Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Итоговая программа «Диалог с Олегом Наумовым» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 24-12-2016

 

 

Олег Наумов: Подводим итоги уходящего года. Какие события уже повлияли на нашу жизнь, какие из них будут влиять в будущем? Как строились взаимоотношения общества и власти в 2016 году? Стали ли они лучше понимать друг друга? Насколько эффективна борьба России с международным терроризмом и сможет ли экономика нашей страны преодолеть стагнацию и перейти в рост?

Эти и многие другие вопросы мы обсуждали с экспертами в течение 2016 года. Давайте вспомним, какие события получили наибольший резонанс и привлекли внимание общества? Главным политическим событием этого года, несомненно,  стали выборы в Госдуму. По результатам голосования, оппозиционные партии не смогли пробиться в Думу,  партия «Единая Россия» получила конституционное большинство. Кроме «Единой России», в Думе остались старожилы - жириновцы, коммунисты и справедливороссы, которые  давно голосуют с подачи Кремля. Низкая явка на избирательные участки показала, что доверие к выборам в обществе утрачено. Однако Президент России Владимир Путин  итогами выборов остался доволен, а высокий процент голосов, отданных за ЕР, назвал авансом, который нужно заработать.  А вот гражданам, по крайней мере, демократически настроенной части общества вовсе не очевидно, что победа «Единой России отражает  настроения в обществе.

 

Валерий Хомяков: Говорить о том, что это действительно отражение тех реалий общественных настроений в целом по России я бы не решился. По крайней мере из моих знакомых я не знаю никого, кто бы проголосовал за «Единую Россию», а знаю тех, кто проголосовал за Яблоко за Парнас, за коммунистов. Это и есть сомнение в легитимности. Владимир Путин сказал, в штабе «Единой России» во время подсчета голосов, что ваше голосование, которое мы получили, победа «Единой России» - это полное отражение тех общественных настроений, которые сегодня существуют в обществе. Неправда. Не совсем это так, и я подвергаю сомнению это утверждение. Я думаю, все в значительной степени отличаются и те, кто голосовал за «Единую Россию» они голосовали отнюдь не из-за любви. А только из-за того, как бы хуже не стало.

(24-09-2016)

 

Олег Наумов: Перед властью стояла задача - обеспечить легитимность избранного парламента,  поэтому были приложены определенные усилия, чтобы сделать выборы прозрачными и честными. Но настоящей легитимации не получилось по другой причине: в голосовании приняли участие всего около 48% избирателей. Значительная часть наших граждан продолжает пребывать в уверенности, что «они там все давно решили без нас, и никакого смысла ходить на эти выборы нет».

 

Мнение: 

 

 «Впервые в истории современных российских выборов депутатов Думы избрали меньше половины избирателей. Это если ориентироваться на официальные цифры Центризбиркома. Если же принимать во внимание расчеты экспертов, то голосовали вообще меньше 40 процентов. Плохой знак для политической системы»

Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры.

 

Олег Наумов: Таким образом, проблему легитимности Думы решить не удалость. Уровень доверия граждан к вновь избранной Думе крайне низкий. Как в таких условиях гражданскому обществу находить общий язык с властью? 

 

Андрей Колесников: К сожалению, пока, на мой взгляд, происходят процессы отделения гражданского общества от государства. Наше руководство мыслит категориями 19-го, максимум середины 20-го века, где есть понятие большинства. Большинство проголосовало, и мы будем идти в фарватере большинства. Но это большинство состоит из меньшинств. Это реалии 21-го века. И у этих меньшинств очень разные требования, разные задачи. Они локальные и в то же время они хотят влиять на государственную политику. Это разнонаправленные процессы. И общество, не чувствуя в государстве партнера, понимая, что оно не может ни на что повлиять, ни с помощью выборов, ни с помощью вхождения в какие-то общественные структуры, оно начинает самоуправляться. Оно начинает самоорганизовываться. Причины для этого разные. Либо давление властей, тогда идет сопротивление и на этой почве самоорганизация, либо это волонтерство, позитивная программа, желание кому-то помогать, но общество все время находится в состоянии перманентной самоорганизации.

(26-11-2016)

 

Олег Наумов: Какая-то часть общества, более продвинутая,  самоорганизовывается, а большинство возвращается в  исконный патернализм.  Ведь куда привычнее передать ответственность за страну наверх - власть предержащим, чтобы они обеспечили безбедную, беззаботную жизнь. Итогом идеологического обоснования нового порядка стало предложение президента Владимира Путина создания закона «О российской нации». А историческими героями, способствовавшими такому единению, выступают такие личности, как Сталин, Иван Грозный. В этом году в городе Орле появился памятник Ивану Грозному. Что этот персонаж заслужил памятника в 21-ом веке?

 

Андрей Зубов: Иван Грозный, безусловно, уничтожал жизнь во всех ее богатых  проявлениях, и на уровне отдельного человека, и на уровне культурных сообществ Твери, Нижнего Новгорода, Пскова, Великого Новгорода, Вятки и т.д. И в этом смысле он действительно одна из самых мрачных фигур в истории России, как бы на нее не смотреть с точки зрения гуманизма или даже  с точки зрения государственного строительства.

(03-11-2016)

 

Мнение: 

 

«Когда я только узнал об этом проекте, сначала не поверил, а потом первое, что мне пришло в голову были слова из пушкинской драмы: «Нельзя молиться за Царя Ирода, Богородица не велит».

Алексей Лидов, историк искусства. (03-11-2016)

 

«Это памятник самовластию и произволу, примату государя и государства над человеком, памятник жестокости и презрения к любому писанному и неписанному закону. Это памятник старшему брату и предтече Сталина. Это воплощенная в камне и металле мечта нынешнего начальства об идеальной системе государственного устройства».

Леонид Гозман, политик. (03-11-2016)

 

Олег Наумов: Впервые Ивана Грозного стали прославлять при Сталине. Потом казалось, что это имя навсегда кануло в Лету. Для чего сегодня понадобилось, чтобы образ Ивана Грозного снова всплыл из глубины веков?

 

Андрей Зубов: Иван Грозный был очень близок Сталину, и его борьба с боярством, а на самом деле со всем русским народом – это была борьба Сталина и с его соратниками по его партии, и со всем русским народом. Его убийство митрополита Филиппа совершенно корреспондируется с уничтожением русской церкви Иосифом Сталиным. Ведь не одного же Филиппа убил Иван Грозный. Так что со Сталиным все понятно. Но почему сейчас? Я думаю, по очень простой причине. По той же причине, что сейчас опять ставят памятники Сталину. Партия, которая объявляет его великим человеком, объявляет все репрессии неправдой или оправданными против врагов Советского Союза, эта партия вполне рукопожатна, она участвует в выборах, она проходит в Думу, Зюганова патриарх награждает орденами. То есть вот эта фантастическая ситуация, она порождает новое оправдание Ивана Грозного.  То есть на самом деле, оправдывается не Иван Грозный, как исторический персонаж, оправдывается террор, оправдывается «людодерство», как  говорил покойный Янов. Вот это оправдывается в лице Ивана Грозного.

(03-11-2016)

 

Олег Наумов: Что не сделано раньше и что предстоит сделать, чтобы окончательный реванш к несвободе все же не состоялся? Как избавиться от патерналистского мышления и какое значение в этом могла бы сыграть избавление от таких кумиров, как Иван Грозный и Иосиф Сталин?

 

Андрей Зубов: Если мы рассматриваем десталинизацию, как снесение памятников, пересмотр исторических подходов, то это произошло.   Символические действия нужны, но за ними должно стоять большее – это системная декоммунизация. Потому что Сталин - это не какая-то случайная фигура, какой-нибудь Каракалла. Вот были хорошие римские императоры. Но вот один больной. Нет, Сталин это порождение системы. Был бы на месте Сталина Троцкий, или Бухарин, или Зиновьев – было бы тоже самое. Все эти люди друг друга абсолютно стоят. Пришел бы к власти Тухачевский, который ядом травил тамбовских крестьян, было бы то же самое. Поэтому никаких иллюзий здесь строить не надо – необходима системная декоммунизация.

(2.03.16)

 

Олег Наумов: Отсутствие прогресса в диалоге с гражданским обществом власть пыталась компенсировать успехами во внешней политике. В прошедшем году тема Украины отступила на второй план. На первом была угроза терроризма и война в Сирии. Весной  этого года произошла очередная вылазка террористов в самом центре Европы. 22 марта утром в аэропорту Брюсселя и возле штаб-квартиры Евросоюза прогремели взрывы, погибли люди. По всему миру выразили поддержку жителям Брюсселя и соболезнование жертвам терактов в столице Бельгии. Свои соболезнования пострадавшим и семьям погибших высказал и президент России Путин, подчеркнув, что «много раз обсуждали проблемы борьбы с терроризмом. Эффективно бороться с ним, конечно, можно, только объединив усилия».

 

Галина Шешукова: Противостояние между террористическими организациями и европейскими странами и европейскими ценностями, оно, безусловно, будет продолжаться. Вот эти события в Брюсселе еще раз показали, насколько проблема терроризма является международной проблемой, требующей общих усилий. И признают это сейчас все лидеры. И Обама об этом сказал, и европейские лидеры, ну и разумеется, Россия тоже. И в этом смысле эти события еще раз подталкивают международное сообщество к объединению, к борьбе с терроризмом. А объединение крайне сложно, постольку поскольку признание тех или иных групп террористическими тоже является объектом дискуссий, споров и до сих пор по этому вопросу согласия нет.

(26-03-2016)

 

Олег Наумов: Пока борьба с терроризмом не дала ощутимых результатов. В 2016 году взрывы, организованные террористами, раздавались в разных странах и не только в Европе. Несколько терактов произошло в Турции, а на этой неделе от пули террориста погиб посол России в Турции Андрей Карлов. Можно ли поставить заслон и защитить граждан своей страны от международного терроризма?

 

Дмитрий Орешкин: Терроризм – это просачивание. Это не какое-то государство, которое забрасывает террористов по всему свету. И если ты побеждаешь это государство, ты побеждаешь терроризм. Это в лучшем случае 50-летней давности представление. Терроризм – это сеть, и разбомбив ИГИЛ там, мы можем получить людей, которые свихнулись на идеях экстремального исламизма здесь. И вовсе не обязательно они должны приехать оттуда. Это не такая международная деятельность, которая связана с пересечением границ. Идеи пересекают границы помимо нашего контроля.

(26-03-2016)

 

Олег Наумов: Российское руководство вводило вооруженные силы в Сирию ненадолго, через совместную борьбу с террористами пытаясь добиться отмены  санкций и дружбы с ведущими странами. Не получилось, и, похоже, мы увязли там надолго. Информация о потерях в армии, согласно недавнему указу Президента, является секретной, но по некоторым данным, в сирийской военной операции погибло уже больше ста военнослужащих. А некоторые эксперты утверждали, что реальная цель у Кремля была вообще другая – отвлечь внимание от Украины, наладить отношения с Западом через совместную борьбу с террористами и добиться отмены санкций.  

 

Дмитрий Орешкин: Три года назад этот вопрос в повестке дня не стоял. Три года назад Россия была членом восьмерки и с ней садились за стол переговоров на равных, или почти на равных, среди лидирующих стран мира. За эти три года Россия оказалась изгоем, так вот если называть вещи своими именами и приходится выстраивать такую замысловатую последовательность шагов, чтобы с ней опять начали говорить. Да,  с ней начали говорить, вот прилетает господин Керри в Москву, но если взвесить потери, затраты и прибыль, то мне кажется, было бы логичней оставаться в ситуации трехлетней давности. С начала с пафосом, не выходя и не хлопая дверью в отношении международного сообщества, а потом с таким же пафосом туда возвращаясь, потеряв при этом влияние, скажем, на Украину, потеряв доверие со стороны условно дружественной Белоруссии, получив санкции.

(26-03-2016)

 

Олег Наумов: Еще одно важное внешнеполитическое событие  этого года – президентские выборы в США. Россия поддержала популиста Дональда Трампа. И Трамп победил, вопреки многочисленным опросам общественного мнения и оценкам ведущих политологов. Победа Трампа, это расплата истеблишмента за пренебрежение к мнению и интересам граждан или победа демократии?

 

Александр Шаравин: В США произошло то, что в России не может произойти никогда, и в этом и есть прелесть той самой демократии, которую мы любим критиковать. Подавляющее большинство экспертов утверждали, что победит Клинтон, некоторые утверждали, что победа Трампа – это чистая фантазия. Для многих людей это оказалось таким же шоком, как брексит в Великобритании, но да, на то и есть демократия, когда народ решает так, как не ждут от него элиты. В этом и прелесть, теперь нужно ориентироваться на то, что решил американский народ.

(12-11-2016)

 

Олег Наумов: Для нас важно, как будут развиваться отношения между нашей страной и США при новом президенте. Заявления Трампа во время выборной кампании то настораживали, то обнадеживали. По крайней мере, он не раз говорил, что хотел бы попробовать наладить отношения с Россией. Захочет ли и сможет ли новый американский президент обеспечить кардинальное улучшение отношений с Россией после того, как переселится в Белый дом?

 

Александр Шаравин: Ожидания может и есть, что они подружатся и скажут, что какой хороший парень Володя и какой хороший парень Дональд, может быть, но шансы этого очень малы. Больше того, от похлопывания по плечу друг друга до реальных шагов очень  далеко. Вы помните, как Буш говорил, что Володя – друг, я вижу по его глазам, что он хороший человек, а чем все это закончилось? А закончилось это тем, что Буш принял решение разворачивать ПРО у наших границ. Вот чем закончилась эта дружба. Поэтому от обещаний дружить со стороны Трампа я лично ничего не жду. У нас существует вертикаль власти, где от мнения одного человека зачастую зависит все. Вот как сказал наш верховный главнокомандующий и президент, все развернулись на этот курс или сделали вид, что развернулись, но по крайней мере все доложили, что выполняют указания. У американцев совсем не так. У американцев есть Конгресс, и несмотря на то, что он формально поддерживает президента и даже республиканский, он скажет: Мы Конгресс. И ваши указания – это не приказ, мы подумаем, надо ли их выполнять, и какие-то решения Трампа могут быть просто проигнорированы. И поэтому не будет никакого резкого изменения в ближайшее время. Во-вторых, даже если он захочет улучшить отношения с Россией, как он говорил, ему могут просто не дать это сделать. Поэтому те ожидания, которые у нас есть, на улучшения отношений с США в случае победы Трампа, я думаю, что они очень завышены.

(12-11-2016)

 

Олег Наумов: То, как воспринимается Россия на международной арене, в конечном счете зависит не от наличия у нас атомного оружия или сильной армии, а от уровня благосостояния граждан, от качества жизни, а значит от состояния экономики страны. В последнее время, по утверждению многих экспертов, дела в экономике не то, чтобы пошли лучше, но как бы все стабилизировалось. Бизнес все больше приспосабливается к новым условиям игры, когда рубль слабый, а волатильность на рынке стала постоянным явлением. И хотя прогнозы экономистов различаются,  в одном их мнения совпадают: кризис продолжается. И если говорить о среднесрочной перспективе, то, по мнению председателя Центрального банка Эльвиры Набиуллиной, какие бы цены на нефть ни были, хоть опять $100, мы не сможем расти выше 1,5–2%, если не будем делать структурных реформ, улучшать инвестиционный климат.

 

Мнение:

 

«Если мы в самое ближайшее время не займемся масштабнейшими структурными реформами, то я не вижу источников для экономического роста и, соответственно, процветания и конкурентоспособности нашей страны».

Герман Греф, глава Сбербанка России

(16-04-2016)

 

Денис Минаков: Власти об этом говорят уже на протяжении полутора лет, чтобы не зависеть от цен на нефть, нужно проводить структурные реформы и т.д. Но ничего не меняется. Полтора года назад – надо проводить, сейчас говорим – надо проводить, когда же мы их уже начнем проводить собственно. И кто, самое главное, будет этим заниматься?

(16-04-2016)

 

Олег Наумов: В недавнем послании Федеральному Собранию президент

дал  поручение правительству: подготовить и утвердить комплексный план действий для обеспечения быстрого роста экономики.  В плане должны быть предусмотрены меры по улучшению делового климата, по повышению результативности крупных инвестиционных проектов, по наращиванию объема несырьевого экспорта, по развитию малого и среднего предпринимательства. Меры, безусловно, правильные, но реально ли их выполнить?

 

Андрей Нечаев: Замечательно, что президент осознает, что страна находится в системном кризисе, и что дело не в санкциях, и даже не в падении цен на нефть, которое конечно, усугубляет ситуацию, - это наши внутренние проблемы. Это совершенно очевидно. Это он не говорил, что по сути, это кризис той модели развития, которая была выбрана в середине нулевых годов: ставка на огосударствление экономики, на госкомпании, почти исключительно сырьевой экспорт, не говоря об ужасающем уровне коррупции. Хорошо, что президент понимает, что страна в кризисе, хорошо, что он дал поручение составить очередной план, на моей памяти это будет восьмой или десятый за последние годы: была программа 2020, 2030, были дорожные карты….планы мы составлять умеем. К сожалению, президент не сказал, что он готов к кардинальным переменам и в каком направлении он собирается менять социально-экономическую политику, для того, чтобы перейти к быстрому росту.

(10.12.16.)

 

Мнение:

 

«Прогнозируемые темпы роста экономики достижимы только при переходе страны на новую модель развития через запуск программы структурных реформ и перезагрузку налоговой системы. При этом, главным мотором роста должно стать возобновление притока инвестиций в экономику».

Никита Масленников, руководитель направления «Экономика и финансы» Института современного развития. (10.12.16.)

 

Олег Наумов:  Впереди 2017 год. В послании Федеральному Собранию президент России Владимир Путин продемонстрировал уверенность в росте экономики уже в следующем году. А вот Алексей Кудрин делает прогноз, что никакого роста не будет. Кому верить?

 

Андрей Нечаев: Самый большой оптимизм проявил МВФ и мировой банк, они дали оценку 1,1% роста. Моя личная оценка, я не вижу  никаких реальных драйверов роста, с чего вдруг что-то расти начнет. Ну, за счет эффекта низкой базы 15-го года будет плюс 0,5 например. Нам для того, чтобы решать те социальные задачи, которые надо решать, нормально проводить реформы социальной сферы, для того, чтобы не отстать окончательно от развитых стран, для того, чтобы начать преодолевать вот это технологическое отставание, про которое Греф сказал, что мы стали страной «дауншифтеров» в технологическом соревновании с развитыми странами, нам нужно темпы роста не менее 4, а лучше 5 и более процентов ВВП. А иначе разрыв между нами и развитыми странами увеличивается. Надо его начать сокращать. И в этом смысле плюс 0,5 или  минус 0,5 никакого принципиального значения не имеет, потому что это динамика на прежней основе – ничего не менять. Если ничего не менять, мы так и будем гадать: будет у нас плюс 1 или минус 1. Это путь в никуда. В тупик.

(10.12.16.)

 

Олег Наумов: Для того, чтобы выйти из тупика, президент поставил задачу восстановить быстрое экономическое развитие страны, выйти в рост, превышающий среднемировой. Это значит, порядка 4% в год. Правительство уже готовит комплексный план действий. Но это пока только слова. Правильных слов и планов за последние годы сказано и подготовлено немало, будут ли эти слова и планы реализованы? В этой программе мы, конечно, вспомнили не все яркие события  уходящего года. Какие-то из них вспыхнули метеоритом, промелькнули и погасли без следа. Помните, какой информационной бомбой полгода назад казался скандал с Панамским досье, когда у друзей наших высокопоставленных чиновников обнаружились активы в оффшорах? А на этой неделе в Иркутске более 50 человек скончались от употребления поддельного средства «Боярышник». Вы спросите, какая связь между панамским досье и смертями в Иркутске? А мне кажется, эта связь есть.

С наступающим Новым годом, уважаемые оренбуржцы. Будем надеяться, что новый 2017 год станет поворотным в преображении страны, в улучшении благосостояния граждан России.

Пусть он будет лучше и счастливее для всех нас.

 

ОРЕН-ТВ

24 декабря 2017г.