Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


По данным ВЦИОМ, уровень счастья россиян достиг 85%. Стоит ли доверять социологам? Продолжаются аресты губернаторов и генералов. Способна ли власть перехватить у Навального повестку борьбы с коррупцией? Планируется масштабный снос пятиэтажек в Москве. Решится ли власть на ущемление частной собственности граждан? Экс депутат Госдумы Николай Травкин и политолог Галина Шешукова в программе «Диалог с Олегом Наумовым».
опубликовано: 04-05-2017

Олег Наумов: Организация объединенных наций задалась целью показать достижения стран мира и отдельных регионов с точки зрения их способности обеспечить своим жителям счастливую жизнь. Первый подобный рейтинг был подготовлен  в 2012 году. Считается, что данные исследования смогут помочь государственным руководителям, политическим и общественным деятелям лучше реагировать на запросы своих граждан. При составлении рейтинга учитываются такие показатели благополучия, как уровень ВВП на душу населения, ожидаемая продолжительность жизни, наличие гражданских свобод, чувство безопасности и уверенности в завтрашнем дне, стабильность семей, гарантии занятости, уровень коррупции, а также такие категории как уровень доверия в обществе, великодушие и щедрость. В 2017 году рейтинг возглавляет Норвегия, в первой пятерке скандинавские страны и Швейцария, США на 14 месте, Россия на 49. Всего в рейтинге 155 стран. Так что у России средние показатели. Но такое положение не может устроить нашу власть. И за дело берутся социологи ВЦИОМ, по их данным уровень счастья россиян, по субъективным ощущениям, достиг 85%. Теперь мы впереди, правда, рядом с отсталыми странами и авторитарными режимами.

 

Николай Травкин: Я вообще очень подозрительно отношусь ко всем эти опросам. Такие результаты по уровню счастья 85%, они только укрепляют меня в моих сомнениях. Подозрительно, даже не сама цифра в 85%, а куда делся еще один процент от 86%, люди, которые доверяют и не любят никого кроме Путина? Куда они-то провалились, этот процент? Почему недостаточно счастливы при таком руководителе. Ну в Советском союзе были счастливы 99,99%, что подтверждала каждая избирательная кампания. А раз, и неожиданно и счастливые куда-то подевались и страна, государство развалилось.

 

Галина Шешукова: Вопрос, который касается счастья, он психологический, индивидуальный, и включает в себя прежде всего оценку состояния внутреннего мира человека, а не то, как он реагирует на окружающие проблемы, события и т.д. Есть такое королевство Бутан, это одно-единственное королевство, в котором нет подсчета валового национального продукта, а есть подсчет валового национального счастья. И есть министр счастья. И когда они по переписи собирали документацию, то один из вопросов, может самый важный, который они задавали – это чувствуете ли вы себя счастливыми. Оказалось, что у них подавляющее большинство, более 90% чувствуют себя счастливыми, а вот что касается несчастливых, их было 3,3%. А это одно из самых бедных королевств, видите, насколько это расходится с реальным экономическим положением.

 

Олег Наумов: Власть продолжает вести борьбу с коррупцией так, как она это понимает, то есть посадками высокопоставленных чиновников. Арестовали только что отставленного губернатора Марий Эл Леонида Маркелова, посадили уже по суду на 22 года генерала МВД  Дениса Сугробова. В преддверии выборов российская власть стремится перехватить инициативу у Навального по борьбе с коррупцией. Удастся ли  ей это?

 

Галина Шешукова: Если мы говорим о тех избирателях и о тех людях, которые будут поддерживать Путина, то все, что касается официальных данных о борьбе с коррупцией, арестов генералов, губернаторов, министров и тд – именно этой электоральной группой воспринимается на ура. И поэтому эта электоральная группа сохраняется, благодаря тому, что мы видим реальные примеры борьбы с коррупцией. То есть Навальный ставит проблему, а власть решает. Навальный опять ставит, а власть опять решает. Естественно, прежде всего, повышается доверие к органам власти. Поэтому я думаю, что перехватить повестку вполне удается и получается.

 

Николай Травкин: Это невозможно. Власть вообще не способна по своей природе перехватывать такие инициативы, как борьба с болезнью присущей самой власти. Ну как, коррупция - это ваше порождение. Это ваша природная травма, а вы говорите, что сейчас вы будете с этой природной травмой бороться. Тогда вы не власть будете. Тогда власть вместо вас придет другая, те которые победят эту болезнь. Хотя сами по себе вот такие аресты они, конечно, Путину добавляют очков, не институту власти, а именно ему. Вот мол наш какой крутой ни на кого не смотрит, губернаторов даже сажает. Мне кажется, здесь последствия возможны другого рода. Радость среди простых людей, она пройдет. Я думаю, что в головах вот этой правящей элиты, во всяком случае регионального уровня, и силового уровня, к которому относится Сугробов, получивший 22 года – у них сумбур начинается. Со скрежетом в мозгах что-то поворачивается. Может быть, раз сегодня нет защиты, зря может быть мы ориентируемся на него. Может быть, нам посмотреть как-то в другую сторону. Есть и кроме этого руководителя хорошие люди. Сумятица в головах элиты, она может подвигнуть на серьезные потрясения на уровне Кремля.

 

 

Олег Наумов: Фильм-разоблачение Алексея Навального против премьер-министра стал поводом для массовых выступлений протеста. Дмитрий Медведев так и не сказал ничего по существу расследований фонда борьбы с коррупцией. Лишь через месяц после опубликования фильма он так прокомментировал собранный против него компромат:

 

Мнение:

«Делается все по принципу „компота“: берут разную муть, чушь, собирают, если касается меня, моих знакомых людей, ………..собирают какие-то бумажки, фотографии, одежду, потом создают продукт и предъявляют его».

Дмитрий Медведев, председатель правительства РФ.

 

Олег Наумов: А потом добавил: «У меня нервы крепкие, я продолжаю делать свое дело, это моя ответственность перед людьми». Должны ли высшие чиновники отвечать на обвинения в коррупции перед обществом?

 

Галина Шешукова: Безусловно, должны. Мое глубокое убеждение, что если бы Дмитрий Анатольевич Медведев не ждал месяц, прежде чем на одной из встреч определить свою позицию, а немедленно, на второй-третий  день отреагировал, пусть с тем же заявлением, которое многих не устраивает, потому что нет конкретики. Но пусть бы он это все озвучил. И сам, и его пресс – служба. И на мой взгляд, накал митингов, которые прошли, был бы  на порядок ниже. Премьер-министр – это публичный политик. Это человек, который имеет дело прежде всего со СМИ для связи с обществом. И вот этот канал Медведев не использовал. Зато по полной его использовал Навальный. Поэтому я полагаю, что как только возникают какие-то проблемы, связанные с коррупцией, с какими-то обвинениями,  с личными проблемами политиков, с их семейным положением, женами, детьми и тд, самое честное – сразу выйти и ответить. Пусть кого-то не устраивает твой ответ. Но ты не уходишь от этого ответа. Ты не прячешь голову в песок как страус, а ты говоришь, вот так дело обстоит. Поэтому я полагаю, что это была ошибка, и попытка ее исправить несколько запоздала.

 

Олег Наумов: Ошибок Дмитрий Медведев в последнее время наделал немало. Кроме фильма-расследования Навального, он и сам своими  высказываниями  наподобие «денег нет, но вы держитесь» или советом учителям идти в бизнес, подпортил себе репутацию. Неудивительно, что по результатам соцопроса, проведенного Левада –центром, требование отставки премьер-министра Дмитрия Медведева поддерживает уже 45% - почти половина россиян. Но оказалось, что таким опросам власть не особенно доверяет.

 

Мнение:

«Председатель правительства не придает особого значения данным соцопросов, особенно проведенных «Левада-центром» по вполне определенному политическому заказу.»

Наталья Тимакова, пресс-секретарь председателя правительства РФ. 

 

Олег Наумов: То есть, когда социологи показывают рост доверия власти, это нормально и правильно, а когда рейтинг доверия падает, то это политический заказ.

 

Николай Травкин: Левада-центр  задает вопрос – вы за отставку правительства? И 17% говорят, да, мы за отставку. И 28% говорят, да вообще то не против. Сложили и получили 45%. А если бы не вся шумиха вокруг Медведева, если бы не сделали бы из него уже козла отпущения, эти цифры кого-то удивили бы? Тема гораздо серьезнее и глубже, чем просто обсуждать персонально Медведева. А работа правительства и Медведева как главы правительства настолько сегодня карикатурна и беспомощна, что без этого правительства страна бы не заметила потери бойца. Уровень правительства сегодня – это благоустройство дворов. И не надо нам ждать чудес, что вот они там с Путиным – раз и так развернут корабль, что не только 85% счастливыми будут, а 100% счастливых и очередь еще со всей Европы к нам за гражданством, за счастьем.

 

Галина Шешукова: Я полагаю, что высокий антирейтинг Медведева и то, что он вырос по данным Левада-центра на 10% и составил сейчас 57%, думаю, что это связано в большей степени именно с проблемами внутренней политики. И раньше этот антирейтинг, до этого фильма, он все равно был очень высокий. Он все равно был порядка 47%. Это очень большой антирейтинг для председателя правительства. Поэтому главное – это те проблемы, которые сейчас волнуют людей. А какая главная проблема? Вырос уровень бедности в стране, понизились доходы населения, людям труднее стало устраиваться на работу на нормальную зарплату – вот что волнует людей в первую очередь. А кто виноват?  Естественно власть исполнительная. А кто возглавляет исполнительную власть? Председатель правительства.

 

Олег Наумов: В московской мэрии принята грандиозная программа по реновации. Она предполагает снести устаревшие пятиэтажки, а жителей   переселить в современные комфортные дома. Казалось бы, надо радоваться, власть заботится об улучшении жизни граждан. Но выяснилось, что эта программа предусматривает возможность отселения жителей за пределы своего района, предоставление «равнозначного», а не «равноценного жилья» взамен сносимого, а также предполагает выселение по суду, если собственник не согласился в течение 2 месяцев на предложенное ему альтернативное жилье. Этот законопроект вызвал протесты москвичей.

 

Мнение:

«Это не Сочи, сопротивление будет реальным и сильным. Вряд ли стоит рассчитывать, что издержки, как обычно, удастся переложить на население, – те самые 20–25% жителей пятиэтажек, не желающих переселяться по предложенным схемам. Придется сдавать назад и менять правила игры.»

Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики

 

Олег Наумов: Перед Олимпиадой в Сочи в результате расчистки территорий для строительства олимпийских объектов были снесены жилые дома, а жители этих домов расселены. Когда сносятся ветхие, небезопасные для проживания дома, это понятно. Но когда для нужд власти сносят добротное частное жилье  - это  прямое нарушение закона о неприкосновенности частной собственности.   

 

Галина Шешукова: Когда мы нарушаем закон о частной собственности, и права граждан проживать именно в том жилье, которое является собственностью человека – мы нарушаем права человека. И нарушение прав человека имеет колоссальный общественный резонанс. Тем более, если это будет касаться десятков тысяч жителей. Я полагаю, что здесь надо принять несколько мер для того, чтобы избежать высокого  уровня конфликтности между обществом и городской властью. Я думаю, что это очень серьезный вопрос, и он касается не только Москвы, но и нашего Оренбурга. Мы знаем, что очень много конфликтов между властью и населением возникло в связи с точечной застройкой, в связи с тем, что при строительстве новых домов не учитывается позиция населения рядом с домами, в которых давно проживают жильцы. И их положение резко ухудшается. Я имею в виду и стоянки автомобилей, и детские площадки, соответственно, конфликты очень острые, оренбуржцы идут в суды, выигрывают, кстати, эти суды, и мы видим, что то, что касается жилой застройки – это требует совершенствования законодательства и его правоприменения. Потому что далеко не всегда решениями судов жильцы довольны. Очень сложная проблема и решать ее надо совместно – обществу и власти.

 

Николай Травкин: Нужен ли отдельный закон? Я думаю, что если не отдельный, то определенные изменения в законодательстве нужны.  Вот как обыватель я рассуждаю. Вот стоит пятиэтажка или девятиэтажка. И видно, что она трещинами пошла. Обследовали. Плывун под фундаментом,  черт возьми! Откуда он взялся? Вот рядом построили высотку и  поменяли внутреннюю биологию. Теперь попер плывун. Рухнет дом-то. Заселенный. Как с ним быть? Половина жильцов испугались. Давайте быстрей переселяйтесь, кто-то на деньги согласился – мы сами решим вопрос. Кто-то согласился переехать в другое место. И вдруг из этих 90 квартир или если пятиэтажка – 80 квартир, 20 говорят – нет, а трещина идет и идет. Как поступать? Как? Значит должен быть какой-то закон, решать этот вопрос надо. И когда на кону человеческая жизнь, то какие-то ущемления  в правах гражданина, в том числе на частную собственность, они вполне здесь возможны.

 

Олег Наумов: Однако рост недовольства москвичей вредит президентской кампании,  поэтому Владимир Путин на совещании с членами правительства поручил доработать законопроект о сносе пятиэтажек так, чтобы он гарантировал права граждан и «ничего не навязывал силой»

 

Мнение:

«Хочу сразу сказать, что ничего, что нарушает законы, действующие на сегодняшний день, и права граждан, подписано мною быть не может»

В. Путин, президент РФ.

 

Галина Шешукова: Когда идет переселение из ветхого жилья на окраины – это делается на основе закона, инструкций и подзаконных актов, которые позволяют, допустим, три раза сделать предложение  человеку о том, что  ему предлагают квартиры там, там и там. И после того, как он от всех трех отказывается, потому что его это не устраивает, решение о его выселении все равно принимается. Это как когда мы приходим устраиваться на работу, нам говорят, вот вам три места. А, вы профессор? Дворником сюда, уборщицей сюда и посудомойкой сюда. Вы не хотите? Ну простите, мы вам три места предложили, до свиданья, все. Точно так же с переселением из ветхого жилья.

 

Николай Травкин: Плюс один. Что любая маленькая победа общества по защите своих прав – это правильно и приятно. Это мало-мальски мышцы начинают появляться у гражданского общества. Любая мизерная победа, пусть у тысячи человек, но она уже в мозгах оставила след, что можно отстаивать свои гражданские права, вот это плюс, это хорошо.

 

Олег Наумов: Московская власть решает сейчас довольно трудную задачу: как выполнить программу реновации и при этом  своими действиями не вызвать роста недовольства, совершенно ненужный накануне предстоящих выборов? Можно ли на этом московском примере со сносом пятиэтажек говорить о системе принятия решений во всей стране?

 

Николай Травкин: Система принятия решений – это вверху собрались там, или он собрал всех и сказал – будет вот так. И еще пять человек там, два из них чего-то вякнули, но все это не вышло за пределы комнаты. Общество, люди, даже те, кого непосредственно касается принятие решения, непричастны. В стране нет институтов, через которые не только они могли бы пообсуждать, дать свои предложения и возражения, а не существует институтов, которые донесли бы это мнение. Отработанной системы учета интересов людей, его не было в государстве никогда. Тяжелую жизнь проживаю, но внуку оставлю двухкомнатную квартиру в хрущевке. А тут говорят, что отнимать будут, тут большинство людей это и коснулось. Это оказалось болевой точкой. И люди возмутились: а вы вообще нас спрашивали? А почему именно так, а не по-другому? Вы обсуждали это где-то? А власть-то привыкла не обсуждать.  Она даже опешила сначала. Кто это там? Ну-ка, зеленкой в морду ему. Выступает. Умный очень нашелся. А потом видит – этих умных все больше и больше. Власть начинает потихоньку сдавать позиции. Вот система принятия решений. Государство дальше неспособно будет сделать никакого, даже необходимого решительного шага, если оно не выстроит систему утрясания интересов с людьми. Если оно не выстроит систему учета интересов людей.

 

Олег Наумов: Система учета интересов людей была и в Советском Союзе: и работа с письмами трудящихся, и наказы избирателей, и учет мнения людей через профсоюзы. Но как и в любой авторитарной системе получалось так, что все эти мнения только подчеркивали верность генеральной линии партии. И когда открывалась новая поликлиника, магазин или стадион в ЦК партии коммунистов говорили – это по просьбам трудящихся. Московский снос пятиэтажек тоже пытались подверстать под выполнение просьб трудящихся к выборам президента. Но оказалось, что квартиры теперь в частной собственности граждан, а граждане уже способны стать на защиту своей собственности. Хотя власть немало сделала для разрушения института частной собственности. Сначала у Михаила Ходорковского отобрали нефтяную компанию. Народ радовался: так ему, олигарху, и надо. Затем в Москве и в других крупных городах снесли в одночасье палатки и киоски, находившиеся в собственности мелких предпринимателей. Здесь уже было сочувствие, все-таки мелкий бизнес - это сотни тысяч граждан. Но и особой поддержки не наблюдалось. Теперь покусились на единственную ценность у миллионов граждан – квартиру. На право распоряжаться ей по своему усмотрению. Но судя по всему на этом этапе общество все же способно защитить главные устои Конституции страны.  

 

ОРЕН-ТВ

4 апреля 2017 г.