Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Умер Евгений Евтушенко, «человек-эпоха», поэт ставший символом «оттепели». Каким он был? Как складывались его отношения с властью? Почему Евтушенко сожалел о распаде Советского союза? Сегодня о Евгении Евтушенко говорят поэт Юрий Ряшенцев и филолог Таьяна Жаплова.
опубликовано: 13-04-2017

Олег Наумов: С конца 50-ых годов двадцатого столетия в стране наступил период настоящего поэтического бума. Тогда среди молодежи считалось признаком интеллигентности и просвещенности читать наизусть стихи  молодых поэтов Беллы Ахмадулиной, Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского, Булата Окуджавы, и конечно, Евгения Евтушенко. Он стал, пожалуй, самым известным из этой плеяды поэтов, ставшей символом «оттепели». Самым известным и самым противоречивым. С одной стороны, поэт умел находить общий язык с властями при любом режиме. С другой стороны, известно, что Евтушенко был в числе тех немногих литераторов, кто публично выступал в защиту опальных  Бродского, Даниэля, Солженицына. Это противоречие было и в его творчестве, но время высвечивает суть творца, и в памяти людей остается главное – «Наследники Сталина», «Бабий Яр», «Идут белые снеги» и еще сотни других стихов.  Его стихи помогали людям сохранять веру в милосердие и любовь в годы застоя и в годы бурных перемен.  И человеком он был глубоким  и противоречивым: с одной стороны, очень ярким и свободным, а с другой, скромным и великодушным.

 

Юрий Ряшенцев: Я в своем отношении к Евгению Александровичу Евтушенко прошел путь, который прошел не один я: от некоторой недоверчивости, усмешки по поводу ранней его славы, эпатажности и до глубочайшего и осознанного уважения к тому. Он очень хороший человек был. Странно начинать разговор о поэте с того, что он хороший человек был. Тем более что и это обстоятельство имело разные  оттенки, которые вызывали неудовольствие: он был чересчур громок, он вызывал улыбку от манеры одеваться до каких-то неожиданных и кажущихся нескромными заявлений. Но если разобраться, я не знаю того, кто, зная его, мог сказать плохо о нем как о человеке. Он человек обидчивый. Он обижался на   например, он обиделся на фильм «Таинственная страсть», который показывали по телевизору, и наверно справедливо обиделся. Мне очень забавно было видеть его совершенно детскую обиду. В нем вообще было много мальчишеского, детского.

 

Олег Наумов: После смерти Сталина наступил конец эпохи террора и мракобесия, в стране повеяло воздухом перемен. Хрущев распахнул ворота в мир. Именно на этот период пришлось начало творческого пути Евгения  Евтушенко.  Поэтов того времени принято называть шестидесятниками, а короткий период после 20-го съезда назвали «оттепелью».  Большинство «шестидесятников» были выходцами из интеллигентской или партийной среды, их родители были убеждёнными большевиками, а вера в коммунистические идеалы была для большинства «шестидесятников»  естественной.

 

Татьяна Жаплова: Молодое поколение мечтало о том, что можно будет изменить жизнь в стране только общими усилиями, поэтому первые обращения молодой поэтической поросли были к массам, к аудитории,  и поэтому большая часть чтений, выступлений перед массами была ориентирована на отклик этих масс. Поэтому стихи были публицистическими, в откровенно публицистической манере прочитаны, и они предполагали решение не каких-то частных вопросов, а наоборот, общих, которые волнуют всех абсолютно. Вслед за Евтушенко мы смотрим на эту оттепель какими глазами? Да, это время, полное надежд, при том, это время, когда уже был сделан некий анализ того, что было сделано в русской истории в общем-то посыл был позитивный изначально. Они несли с собой новое, молодое, оптимизм невероятный, и все это сопровождалось верой в идеалы, которую поколебать на тот момент ничем было невозможно.

 

Юрий Ряшенцев: Можно сказать, что он дитя этого периода. Хотя он сам этот период во многом и создал. Это человек, благодаря которому это стало возможным. В числе прочих сотен тысяч людей, которые работали на то, чтобы, наконец, эта страна совершила какие-то телодвижения и стала тем, чем она на короткий период и стала. Конечно, он это воспринял с радостью. Вообще шестидесятники то, что они вывели поэзию на эстраду – это факт. То, что 14 тысяч зрителей рвались в Лужники, и конная милиция стояла, я сам участник этих вечеров, я помню, как это было. И как публика сидела и ждала. Почему это было возможно? Потому что  стихи настолько мобильная вещь, в них было позволено то, что нигде больше не было позволено. Выходил поэт и читал какие-то вещи, которые чиновники не понимали. Мучительно наморщивали лбы, пытаясь понять, что там сказано.  И иногда в самых безобидных стихах находили для себя порчу какую-то. А публика понимала и реагировала. Шла туда для того, чтобы услышать то, что нигде не услышишь. И Евтушенко был не могу сказать один из первых, а просто первый, наверное.

 

Олег Наумов: Шестидесятникам ещё в детстве пришлось пережить мировоззренческий кризис, потому что многие из поколения их родителей пострадали во время сталинских чисток, некоторые  были посажены или расстреляны. Свобода, хлынувшая с Запада в 60-е годы, и  все большее закручивание гаек в своей стране – все это заставляло задумываться и приводило поэтов к оппозиции режиму. «Танки идут по Праге», «Наследники Сталина», «Бабий Яр» - в этих и других стихах Евгений Евтушенко выступает против бесчеловечной власти. Когда Советский союз распался, Евтушенко написал стихотворение «Прощание с красным флагом».

Прощай, наш красный флаг...

Ты не принёс нам благ.

Ты с кровью, и тебя

мы с кровью отдираем.

Вот почему сейчас

не выдрать слёз из глаз

так зверски по зрачкам

хлестнул ты алым краем.

И все же 25 декабря  1991 года, когда над Кремлем был  опущен красный флаг и СССР закончил свое существование, Евгений Евтушенко вспоминал с горечью и грустью.

 

 Юрий Ряшенцев: Потому что надо понять, что такое Советский союз. Советский союз – это территория, страна, природа, люди, власти. Те, которые понимают, что такое Советский союз и как в нем жить, и те, которые испытывают их деяния. Все это вместе Советский союз и все это вместе молодость Евтушенко. Поэтому я понимаю его расставание трагическое с империей. И у меня есть стихотворение «Прощание с империей», кто только из нас не осознавал, что из нашей жизни ушел огромный период жизни. Поэтому слезы в данном случае понятны, они не относятся к режиму,…..

(из ниже) ему была мила прежде всего та Россия, та родина, которая состоит из пейзажей, из простых людей, которые ее населяют и не думают возглавлять эту страну. То, что принято называть Россией, потому что когда мы говорим Россия, мы меньше всего думаем о том, кто сейчас в президентском совете и кто какой пост занимает. Так всегда было.

 

Татьяна Жаплова: Евтушенко как поэт, особенно в первых своих стихотворениях о говорит нам о России, которую он любит в любом ее проявлении. То есть независимо от того, каким бы это периодом не было, он находит ключевые точки, которые для него являются важнейшими вехами в становлении русского народа и русского характера как такового. …

«..А любил я Россию всею кровью, хребтом - ее реки в разливе и когда подо льдом, дух ее пятистенок, дух ее сосняков, ее Пушкина, Стеньку и ее стариков. Если было несладко, я не шибко тужил».  

Ну и концовка: «Быть бессмертным не в силе,

но надежда моя:

если будет Россия,

значит, буду и я.»

Это шестидесятые годы, для тогдашнего Евтушенко это характерно, такое восприятие России.

 

Олег Наумов: И все в  те же шестидесятые поэт пишет «Монолог голубого песца». Многие литературоведы считают это стихотворение исповедальным.

«Кто в клетке зачат — тот по клетке плачет,

и с ужасом я понял, что люблю

ту клетку, где меня за сетку прячут,

и звероферму — родину мою».

Так писал поэт. Или вот еще:

«Пусть я прожил нескладно,

для России я жил».

Почему же он все-таки уехал жить за границу?

 

Юрий Ряшенцев: Да он никогда не был вне России. Что такое территория? Мы с ним в декабре вместе в Подмосковье сидели, и глядя на подмосковные снега, разговаривали о русской поэзии. Пребывание человека за границей это только у нас в Советском союзе считалось чуть ли не предательством, а чаще всего предательством, если тебя не послало правительство родное туда.  Что такое земной шар? Это территория, по которой человек должен иметь возможность свободно перемещаться. Ему по разным причинам могло быть удобнее там и в силу здоровья, кстати говоря, при нашем состоянии здравоохранения.

 

Олег Наумов: Почему советская власть прощала поэту его вольность, критику власти? Ведь думающих и независимых у нас было принято гнобить, а то и вовсе выставлять из страны.

 

Юрий Ряшенцев: Дело в том, что власти не очень свойственно понимать стихи в том смысле, в котором мы обычно это понимаем. Поэтому когда они вдруг понимают, что это такое, как это здорово сказано, они поддаются обаянию: вот это наш поэт, вот только у него заблуждения. Надо заблуждения поправить, и тогда он станет совсем наш. Вот эта попытка направить его на путь, который нужен властям – она была всегда. Они заигрывали с ним. Власти вообще всегда хочется иметь своего поэта…….и их бесконечные попытки наладить с ним отношения, купить его и заставить его действовать на благо власти – они были всегда, и в этом смысле он удивительно ловко обращался с властями. Я помню, что когда он печатал «Братскую ГЭС  у нас в «Юности», количество поправок было таково, что…. он очень легко, кстати говоря, шел на поправки всякие. У него было рекордное количество поправок. Причем, ему давали, например, 45 поправок. Он сидел в течение одного-двух дней все делал, приносил, ему давали еще 45 и он опять.  У него было очень много азарта в отношениях с властью. Он все время играл с ней. Им казалось, что он стреляет сразу в два конца, с одной стороны туда, куда надо, а с другой – в обратную сторону. И они были наверно правы со своей позиции. Он умудрялся сохранять хорошие отношения с ними. Он вообще был человек очень  подвижный в своих отношениях с властями и многие ставят ему это в вину. Причем, отношение в редакции было к нему, с одной стороны любовное, а с другой стороны с опаской: что он еще выкинет, непонятно было.

 

Татьяна Жаплова: Евтушенко со своей трибуны выступал как глашатай новых истин, какой-то новой правды. Отмечают литературоведы, особенно в первых стихотворениях молодой задор, какую-то внешнюю легкость, при всем при том, что содержание очень глубокое. Он старался вести за собой поколения и в этой правде не было ничего отталкивающего, не было ничего вызывающего. Это была по сути дела жизнь, которая могла довольствоваться малым, но идеалы были высокими. Это люди, которые отходили от чего-то бытового, приземленного и старались молодое поколение устремить за собой ввысь. Да и в принципе, поколение переживших войну тоже. И он понимал свою особую миссию. И за ним шли люди понимали, что они строят новое время, новое время их влечет за собой, и они идут вслед за своим поэтом. В  его поэзии легко вспоминаются исторические персонажи, его поэзия при том ориентирована на день сегодняшний, на те события, которые были непосредственно тогда какими-то ключевыми для советской страны. То же строительство Братской ГЭС, например. Или события, которые происходили с участием советских людей за ее пределами, допустим, в Чехословакии. Он понимал, насколько это резонансно и старался на это откликнуться.

А в 90-е годы немного ситуация изменилась, и он сам говорил, в воспоминаниях это есть, что немного слабее звучит его голос. Но он и раньше себя предупреждал и одергивал, говорил себе, как поэту: Что ж ты оратор, что ж ты, пророк, ты растерялся, промок и продрог? Кончились пули, сорван твой голос? Дождь заливает твой костерок? То есть на какие-то важные вопросы он для себя не может найти ответ для начала.

 

Олег Наумов:  Отношение к поэту всегда было полярным: одни говорили о его человеческой доброте и отзывчивости. О том, что он умел искренне восхищаться чужими стихами. Что он многим помог. Были и недоброжелатели, особенно из числа коллег. Поэт Иосиф Бродский говорил, что «если Евтушенко против колхозов, то я - за».

 

Юрий Ряшенцев: Да, его скромным не назовешь, он был человек, который отлично понимал, что он такое, и он открыто об этом говорил. Это вызывало у одних улыбку, у других ненависть. Вообще, столько врагов, сколько имел он – это поразительно. Такая же была и любовь народная. Я работал в отделе поэзии, и мы в день получали несколько десятков писем только посвященных ему, разговора с ним, и там были письма, полные ненависти и полные любви. Это человек, который наделал шуму в стране как никто другой. Ни один поэт не имел такой славы и такой связи с читателем, как он.

 

Татьяна Жаплова: Эпатажность, свойственная ему, кому-то она нравилась, кого-то она отталкивала. То же касается его выступлений подчас скандальных изначально перед аудиторией, перед чиновниками, что часто случалось. Вызывает много споров даже сам факт публикации Евтушенко «Антологии русских поэтов», то есть все отмечают, что там субъективный подбор, он исключительно исходит из своих предпочтений, собирает антологию. Но в любом случае, это русская поэзия,  как бы к ней не относились, это в любом случае классика, это то, что с нами живет и то, что он отбирал исходя из своих предпочтений.

 

Юрий Ряшенцев: Он свято верил в то, что поэт – это пророк, и что он должен быть всегда на передовой и выражать стихами все то, что болит у людей. Это его точка зрения и он ее до последнего дня исповедовал. Хотя когда я вспоминаю его ранние стихи, они ведь предельно высоки и с точки зрения чистой поэзии. Чистого умения, чистого ремесла поэтического.

«Со мною вот что происходит

Ко мне мой старый друг не ходит,

А ходят в праздной суете

Разнообразные – не те».

Посмотрите, как это все сформулировано и как отточено. Звук какой! Эти стихи по звуку, я думаю, одни из лучших его стихов.

 

Татьяна Жаплова: Вот этот имидж глашатая, пророка, думаю, с ним слился навсегда, и по- другому многие не воспринимают шестидесятников. И даже среди шестидесятников проводят четкое разграничение, роли своеобразные приписывают каждому из выдающихся поэтов той поры. Вот как раз о Евтушенко говорят как о провозвестнике новых идей, о том, кто ведет за собой, и кто в конечном итоге открывает нам страну, мир и себя.

 

Олег Наумов: Писатель Дмитрий Быков описывает свой последний  разговор с Евгением Евтушенко по телефону. Вот что он сказал, прощаясь с поэтом:

«говорить вашими цитатами будут всегда, потому что вы отважились высказать самое мучительное и стыдное, и даже те, кто будет вас по-прежнему шпынять, будут способствовать вашей вечной жизни. И сколько бы всякого я про вас ни говорил, в том числе вам лично, я всегда понимал и буду понимать, что вы – явление великое, прилично такое говорить в глаза или нет».

Мы спросили у Юрия Ряшенцева, который был лично знаком с поэтом, и которого сам Евтушенко как-то  назвал «трагическим жизнелюбом»: Если у вас была возможность сказать ему что-нибудь в последние его часы, что бы вы сказали?

 

Юрий Ряшенцев: Я хотел бы ему сказать спасибо. Просто спасибо за то, что он был и что делал, с очень четким пониманием его недостатков, смешных сторон. Они все были безобидны по сравнению с тем добрым, что он делал.

 

Олег Наумов: А что будут говорить о Евгении Евтушенко теперь, когда его не стало? В московских школах 3 апреля стартовали уроки литературы, посвященные памяти поэта Евгения Евтушенко. Министр образования Васильева рекомендовала распространить это по стране. Правильный ли это акцент? Не будет ли это пониматься как навязывание? У нас ведь по традиции отвергается все официозное. Каким останется поэт в истории русской литературы и памяти народа? Он так и не стал лауреатом Нобелевской премии, хотя наверняка заслуживал ее одними этими строками, которые стали поговорками «Поэт в России - больше, чем поэт", «хотят ли русские войны"; "над Бабьим Яром памятников нет", «со мною вот что происходит».  Он умудрялся собирать стадионы любителей поэзии, стал символом целого направления русской поэзии шестидесятых годов. Стихи Евтушенко стали для многих глотком свежего воздуха. Еще при жизни он стал классиком,  настоящим народным поэтом и останется им  навсегда.

 

Орен-ТВ

13 апреля 2017г.