Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Американцы выбрали нового президента. Почему теперь они протестуют? Стоит ли ждать потепления в отношениях США и России? Дональд Трамп подписал первые указы - запрет на въезд в США мигрантов из некоторых мусульманских стран и возведение стены на границе с Мексикой. К чему они приведут? Директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин и преподаватель ОГПУ, доцент Светлана Дерябина в программе «Диалог с Олегом Наумовым».
опубликовано: 02-02-2017

Олег Наумов: 20 января, в день инаугурации нового президента Дональда Трампа против него прошли массовые протестные шествия и в Америке и в Европе. Это небывалое зрелище для США, и говорит оно о высокой степени конфронтации американского общества. Казалось бы, задача нового президента состоит в том, чтобы показать, что он президент всех американцев, и думает, как объединить американский народ. Однако первые же его указы: запрет на въезд в США мигрантов из ряда мусульманских стран и возведение стены на границе с Мексикой вызвали новые протесты. Хочу напомнить, что предвыборная кампания Дональда Трампа проходила напряженно, и с его победой  определенная часть американцев до сих пор не может смириться. Теперь, после того, как новый президент вступил в должность, число его противников растет. На этом фоне более привлекательно стал выглядеть бывший президент Барак Обама. На выборах 2008 года он начинал как «президент надежды», и в итоге сумел завоевать симпатии как среднего класса, так и американской интеллигенции. Опросы общественного мнения показывают очень высокий рейтингом одобрения - в 58%. Он сопоставим с рейтингами лучших президентов США последних лет Рейгана и Клинтона.

 

Мнение:

«На мой взгляд, президентство Обамы было одним из самых успешных в истории, особенно учитывая те жесткие стартовые условия, в которых он пришел к власти, и долгие годы тотальной обструкции со стороны республиканцев в Конгрессе…. Обама потрясающе безболезненно вытащил американскую (и мировую) экономику из крупнейшего кризиса со времен Великой Депрессии….»  

Владимир Милов, политик

 

Олег Наумов: В заслугу бывшему президенту Обаме сегодня относят и реформу здравоохранения, и решение ядерной проблемы Ирана, и выход армии США из Ирака, и поддержку глобальной демократизации. Да и с Россией поначалу получалось договариваться, даже была объявлена перезагрузка, а в последние годы отношения между нашими странами так испортились, что дело дошло до санкций. Почему Обаме так и не удалось наладить отношения с Россией?

 

Светлана Дерябина: Для Обамы отношения с Россией, как мне представляется, они стали объективным фактором. Тут не очень-то много от Обамы и зависело. Дело в том, что он привык по старым правилам, тем правилам, которые были сформулированы в 90 годы президентства Ельцина. В  2000е годы президентства Путина, Медведева и снова Путина, эти правила изменились. 

 

Александр Шаравин: Я не думаю, что в наших действиях была вот какая-то коренная неправильность, из-за которой они не смогли с нами взаимодействовать. Все-таки, когда есть общий враг, надо все второстепенное отбрасывать и объединять усилия для борьбы с этим самым общим врагом. А этим врагом как раз является, прежде всего ИГИЛ – это уже не просто международный терроризм, это уже структура, которая себя представляет как государство. Вот нам надо в соответствии с этим и действовать, потому что последствия в действиях этого государства, они опасны для нас всех. Я бы так сказал. Поэтому по поводу итогов президентства Обамы, я не могу оценивать их высоко. Несмотря на то, что сделано вроде бы немало, но конечный результат очень невысокий.

 

Олег Наумов: Высокий результат президентства Обамы или низкий – об этом можно спорить. Экономика США растет и является локомотивом для мировой экономики. А что будет при Трампе?  У экономистов есть такое выражение: отрицательный рост, он скрывает простое определение – станет хуже. Не ждет ли этот итог и президентство Дональда Трампа? Он уже нажил себе противников в лице нацменьшинств, женщин, мусульман, выходцев из Мексики. Многие предполагают, что нынешний президент не удержится у власти даже один срок.

 

Светлана Дерябина: Протестные движения были ожидаемы. Судя по накалу предвыборной борьбы между ним и Хиллари Клинтон, было понятно, что группа демократов, которая стоит за несостоявшимся президентом  Клинтон, они, конечно, очень сильны, и так свои позиции не сдадут. Потом, нельзя не отметить, что люди выходят на протесты именно из-за своих убеждений. За период с начала 21 века, особенно у молодой части населения, сформировалась такая парадигма жизни - они просто привыкли в этом жить. Америка - свободная страна.  Все те постулаты американского демократизма, о которых мы говорим с сомнением, для них сейчас - это обыденная жизнь. К тому же за эти годы значительно увеличилось количество людей, которые были когда-то жителями других стран, мигранты в недавнем прошлом, а теперь новоявленные граждане США. Если мы посмотрим на национально - расовый состав протестующих. Мы даже по картинке телевидения это хорошо увидим. Это те самые мексиканцы, против которых строят стену на границе, это так называемые видимые меньшинства, то есть люди, которые отличаются от того типа васпов, который долгое время доминировал в Америке. То есть белые англосаксонского типа протестанты.  Протестующих явно к ним отнести нельзя.  Даже те представители американской поп-культуры, которые выступили против Трампа, та же самая Рианна, Мадонна, они ведь тоже мигранты, то есть их это задевает непосредственно. Другой вопрос, что почему-то молчат те люди, которые голосовали за Трампа. Ну как вы знаете, это консервативная традиционалистская часть Америки, она достаточно неохотно выходит на всякого рода протестные митинги, они не столь пассионарны, сколько вот неофиты, так скажем, которые выступают против Трампа.

………..

Александр Шаравин: Я думаю, что сегодня, пока еще не прошло 100 дней со дня инаугурации президента Трампа говорить об итогах рано, но уже все равно видно, как он начинает действовать. И видно уже, что из его планов и предвыборных речей совпадает с его первыми шагами. Американская государственная машина устроена таким образом, что институты там давно уже устоялись, они между собой хорошо взаимодействуют. Если где-то он будет допускать резкие движения, которые могут привести к отрицательным результатам, как раз эта самая государственная машина его поправит. Вот мы видим даже один из первых его указов по поводу мигрантов, и видим, что судебная американская система пытается как-то его действия компенсировать. Это временное явление, для того чтобы все ввести в какое-то законное русло. Кстати, для нас это тоже задача вполне объективная и вполне справедливая. Вот я за то, чтобы была иммиграция к нам, но прежде всего иммиграция кого, зачем и как она должна быть организована. Когда этот поток хаотичный, когда люди, едущие к нам, находятся здесь на положении людей третьего сорта, когда их права не защищены, а это, зачастую, толкает их как раз на криминальный путь – зачем нам такое нужно. Т.е. в чем-то мы очень похожи, и даже действия Трампа я в этом плане абсолютно понимаю. Я думаю, что он вполне нормальный человек, прагматик, и он не будет отказываться от этих мигрантов. В конце концов американская экономика в них нуждается. И он это прекрасно понимает. Поэтому, конечно, иногда пропаганда пытается, выступающая против него, показать любые его действия абсурдными, я бы не стал спешить с этим.

 

Олег Наумов: Один из первых указов Дональда Трампа об ограничении въезда в США представителей ряда мусульманских стран. Этот указ имеет далеко идущие последствия для всех, в том числе и российских граждан. Теперь туристические и бизнес-визы в США нельзя будет получить повторно без личного собеседования в консульстве. Указ уже осудили европейские лидеры.

 

Мнение:

«Абсолютно необходимая решающая битва с терроризмом никоим образом не оправдывает подозрения, под которое попали массово представители некоторых конфессий. В данном случае речь идет о мусульманах или выходцах из некоторых стран. По-моему, этот акт противоречит основополагающим принципам положения о международной помощи беженцам и о международном сотрудничестве».

Ангела Меркель, канцлер ФРГ.

 

ОлегНаумов: Для Европейского Союза указ президента о мигрантах – очень тревожный сигнал. Проблема миграции в Европу стоит очень остро, и все попытки разрешить ее пока не дали заметного эффекта. Есть опасность, что с указом президента США и в Европе среди населения, недовольного миграционной политикой своих лидеров, будет нарастать требование тоже закрыть границы, так, как сделал Трамп в Америке.

 

Александр Шаравин: Мне кажется, изначальная цель была не очень явно определена. Надо ведь было создать такие условия в тех странах, откуда массовый поток беженцев, чтобы люди могли там жить. А видимо Европа для этого делала мало. Та же Сирия, разве нельзя было предпринять шаги по нормализации обстановки в Сирии совместно. Я думаю, что результаты были бы совсем другими. И потом беженцев из Сирии было бы меньше. Я и про другие арабские страны могу сказать, про африканские тоже. Я думаю, что сейчас многие политики понимают, что нужно делать именно те шаги, которые приведут к нормализации обстановки в этих странах, чтобы люди могли вернуться на родину. Потому что всех беженцев таким образом Европа не переварит. Мы видим, как она задыхается, и многие политики об этом уже во все колокола звонят. Поэтому, проблема беженцев, она актуальна сегодня и для Европы, и для Америки, а зачастую, и для нас. Об этой проблеме обычно немного говорят, у нас же не беженцы, у нас просто мигранты в основном. Но ведь может случиться так, что и беженцы у нас появятся в немалом количестве. Поэтому мы должны думать о будущем, мы должны строить свою политику так, чтобы проблема мигрантов не стала для нас такой проблемой, как она стала в Европе.

 

Олег Наумов: Президент Трамп пересматривает не только политику в отношении беженцев и мигрантов. Его критическое отношение к НАТО и Евросоюзу вызывает тревогу и европейских лидеров. Многие стали уже говорить о начале кризиса в отношениях между США  и странами Евросоюза.

 

Александр Шаравин: Не думаю, что коренным образом изменится отношение США, допустим, к НАТО, или коренным образом изменится отношение с ЕС. Другое дело, он заставит европейские государства действовать более активно в рамках Североатлантического оборонительного союза, потому что многие из них не выполняют свои обязательства. Они даже нормативы, которые установлены для трат на оборону не выполняют. Обязательства берут, но их не выполняют. Трамп сказал: почему одна Америка должна расходы нести в НАТО. Все государства должны в этом участвовать. Он заставит своих европейских партнеров больше платить на оборону, чем они делают это сегодня. Поэтому НАТО конечно сохранится, но европейцы будут в нем более активны, в противном случае я думаю, что отношения у них будут достаточно напряженными. И отсюда уже и отношения с ЕС. НАТО и ЕС, хотя это и разные организации, но НАТО это та организация, через которую они самым непосредственным образом собираются влиять на руководителей ЕС. И в совокупности, и на каждую страну в отдельности. Поэтому мне кажется, что отношения будут развиваться, но с той корректировкой о которой о которой сам Трамп и сказал.

 

Олег Наумов: Состоялся первый телефонный разговор между президентом США Дональдом Трампом и президентом России Владимиром Путиным. Политики и СМИ оценили его положительно, с надеждой на налаживание  отношений.  А там, глядишь, и об отмене санкций удастся договориться.

 

Мнение:

 

«Разговор, который состоялся между президентами Путиным и Трампом, был хорошим и в политическом, и в человеческом смысле».

Сергей Лавров, глава МИД России


«Разговор был хороший, он был конструктивный, и в прикладном плане с точки зрения начала обсуждения целого ряда вопросов, которые касаются региональной и международной безопасности, с точки зрения расстановки главных акцентов на проблематике возможного взаимодействия в области борьбы с терроризмом, а также весьма позитивным с точки зрения, наверное, того, что главы государств отметили уважение как очень важный принцип двусторонних отношений». 

 Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента

 

Александр Шаравин: Когда говорим о США, то надо понимать, что это не только президент. Это и Конгресс, и Сенат, и администрация. И вот здесь очень важно посмотреть, кого президент Трамп ставит на важнейшие позиции – министра обороны, государственного секретаря, помощника по национальной безопасности, руководителей важнейших ведомств. И исходя из этого можно предполагать, что политика США будет очень жесткая, будет наступательная. И очень хорошо, если этот вектор политики американской будет совпадать с нашим, тогда результаты действительно могут быть большими и выгодными и для нас, и для них.

….. Что-то сверхъестественное ждать в наших отношениях в ближайшее время не следует, но реорганизация определенная будет. И базируется это на том, что Трамп прежде всего прагматик, и его интересует выполнение тех задач, которые он перед собой ставит. Вот он хочет разгромить ИГИЛ, ну слава богу, мы тоже хотим этого. Значит какое-то взаимодействие обязательно будет, именно практическое взаимодействие, которого до сих пор у нас не было. Мы не раз протягивали руку в этой сфере – нам отказывали. И были какие-то с нашей стороны попытки и с европейцами, в свое время приходил даже авианосец французский к берегам Сирии, и мы пытались вместе с французскими летчиками бомбить тех же террористов, но не получалось. Авианосец ушел, сотрудничества не получилось. У американцев тоже не было никаких практических шагов для нормализации отношений с нами даже при организации боевых действий на территории Сирии и Ирака. Сейчас я думаю, что организация взаимодействия будет и, соответственно, результаты могут быть совсем другие, не такие как в 2015-16 годах.

 

Светлана Дерябина: По поводу улучшения отношений я бы не советовала обольщаться. Вы знаете, здесь есть некоторый исторический контекст и подтекст. Нам как-то всегда больше везло с республиканцами, нежели с демократами. Демократы уперты и идеологичны. Консерваторы прагматичны и ориентируются по обстановке. Вспомним хотя бы начало семидесятых годов и два договора, на которых долгое время держалась разрядка - договор по ПРО и ОСВ 1, заключённые республиканцем Никсоном и тогдашним лидером СССР Брежневым в 1972 году.  На несколько другой основе, но всё-таки находил с консерватором с Бушем-старшим общий язык и Михаил Горбачев. Вот такая традиция, скорее всего накладывается на ожидания улучшения отношений с Трампом, которые сначала были неумеренными, судя по комментариям нашим политическим, а  теперь становится все более и более осторожными. Период очарования, как мне кажется, проходит, наступает период прагматичный.

Олег Наумов: Еще один важнейший аспект возможного сотрудничества России и США. Трамп в последнее время высказывался о том, что хотел бы договориться с президентом Путиным о ядерном разоружении. Возможно ли это?

 

Светлана Дерябина: Это затрагивает тот вопрос, который сейчас является не столь спорным в отношении двух стран, потому что на всех остальных площадках нужны переговоры, переговоры, переговоры; торги, торги, торги. Ну какую еще площадку мы можем взять? Сирию? Вы сами прекрасно понимаете, насколько там всё неоднозначно. Украину? Там еще все более неоднозначно. Значит нужно попытаться найти согласительную политику там, в том месте, который сейчас не является суперприоритетом.  Это проблема разоружения. Страны сошлись давно уже в том, что ядерное противостояние - это игра мускулами. Ядерное оружие не будет применено. Об этом говорили уже в 60 годы прошлого века. Знаменитый Карибский кризис показал всю опасность скатывания на грань ядерной войны, поэтому сейчас Трампу нужно показать своим оппонентам в том числе, и своим союзникам, что он может вести переговоры с Россией и возможно добиваться той позиции, которую он считает правильной. В Сирии  мы уперлись, на Украине тоже уперлись. Значит нужно искать какое-то третье место, где можно найти компромисс. Он считает, что таким местом будет переговоры по ядерному разоружению. 

 

Александр Шаравин: Я думаю, что любое разоружение, особенно в сфере ядерных наступательных вооружений, оно вообще целесообразно. Потому что то количество оружия, которое накоплено сегодня, может уничтожить весь мир и не один раз. И понятно, что это прежде всего политическое оружие, но чрезмерные запасы не выгодны никому. Ни нам, ни им. И в первую очередь, конечно, нам. Потому что наша экономика послабее и поддерживать паритет с американцами нам очень тяжело. И мне кажется, что если в ближайшее время будут какие-то шаги по ограничению стратегических вооружений – это правильно. Но я не думаю, что это обязательно произойдет вот в этом году. В перспективе, я думаю, что это обязательно будет.

 

Олег Наумов: Конечно борьба с терроризмом, ядерное разоружение - наши общие проблемы, и Россия, безусловно, заинтересована в совместных действиях. Но для выхода из кризиса и нормального экономического развития нам куда важнее, например, отмена санкций. И хотя масштабы торгово-экономического сотрудничества между нашими странами невелики, есть еще вопрос о финансах. Санкции перекрывают доступ к дешевым деньгам и возможности инвестиций в нашу экономику. Можем мы надеяться, что санкции все-таки отменят?

 

Александр Шаравин: Отмена санкций для России мне кажется очень важна. И когда у нас говорят, что санкции это даже хорошо, я понимаю, что это не более чем фигура речи, потому что от санкций нехорошо никому, ни нам, ни Европе. Американцам может быть в меньшей мере, потому что у нас с ними невеликие экономические отношения с заокеанской страной. А вот для нас это все серьезно. Если мы сумеем наладить сотрудничество хотя бы по Сирии, то постепенно режим санкций будет отменяться. Но ждать, что это произойдет завтра не следует. Мне кажется, что президент Трамп не похож на того человека, который будет скоропалительные шаги совершать. И хотя он начал действовать достаточно энергично, он действует именно там, где абсолютно ясно, что уже нужно делать, что совпадает с его планами, совпадает с предложениями его ближайших экспертов. А санкции - это вопрос очень не простой. Вот сейчас бы он, допустим, объявил, что он отменяет санкции. А завтра Конгресс и Сенат встали бы на дыбы и мог быть конфликт между ними и президентом. Зачем это ему нужно? Эти конкретные действия просчитываются. Я думаю, что режим санкций будет отменяться лишь после того, когда сотрудничество их декларативных норм перерастет в реальность.

 

Олег Наумов: Когда мы говорим об отмене санкций для России, нельзя забывать, из-за чего они были приняты. А они были введены из-за событий в Украине. Евросоюз по-прежнему настаивает – смягчение санкций возможно только в случае полного выполнения Минских соглашений. А здесь пока прогресса не видно. На этой неделе возобновились военные действия в Донбассе, вновь льется кровь, десятки погибших. Готов ли президент Трамп закрыть на это глаза и начать отмену санкций? Вряд ли, скорее всего он будет действовать совместно с Британией и Евросоюзом, у президента США и так хватает проблем во взаимоотношениях с Европой. Вообще наша надежда на Трампа, на мой взгляд, эфемерна. Он, например, поставил задачу наращивания собственной добычи нефти и полной энергонезависимости. К чему это может привести? Все усилия ОПЕК и других нефтедобывающих стран по сокращению добычи нефти окажутся напрасными, и цена на нефть опять упадет. Разве это нам выгодно? Что касается перспектив самого Трампа, то на мой взгляд, они очень сомнительны. Судя по тому, как Трамп наживает себе врагов и внутри страны, и в Европе, и в Китае, Мексике, его поддержка будет падать даже в рядах республиканской партии. Непопулярность президента отразится на его однопартийцах. Через два года выборы в Палату представителей и Сенат, и республиканцы могут лишиться там большинства. А дальше, если только новый президент не перестанет действовать, как слон в посудной лавке, может встать вопрос и об импичменте. Так что дотянет ли Трамп хотя бы до конца своего первого срока - большой вопрос.

 

ОРЕН-ТВ

2 февраля 2017г.