Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


До начала единого госэкзамена – считанные дни. Какие изменения в ЕГЭ ждут выпускников в этом году? Можно ли при подготовке к ЕГЭ избежать натаскивания на правильные ответы? Как сдать экзамены успешно и с минимальным нервным напряжением? Министр образования Оренбургской области Вячеслав Лабузов и заместитель председателя комитета по образованию Госдумы Любовь Духанина в программе «Диалог с Олегом Наумовым».
опубликовано: 18-05-2017

Олег Наумов: Впервые ЕГЭ в качестве эксперимента был проведен в 2001 году в пяти регионах России, на следующий год – в шестнадцати. Начиная с 2009 года выпускники всех российских школ сдают два обязательных выпускных экзамена: по русскому языку и математике, а так же предметы по выбору. В том же 2009 году результаты ЕГЭ стали основным критерием для зачисления в ВУЗы. То есть выпускные экзамены в школе стали, по сути, одновременно и вступительными.Предполагалось, что введение ЕГЭ упростит поступление в вузы для абитуриентов из сельской местности и удалённых регионов. Действительно, с появлением ЕГЭ были решены некоторые проблемы аттестации в школе,  дети получили возможность поступать сразу в несколько ВУЗов по выбору выпускника. Но вместе с очевидными плюсами проявилась обратная сторона единого госэкзамена: последние два, а то и три года учебы в школе стали временем натаскивания на тесты, в которых надо выбрать правильный ответ из нескольких предложенных. Позже такие вопросы стали называть «угадайками». Возникла проблема и с размещением правильных ответов в интернете,  и использованием мобильных телефонов во время сдачи экзамена. Эти недостатки заставили разработчиков контрольно-измерительных материалов и организаторов вносить изменения и в содержание заданий, и в механизм проведения экзамена.

 

Любовь Духанина: Изменения в ЕГЭ в последние годы происходили по двум направлениям: первое, совершенствовалась сама процедура, и государству пришлось обеспечить честность, справедливость через механизмы более жесткого контроля, через видеокамеры, через контроль при входе. Относительно спорное решение, потому что некоторые жалуются на то, что этот механизм беспокоит детей, оказывает влияние на психическое состояние.

 

Вячеслав Лабузов: Наши дети решают задачи ЕГЭ не один и не два и не три раза, причем, в условиях, приближенных к максимальным, то есть на пунктах проведения экзамена. Я не знаю, но обыденным стала проверка документов, проход через металлоискатели, жесткий контроль в аудиториях. Скажу больше, в этом году на экзаменах будет действовать наш мониторинг и наш центр, который также будет наблюдать за всеми пунктами проведения экзамена, за всеми аудиториями. Экзамен надо сдавать честно, поскольку сдача ЕГЭ это одновременно и поступление в вуз. ……И мы свой честный подход оправдали достаточно высокими результатами. Выше средних баллов, чем по России, у нас получили порядка 50-51%, а 16% наших выпускников получили от 80 и больше баллов. Поэтому нормально все в плане психологической устойчивости здесь. Хотя экзамен есть экзамен. Я был бы неправ, если бы сказал, что все сдают спокойно. Напряжение чувствуется и тех, кто сдает, и у родителей. И у бабушек сдающих. И учителей, которые готовили в ЕГЭ, и тех педагогов, которые работают на пунктах проведения экзаменов.

 

Олег Наумов: Вторым направлением, по которому все годы существования единого госэкзамена происходили изменения – это сами задания, контрольно – измерительные материалы, сокращенно КИМы. Экзамен, изначально задуманный как преимущественно тестовый, с годами приобрел черты комбинированного, когда нужно не только уметь выбрать правильный вариант ответа, но и думать, рассуждать, сопоставлять, сравнивать.

 

Любовь Духанина: Сегодня фактически по всем предметам отсутствует тестовая часть, та угадайка, о которой много говорили, увеличилось количество заданий, где, прежде чем ответить, нужно сначала подумать, либо посчитать-порешать, либо написать несколько предложений, как например эссе в экзамене по русскому языку. Словом, изменения в структуре КИМов происходят такие, которые приближают данный экзамен к экзамену, который россиянами воспринимается хорошо – устный экзамен. Потому что сторонники устного экзамена говорят о том, что можно задать вопрос, на который можно услышать достаточно подробный ответ. Сегодня, когда КИМы изменились, появилось большое количество заданий, где ребенок  дает распространенный ответ. Фактически появилась возможность проверять у ребенка умение формулировать свою мысль, логично объяснять ту или иную ситуацию.

 

Мнение:

«Главное, чему должна научить школа, - говорить так, чтобы тебя поняли. И не так уж важно, какими способами мы пользуемся для этого. Важна не зубрежка правил грамматики, ……они не могут быть содержанием обучения. Чтобы научить детей говорить, нужны другие учебники, программы. Надо переучить педагогов, которые сейчас иной раз и сами не в состоянии объяснить материал так, чтобы его поняли дети».

Виталий Костомаров, президент Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина.

 

Вячеслав Лабузов: Я сам пережил определенную эволюцию. В то время, когда я преподавал и когда пошли первые студенты – абитуриенты после ЕГЭ, я был крайне недоволен этой формой аттестации, потому что студенты-историки замолчали. Трудно им было говорить, они не могли сформулировать мысль, по крайней мере, чтобы было понятно собеседнику.

Контрольно-измерительные материалы становятся лучше, содержательнее, по сути дела, из 21 предмета, которые сегодня сдаются, только английский язык, наверно, тестовая часть осталась. А в остальных предметах она исчезла полностью. Появились такие формы контроля, как сочинение. Совсем недавно, в прошлом году мы закончили переучивать практически всех учителей истории, и они сами писали сочинение. Поэтому наверно у нас на 7 баллов вырос средний балл по ЕГЭ по истории. Хотя не сразу это получилось, потому что навыки такого вида контроля как сочинение у историков отсутствовали. Я могу сказать о литераторах. Когда сочинение ввели, там тоже были свои проблемы. Спасибо вузам, очень быстро и качественно эту ситуацию подправили, и в результате у нас практически нет незачетов.

 

Любовь Духанина: С большой радостью было обществом появление сочинения. Потому что действительно неосознанно подчас учебный процесс был передвинут в сторону не творческого изложения, а в сторону натаскивания на тестовую культуру. Это одна из проблем тестовой культуры – исчезновение свободной речи. И поэтому сейчас, когда у нас в иностранных языках появилось два фактически экзамена: устный и письменный, когда появилось сочинение как элемент допуска к ЕГЭ – вот эти риски, они фактически исчезают.

 

Олег Наумов: Еще одна проблема, которая возникла в связи с появлением ЕГЭ – это предоставление выпускникам равных возможностей для подготовки к экзамену. В тех школах и регионах, где работают сильные, специально подготовленные педагоги, и результаты сдачи ЕГЭ, и поступления в вузы гораздо выше.

 

Мнение:

«Нужно постараться не только отойти от двухгодичного натаскивания, когда на всё закрывают глаза, лишь бы только сдать те самые ЕГЭ, которые выбраны. А всё-таки перейти к тому, что если ты учился в течение всей своей школьной жизни, то нет такого страха перед сдачей ЕГЭ. А при этом у тебя есть обязательный базовый минимум».

Ольга Васильева, министр Минобрнауки.

 

Любовь Духанина: Нам важно создать для детей в России действительно равные возможности получения качественных школьных образовательных программ. Чтобы у ребят были равные возможности для поступления затем в вузы. Равные с точки зрения их подготовленности. Сегодня пока еще мы видим проблемы в этом направлении. Не везде достаточно учителей, которые могут готовить детей на уровень профессиональный по предмету.

 

Вячеслав Лабузов: Мы сегодня проводим целенаправленную работу с теми педагогами, которые заявили о себе, во-первых, как знающие предмет, во-вторых, которые владеют методикой преподавания. Но не секрет, у нас западает математика, хотя динамика положительная, я бы сказал, даже очень положительная, по крайней мере, прошлый год это показал. Тем не менее, по сравнению с русским языком 100-баллных результатов гораздо меньше, в разы. Поэтому мы провели собеседование с педагогами, которые могут готовить 100-балльные результаты, и в результате, прошу прощения за тавтологию, на базе регионального центра развития образования появится целый ряд школ: юных физиков, юных математиков, юных биологов, юных информатиков. Мы очень серьезно беремся за эту проблему. Мы, наверно, самая обучаемая территория в РФ, я имею в виду учителей. При норме раз в три года, каждый год мы выполняем эту трехлетнюю программу. Практически все учителя прошли соответствующее обучение, причем, по тем предметам и по тем разделам, которые необходимы для повышения результативности сдачи ЕГЭ.

 

Олег Наумов: В прошлом году в некоторых регионах страны родители выпускников получили возможность своими глазами увидеть, что ждет их детей. Мам и пап пригласили попробовать свои силы и сдать выпускной по русскому языку: узнать, как проходит процедура, какие требования по оформлению, как построены вопросы, одним словом, понять, что такое ЕГЭ и так ли это страшно. «Родительский день» прошел успешно, в некоторых городах было открыто даже несколько пунктов — так много оказалось желающих пройти этот эксперимент.

 

Любовь Духанина: Когда родитель оказывается у нас в ппэ в качестве наблюдателя, он имеет возможность посмотреть все этапы, на любом этапе поучаствовать, и в этот момент началось снижение психологического напряжения у родителей. Когда первые родители сходили, посмотрели, сказали, да ничего там страшного нет, уже стала более спокойной ситуация. В этом году было предложено родителям написать варианты ЕГЭ самим. Многие родители очень успешно справились. И это тоже один из инструментов снижения напряжения.

 

Вячеслав Лабузов: Уже второй год мы подобное мероприятие проводим, очень много вопросов снимается сразу. Порядка двух тысяч приходит на пункты проведения экзамена, предъявляют документ, проходят через металлоискатель, показывают им камеры, которые наблюдают, рассказывают им о правилах сдачи экзамена, некоторые рискуют даже сдать экзамен. Это порядка 10%, но они убеждаются, что, по крайней мере, на аттестат можно сдать спокойно, не напрягаясь. Да, понятно, если ты хочешь поступить в вуз, тем более, если это вуз престижный, надо поработать.

 

Олег Наумов: Именно поэтому  высокое нервное напряжение во время сдачи экзамена все же сохраняется.  Дети, нацеленные на поступление в престижные вузы с большим конкурсом, должны получить за ЕГЭ как можно более высокий балл. А во время сдачи экзамена много зависит от мелочей: настроения, самочувствия, умения сосредоточиться, справиться с волнением.

 

Любовь Духанина: Для того, чтобы снизить нервную нагрузку на ребенка, связанную в основном с тем, что этот экзамен сдается однократно, все дети, с которыми я встречалась, говорят о том, что  это основная причина, по которой они переживают. Если они покажут неудачный результат, то год для них будет потерян. Считаю, что нам надо дать возможность детям сделать вторую попытку. Пересдать в тот период, когда этот результат может быть зачтен при поступлении в вуз. Считаю, что нужно распространять практику досрочной сдачи. Ребенок спокойно пошел в декабре 11-го класса, попробовал сдать обществознание, посмотрел, что у него получилось хорошо. Тогда он может взять и перенести акцент на подготовку по другому предмету. Или наоборот, увидел, что результат не очень высокий, понял, в каких темах он не очень хорошо знает и продолжил свою подготовку и к маю сдал еще раз.

 

Олег Наумов: Несмотря на то, что единый госэкзамен существует в стране уже много лет, дискуссии о том, как сделать его лучше - продолжаются. Сегодня ЕГЭ обязательны только по двум предметам - русскому языку и математике. По остальным предметам,  тем, кто не планирует поступление в вузы, экзамены можно не сдавать. Получается так, что если ученикам не надо сдавать экзамен по предмету, то педагогам не надо их этому предмету всерьез учить. В результате, пропадает главный стимул к добросовестному труду у учителя.

 

Мнение:

«У школьников отношение такое же: надо сдать ЕГЭ - учат предмет, нет - не напрягаются. Разумно, чтобы аттестация в школе была по всем предметам, а ЕГЭ надо выводить из школы, проводить в независимых от школ центрах и только для тех, кто хочет поступать в вузы. Возможно, при этом разрешить сдавать ЕГЭ несколько раз»

Кирилл Семенов, директор СУНЦ МГУ.

 

Любовь Духанина: Считаю, что система оценивания должна быть выведена из школ для того, чтобы выстроить реально независимую систему оценки результатов, ее должен оценивать не тот, кто создает этот результат, а все-таки независимые центры создание независимых центров оценивания позволит нам создать ситуацию, когда они будут работать в течение учебного года, круглогодично. И это даст возможность….реализовать идею и досрочной сдачи, и идею второго шанса при сдаче ЕГЭ, потому что на территории школы сделать так, чтобы школа каждый день могла бы выступать еще пунктом приема экзамена – нереально. У школы есть свои задачи, насыщенные программы, школа конечно должна заниматься своей основной деятельностью в Москве уже есть два центра, которые в течение всего учебного года работают как тестовые центры, там полностью реализована модель ЕГЭ, и ребята могут попробовать пройти всю эту процедуру, для того, чтобы придя на ЕГЭ,  у них ничто не вызывало никаких вопросов.

 

Олег Наумов: Формирование системы объективной оценки знаний и повышение доступности высшего образования, обеспечение равных возможностей для этого – вот главные задачи, которые ставились перед единым госэкзаменом. Решил ли ЕГЭ эти задачи?  

 

Любовь Духанина: ЕГЭ решил несколько важных для системы образования задач. В первую очередь он дал возможность детям из удаленных территорий фактически на равных поступать в вузы. ЕГЭ снизил финансовую нагрузку на бюджеты семей. Потому что не нужно приезжать в город, жить, поступать и уезжать не всегда с успешным результатом. До введения ЕГЭ нельзя было сравнить полученные аттестаты в одном регионе, с аттестатом, полученным в другом регионе. Оценка 5 в одном регионе могла означать оценку 3 в другом регионе. И в этом смысле вуз, когда получал такие разные аттестаты и не имел возможность их объективно сравнивать, он вынужден был учитывать более высокие результаты, хотя по сути они могли быть не таковыми.

 

Вячеслав Лабузов: Еще лет 15 назад вряд ли мы бы увидели выпускника Асекеевского района в МГУ. Сегодня мы его там видим……еще несколько лет назад вряд ли в МГИМО поступали бы наши ребята. а они поступают, и более того, учатся с детьми дипломатов и учатся так, что занимают по рейтингам ведущие положения, хотя спрос в МГИМО, я не понаслышке знаю, очень жесткий. Поэтому, нет предмета совершенного, я думаю, что ЕГЭ будет изменяться и в дальнейшем, но наверно он выполняет, определенно выполняет. Хотя, конечно, составляют контрольно-измерительные материалы люди, поэтому человеческий фактор по-прежнему остается, но мы ушли от главного, когда за спиной Иванова, Петрова или Сидоровой стояла учительница и говорила: здесь поставь запятую, а здесь перепиши – вот этого сегодня нет.

 

Любовь Духанина: Во-первых, была создана единая процедура, по которой проводится данный экзамен. Все этапы экзамена одинаковы для каждого сдающего ребенка. Второе. Кимы действительно создаются очень авторитетными специалистами и они равные по степени сложности. И вузы в этой ситуации, когда сравнивают количество баллов, они уже не переживают, что могли попасться совершенно легкие варианты или совершенно сложные варианты. Все кимы калиброваны по степени сложности. У нас в стране возникла ситуация, когда в рамках единой процедуры по единому выверенному киму мы смогли начать оценивать реальное качество образования школьного в нашей стране. И это тоже большой результат, который очень для управления системой образования в нашей стране. Для того, чтобы понять в каких регионах как нужно влиять на систему школьного образования, чего не хватает, какое повышение квалификации нужно делать для учителей. Это очень важный результат, потому что до ЕГЭ никакой сравнительной базы не было и судить было не по чему, кроме субъективных оценок.

 

Олег Наумов: Совсем скоро начнется горячая пора для выпускников и их родителей. Как это время пережить?

 

Любовь Духанина: Любой экзамен в нашей жизни мы переносим с определенным напряжением нервных сил. Школьные экзамены всегда вызывали беспокойство. Одни беспокоились, чтобы их сдать и получить аттестаты и пойти работать, потому что хотелось все-таки закончить школу с аттестатом, а не со справкой. Другие хотели закончить школу таким образом, чтобы успешно поступить в вузы, сдав вступительные экзамены. ЕГЭ по-прежнему является экзаменом, который вызывает волнения и тревогу, потому что реально это экзамен с высокими ставками. Экзамен, по итогам которого ребенок поступает в ВУЗ. Как бороться с беспокойством? Нужно просто больше заниматься, лучше готовиться и поступать туда, куда ты хочешь поступить.

 

Вячеслав Лабузов: Если ребенок плохо себя чувствует – есть определенное правило, ему нужно сходить к врачу, получить соответствующую справку, и он в резервные дни, если нормально будет себя  чувствовать, спокойно сдаст. Потом, я вот беседовал с девочкой, которая 8 экзаменов собиралась сдавать, я просто спросил: зачем тебе 8, ты пожалей себя и родителей. Если ты определилась с вузами, сдай вот это количество предметов и достаточно будет. Это второй вариант. Третий вариант – не надо накручивать ситуацию. В этом году мы столкнулись с ситуацией, когда ученик, не решающий задачи на базовом уровне, делает заявку на сдачу на профильном. Профильный уровень включает в себя олимпиадные задачи, но родители упорствуют – пусть сдает. Мне кажется, что своих детей надо оценивать реально. Потом сегодня масса вузов, где и базового уровня хватит. Ну и потом, надо очень внимательно следить за выпускником, когда он выходит из дома. Понимаете, если он приходит без паспорта, его не пустят. И пока он взмыленный или звонит или бегает, понятно, в каком настроении он садится. А от настроения тоже много зависит.

 

Олег Наумов: До экзаменов осталось уже совсем мало времени, вряд ли его хватит на то, чтобы что-то еще выучить, ликвидировать пробелы в знаниях.  Но его достаточно для того, чтобы  настроиться на успех, поставить перед собой цель, которая  по силам, и помнить, что ЕГЭ – это лишь очередная ступенька в жизни, одна из многих, которые еще придется прошагать. Ну а если результат сданного экзамена вам покажется несправедливым, помните, что есть такая процедура, как апелляция. Подавать на апелляцию можно в течение двух дней после получения оценки. Практика показывает, что на апелляцию лучше идти с родителями, так вы будете чувствовать себя увереннее. Ну и конечно, экзаменационная работа должна быть проверена при вас. Не уходите, пока комиссия не объяснит причину отказа в увеличении количества баллов. Не стоит однако забывать, что в случае удовлетворения апелляции количество ранее выставленных баллов может не только увеличиться, но и уменьшиться. Успехов всем и самых высоких баллов!

 

ОРЕН-ТВ

18 мая 2017 г.