Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Обществу нужен диалог. «Оренбургская неделя», 16 ноября 2011 г.
опубликовано: 16-11-2011

В нашем обществе не хватает диалога. Нужен разговор с партиями, с различными социальными группами, бизнесом и с властью. Дело дошло до того, что даже Государственная Дума перестала быть местом для дискуссий. Что уж говорить об остальных площадках, на которых должны обсуждаться различные общественные модели построения государства. А ведь именно из общения с людьми рождается система дальнейшего развития страны. Так считает Олег Наумов.

 

- Олег Георгиевич, как Вы объясните такой парадокс нашей жизни: есть повсеместная нищета, безработица, несправедливость, но при этом народ молчит, на пикеты и митинги людей собирают, чуть ли не из-под палки. Или еще: есть несколько политических партий, предлагающих различные пути развития общества, но в реальности во главе всех ветвей власти стоит одна Единая Россия. Так, существует ли у нас демократия? А может быть, как часто приходится слышать, российский народ к этому не готов?

- Дело в том, что многопартийная система, которая создавалась и которая декларируется в государстве, предполагает, что все партии находятся в конкурентной борьбе, все пользуются равными правами. Но у нас получилось, что одна партия имеет колоссальное преимущество перед остальными. А значит, нечего удивляться, что она имеет большинство в Парламенте. Причем, такая модель создана сознательно: вроде бы и о демократии можно поговорить, но и власть из рук не упускать.

В государстве до сих пор не сформировалось гражданское общество. А ведь это как раз задача власти. Не паразитировать на людском невежестве, а выступать в качестве авангарда общественного развития. Многие, в том числе и в Кремле, считают, что народ до демократии не дорос: позволь людям самостоятельно принимать решения, в том числе на выборах, они выдвинут в мэры какого-нибудь уголовника. А значит, политика строится по принципу «нам сверху виднее», выборы отменяются, местная власть назначается по указке.

Но это порочный круг! Согласен, народ к демократии не готов, только вывод из этого надо делать прямо противоположный: важно научиться демократии. И в первую очередь, с помощью свободных, демократических выборов. Даже если люди один раз ошибутся, через четыре года они смогут исправить свою ошибку. А вот недоверие – путь тупиковый! Когда будут создаваться равноправные политические партии, общественные организации, в том числе правозащитные, только тогда возможно достучаться до людей. И дальше уже общество станет давить на власть. И вынуждать ее принимать решительные меры.

          - Речь, например, о борьбе с коррупцией? Вы считаете возможно в стране победить коррупционеров или это наш российский менталитет?

- Я не верю, что ведется настоящая борьба с коррупцией. Скорее, это имитация, показуха: вот кого-то из чиновников убрали… Но еще больше осталось! Потому что, на самом деле, сегодня коррупция – самая острая тема в стране. Фразы руководства, о том, что за это «надо бить по морде», «мочить в сортире», метания микрофона об стену, - показатель бессилия и неуверенности правителей, неспособность победить зло. Пора уже не «по морде бить», а выстроить нормальную систему законодательства и строго соблюдать законы. Хотя бы те, которые есть. Даже в этом случае мы бы не вели столько разговоров о коррупции.

Свидетельство тому – примеры из жизни оренбургских властей и последние антикоррупционные дела в областном министерстве экономического развития, в управлении землепользования. Да, отдельные чиновники пострадали. Но в целом, класс чиновничества настолько погряз в коррупции, что здесь необходима, даже не чистка, а полная смена всего бюрократического сословия.

Например, в Грузии в этой связи, взяли и полностью заменили полицию. Сначала вывели личный состав ведомства за штат, затем заново принимали на службу. В результате, в новой полиции оказалась лишь малая часть бывших милиционеров. И сидят они сегодня в новом здании за стеклянными окнами, чтобы уже с улицы было видно, кто, чем занимается. И это Грузия! Которая во времена СССР отличалась повышенной коррупционностью. А сегодня здесь полицейские перестали брать взятки. Они получают достойную зарплату, и потерять ее не хотят.

Конечно, можно вести речь о российском менталитете: сколько ни плати – все равно от взятки не откажутся. Но ведь и это вопрос соблюдения законов! Мне рассказывали, что наши немцы, которые жили в ряде районов Оренбургской области, уехав в Германию, продолжают вести себя по-российски. Скажем, едет наш немец по Германии, видит, висят знаки ограничения скорости, но за их соблюдением никто не следит… Конечно, он начинает скорость превышать. Между тем, в Германии просто так знак не повесят: он защищает жизнь водителей и окружающих, именно в этом месте нужен именно этот знак. У нас же, часто, знаки поставлены не обосновано: был ремонт дороги три года назад, но знаки до сих пор висят. А рядом в засаде сидят гаишники, которые на таких знаках наживаются, то есть знак не меняется специально, чтобы взять мзду. Поэтому водители следят не за соблюдением правил дорожного движения, а лишь за самими гаишниками, чтобы не нарваться. Так и появляется менталитет! Который правильнее назвать жизненным опытом в отдельно взятом конкретном месте.

          - Тогда классический вопрос: что делать?

- Общего рецепта, который бы обеспечивал нам жизнь без коррупции – нет. Более того, решение практически всех проблем, во всех сферах жизни общества упирается в коррупцию. А вот политической воли для искоренения такого зла просто не хватает. Ведь как чаще всего происходит: само ведомство проводит внутреннюю реформу. Чиновники сами себя «лечат»! Но это невозможно. Реформированием должна заниматься даже не власть, а все общество. То есть самый важный момент - обеспечение общественного контроля за властью.

Конкретный пример: чиновники должны декларировать свои доходы. И декларации есть, они публикуются. Но толку-то нет! Потому что нет контроля общества. Получается, что при доходе, скажем, в 20 тысяч рублей в месяц чиновник имеет автомобиль, который стоит десятки миллионов, или дом баснословной цены, или наоборот не имеет ничего, гол как сокол, а значит, имущество оформлено на жен, детей, братьев, сестер. Об этом все знают, люди видят, как живут чиновники, какой бизнес они контролируют, чем заняты их родственники. А потом читают мифические декларации. До сути дела никто не доходит. Все делается формально, информация не анализируется, меры не принимаются, что стоит за фактом обнародования доходов, никого не интересует.

Так это не борьба с коррупцией, а профанация! Причем, карательные меры для отдельных личностей здесь не помогут. Важно, чтобы жесткость законов соответствовала их исполнению. Ведь проблема не в том, что у нас законы слишком либеральные: руки не отрубаем, пожизненно не сажаем, - плохо другое: законодательство не соблюдается. А надо бить рублем, возмещать ущерб, отстранять от должности…

И нужно говорить об этом. В то числе в прессе. Но, к сожалению, наши средства массовой информации тоже не свободны. Я имею в виду, например, центральные каналы телевидения. Да, формально, первый телеканал не принадлежит государству, но в действительности им руководят известно откуда. А должен быть телевизионный голос ни власти, а общественности, и чтобы там были представлены все взгляды.

          - Похоже с перераспределением у нас беда не только на уровне частных карманов. Как Вы прокомментируете региональное финансирование?

- В стране, и об этом говорят все без исключения экономисты, нужно делать ставку на малый и средний бизнес, где задействована большая часть населения, где исправно платятся налоги. Соответственно, вот здесь-то и нужны льготы, ослабление налогового бремени, чтобы создавались новые рабочие места, открывались производства. Потом эти средства вернутся обществу в виде налогов с новых предприятий. А что делается у нас? Льготы даются таким ведущим нефтяным компаниям, как ТНК ВР. У них там что, денег мало? А малый бизнес разоряется от безмерных поборов.

Точно так же сегодня существует несправедливое распределение средств между регионами. Основная масса налогов уходит в центр, а потом из федерального бюджета дотируются отдельные области. Но ведь многие регионы, в том числе и Оренбургская область, самодостаточны. И важно, чтобы основная часть налогов оставалась на местах, там где живут и работают люди, создающие эти средства.

Тогда не будет возникать вопросов, которые провоцируют межрегиональное и межнациональное напряжение. Например, почему Чечня получает средств несоизмеримо больше, чем целые федеральные округа или как получается, что в Дагестане бюджет на 70% дотационный. Это порочная политика! Да, республикам нужны средства на восстановление. Но такие вопросы призваны решать, обычные, целевые программы. А бюджет должен формироваться равноправно. У регионов, так же как у граждан страны, должно быть равенство. Чтобы в провинции человек себя чувствовал так же, как и в Москве. Чтобы не велись разговоры, что столица жиреет, а провинция нищает.

В обществе есть проблемы. Решение их всем видится по-разному. Часто власть пытается решить их с позиции силы, избивая журналистов и общественных деятелей, замалчивая и подтасовывая факты. Но политикам важно понять – таким образом, проблемы не решаются. Они уходят вглубь, накапливаются и потом неминуемо вырвутся наружу, как пар из кастрюли. Так что, уж лучше вовремя позволить людям выразить свою неподтасованную волю на выборах, чем потом спасать снесенную крышку нашего общественного котла.

 

«Оренбургская неделя»

16 ноября 2011 г.