Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


В столице закрывают на реконструкцию мост, на котором был убит Борис Немцов. Почему власть стремится стереть из народной памяти имя оппозиционного политика? Освобождение Эльдара Дадина и новые обыски в квартирах правозащитников. Как оценить политическую погоду: это заморозки или оттепель? Через год в стране президентские выборы. Почему до сих пор нет определенности с кандидатом от власти? Политик Борис Надеждин и политолог Галина Шешукова в программе «Диалог с Олегом Наумовым».
опубликовано: 11-03-2017

Олег Наумов: Чуть больше двух лет прошли с того дня, как в центре Москвы застрелили оппозиционного политика Бориса Немцова. Тогда  президент страны Владимир Путин призвал российское правительство сделать всё возможное, чтобы «люди, ответственные за убийство Немцова, были привлечены к ответственности». Российские силовики арестовали пятерых уроженцев Чечни, которые подозреваются в совершении преступления.  Но узнаем ли мы имена заказчиков?  При нынешней власти – вряд ли. 26 февраля в Москве прошел марш памяти Бориса Немцова, среди требований участников марша – окончательное расследование преступления, привлечение заказчиков убийства к ответственности, освобождение политических заключенных.  Два года каждый день люди несут цветы к народному мемориалу на месте гибели политика, а те, кто знал его лично, вспоминают.

 

Борис Надеждин: Борис Ефимович был моим начальником непосредственным еще в правительстве Черномырдина. Есть же такой миф, что вот олигархи были и что Немцов за олигархов был или их создал – это миф, расскажу, как было на самом деле. На самом деле Борис Ефимович Немцов, когда был вице-премьером и отвечал за ТЭК, стал разбираться с Газпромом, РАО «ЕЭС».  Выяснилось, что эти компании совершенно не подчиняются правительству российскому, даже налоги не платят. А  на дворе, как вы понимаете, кризис серьезный, тяжелее, чем сейчас. А олигархи во главе с Березовским Борисом Абрамовичем, как раз им мешали установить контроль. Немцов поехал в Китай, я сижу в Белом доме и ко мне приходит человек и говорит: «Вы знаете, тут Виктор Степанович Черномырдин подписал постановление о том, что Березовский возглавит Газпром». Я понимаю, что-то не так и звоню Борису Ефимовичу в Китае его нахожу и говорю: «Боря, что делать, тут вот Черномырдин утвердил, но без тебя нельзя оформить, поскольку ты председатель коллегии. Что мне делать»? Он говорит: «Значит так, бумагу эту забудь, съешь, уничтожь. Жди моего возвращения». Я заперся в кабинете с этой бумагой, какое –то время посланец Березовского вежливо стучал в дверь, потом начал орать, сказал, что сейчас придет охрана меня арестует. А дальше Немцов приехал, пошел к Ельцину. Не знаю, как он убедил Ельцина, но Ельцин сказал, ладно, отменяй. И вот тогда Березовский не возглавил Газпром. После чего, кстати, всякие гадости про Немцова пошли. Сейчас такой миф есть, что были какие-то лихие 90-е, когда рулили демократы, на самом деле вот это было. То есть Немцов и все, кто с ним работал, боролись за интересы государства российского. А олигархи как раз нас уничтожали. И в конце концов вот эти олигархи во главе с Березовским сделали так. Что Немцов в конечном счете впал в немилость у Ельцина и перестал быть реальным кандидатом в президенты.

 

Галина Шешукова: Мне тоже как-то посчастливилось с ним встречаться, когда он приезжал в Оренбург. И вот, что я отметила при личной встрече с ним, он во-первых, удивительно открытый человек, искренний. И во-вторых, не просто с чувством юмора, а с умением подшучивать над самим собой, в ситуациях в которые он попадает сам. Умение с чувством юмора относится к самому себе – это редкая вещь. Не говоря уже о всех остальных его достижениях, о которых знают все.

 

Борис Надеждин: Получается как-то так, что Немцов много с кем работал и большой след оставил, и губернатором был, и вице премьером, но как-то так получается, что его образ не то, что присвоила себе, но определенная часть оппозиции взяла его себе, самая жесткая, Касьянов там, и он типа наш. С одной стороны, их можно понять, потому что действительно, Немцов был в последние годы жизни, несколько лет именно в партии Парнас, где сейчас Касьянов. С другой стороны, биография Немцова гораздо больше, и многие люди, которые с ним работали, они сейчас находятся в другом лагере, мягко говоря. Тот же Кириенко.

 

Олег Наумов: Каждый год в Москве и в других городах страны проходят марши  памяти Бориса Немцова. В этом году в столице вышли около 15 тысяч человек.  Есть еще народный мемориал на Большом Замоскворецком мосту,  который постоянно зачищается службой гормост. Но постоянно возрождается.  И вот теперь проблему противостояния  народа и власти мэрия Москвы решает кардинально: мост закрывается на реконструкцию.

 

Борис Надеждин: Немцов стал символом, в каком-то смысле иконой такой жесткой несистемной оппозиции, и власть то борется не с Немцовым, что с ним бороться. Видимо это попытка поставить на место именно оппозицию, сказать, что вас тут нет вообще. Но, тем не менее, этот марш остается самым массовым шествием в оппозиции из всех, которые бывают поэтому память о нем есть. Что касается мэрии Москвы – это у них какое-то родовое. Я хорошо помню, когда Лужков был мэром Москвы, это была обычная история: как только мы подадим заявку на какое-то место для митинга или шествия….и тут же нам говорят, нет, там нельзя, там завтра начинается ремонт. Мы даже с Немцовым шутили, что благодаря нам огромное количество в центре мостовых отремонтировали, каких-то канализаций проложили. Я думаю, это связано с тем, что им Кремль дает команду, давайте, это дело как-то прикрывайте. А что им делать? Как? Люди ходят и ходят. Значит, единственный вариант, поставить забор, закрыть мост и вообще не пущать.

 

Галина Шешукова: То, что каждый год приходит все меньше народа на шествие памяти Немцова - это не связано собственно с Немцовым. Это связано с общими настроениями, с общей ситуацией в стране, когда по данным большинства социологических и статистических центров очевидно, что уровень протестных настроений резко снижается. В том числе это относится и к шествию памяти Немцова. Но, тем не менее, я думаю, что облик Немцова, личность его навсегда останется в памяти тех, кто, прежде всего активно боролся за реформы в 90-е годы. И я думаю, что память о нем сохранится надолго и вот эти шествия памяти они продолжатся, несмотря на то, что мост будут ремонтировать, нельзя туда будет класть цветы. Но можно все это сделать иначе, все равно память останется.

 

Мнение:

«Конечно, дело Немцова живо. Он один из тех людей, который олицетворял альтернативную, другую, нормальную Россию, которая могла бы быть и которая будет еще обязательно. Я думаю, что когда эти времена наступят, то Борис будет один из тех людей, которого будут помнить, как одного из основателей нормальной России, к которой мы пока еще не пришли».

Владимир Милов, политик.

 

Олег Наумов: В день марша памяти Бориса Немцова по решению Верховного суда освободили из колонии Ильдара Дадина. Он получил срок по статье 212 УК РФ за неоднократный выход на одиночные пикеты. В колонии подвергался пыткам. И сам арест и пытки в тюрьме вызвали широкий резонанс и осуждение и у нас в стране, и в мире. В результате власти вынуждены были его освободить.   

 

Борис Надеждин: Все, что я знаю про эту систему: полицейскую, прокурорскую и т.д. - там десятки тысяч судей, сотни тысяч правоохранителей, несколько миллионов дел рассматривается, чтобы было понимание. Ежегодно. И эта система со скрипом, как-то работает, едет. Но как только начинается некая политика, она начинает давать сбои. Она начинает приходить к начальству, в данном случае очевидно в Кремль и спрашивать, ну что нам с ним делать? А там уже по-другому мыслят: так, у нас на повестке дня оранжевые революции, надо послать сигнал всем, кто будет с плакатиками не там стоять, реальный срок получите. Раз, сигнал пошел. Дальше проходит время, выборы заканчиваются. Ничего не случилось. Выборы тихо прошли. Никто не бузит, никаких майданов. Дальше система спрашивает: и что мы с ним делать будем, потому что майдана нет, а все вокруг возмущаются, какого черта вы закрыли парня, да еще чморите его там. И оттуда сигнал: майдана нет, выпускайте. Его выпускают. Я думаю, происходит все именно так.

 

Олег Наумов: Статья 212.1 была введена в УК РФ в июле 2014 года и предусматривает уголовную ответственность за неоднократные нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования. Активист Дадин первый и пока единственный, кто был осужден по этой статье.  Позднее с жалобой на нее он обратился в Конституционный суд. Верховный суд Дадина освободил, а Конституционный суд  постановил, что статья уголовного кодекса, по которой он был осужден, подлежит изменению.

 

Борис Надеждин: Статья удивительна тем, что за время ее существования был только один случай ее использования, он был скандальный, и все кончилось тем, что его выпустили. Вопрос: зачем такая статья? Кроме того, я считаю, что серьезных рисков какого-то майдана у нас нет. У нас реальная экономическая ситуация тяжелая, народ живет не очень хорошо и проблем много, но у нас народ, с одной стороны, умеет выживать и приспосабливаться,  даже в плохой ситуации. А с другой стороны, у нас  совершенно блестяще работает пропаганда телевизионная, и народ действительно думает, что в наших бедах, несчастьях виновато вовсе не нынешнее начальство российское, а кто-то там: Обама, украинская хунта киевская, какие-то закулисы мировые. Вот они виноваты и поэтому какой смысл митинговать и ругаться со своим начальством, когда виновато не оно, да и в целом потерпеть можно.

 

Олег Наумов: Как оценить эти разнонаправленные действия власти? Сначала Дадина посадили, игнорируя  конституционное право граждан на мирный протест, потом освободили, и даже статью, по которой его сажали, обещали отменить, одновременно проводятся обыски в квартирах правозащитников. Какова тенденция: это заморозки или оттепель?

 

Галина Шешукова: Налицо оба тренда, вот то, что произошло с Дадиным, это, на мой взгляд, результат того общественного резонанса, который получили и сам его арест, и события, которые были связаны с его нахождением в колонии. То, что были избиения, приезжали правозащитники, это получило резонанс на всю страну и даже за границей. Я думаю, именно благодаря этому Верховный суд вернулся к вопросу о правомерности заключения его под стражу на три года именно по уголовной статье. Суд принял решение о том, что здесь нет состава преступления, он должен быть освобожден, хотя большую часть срока он уже провел в заключении. Я думаю, что эта тенденция очень важная и она говорит о том, что несмотря на снижение протестных настроений, если все-таки даже в интернете, даже в достаточно оппозиционных СМИ, та или иная тема раскручивается достаточно активно, это очень болезненно переносит власть и она очень серьезно и оперативно на это реагирует. И вот как раз, то что произошло с Дадиным, это доказательство того, что если общественность обращает внимание на грубейшие нарушения прав человека, в том числе и в колониях, и в местах заключения, то результат есть. И вот результат в этот раз налицо. Я считаю, это как бы один тренд. А есть противоположный тренд. Почему мы не можем сказать – это оттепель или заморозки? Потому что противоположный тренд, который связан прежде всего с ужесточением правил нахождения в интернете, с ужесточением правил тех или иных действий , попадающих под понятие экстремизм, что особенно важно. Дело в том, что практически все эксперты, юристы, политологи, говорят о том, что законы об экстремизме, само понятие экстремизм по своей сущности определены крайне слабо и неточно. И поэтому в этом же законе, для того, чтобы охарактеризовать экстремизм, законодатель пошел по пути перечисления различных деяний, которые подпадают под понятие экстремизм. Не определяя, как следует, а что же такое экстремизм. ………

….поэтому, мне представляется, сейчас очень серьезная задача стоит перед политиками и юристами в нашей стране, чтобы вот эта борьба с экстремизмом, которая естественно должна быть, она не превратилась в серьезное ограничение прав граждан, в том числе на свободу слова, свободу печати, свободу в интернете и т.д. Поэтому, еще раз повторяю: делать вывод, это заморозки или оттепель, пока не представляется возможным.

 

Мнение:

«Оттепель? Нет, конечно. Власти России могут сегодня принять любое решение, какое захотят, им не были нужны права и свободы человека ни в 2014 году, ни сейчас. Но Ильдар Дадин, отчаянный гражданин, сломал планы огромной государственной машины, рассчитанной на покорных и молчаливых. Дадин не покорился и не замолчал. На Ильдаре Дадине система ошиблась.… Исключение разрушило правило. Оковы рухнули».

Лев Шлосберг, депутат Псковского областного собрания 

 

Олег Наумов: Между тем, закончилась еще одна нашумевшая история. Приговор за репост воспитательницы детского сада Евгении Чудновец решением суда был отменен. Самым невероятным в этой истории мне кажется тот факт, что прокурор местного суда запрашивал 5 лет колонии для женщины, которая сделала репост в соцсети трехсекундного видео с издевательствами воспитателей детского лагеря над ребенком. Сделала с целью привлечь внимание правоохранителей.  Складывается ощущение, что региональная власть в стремлении выслужиться и в желании получить поощрение от начальства перегибает палку или не совсем адекватно оценивает сигналы сверху.

 

Борис Надеждин: Там еще личная история примешана. Был какой-то  местный влиятельный бизнесмен или депутат, который лично не любил эту даму, потому что вроде он за ней ухаживал, а она ему отказала и он сказал, что я тебя замучаю. И более того, именно сын этого человека нашел эту фотографию в соцсетях. Эта ситуация, она говорит о том, что у нас местами чисто феодальные истории. То есть   какой-то барин, который сказал, я тебя закрою, уберу и т.д. И таких же полно историй, когда какой-то барин местный, феодал условно или боярин, он кого-то невзлюбил и человека начинают плющить по полной программе. Ни за что совсем. Это такие пережитки феодального мышления. Вот я барин, а вы холопы. Я захочу вас выпорю, захочу – продам. Оно к сожалению, есть в России. Вроде крепостное право отменили более 150 лет назад, и помещиков всех ликвидировали, а они все равно вырастают на нашей земле.

 

Мнение:

«Наша судебная практика дает сотни, тысячи примеров каких-то совершенно безумных приговоров. Приговоров издевательских, вынесенных как будто, чтобы поглумится над осужденным. …. Мы должны понимать, что сегодня в России могут посадить абсолютно любого человека абсолютно за что угодно».

Антон Орех, журналист.

 

Олег Наумов: Через год в стране президентские выборы. Народ замер в ожидании, использует ли действующий президент конституционную возможность, чтобы пойти еще на один срок? И хотя Владимир Путин еще отговаривается, мол, надо посмотреть, какой будет ситуация в стране и в мире, большинство наверняка уже догадывается, как он поступит. Но официального заявления пока нет.

 

Борис Надеждин: Для Путина выбор заключается в следующем: с одной стороны, он как бы всех устраивает. Он устраивает и население, там 86%. Альтернативы реально нет. Нет ни одного политика с доверием, близким к доверию Путина. С другой стороны, я прекрасно понимаю В.В. слушайте, человек 17 лет правит. Он полон сил, но по нему видно, что ему все это смертельно надоело.  У него есть, конечно, чувство ответственности за страну, он понимает, что он важная часть конструкции: вот убери Путина, представьте на этом месте Медведев – это другая история совсем. Но с другой стороны, он именно сейчас, при таком рейтинге, при такой управляемости и отсутствии протеста вот сейчас и можно плавно, спокойно уйти, кого-то посадив надежного на это место, сконструировав систему сдержек и противовесов. Потому что Путин прекрасно понимает, что в этом режиме личного доверия можно страну удержать, но нельзя сконструировать политическую систему после себя. Ему же надо как, ему же надо создать такую систему, которая будет устойчивой и обеспечивать стабильность развития, когда не будет его там. Конечно, на него давит окружение, типа, оставайся, у нас все хорошо, ты гарант, мы тут решаем свои вопросы. Деньги зарабатываем, что-то строим. Но он же умный человек. И он не может не понимать, что чем дольше он находится, и что перспектив развития у страны, к сожалению, немного, и ситуация через 6 лет будет заметно хуже, чем сейчас.

 

Галина Шешукова: Я думаю, что наш президент еще долго не будет озвучивать свое решение в отношении того идет ли он на выборы в 2018 году и это понятно. В политической технологии это называется фальстарт. Т.е. если он уже заявляет о том, что он идет на выборы, он как бы подставляет себя для критики тех, кто собирается либо конкурировать с ним, а реальных конкурентов, как мы понимаем у нас в стране нет. Да и комментарии в международном плане – мы же понимаем какие это будут комментарии. Поэтому, я думаю, до самого последнего момента, может быть даже до сентября этого года, или до октября, мы так и не узнаем, все-таки идет Путин или нет. С очень большой долей вероятности можно сказать, что реально именно Путин станет основным главным кандидатом в президенты. И, что очень важно, что некоторые кандидаты из либерального, на мой взгляд поторопились как раз с фальстартом. А поторопились они потому что ну как-то надо привлечь внимание. Вот Явлинский идет на выборы и уже заявил об этом. Естественно это связано с тем, что его партия как бы неудачно выступила на выборах в Госдуму. Теперь у него реально нет государственного финансирования на президентскую кампанию. Вот объяснить можно, но тем не менее такой старт мне кажется

 

Олег Наумов:. С одной стороны, власти важна высокая явка на выборы. С другой стороны, Алексею Навальному  по новому суду после обжалования в ЕСПЧ подтвердили прежний срок. Очевидно, это делается для того, чтобы не допустить до выборов сильного конкурента. А он мог бы составить реальную конкуренцию и значит, повысить интерес к выборам. Если рейтинг Путина так высок, как представляют соцопросы, чего боятся?

Борис Надеждин: Я к Навальному отношусь с большим уважением. Он делает полезную работу.  Для общества полезно, что есть человек, который вскрывает коррупцию в самых высших эшелонах власти. И про медведевский дворец пишет, и про яхты Сечина. Польза от этого есть, чтобы не зажирели совсем, наши деятели, чтобы знали, что все записано. Это полезно для общества. Проблема вот в чем заключается: он является заложником системы. Проще говоря, Кремль решит, пускать его на выборы или нет. И он заложник системы в том смысле, что его могут закрыть. Дать срок, и его не будет. А могут выпустить. И он находится в ситуации не самостоятельного игрока, но какой-то важной шахматной фигуры на каком-то поле, где играют люди из Кремля. Вот есть слон в засаде – Навальный. Вот его выпускать или не выпускать? Это плохая ситуация. Но как выясняется, даже такие фигуры могут начать самостоятельно жить, такие случаи были и в российской истории.

 

Галина Шешукова: Если бы у меня была такая возможность, я бы допустила его на выборы, причем в интересах самой власти. Легитимность выборов существенно возрастает, когда интересным главным кандидатом выступает яркий политический деятель. А Навальный именно такой. При этом все прекрасно понимают, что шансов у Навального пройти во второй тур и набрать достаточно большой количество голосов нет. И в этом отношении, для того чтобы интерес к выборам был большим, то конечно, власти надо было бы допустить Навального к выборам. Я думаю, что внутри нашей политической элиты такая дискуссия шла: допустить, не допустить. И аргументы против, которые называли те, которые хотели не допустить, скорее уже не допустят его до выборов, заключались прежде всего в том, что как кандидату в президенты Навальному будет предоставлен не только интернет, оппозиционные СМИ, а федеральные каналы. И выход на федеральные каналы позволит ему озвучивать информацию, в том числе и по Фонду борьбы с коррупцией, которая не всегда может принести очки для действующей власти. И вот эти опасения оказались наиболее серьезными и власть пошла по пути возвращения вот этого судебного приговора, который был первоначальным. Мне кажется, что это перестраховка со стороны власти. А между тем, его появление в качестве кандидата могло бы повысить явку, а так надо будет ее повышать другими способами, с тем чтобы легитимизировать выборы президента в нашей стране.

 

Олег Наумов: По неподтвержденным данным из Администрации президента, там якобы поставили задачу получить на выборах 70% за кандидата от власти и 70% явки на выборах. Если это правда, то при таком раскладе получилось бы, что за президента проголосовало половина избирателей. Оставим в стороне вопрос о том, как это возможно в демократической стране, чтобы самый полномочный орган власти ставил такую задачу. Ведь если вся государственная махина работает на одного кандидата, то это уже никакие не выборы, и страна, где это происходит, не может считаться демократической. Но даже при таком тотальном доминировании власть не решается допустить на выборы, и главное, на федеральные каналы независимого кандидата. Выходит, боится его разоблачений. Между тем, на минувшей неделе Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального опубликовал в интернете фильм-расследование про «коррупционную империю» Дмитрия Медведева. По некоторым данным за первые сутки его посмотрели больше двух миллионов человек. Ответа от власти по существу обвинений не последовало. Только пресс-секретарь премьер-министра России Дмитрия Медведева Наталья Тимаков назвала публикацию Навального о Медведеве предвыборным выпадом. Действительно, Алексей Навальный, несмотря на все запреты уже ведет предвыборную борьбу, публикует доклады Фонда борьбы с коррупцией, создает выборные штабы по всей России. На что он надеется -спросит наш пугливый обыватель. А он не надеется, он делает то, что должно.

 

ОРЕН-ТВ

9 марта 2017г.