самостоятельно?

       Ю.Б.: Вопросы наркотической, алкогольной и никотиновой зависимости стоят в одном ряду. Уровень вреда для организма может быть разный, и степень, скорость привыкания могут быть разными, но, так или иначе - это одна из форм наркозависимости.  Да,  алкоголь и табак, в отличие от наркотиков, законодательно разрешены, легализованы, но зависимость от них достаточно сильная. У людей, которые пытаются бросить курить, первое время присутствуют почти похожие симптомы метафизической, психологической ломки. Конечно, это зависит от стажа курильщика и количества потребляемых сигарет в течение дня. Это сильно влияет на развитие зависимости и способности человека как-то от этого избавиться.ить курить, у них так или иначе, первое время, присутствуют почти похожие симптомы метафизической, психологической ломки. ужден

       О.Н.: Т.е. сам человек все-таки может избавиться, да?

       Ю.Б.: Наверное, на пути к отказу от курения человек проходит несколько этапов. Первый этап – это когда он начинает курить, и какое-то время все у него нормально. Процесс его удовлетворяет, ему нравится. Второй этап, когда человек, начинает осознавать, что ему от этого надо как-то избавиться. По разным причинам. Скажем, когда человек в возрасте 40-45 лет попадает на операционный стол к кардиохирургу для выполнения аортокоронарного шунтирования. Да, после операции человек уже бросает курить. Это по русской поговорке – пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Но ни один врач, ни один пластырь, ни одна жвачка не сможет помочь человеку до тех пор, пока он сам для себя не осознает свою проблему. Когда он это осознает, тогда проблема будет решена и человек рано или поздно сможет сам избавиться от этой привычки.

         О.Н.: Человек решил бросить курить. Дайте совет, как это сделать, чтобы никогда больше не возвращаться к этой пагубной привычке?

         Ю.Б.: Одни считают, что нужно бросать резко. Другие, что нужно сокращать количество выкуренных сигарет в день постепенно. Моя точка зрения – человек решил бросить курить и … надо бросить курить. Просто бросить курить. И все. Потому что если у него это решение созрело, надо просто взять и отодвинуть пачку сигарет. А если себя уговаривать, что сегодня я выкурю не 20, а 15 сигарет, и сидеть на часы смотреть. Не надо мучить себя. Надо закрыть эту тему, убрать сигареты в сторону и забыть об этом. Иногда начинают говорить, что человек слабохарактерный, силы воли у него нет. Значит, у него просто нет желания. Если нет желания бросить курить, то можно десяток докторов на помощь призвать, смирительную рубашку ему надеть, но он все равно будет курить.

 

        Лишь в 5% случаев сигаретное баловство можно назвать достаточно безобидной привычкой. В остальных 95 % случаев курение — это уже болезнь, которую вылечить раз и навсегда не просто. В современной медицине существует множество методов, чтобы помочь человеку избавиться от этого недуга. Поэтому если вы твердо решили вернуться к здоровому образу жизни, не стесняйтесь обращаться к врачам.

Маркетинговые ходы табачных компаний очень изощренны. Программы по информированию детей о вреде курения активно проводятся в школах самими табачными компаниями под такими девизами, как «Курение — выбор взрослого человека». А какой же ребенок не хочет повзрослеть как можно скорее? Табачные компании запугивают хозяев ресторанов тем, что запрет на курение приведет к снижению посещаемости и тем самым снижению прибыли. Однако даже курильщики не хотят сидеть в прокуренных помещениях. Табачные компании утверждают, что курение — это право человека, сделавшего свой выбор. Спросите у ваших курящих знакомых, хотели бы они бросить курить? Спросите у них, что они знали о вреде курения на тот момент, когда они начинали курить? Спросите у тех, кто живет рядом, приятно ли им дышать сигаретным дымом и видеть окурки под ногами? Ответ очевиден.

 

       24 февраля 2008 г.

 

 

 

 

Олег Наумов,

Александр Линденбратен,

заместитель директора  НИИ общественного здоровья РАМН, профессор.

 

 

НОВЫЙ ЭТАП ДИСПАНСЕРИЗАЦИИ: ГОТОВЫ ЛИ К НЕМУ МЕДИЦИНСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ, И КАК УБЕДИТЬ ЛЮДЕЙ ЗАБОТИТЬСЯ О СОБСТВЕННОМ ЗДОРОВЬЕ?

 

           Давно доказано, что любую болезнь легче предупредить, чем лечить. Именно предупреждению болезней и выявлению их на ранних стадиях должна служить диспансеризация – слово уже немного подзабытое с советских времен, но возрождаемое благодаря национальному проекту «Здоровье». С  2002-го года возобновлена ежегодная диспансеризация детей, а в прошлом году проверяли работников бюджетных организаций и вредных производств. В этом году планируется закончить осмотр всего работающего населения страны.  Но, как это обычно у нас бывает, благое дело осложнилось множеством неожиданных проблем: от нехватки медицинского оборудования и специалистов до халатного отношения самого населения к своему здоровью.

 

      О.Н.: Александр, что же такое диспансеризация, и с какой целью она проводится?

      А.Л.: Вообще диспансеризация – это известный метод оказания медицинской помощи населению, связанный с выявлением заболеваний, с изучением состояния здоровья населения и дальнейшего наблюдения за населением с целью выдачи каких-то рекомендаций, изучения степени их соблюдения и оздоровления населения путем постоянного наблюдения и использования доступных медицине методов. Это если говорить о диспансеризации в целом как о методе. Я это подчеркиваю, потому что зачастую сегодня приходится сталкиваться с тем, что понятие диспансеризации подменяют медицинскими осмотрами, хотя на самом деле осмотры – это лишь первый этап диспансеризации, т.е. тот самый инструмент, который и позволяет выявить те или иные отклонения в состоянии здоровья у населения.

      О.Н.: Какие обследования входят в обязательный набор при прохождении диспансеризации?

      А.Л.: Осмотр – это только первый этап, поэтому в зависимости от выявленных отклонений в состоянии здоровья у тех или иных категорий населения или, наоборот, получения информации о том, что определенная часть населения является здоровой, должны составляться соответствующие планы действий. И естественно, если у человека выявляется какое-то заболевание, тогда проводятся дополнительные обследования, уже более углубленные, связанные с выявленным заболеванием, с тем или иным диагнозом. Тогда дополнительно привлекаются другие специалисты. Поэтому нужно разграничивать тот объем обследований и те консультации специалистов, которые проводятся при первичном осмотре и те, которые осуществляются при последующем диспансерном наблюдении.

       О.Н.: Насколько эффективен этот набор и позволяет ли он выявлять заболевания в начальной стадии?

      А.Л.: Все зависит от того, какую задачу мы перед собой ставим. Такой первичный осмотр используется как элемент скрининга, т.е. определения, какая часть населения является здоровой, а у какой части имеются те или иные отклонения. Причем, это не значит, что они больны. Могут быть выявлены какие-то факторы риска, которые могут привести к заболеванию в случае несоблюдения каких-то условий образа жизни, поведения человека, режима питания и т.д. И конечно, с позиций эффективности очень важна информативность о тех или иных методах, потому что хорошо известно, что многие, привычные рутинные методы, сегодня уже не позволяют дифференцировать разные состояния больного, и их применение может оказаться неэффективным.

       О.Н.: Как у нас сейчас и происходит: приходишь на диспансеризацию, и надо зайти на прием к терапевту, к невропатологу, к хирургу, к другим специалистам. Ведь это огромный объем работы, может, этого и не надо делать?

       А.Л.: На мой взгляд, не надо, с позиций эффективности это неоправданно, потому что мы отрываем врача от важной работы по оказанию медицинской помощи больным, мы затрачиваем гораздо больше времени на проведение осмотра. Чтобы пройти всех специалистов, человеку надо затратить целый день, ведь ему нужно прийти с утра пораньше, чтобы сдать анализы в лабораторию, потом ходить по этим специалистам. С какой целью? Чтобы каждый из них указал, что он здоров? Или что есть патология? Неужели сегодня терапевт, принципиально опросив и осмотрев человека, не сможет определить, что он здоров, и ему не нужно идти к остальным специалистам? На мой взгляд, подключение специалистов узкого профиля целесообразно только в случае выявления соответствующей патологии, требующей уточнения или специального лечения, которое может выполнять только врач – специалист, а не врач широкого профиля. 

        О.Н.: Для большинства россиян диспансеризация не является привычной формой контроля над состоянием своего здоровья. Судя по данным опроса, регулярно проходят ее всего 30% населения. 17% делали это год–два назад, 13% – 3–5 лет назад. Более 5 лет назад обследовали свое здоровье в рамках диспансеризации 14%. Никогда, по их словам, не проходили подобной проверки 23% респондентов.

Известно, что значительная часть населения наплевательски относится к собственному здоровью, и поэтому их не затащишь в поликлинику. Что вы можете им сказать?

      А.Л.: Это очень важный аспект эффективности любых программ. Любые наши мероприятия только тогда будут эффективными, если все, кто должен участвовать в реализации этих мероприятий, будет заинтересован в этом. Если население не будет заинтересовано в сохранении и укреплении собственного здоровья, что бы ни делали органы здравоохранения, эффект при этом будет незначительным. Нам нужно шире использовать механизмы мотивации. Если бы население имело бы какой-нибудь дополнительный стимул, а не просто сознание того, что его здоровье может улучшиться. Например,  если он будет более здоровым, ему повысят зарплату на работе, его скорее возьмут на ту или иную престижную должность. Надо искать любые способы мотивации населения и заинтересованности в его здоровье.

 

      Благодаря дополнительной диспансеризации в рамках национального проекта «Здоровье» обследовано более четверти работающего населения Оренбургской области. Из общего числа осмотренных 38 процентов взяты под диспансерное наблюдение. Разработаны индивидуальные планы оздоровительных мероприятий и назначены дополнительные обследования. В области, по словам  заведующей поликлиники ММУЗ ГКБ 4 Ольги Стухиной, на работников бюджетных организаций «создан электронный паспорт здоровья, все сотрудники бюджетных организаций города распределены по группам: практически здоровые составляют 17%, риск развития заболеваний у 18%, нуждаются в амбулаторной помощи -48%, нуждающиеся в стационарном лечении – 15%, нуждающиеся в высокотехнологичной медицинской помощи - 0,2%. Выявлено 15 случаев онкозаболеваний на ранней стадии, 29 случаев сахарного диабета и более 500 случаев – заболевания сердечно-сосудистой системы». Чем шире охват диспансеризацией, тем больше надо денег. А у государства их порой не хватает даже для лечения больных людей.  

 

        О.Н.: Найдутся ли деньги для проведения  полномасштабной диспансеризации населения?

        А.Л.: На мой взгляд, вопрос сегодня надо поставить о другом: выделяются ли средства не только на проведение осмотров, но и на оказание медицинской помощи всем больным, выявленным в результате таких осмотров. Мы имеем опыт: в нашей стране делались попытки диспансеризации всего населения, они оказались не очень удачными именно потому, что мы провели большую работу по выявлению людей с отклонениями в состоянии здоровья и не смогли потом обеспечить им полный объем медицинской помощи.

         О.Н.: Каковы результаты медосмотра населения России за прошлый год?

         А.Л.: Сейчас сказать о каких-то результатах в целом по стране сложно, результаты очень противоречивые. Мы получаем информацию о  том, что в одних учреждениях выявляется достаточно много заболеваний и патологий, а в других вообще фиксируется, что  более 50% населения страдают теми или иными отклонениями в сердечно-сосудистой системе. Но когда встает вопрос о том, впервые ли выявлены эти заболевания, оказывается, что это лица известные, они уже обращались в поликлинику с целью получения медицинской помощи. То есть, по существу, мы констатировали известный нам факт, и не надо было затрачивать на это деньги. Речь идем о том, что мы хотим: выявления ранее неизвестной нам патологии или подтверждения, что она есть? Но когда человек с каким-то заболеванием обращается в поликлинику, его могли и так поставить на диспансерный учет, оказывать необходимую медицинскую помощь. Ему дополнительная диспансеризация не нужна. Значит, цель осмотра такова: определить, каково состояние здоровья у населения, и каковы доли лиц с различными отклонениями в состоянии здоровья. Какие программы нужны для них дальше? Одним нужна профилактика, другим реабилитационные мероприятия, третьим – серьезное активное лечение.

           О.Н.: И, кроме того, сразу увидим, какие денежные средства нужны.

           А.Л.: Да, тогда мы можем использовать известные методы планирования, определим, какой объем помощи им нужен, а затем мы можем сказать, какие затраты для этого понадобятся. Вот тогда мы вернемся к вопросу, достаточно ли денег, потому что мы будем знать, сколько их надо. То есть тогда мы можем перейти к планированию, а не к попытке, как это происходит сегодня, использовать уже выделенные средства, которых может оказаться недостаточно.

           О.Н.: С какими проблемами сталкиваются врачи при проведении диспансеризации?

           А.Л.: Скорее, с проблемами сталкиваются те, кто занимается ее организацией. Одна из проблем – это вопросы явки населения на диспансерные осмотры. Ситуация неоднозначна. Во-первых, мы не должны забывать о правах человека. Мы же не имеем права принудительно его обследовать, лечить. С другой стороны, мы заботимся о его здоровье. И здесь важнейшее значение приобретает ориентация самого населения и его мотивация. К сожалению, в течение уже многих лет новые программы, в том числе по профилактике, разрабатываются, прежде всего, с позиций медицинских учреждений, и медицинских работников. Что должны делать медики, какие проводить обследования, как осматривать. Мы, наконец, стали использовать методы мотивации, стимулирования медицинских работников, чтобы хотя бы они были в этом заинтересованы. Теперь задача – мотивация населения.

         О.Н.: Как организован мониторинг здоровья населения в других развитых странах, прежде всего в странах Западной Европы, США? Чем ситуация у них отличается от нашей?

       А.Л.: Проводить какие-то параллели очень сложно, потому что в разных странах совершенно разные подходы. Используются самые разные экономические методы стимулирования. Скажем, человек, пришедший на лечение к стоматологу с пульпитом или с кариесом, платит разную сумму в зависимости от того, был он перед этим на профилактическом осмотре у стоматолога или нет. И это является действенным стимулом, потому что лучше сходить на профилактический осмотр, чем потом в два раза больше платить, когда у тебя выявиться уже запущенное заболевание. Во многих странах нет такого понятия, как диспансеризация, например, в Японии. Там любое предприятие заботится о здоровье своих работников. Социальное взаимодействие приводит к тому, что фирма заинтересована в укреплении здоровья своих сотрудников, а рабочий максимально заинтересован в эффективности своей фирмы. Они осознанно вместе к этому идут.

        О.Н.: Каким вы видите будущее профилактической медицины у нас в стране?

        А.Л.: Я думаю, что рано или поздно мы придем к тому, что уже сейчас существует во многих странах мира. К понятию престижности быть здоровым. Сегодня одна из черт нашего менталитета рассказывать друг другу о своем нездоровье, то у нас сахар нашли, а вот тут меня вчера прострелило. Сегодня мир меняется. Человек понимает, что нельзя считать достоинством наличие у тебя какой-то солидной болезни. Нет, достоинство другое: быть здоровым. Мы должны прийти  к этому, если мы стремимся добиться увеличения продолжительности жизни. От нашего поведения столько зависит! Мне очень нравится высказывание Жванецкого: « Что с человеком ни делай, он упорно ползет на кладбище». Мы разрабатываем любые программы, а он продолжает гнуть свою линию. Не потому что он не знает. Мы прошли период недостаточной информированности населения. Сегодня каждый житель знает: алкоголь вреден для здоровья, курение вредно для здоровья. Он может уже сам про это лекцию прочитать, но в перерыве этой лекции он закурит, а в конце лекции выпьет. Следующим этапом должен быть перелом в сознании, от того, чтобы просто знать, к тому, чтобы эти знания использовать.

 

         Один древний врач сказал своему больному: «Нас трое: ты, я и болезнь. Я борюсь с твоей болезнью. Если ты примешь мою сторону, мы победим ее. Но если ты будешь на стороне болезни, она одержит победу». К сожалению, зачастую врачи вынуждены сражаться с нашими недугами один на один, без нашей помощи. Современный человек стремится к достижению определенного статуса, независимости и успеху. И в этой гонке у него не остается времени заниматься собственным здоровьем. Так что, прежде всего, нужно менять отношение к собственному здоровью: быть здоровым должно стать престижным и поощряемым в обществе. Да и в самой организации медосмотров многое пора поменять.  Пока же на каждого пациента у врача есть несколько минут, за которые он должен успеть исписать  тонну бумаги и задать несколько привычных вопросов, не поднимая глаз на пациента. Кому нужна такая диспансеризация?  Настоящая диспансеризация предполагает не только первичное  обследование, но и рекомендации по оздоровлению, и эффективное лечение всех выявленных больных. И здесь очень важно, какой прием встречает человек у врача. Слава богу, отзывчивых и высокопрофессиональных врачей у нас очень много.

 

       15 июня 2008г.

 

 

 

 

Олег Наумов, 

Леонид Рошаль,

детский врач, директор Московского института неотложной детской хирургии и травмы.

 

КАК ПОМОЧЬ РЕБЕНКУ ВЫДЕРЖАТЬ УЧЕБНУЮ НАГРУЗКУ И ПРИ ЭТОМ СОХРАНИТЬ ЗДОРОВЬЕ?

 

            Закончились летние каникулы. В День знаний в стране открылись двери тысяч школ, вузов, начался новый учебный год. И отправляя детей в школу, каждый из нас надеется, что они не только получат там глубокие и прочные знания, но и сохранят свое здоровье. Тема сегодняшнего разговора – здоровье детей.

 

      О.Н.: Как Вы оцениваете в целом здоровье российских детей?

      Л.Р.: Оно хуже, чем было раньше. Мы еще не оправились от десятилетия ужасного времени, когда социальная сфера вообще рухнула. Только сейчас поворот правительства в сторону здравоохранения начинает приносить какие-то плоды. Но заболеваемость растет. Снижение смертности, особенно младенческой, о которой нам говорят, мало радует, потому что она все равно в два раза выше, чем в Европе. Проблем очень много, и их надо решать.

      О.Н.: Назовите главные факторы, от которых зависит здоровье ребенка? На что стоит обращать внимание родителей, чтобы обеспечить здоровье детей?

      Л.Р.: Не перекармливать, внимательно относиться к тем исследованиям, которые проводят при диспансеризации. По возможности проводить реабилитацию детей. Не на словах, а на деле заниматься закаливанием. Заниматься физкультурой. Я не говорю про спорт, я говорю именно про физкультуру. Ограничить детей от компьютерных игр и от бесконечных просмотров телепрограмм. Создать психологически нормальную обстановку взаимоуважения в семье. Обстановку доверия, чтобы ребенок всегда чувствовал, что рядом с ним не просто тот, кто его родил, а друг, с которым можно посоветоваться, поговорить, от которого можно услышать не долгие нотации, а хороший дельный совет. Детей тоже надо уметь любить и уметь понимать.

 

       ВОЗ вывела формулу о том, что на 50 % здоровье человека зависит от того образа жизни, который он ведет. Как он отдыхает, как он работает, чем он питается, как он питается, какова физическая и умственная нагрузка. Как бы ни казались простыми те советы, которые есть у докторов, но и этими простыми советами родители часто пренебрегают. Главный врач Областной детской клинической больницы Наталья Смолягина рассказывает, что дети посещают всевозможные инновационные школы, гимназии, в которых большая нагрузка, и к пятому классу у них повышается артериальное давление, происходит общее расстройство здоровья, требующее вмешательства докторов. Многие родители, да и педагоги, считают, что главное в школе – получить побольше знаний и часто перегружают детей. В расписании появляются нулевые или 7-е, 8-е уроки. Между тем пребывание ребенка в школе строго регламентируется санитарными нормативами. По гигиеническим требованиям, выполнение которых обязательно для всех, в начальной школе не может быть больше 20-22 учебных часов, в средней школе – 28-30, и у старшеклассников не более 36 часов, включая факультативы. Если вы видите, что ваш ребенок перегружен, нужно обратиться к специалистам Роспотребнадзора, которые контролируют деятельность образовательных учреждений.

 

 

     О.Н.: Другая проблема - детское питание в школах и дошкольных учреждениях. Решена ли она?

     Л.Р.: Сейчас этот вопрос очень активно разрабатывается. Есть Научный центр здоровья детей, есть научная карта здоровья детей. Стучимся во все двери. Сейчас в бюджете будут повышены затраты на питание детей, но системы питания нет, питание в школах сегодня безобразное, и этот вопрос должен быть решен.

 

          О.Н.: Наши дети приходят в школу, и за десять лет большинство из них  получают какие-то отклонения в здоровье. Т.е. нет здоровых детей после выпускных экзаменов. Что надо делать родителям, учителям?

          Л.Р.: Диспансеризация, которую мы проводим, нужна тем, кто ее проводит для галочки. Потому что если мы проведем качественную диспансеризацию ребенка и выявим у него какую-то болезнь, эту болезнь надо будет лечить и проводить реабилитацию. И профилактика, и реабилитация – это основа здравоохранения, а это у нас практически не развито. Где проводить реабилитацию? В пионерских лагерях, которых мало осталось. В школах, откуда уходят школьные врачи в участковую сеть, поскольку зарплата несоизмерима? Сейчас Научный центр здоровья детей обратился к этой теме. Построен потрясающий реабилитационный центр. Но центр стоит, на него не выделены финансы на оборудование и на штаты. Это целое направление, которым надо заниматься, у нас условия для реабилитации в России очень слабые.

        О.Н.: Уже несколько лет действует федеральная программа «Дети России». Насколько эффективно она работает?

        Л.Р.: В том виде,  в каком у нас сейчас находится все здравоохранение, абсолютно неэффективно. Из тех денег, которые выделили на детское здравоохранение, 80% приходится на строительство и только 200 миллионов остается на здоровье детей. Но строительство - это ведь отдельная статья госбюджета, почему это надо вносить в программу «Дети России»? Кроме того, первоначально эта программа стоила более 300 миллиардов, отдали на согласование в Минфин. А там, как будто  не мамы, не бабушки сидят, у них только на словах все лучшее детям. Уменьшили затраты на программу в три раза. О какой серьезной отдаче от программы «Дети России» теперь можно говорить?

         О.Н.: Как Вы думаете, почему у нас в стране так много беспризорных детей и детей-сирот?

         Л.Р.: У нас проблема возникает, когда об этом говорит президент страны. Президент выступил, что надо бороться с беспризорностью, что это безобразие, сразу появились программы. Что, мы раньше не видели проблему?

         О.Н.: Но это же ведь не борьба, а кампанейщина.

         Л.Р.: Вот я и говорю об этом. Правда сейчас проблема решается. Надо устранять причины беспризорности и безнадзорности. Многие дети на улице не потому, что у них нет родителей. Родители есть, но дома такие условия, что ребенку легче жить на улице. А это ужасно. Заболеваемость у безнадзорных детей з в два раза выше, чем у тех, кто живет дома. И туберкулез, и венерические болезни, и СПИД.

         О.Н.: В последнее время обсуждается вопрос о закрытии детских поликлиник и передачи их функций обычным "взрослым" учреждениям. Как Вы относитесь к этой идее?

         Л.Р.: Подобные идеи надо выжигать каленым железом. Мы сильны той структурой здравоохранения, которая была когда-то создана в России. Структура оказания помощи детям в России – одна из самых лучших в мире, поверьте мне. Другое дело, что ее сейчас загнали в безденежье. Никогда врач общей практики не заменит врача-педиатра. Мы говорим, что врач общей практики должен быть там, где по численности населения невозможно сделать поликлинику. На селе, какой-то отдаленный участок – да, там надо посадить врача общей практики. Но когда в поликлинике мы сажаем врачей общей практики, ликвидируя поликлиническую часть – это неправильно. Но что касается детских поликлиник, их мы уже отстояли, их трогать не будут. Тогда пошли по другому пути: резко обрезали число узких специалистов в детских поликлиниках. Не так, так по-другому, но с петлей на шее. Ведь это отбрасывает нас на сто лет назад. Зачем нам это нужно?

           О.Н.: Три года назад в нашей стране случилась страшная беда: террористы захватили заложников в  школе №1 в маленьком североосетинском городе Беслане. Тогда погиб 331 человек, в том числе 186 детей. Вы были среди тех, кто пытался спасти детей, вели переговоры с террористами, просили отпустить больных и малолетних детей, пронести для заложников медикаменты. После штурма работали в Бесланской больнице, помогая принимать раненых. И главная задача всего общества состоит в том, чтобы не допустить подобные трагедии в будущем.  О чем мечтает детский врач в России?

      Л.Р.: Чтобы мы чаще улыбались. Но не получается. Ведь нет периода развития человечества, когда бы люди, живущие в эту эпоху, были  довольны. Всегда мы очень быстро привыкаем к хорошему. Вы же должны признать, что сегодняшнее жизнь уже не такая, что 10 лет тому назад с разгулом и анархией «дикого капитализма». Россия стала другой. Мы понимаем, что пытаются делать, но мы говорим, что надо делать больше, более конкретно. Нужно развернуться от слов о социальной направленности государства к делу. Вот тогда все будут много улыбаться.

 

      Как часто мы говорим, что ради своих детей готовы на все. И как часто не делаем даже того, что в наших силах. А ведь иногда ваши совсем небольшие усилия  и внимание сохранят здоровье ребенку. Помогите школьнику правильно составить и выполнять режим дня, чтобы он высыпался, научите его чередовать нагрузки и запишите его в спортивную секцию. Позаботьтесь о том, чтобы питание было разнообразным и полноценным. Постарайтесь свести к минимуму сидение перед телевизором и компьютером. И самое главное: не требуйте слишком многого! Выдающимися математиками и физиками становятся далеко не все. Не упрекайте чадо, что его оценки гораздо хуже, чем у Васи Иванова. Дайте сыну или дочке возможность проявить себя в чем-то другом - например, в рисовании, музыке или в спорте.

 

       2 сентября 2007 г.

 

 

 

Олег Наумов,

Владимир Шабалин,

директор Научно-исследовательского института геронтологии, академик РАМН.

 

 

                       Жизненная активность - главный источник долголетия.

 

      Население планеты стремительно стареет. По прогнозам ООН и Всемирной организации здравоохранения, уже к 2050 году каждый второй землянин перешагнет 60-летний рубеж. Радикально меняющаяся демографическая ситуация потребует не менее значимых перемен в экономике, которая будет вынуждена повернуться лицом к людям пожилого возраста. Продление активной трудовой деятельности, активной творческой жизни становится необходимым условием развития человеческого общества. Поэтому год от года возрастает значимость геронтологии – науки о старении.

 

     О.Н.: Почему люди стареют?

     В.Ш.: Я бы ответил так: стареет все, весь материальный мир стареет. Но я хочу подчеркнуть, что материя сама по себе не стареет, стареет только форма, одна форма превращается в другую. В этом суть старения. Поэтому и старение лежит в основе прогресса, в основе любого развития, в том числе развития живой природы и человека.

     О.Н.: Не кажется ли вам, что все попытки искусственно продлить жизнь противоречат природе?

     В.Ш.: Действительно, пока попытки продлить жизнь не увенчались успехом. А делались они постоянно с доисторических времен. Это и пересадка половых органов животных для омолаживания человека, это и Парацельс, который вегетабельную серу применял. Очень широко использовалось переливание крови для омоложения. Нужно сказать, что и Киевский институт геронтологии, и Московский институт гематологии  и трансфузиологии были построены под идею омолаживания, сохранения и продления жизни с помощью переливания донорской крови. Когда Сталин подписал указ о создании Киевского Института геронтологии, Богомолец (директор института) обещал ему продлить среднюю продолжительность жизни до 120 лет, и когда Богомолец умер в 65 лет, Сталин проворчал: «Обманул, подлец»!

      О.Н.: А чем же тогда ваш институт занимается?

      В.Ш.: Старение разделяется на физиологическое и патологическое. Патологическое старение относится к сфере гериатрии – это наука о болезнях пожилого возраста. Болезни пожилого возраста имеют свою особенность, свою специфику свои частные и общие варианты и принципы. Достаточно сказать, что человек после 70 лет уже имеет 5-7 хронических заболеваний. Каждое заболевание требует своего лечения. И вот нужно подбирать каждому человеку такие индивидуальные программы, которые бы максимально имели эффективность в отношении лечения и минимальный вред в части побочных эффектов. И вот в клинической части своей работы мы занимаемся именно подбором индивидуализированных программ.

           О.Н.: Правда ли, что продолжительность нашей жизни записана в генах и таким образом предопределена природой?

           В.Ш.: Действительно, все сосредоточено в генах. И продолжительность жизни каждого человека также записана в генах. Записана каждому по разному. Одному записано – проживешь 40 лет, другому – 120 лет. Но вместо того, чтобы помогать выполнению генетической программы, охранять ее и сохранять физиологические условия для формирования всех процессов старения, человек относится к своему организму и к своей генетической программе безобразно. Не щадит. А золотой закон жизни говорит, что нужно думать не о том, как с помощью медикаментов сохранить свое здоровье. Думать надо о том, чтобы не навредить выполнению этой генетической программы, выполнению всех тех механизмов, которые заложены в организме.

           О.Н.: Насколько замедление процесса старения зависит от достижений медицины, и насколько от самого человека?

           В.Ш.: Физиологическое старение мы должны оберегать и создавать все условия, чтобы оно шло по этому физиологическому коридору. Но мы не уйдем от патологии, потому что мы живем в окружающей среде, наша внутренняя среда имеет свои особенности, которые вызывают те или иные патологические состояния в нашем организме. Вот с патологическим старением должна бороться медицина. Но профилактику этого патологического состояния должен обеспечить сам человек. И сейчас общая концепция состоит в том, что основную ответственность за продолжительность жизни человек должен нести сам, а вспомогательными моментами должны быть социология и медицина. Считается, что продолжительность жизни и состояние здоровья человека медицина определяет только на 15-20%.

           О.Н.: Насколько старение зависит от характера человека, его темперамента?

           В.Ш.: Здесь не только темперамент, характер, а миропонимание, видение окружающего мира во многом определяет процесс старения в сторону замедления или в сторону ускорения. Если человек злобный, если он видит в своем окружении в основном черные пятна, не замечая светлых моментов, которые происходят вокруг него, он долго не проживет. И по нашей практике, среди долгожителей нет злобных людей. Это обычно люди уравновешенные, спокойные, имеющие интерес к жизни, видящие не только свои внутренние проблемы, но и проблемы ближайшего или отдаленного окружения.

            О.Н.: Человечество стареет, и скоро это станет большой социальной проблемой. Как ее можно решить?

           В.Ш.: Здесь есть определенная особенность. Ведь с увеличением средней продолжительности жизни снижается и биологический возраст, т. е. люди в определенном хронологическом возрасте гораздо моложе по отношению к предыдущим поколениям.

            О.Н.: Раньше человек считался стариком в 50 лет, теперь только в 70.

           В.Ш.: Я всегда в своих беседах на эту тему привожу замечательный сонет Шекспира: «Когда твое чело избороздят глубокими браздами 40 зим, кто вспомнит молодой наряд, покрытый старым рубищем твоим». То есть, во времена Шекспира человек в 40 лет уже был глубоким стариком. А сейчас у нас официальная граница молодого возраста по параметрам ВОЗ и ООН, где-то 45 лет. Это граница молодого возраста. Дальше идет средний возраст, пожилой возраст – это 65 – 70 лет, и только после 75 лет человек считается стариком. И действительно, большинство людей, особенно мужчины, в возрасте 60-70 лет еще не относят себя к старикам. По своим внутренним убеждениям и по своему внутреннему состоянию. То есть биологический возраст сдвигается, и все проблемы так называемой демографической нагрузки: «неработающий нагружает работающего» в большей части надуманны. Искусственно организуется  ажиотаж с этой проблемой. Ничего подобного. Даже если у нас будет все население старше 60 лет, оно полностью себя обеспечит, и материально, и по всем остальным социально-экономическим параметрам.

 

       Медицина развивается стремительно, и сегодня часто побеждает там, где раньше была бессильна. А значит, мы будем жить намного дольше, увеличится и активный возраст, земляне до преклонных лет будут сохранять работоспособность. Вопрос в том, предоставит ли им общество возможность реализовать неизрасходованный запас творческих и физических сил? Или половина населения планеты окажется «не у дел», и огромный опыт старших поколений останется невостребованным цивилизацией? Не секрет, что сейчас работодатели отдают предпочтение молодежи, во многих отраслях экономики действует весьма жесткий возрастной ценз, практически ущемляющий права пожилых людей. 

 

           О.Н.: Насколько процесс старения зависит от того, как человек выглядит?

            В.Ш.: Действительно, стремление лучше выглядеть и даже косметические операции способствуют тому, что человек будет жить дольше. А самое главное, если человек следит за собой во всех отношениях, не только за лицом, но и занимается гимнастикой, поддерживает свой мышечный тонус, у него настрой на долгожительство. А мотивация на долгожительство – это основной момент, который продлевает жизнь человека.

            О.Н.: Что нужно делать и чего не нужно делать, чтобы долго не стареть и сохранять жизненную активность?

            В.Ш.: Нужно работать над собой и заставлять себя. Наш организм ленивый: нет у него внешних и внутренних импульсов к работе, и он начинает дрябнуть. Это естественно, поэтому нужно постоянно держать себя в тонусе. Еще я употребляю такой термин, как психологическая гигиена. Нужно освобождать головной мозг, свое сердце и душу от всех наносов, которые вызывают раздражение, зависть, недовольство. Это нужно стараться отбрасывать. Я понимаю, что это трудно сделать, но нужно помнить об этом. Я повторю: физическая, социальная и интеллектуальная нагрузка должна присутствовать постоянно. А еще питание и гигиена тела. Вот и все факторы. А искать в аптеке, в химии большую продолжительность жизни…. Там ее нет, и химические препараты нужно принимать только по жизненным показаниям.

            О.Н.: Средняя продолжительности жизни в мире за последние полвека увеличилась на 15 лет. На сегодняшний день для мужчин она составляет 64 года, для женщин – 68 лет. Наиболее высокие показатели наблюдаются в развитых странах: Швеции, Швейцарии, Норвегии и Дании. Мужчины там живут в среднем 77-78 лет, женщины – 82-84 года. В нашей стране эти показатели гораздо ниже: мужчины в среднем не доживают до пенсионного возраста и живут 58 – 59 лет, а женщины чуть больше семидесяти. Каковы ваши прогнозы на будущее? Как изменится продолжительность жизни в ближайшие 100 лет?

           В.Ш.: Этот вопрос связан с перспективой развития всего человечества. Как будет развиваться человек в течение 21 – го века? Мы сейчас все больше и больше насыщаем себя электроникой. Сейчас компьютеры вовне нас, а мы уже жить без них не можем. Трудно представить, как осуществлять тот или иной производственный процесс, не опираясь на компьютер. А ведь скоро компьютеры будут с горошину, даже меньше и будут просто встраиваться в человеческое тело. Ведь есть уже понятие «хомьютер». И по прогнозам многих экспертов, в течение 21-го века уже электронная, интеллектуальная составляющая будет во много раз превосходить биологическую. А если мы оставим эту проблему в стороне и представим, что человек будет развиваться в чисто биологическом плане, то по предельной продолжительности жизни мы не будем иметь успеха, а по средней, конечно, будем. Я думаю, что в течение 21-го века человечество подойдет к средней продолжительности жизни в 90 лет.

 

       Нередко, выйдя на пенсию, человек теряется, начинает чувствовать себя никому не нужным, отработанным материалом. И если не находится другого дела, которое занимало бы его свободное время, пенсионер теряет интерес к жизни,  начинает стремительно стареть, у него разрушается интеллект. Губит не возраст, а безделье. По прогнозам ведущих международных экспертов, число рабочих мест в производстве будет сокращаться, а в высокотехнологичных отраслях, сфере образования, науки, медицины, услуг - возрастать. Как раз в этих сферах можно использовать знания и опыт пожилых людей.  К сожалению, Россия в этом вопросе пока продвигается очень медленно. А ведь перестраивать структуру экономики надо уже сейчас: когда нынешние сорокалетние достигнут пенсионного возраста, им нужно будет где-то работать. Ведь именно труд — главный источник долголетия.

 

 

      21 октября 2007 г.