Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Дальнобойщики, недовольные системой «Платон», опять бастуют. Что будет делать правительство? Закон о замене денежной страховой выплаты направлением на ремонт принят Госдумой. Чем это обернется для автовладельцев? Хамское поведение чиновников и «золотой молодежи» на дороге. Как с этим бороться? Юристы Виктор Похмелкин и Алексей Сергеев, председатель "Союза перевозчиков Оренбуржья" Алексей в программе «Диалог с Олегом Наумовым».
опубликовано: 06-04-2017

Олег Наумов: По всей стране продолжаются акции протеста водителей-дальнобойщиков против системы «Платон». Самые массовые отмечаются на Дальнем Востоке и на Северном Кавказе, в частности в Дагестане. В нашей стране грузоперевозки играют большую роль в снабжении регионов жизненно важными товарами, но сами водители большегрузов оказались в тяжелом  положении. Налог, который на сегодняшний день составляет 1.91 рубля  за километр в пути, стал для них последней каплей. Также они возмущены качеством дорог, которые не ремонтируют, несмотря на обещания. Поэтому дальнобойщики просят, чтобы к их протесту общество отнеслось с пониманием, а от власти требуют полной отмены нового побора. Власти и раньше серьезно опасались недовольства системой «Платон», поэтому вместо планируемого повышения тарифа в 2 раза, он вырос лишь на 25%. Также было принято решение разработать систему скидок в зависимости от пробега грузового автомобиля. Однако эти уступки не сработали, и  дальнобойщики продолжают бастовать.

 

Алексей Губанцов: Может, кто-то и расценивает, что это какие-то уступки, а в основном все дальнобойщики, народ расценивают как не благо царя, а кость, которую кинули перед стачкой, которая была объявлена  за полтора месяца, чтобы люди что-то заглотили, успокоились и ничего не делали. Цель  дальнейшая - полная отмена Платона,  либо сделать его, если уж он так нужен, оставить его под транзитные автомобили, так как они не являются контрагентами. В Россию они приезжают, дороги ломают, соответственно пускай оплачивают, как в нормальной цивилизованной стране, в Евросоюзе, скажем, а также требования такие, чтобы привести весовой контроль в порядок, все подзаконные акты довести до ума. У нас на один день выехали, постояли, обозначились, что мы принимаем участие и люди разъехались по гаражам, стоят в гаражах, машины ремонтируют, подготавливают, в надежде, что эта стачка закончится, и будем продолжать работать.

 

Виктор Похмелкин: Для меня совершенно очевидно, что надо отменять систему Платон. Надо. Этот шаг нормально бы восприняли автомобилисты, гражданское общество, потому что все понимают ее глубочайшую несправедливость. Но власть этого сделать не может, потому что за спиной – мощные коммерческие интересы определенных структур, которые вложили свои деньги и хотят сейчас получать прибыль с этих вложений. А власть с этими людьми завязана. Поэтому начинаются маневры: давайте здесь приостановим, здесь снизим, но отменять совсем не будем. Хотя я знаю, что многих из них возмущает даже не сама повышенная оплата за перевозки соответствующие, а то, как собираются распределять эти деньги. Там почти больше четверти средств идут в коммерческие структуры, тем людям, которые эту систему Платон разрабатывали и внедрили.  И вот эта несправедливость их возмущает до глубины души. Но власть не может поступиться коммерческими интересами тех людей, с которыми она находится в тесной смычке. И вот здесь такое непримиримое противоречие, которое чревато, если ничего не делать и ничего не менять, чревато революционным взрывом.

 

Мнение:

«…….предъявленное дальнобойщикам обоснование Платона было наглым и высокомерным. Начальство не пыталось даже сделать вид, что за новым побором стоит какая-то логика и государственная необходимость, водителей и владельцев грузовиков изначально держали за дураков и холопов».

Леонид Гозман, политик.

 

Олег Наумов: А вот что говорят дальнобойщики:

- Транспортный налог платим – молчим, акциз платим, а он тоже является транспортным налогом, правильно. Теперь еще один налог нам навязывают. И говорят конкретно: платите и молчите.

- Я «серым» никогда не был, налоги всегда платил. Правительству и президенту на сегодняшний день не верю.

- Платон для меня – это последний гвоздь в крышку моего гроба как предпринимателя.

- С 2016 года Платон ввели – и что? Где-то кто-то дороги сделал?

По поводу ремонта дорог. Недавно вице-премьер РФ Аркадий Дворкович заявил, что "ключевые объекты федеральной дорожной сети, которые будут финансироваться «Платоном», будут выбираться на основе предложений самих перевозчиков". То есть сами дальнобойщики будут решать, какие дороги ремонтировать в первую очередь. Но водители большегрузов этим заявлениям почему-то не верят.

 

Алексей Губанцов: Наше доблестное правительство, доблестное в кавычках, оно много заявлений делает. Когда  вводили акциз, они говорили, что уберут транспортный налог, а оставили и то, и то. Ввели этот Платон и на сегодняшний момент федеральные СМИ рассказывают, что все прекрасно и Платон -  это благо, нам рассказывают, что то 6 тыс километров сделали уже с Платоном, то 9, то 10, цифры постоянно скачут, они даже договориться между собой не могут. Так же и здесь, они говорят, что будут спрашивать у нас, у перевозчиков. Ну где вы видели, чтобы хоть с одним перевозчиком они общались?

 

Виктор Похмелкин: А что, кроме дальнобойщиков никто по дорогам не ездит? И мы платим. Мы платим транспортный налог, мы платим акцизы за бензин, мы платим регистрационный сбор. Все остальные автомобилисты тоже платят и большие деньги. И имеют право требовать, чтобы дороги были в надлежащем состоянии. Что касается дальнобойщиков, возможно и нужно с них дополнительную плату брать, но считать, что только из этих денег все будет ремонтироваться, и что они будут решать, что нужно и что не нужно, извините, это не совсем правильно при всем моем уважении  дальнобойщикам. Я против этой системы Платон, я за ее отмену, но я полагаю, что ремонтировать нужно все дороги, содержать в нормальном состоянии все дороги, а не по выбору. По всем дорогам ездят люди. Есть дороги, на которые дальнобойщиков не пускают, что, они будут в заброшенном состоянии? Кстати, не федеральные трассы в самом скверном у нас виде пребывают, а как раз-таки муниципальные дороги. Поэтому я думаю, что здесь нужна нормальная налоговая политика, и самое главное, гораздо большая открытость, прозрачность всех дорожных работ. И более жесткий спрос. Через иски и через административную ответственность, потому что дорожников прикрывают часто местные и региональные власти, и вот эту круговую поруку надо разрывать.

 

Олег Наумов: Ни для кого не секрет, что подготовка водителей в автошколах – это серьезнейшая проблема, связанная и с низким качеством обучения, и с коррупцией. В результате, новоиспеченные водители получают  водительское удостоверение, за которое они платят энную сумму, но совершенно не имеют навыков вождения. Вместо того, чтобы решать эту проблему, правительство предлагает начинающих водителей (со стажем до 2 лет) ограничивать в правах: им запрещена буксировка транспортных средств и эксплуатация автомобиля при отсутствии знака «Начинающий водитель».  При этом известно, что по вине начинающих водителей происходит лишь 7% всех ДТП, а остальные 93% совершается более опытными водителями. Где логика?

 

Виктор Похмелкин: Совершенно правильно, что начинающие водители отнюдь не самые аварийно опасные субъекты. ……….наиболее тяжелые ДТП с последствиями неприятными вплоть до гибели людей и тяжких телесных повреждений попадают водители от двух до пяти лет. И это вполне логично. Начинающий водитель все-таки при всей своей неопытности, и эта неопытность требует от него повышенной осторожности, аккуратности.

Второе. Хорошо, вы ограничиваете в каких-то маневрах начинающих водителей. Ну например, давайте не пустим их на автомагистраль, пусть ездят 70 км  в час и меньше. Спрашиваю: хорошо, прошли два года. Он по автомагистрали не ездил и получает такое право. И что дальше? Он туда рванул, а у него навыка такого нет. Он привык ездить со скоростью 70 км в час и он будет тормозом для всех на трассах. Не научишься плавать, если в воду не залез. Это очевидно.

Думаю, что здесь есть элемент коррупции, есть стремление выжать как можно больше денег, побольше штрафов, побольше взяток. Поскольку сразу же растет количество нарушений. Начинающий водитель становится потенциальным правонарушителем. Чуть заехал за 70 – все, нарушитель. Выехал не туда – нарушитель. Знак не повесил – нарушитель….а я спрашиваю, хорошо, знак ведь вешается не на человека, а на машину. А на этой машине ездят люди с разными стажами водительскими. Есть начинающий водитель, сын, например, а есть мать и отец с большим стажем. Они на одной машине ездят. И что, как с этим знаком быть? Наоборот, надо как можно скорее, чтобы эти люди взрослели. Скорее становились полноценными участниками дорожного движения. Не в этом дело. Это все увод в сторону от более серьезных факторов, которые провоцируют ДТП и создают беспорядок на дорогах. От того, что коррупция в ГИБДД, и что эта система не реформирована до сих пор, и то, что в ряде случаев у нас дороги в некачественном состоянии. Более трети ДТП по вине дорожников происходит. И ничего не делается в этом отношении. Так давайте может в этой части что-то сделаем.    

 

Олег Наумов: С 1 января 2017 года, согласно Техническому регламенту Таможенного союза, все новые автомобили на территории России должны быть оснащены системой «ЭРА-ГЛОНАСС». Что это означает для рядового автолюбителя?

 

Виктор Похмелкин: Ничего, кроме того, что опять кто-то на этом заработает. Тот, кто эту систему опекает, курирует, вот и все. А для автомобилистов это даст удорожание стоимости автомобиля. Ничего другого…..вместо того, чтобы стимулировать это, чтобы люди добровольно это все делали, приобретали – это все делается в обязательном порядке. То есть за всеми этими нововведениями, увы, опять мы просматриваем коммерческие интересы. И на автомобилистах пытаются заработать коммерческие структуры. Самые разные: разработчики этих систем, разработчики системы Платон, страховые компании,….. гаишники, то есть автомобилисты – это дойная корова для большого количества бизнесменов и государственных чиновников.

 

Алексей Сергеев: Ладно, если бы обязывали предустанавливать сразу на все транспортные средства модули с навигацией. А обязывают устанавливать именно системы слежения, не сами модули навигации, а именно системы слежения за транспортным средством и системы аварийной сигнализации. То есть хотя бы в этом был плюс для потребителя, если бы сразу, автоматически в любой комплектации ТС была бы предустановленна система навигации, была бы возможность пользоваться этой системой. А так получается, что потребитель у нас оплачивает государству средства контроля за его ТС и не получает при этом ничего.

 

Олег Наумов: Если потребитель не получает никаких дополнительных плюсов и удобств от установки систем слежения за его автомобилем, то, скорее всего, государство за наш счет решает какие-то свои проблемы?

 

Алексей Сергеев: Во-первых, это большой массив данных с точки зрения статистики. Для выявления загруженности дорог, для выявления наиболее подверженных пробкам и затруднениям на каких-то участках. Это однозначно будет использоваться при принятии решений о реконструкции дорожной сети, о том, какого качества и какого уровня транспортную сеть строить на том или ином направлении именно  исходя из того, что уже будут данные о фактической загруженности это сети. В будущем, вполне возможно, через эти же чипы можно будет оплачивать доступ в зоны города с платной парковкой. Это упрощает контроль дорожной ситуации, это однозначно поможет сотрудникам ГИБДД в разборе дорожных ситуаций, потому что мы имеем данные скорости, местоположения в конкретный промежуток времени. Мы имеем возможность хотя бы посмотреть скоростной режим, то есть как минимум этот вопрос в спорных ситуациях, когда мы не знаем, кто из водителей виноват, мы можем это использовать.

 

Олег Наумов: Недавно Госдумой принят Закон о замене денежной страховой выплаты направлением на ремонт. Это якобы позволит отсечь с этого спорного рынка  перекупщиков долгов по ОСАГО и разного рода мошенников. Плюсы для страховых компаний понятны, а чем обернется закон для автолюбителей?

 

Виктор Похмелкин: Но на выходе конечно страховщики получили не совсем то, чего хотели, потому что там в конце концов некоторые серьезные позитивные поправки прошли, например, что износ не надо уже учитывать, а надо в полном объеме считать. Так что, для того, чтобы выполнять этот закон, страховым компаниям придется попотеть. Но все равно я концепцию этого закона не поддерживаю и не разделяю. Поправки правильно были приняты. Но их надо было распространить и на денежные выплаты. А в результате лишили человека права выбора. Что с моей точки зрения неправильно и с точки зрения общеправовых позиций, есть конкретный закон – гражданский кодекс – базовый документ, который регулирует имущественные отношения в нашей стране, в том числе и в сфере страхования, где прямо говорится, что кредитор имеет право на альтернативу. Он имеет право требовать возмещения ущерба, причиненного ему и в денежной форме, и в натуральной. Это его выбор. А вот потерпевшие в ДТП сейчас этого выбора лишены, вот это меня не устраивает в данном законодательном акте. Я думаю, что альтернативу надо вернуть, и возмещение должно производиться в натуральной или денежной форме по усмотрению потерпевшего.

 

Алексей Сергеев:  Часто очень большое время занимает процесс согласования суммы ремонта со страховой компанией. То есть когда потребитель свое транспортное средство уже пригнал на ремонт, у него его приняли на ремонт, и срок уже в принципе потек, в течение которого его средство должно отремонтироваться и быть возвращено в готовом виде, но страховая и сервис до сих пор не могут договориться по стоимости этого ремонта, то есть страховщику выгодно как можно дешевле сделать этот ремонт, сервису можно эту сумму снижать до определенных разумных пределов. Как результат мы очень часто именно в договорах КАСКО сталкиваемся с пониженным качеством ремонта.  Есть отдельные споры, когда используются детали – аналоги. Как минимум мы имеем экономию на качестве каски, качестве покрасочных материалов, мы имеем экономию на сроках, потому что количество нормо-часов тоже зарезается страховыми компаниями, то есть что с этим будет пока неясно, посмотрим, увидим. К тому же мы реально ощутим массовый эффект от  этого всего только к концу года, потому что нововведения касаются именно тех полисов страхования, которые куплены будут после вступления в силу данных поправок.

 

Олег Наумов: Постоянно слышим о хамском поведении чиновников на дороге. Иногда среди нарушителей оказываются даже служители церкви, причем пьяные за рулем. Безнаказанно гоняет «золотая молодежь». Почему борьба с этим злом остается неэффективной? 

 

Алексей Сергеев:  У государства есть весь инструментарий для того. Чтобы бороться с этими людьми. То есть не надо говорить о том, что нам нужно внести какие-то изменения в законодательство. Что-то еще ужесточить или запретить. Об этом речь не идет, у нас есть весь нужный инструментарий. И если мы посмотрим  на информационное поле, то мы найдем примерно равное количество как самих историй о вопиющем поведении на дорогах, так и историй, как это поведение было наказано государственными органами. То есть у государства инструментарий есть, проблема в том, что общество не готово в целом порицать таких людей. У нас вера в исключительность нашего человека, она практически неискоренима. Вот тому нельзя, потому что он попался, а мне можно, потому что я умный, смелый и я не попадусь.

 

Виктор Похмелкин: Не буду оригинален и вспомню пословицу о том, что рыба гниет с головы. Я вспоминаю эпизод, когда король Испании нарушил правила дорожного движения, был уличен и принес нации публичные извинения. Заплатил штраф и принес публичные извинения. Начальника дорожной полиции (нашего ГИБДД) Израиля за не очень большое нарушение ПДД, не самое тяжкое, тем не менее немедленно уволили. Вот такие примеры. Практически нигде в Европе не пользуются спецсигналами чиновники, депутаты. Кроме скорой помощи, пожарной охраны и полиции никто не пользуется. Мне кажется, что все отсюда. Если есть каста неприкасаемых, тех, кто может себе позволять грубые нарушения без всякой ответственности, то почему их дети не могут себе это позволить? Наводить порядок надо сверху. Отменять все спецпривилегии, отменять неприкосновенность для депутатов, судей, прокуроров – никаких привилегий на дорогах быть не должно. Нарушил – отвечай. Будь добр, соблюдай правила, как и все остальные. Вот тогда и после этого можно будет требовать и от всех остальных граждан. Я уверен, что атмосфера сразу изменится.

Ну и второе, делать все для того, чтобы предупреждать ДТП. Предупреждать. Не выявлять нарушителя. Не наказывать его, а предупреждать, когда гаишники будут продолжать наживаться за счет водителей, а одновременно отпускать сильных мира сего. Пусть даже виновных в самых тяжких правонарушениях, я думаю, ситуация существенно не изменится. То есть и здесь коренные причины. Как мне кажется, политические. Они упираются во власть, в государство, которое должно прежде всего менять что-то в себе и в своих представителях. И пока этого не сделано, требовать от общества законопослушания или наивно, или это проявление лицемерия.

 

Олег Наумов: И все же общество время от времени предпринимает попытки самоочищения. Все знают  о деятельности «синих ведерок» или группы «стопхам», когда сами граждане пытаются бороться с нарушителями и наводить порядок на дорогах. Вместе с тем, подобный общественный активизм вызывает тревогу у многих экспертов.

 

Виктор Похмелкин: Я думаю, что нельзя бороться с правонарушениями с помощью других правонарушений. Никто же не мешает, ну увидели – сообщите в полицию. А потом опять же это удар не по главным причинам. Вот я понимаю. Если бы они отслеживали высокопоставленных нарушителей, именно их бы преследовали. Или боролись бы с незаконными мигалками, власть была бы довольна, если бы мы переключились друг на друга. Начали бы доносить, бороться друг с другом, рядовые водители. Вот это неправильно. Надо понять, что наш главный оппонент сегодня и главный виновник того, что на дороге происходит – это власть, которая должна много что изменить в себе. И пока она этого не сделает – это не значит, что мы все можем нарушать в это время, нет, конечно, но надо понимать, что мы коренного перелома на дорогах, да и во всех остальных сферах нашей жизни не получим, пока не изменится власть, пока она не станет более демократичной, более ориентированной на общество, на народ и не станет законопослушной.

 

Олег Наумов: Невозможно требовать от граждан порядка, когда они каждый день видят нарушения правил поведения на дорогах самих представителей власти. Отсюда неверие этой власти. Не верят, что власть способна защитить интересы автовладельцев перед страховщиками, не только направить деньги на строительство дорог, но и проследить, чтобы их не разворовали на полпути, встать на сторону дальнобойщиков, а не Ротенбергов. Именно поэтому у дальнобойщиков, кроме экономических требований появились и политические. В прокламации дальнобойщиков говорится: «Мы требуем отставки правительства и выражаем недоверие президенту как гаранту Конституции». Печально наблюдать в год столетия революции, как все повторяется: власть не идет на компромиссы, не склонна к эволюции и постепенным преобразованиям, а отдельные общественные страты, такие как дальнобойщики, например, все больше радикализуются. К добру это не приведет.

 

ОРЕН-ТВ

6 апреля 2017г.