Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


В Москве прошел Общероссийский гражданский форум. Одна из его главных тем – «Образ будущего». Какое будущее ждет нашу страну? Как открытые данные изменят мир? Общество и государство – кто кого будет контролировать? Политологи Андрей Колесников и Галина Шешукова в программе «Диалог», телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 26-11-2016

Олег Наумов: Гражданский форум, который ежегодно проводится в России, не случайно называют «Кудринским».  Организует и проводит его  Комитет гражданских инициатив, председателем которого является экс-министр финансов Алексей Кудрин.  Политик, после отставки сохранивший влияние на руководство страны, видит своей задачей донести до власти запросы общества, и ежегодный форум, пожалуй, единственная крупная площадка, где эти запросы можно открыто обсуждать. Одной из  важных тем нынешнего форума стало формирование новой социально-экономической стратегии для России. Те исследования, которые проводятся сейчас Центром стратегических разработок, показывают, что людям нужен образ будущего, им нужно понимание, куда идет страна, какой будет Россия через 20 – 30 лет? 15 лет прошло с первого общероссийского гражданского форума. Тогда в 2001 году была идея дать гражданскому обществу сигнал поддержки от президента, это была попытка создать для государства социального партнера, который мог бы влиять на аппарат власти. Удалось ли гражданскому обществу найти общий язык с властью?  

 

Андрей Колесников: К сожалению, пока, на мой взгляд, происходят процессы отделения гражданского общества от государства. Наше руководство мыслит категориями 19-го, максимум середины 20-го века, где есть понятие большинства. Большинство проголосовало, и мы будем идти в фарватере большинства. Но это большинство состоит из меньшинств. Это реалии 21-го века. И у этих меньшинств очень разные требования, разные задачи. Они локальные и в то же время они хотят влиять на государственную политику. Это разнонаправленные процессы. И общество, не чувствуя в государстве партнера, понимая, что оно не может ни на что повлиять, ни с помощью выборов, ни с помощью вхождения в какие-то общественные структуры, оно начинает самоуправляться. Оно начинает самоорганизовываться. Причины для этого разные. Либо давление властей, тогда идет сопротивление и на этой почве самоорганизация, либо это волонтерство, позитивная программа, желание кому-то помогать, но общество все время находится в состоянии перманентной самоорганизации.

 

Галина Шешукова: Определенные противоречия между гражданским обществом и государством - это абсолютно нормальные дело. Постольку поскольку в гражданском обществе объединяются люди и защищают свои интересы, интересы других людей, интересы природы. Поэтому, как правило, столкновения и противоречия с чиновниками происходят, но при этом суть гражданского общества в умении найти диалог с государством. В этом собственно и есть весь смысл существования гражданского общества. Потому что есть разные формы проявления активности. Можно выйти на митинг, на демонстрацию, в пикет за свои интересы. Можно пойти куда-то в очередь к представителям органов власти и с ними попытаться решать эти вопросы. Но все-таки наиболее разветвленная система, это когда люди собираются, объединяются в какие-то группы, а потом вступают в диалог с властью. Поэтому я думаю, что на протяжении всех этих 15 лет диалог был, хотя качество этого диалога менялось, и были периоды, когда диалог шел достаточно легко и открыто и были проблемы во взаимодействии гражданского общества и государства.

 

Олег Наумов: В условиях развития информационных технологий взаимодействие гражданского общества и государства переходит на новый уровень. На форуме говорилось о том, современные технологии позволяют  государству организовать тотальный контроль со стороны государства над каждым гражданином. Чем это грозит?

 

Мнение:

«Сейчас мы уже не удивимся технологиям, которые автоматически будутраспознавать любую произнесенную вами фразу, любой телефонный разговор…..автоматически отслеживать любые взаимоотношения между людьми и тд. …..нет технологических ограничений вводить системы тотального контроля…..   У нас нет социальных барьеров, которые бы это все ограничили. У нас нет ни одной НКО, которая бы исповедовала политику предупреждения злоупотреблений этими данными со стороны государств и корпораций».

Иван Бегтин, директор АНО «Инфокультура».

 

Андрей Колесников: Да, во всем мире говорят о том, что технологии будут определять образ будущего мира, что они развиваются, что они совершенно изменят образ жизни, наверно, это так.  В развитых странах. В нашей стране, думаю, что большая часть страны останется вне этих технологий. Нам бы от туалетов во дворе избавиться для начала, прежде чем говорить о «биг дейте», об облачных технологиях. Другой разговор, как это используется государством. Государством это может быть использовано очень эффективно. Здесь на это ни денег не жалеют, ни интеллектуальных усилий, и люди действительно могут оказаться под перманентным колпаком. Развитие технологий уже делает человека ультразаметным.

 

Олег Наумов: Правозащитница  Людмила Алексеева даже поделилась навыкам советских диссидентов: как вести себя на обыске и допросе, как выбирать адвоката, что говорить в суде, как пережить заключение. Насколько опасность преследования со стороны государства увеличивается с развитием современных технологий?

 

Андрей Колесников: Два таких противоречивых тренда. Людмила Алексеева говорила о возможности противостояния оппозиции государству в том смысле, что почти так же, как при советском союзе, как в ее времена. Это правда. Это действительно так и будет только усугубляться. А тут еще и технологии, такие вещи, которые позволяют следить за человеком.

 

Галина Шешукова: Мне представляется, что попадание в такие условия, как следственный изолятор, тюрьма и т.д., существует далеко не только для правозащитников, я бы даже сказала, не столько для них.  В настоящее время эта проблема очень актуальна и для предпринимательского сообщества, и для бизнес-сообщества, и для самих чиновников, ну и в какой-то степени и для правозащитников тоже. И последние события, которые произошли с Дадиным в одной из колоний и привлекли внимание и государства, и общественных организаций – возможности пыток в наших тюрьмах. Я думаю, это свидетельствует о том, что тема очень актуальна, ее надо обсуждать и надо помогать тем людям, которые в этих условиях оказываются. И в этом плане определенная правовая грамотность не помешает никому.

 

Олег Наумов: Современное общество стареет. Демографические тренды таковы, что к 2020 году Россия достигнет следующего соотношения: на 100 работающих будет 54-55 пенсионеров и примерно 10 несовершеннолетних. Справится ли государство с увеличением социальной нагрузки?  Большой вопрос. Особенно если учитывать тот факт, что в связи с изменением демографической пирамиды, в ближайшем будущем необходимо не только количественное, но и коренное качественное изменение всей системы социальной защиты.

 

Мнение:  

«Совершенно понятно, что население такого рода: стареющее, с преобладанием женщин, будут все меньше волновать увлекательные внешнеполитические приключения, победоносные армии, большие расходы на оборону и все больше будут волновать расходы на здравоохранение, образование, создание комфортной среды, предоставление социальных услуг»

Екатерина Шульман, политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС

 

Андрей Колесников: Есть проблема старения населения, она не только российская, она и европейская в том числе. Европа стареет быстрее всех. Есть проблема в связи с этим - проблема миграции, которая сейчас слишком заметна в Европе, а мы потираем руки и говорим, что у нас  не так. Нас эта волна не обойдет стороной. Рождаемость в Азии, например, это огромное цунами, которое буде просачиваться через наши границы и нам с этим придется мириться, что-то делать. Это серьезный вызов. Да, увеличивается нагрузка на социальные системы. Государство пока отвечает на эту нагрузку тем, что оно забирает деньги из социальных систем на текущие нужды, например, на присоединение Крыма.

 

Галина Шешукова: Я думаю, что с этими вызовами можно справиться, только проводя непопулярные реформы. К таким реформам относится и повышение пенсионного возраста, и возможность невыплаты пенсий работающим пенсионерам. И целый ряд других вещей, которые, конечно, пенсионеры, если это касается их, вряд ли примут. Ну и ограничения, которые сейчас идут по бюджету для медицинского обслуживания, они тоже будут затрагивать многих. Сокращение различного рода льгот, оно уже сейчас происходит. И, я так полагаю, в перспективе еще больше будет происходить. И здесь не только проблема в старении общества, в демографической ситуации, проблема и в экономической ситуации, которая для нашего государства на ближайшие 3-5 лет, как я полагаю, не будет существенно улучшаться.

 

Андрей Колесников: Социальные системы должны кардинально измениться или исчезнуть, или просто рухнуть. Либо мы делаем накопительную систему с прицелом на будущее, что люди сами себя кормят, сами себе копят на пенсию, потому что государство не справится в режиме распределения с пенсиями стареющего населения, либо это просто рухнет все, то же самое в системе здравоохранения. Объективно тяжелая ситуация. В стране, которая не является богатой, люди не могут платить за свое здоровье, и очевидно, обязательное медицинское страхование придется сохранять, или возвращаться к распределительной системе, а к распределительной очень сложно вернуться, потому что мы тратим деньги на бомбы и на танки, а не на ресурсное обеспечение здравоохранения.

 

Олег Наумов: Алексей Кудрин, выступая на форуме, говорил о том, что общество разбито на разрозненные группы, которые друг другу не доверяют.    «Мы должны связать эти группы, построить между ними мостики. Это одна из ключевых задач». На помощь в решении этой задачи могут прийти НКО – некоммерческие общественные организации – это организации, которые не занимаются извлечением прибыли, вся их работа направлена на улучшение жизни граждан. Для многих НКО стали школой мирного гражданского взаимодействия.

 

Мнение: 

«Общественные организации являются той сеткой безопасности, которая удерживает социум в мирном состоянии».

Екатерина Шульман, политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС

 

Олег Наумов: Четыре года тому назад в России вступил в силу закон "об иностранных агентах". По нему НКО, занимающиеся политической деятельностью и получающие зарубежное финансирование, должны назвать себя иностранным агентом и зарегистрироваться в специальном реестре. В действительности под действие закона попали не только политические, нои экологические, благотворительные, правозащитные, просветительские и медицинские организации. За время действия этого закона были закрыты почти 150 НКО. В результате независимые общественные организации в России были поставлены на грань исчезновения.

 

Галина Шешукова: Вряд ли некоммерческие организации, как таковые могут объединять общество. Уж если на то пошло, они общество разъединяют в соответствии с теми интересами, которые отражают. Т.е. есть НКО, связанные с молодежью, женские, предпринимательские, национальной культуры, религиозные и т.д., и, как правило, они объединяют людей какого-то одного интереса. А объединить в целом общество конечно не получится. Поэтому мне представляется, что не НКО должны объединять общество, а прежде всего этим должны заниматься государственные органы, которые хотели бы опираться на общество объединенное. И это действительно колоссальный ресурс, потому что если общество разрознено, если внутри возникают конфликты, противоречия, не дай бог, столкновения и гражданская война, то государство страдает колоссально.

 

Андрей Колесников: Наводить мосты – это задача для общества и государства, естественно, потому что это две стороны, к которым эти мосты, собственно и тянутся. Другой вопрос, что государство ничего не делает для того, чтобы эти мосты создать. Государство плодит конфликты с гражданским обществом настоящим. И с помощью репрессивного законодательства и с помощью практических действий. Это сейчас очень заметно в Москве, где очаги сопротивления разных групп разрозненных, пока, во всяком случае, мы наблюдаем в связи с политикой реконструкции Москвы, с политикой уничтожения парков, точечной застройки, строительства бесконечных храмов – это сопротивление будет нарастать, уровень конфликтности будет нарастать к сожалению, если государство не поймет, наконец, что этого не нужно делать.

 

Олег Наумов: В руках у общества есть конституционный способ выразить свое отношение к тому, что происходит в стране. Это выборы. Однако за последние 15 лет этот механизм почти полностью дискредитировал себя, и граждане разуверились в его действенности. Можно ли изменить ситуацию и есть ли другие способы, кроме выборов, заставить власть прислушиваться к мнению общества, экспертов?  

 

Андрей Колесников: Выборы – это очень важный институт, важный инструмент, он конституционный и нельзя дать ему заржаветь. Да, мы понимаем, что сейчас изменить власть с помощью выборов даже в регионе нельзя. Тем более это нельзя сделать на федеральном уровне. Есть способ изменения политической системы сверху, и в России он всегда использовался, не было, собственно, других способов, за исключением революции октябрьской. Но верить сейчас в то, что какие-то либералы внутри правительства, близкие к администрации и к первому лицу, что-то радикально изменят и что страна начнет меняться, в это веры очень мало, потому что система авторитарная, персоналистская, все зависит от воли одного лица. Это лицо вправе в этой системе не соглашаться ни с кем. Тем более с либералами. Поэтому способов изменения ситуации сейчас нет, но это не повод для остановки гражданской активности, для остановки политической активности, для попыток свободного выражения мнений и для того, чтобы не ходить на выборы. На выборы ходить надо, инструмент должен быть в рабочем состоянии, взгляды должны выражаться в том числе с использованием этого средства.

 

Галина Шешукова: Самое главное – повысить уровень доверия к выборам. Ведь низкая явка, которую продемонстрировали последние выборы 18 сентября, это один из показателей того, что очень низок уровень доверия к институту выборов.  И те люди, которые не пошли на выборы, мы их спрашивали: вы по какой причине не пошли? Они отвечали таким образом: более 40% - от нас ничего не зависит. Более 30% - наверху все решают без нас. Еще 20% - выборы все равно будут нечестными. Т.е. мы видим, что подобного рода стереотипы вошли в общественное сознание по отношению к выборам. Они присутствуют. Мне кажется, что важнейшая задача гражданского общества и государства, это совместная задача – повысить доверие к институту выборов и вообще к политической системе. Что касается других форм заявлений общества в отношении власти - есть уличные демонстрации и т.д., выход на улицы с теми или иными требованиями – это конечно есть, и будет продолжаться. Надо сказать, что этого власть боится больше всего. Особенно если это массовые выступления. Но все-таки мне представляется, что не будет это направление ведущим. Особенно в ближайшее время. Потому что зафиксировали в ходе опросов, что уровень протестных настроений, он заморозился, стабилизировался, он не растет. Следовательно, люди предполагают использовать какие-то другие формы влияния на власть.

 

Олег Наумов: Подводя итоги нашего разговора, нужно сказать, что образ будущего, который нарисовали сегодняшние эксперты, оказался пессимистичным.  Андрей Колесников говорит, что сценарий развития страны на ближайшие годы строить труднее, чем на далекое будущее. Может, поэтому образ далекого будущего у него получился более жизнеутверждающим?

 

Андрей Колесников: В долгосрочной перспективе эта страна мне видится такой, как страны с нормальным вектором развития, прежде всего европейские страны. А мы, собственно и есть европейская страна, хотя теперь сами себе доказываем, что мы не европейская страна. Этот период пройдет. Пройдет и это, как сказано древними, а нам предстоит, к сожалению, еще один транзит от авторитаризма к демократии, нам предстоит еще раз пройти тот путь, по которому мы начали идти, но не дошли до конца и вернулись куда-то вбок, а потом назад. Но деваться некуда. Не получается развиваться методами авторитаризма. Не выходит никак авторитарной модернизации. Без демонтажа авторитаризма не будет свободы, не будет свободы – не будет  денег, не будет денег – не будет свободы, этот круг порочный может продолжаться до бесконечности. Так что мы выйдем на этот общецивилизационный вектор рано или поздно, но подождать придется, нужно иметь терпение.

 

Олег Наумов: Давно известно, что людям, живущим в России, терпения не занимать. Мы привыкли жить сегодняшним днем, а о будущем стараемся не думать. Причины этого, прежде всего, исторические. Слишком много надежд на будущее было оборвано в прошлом. Но в России всегда были и будут граждане, неравнодушные к будущему своей страны, те, кого мы называем совестью нации. Многие из них участвовали в гражданском форуме, о котором мы говорили сегодня. Таким был и Валерий Алексеевич Хомяков, известный политолог и постоянный эксперт программы «Диалог». 17 ноября его не стало. Он активно участвовал в политической деятельности с начала перестройки и до последнего своего дня. В 1991-1994 годах возглавлял исполком Демократической партии России. В 1999-2003 годах был членом политсовета партии СПС. С января 2003 г. являлся генеральным директором «Совета по национальной стратегии». Его как политолога отличала от других некая приземленность, он всегда говорил и думал о том, как политические преобразования отразятся на жизни простых людей, как минимизировать потери от реформ и как сделать их необратимыми, чтобы они работали на улучшение жизни граждан. И в этом смысле он был не только либералом, но и истинным демократом, патриотом своей страны. Валерий Хомяков был участником более 30 выпусков программы «Диалог».

 

1 октября 2016г. Валерий Хомяков:  «…у нас федерализм на бумаге проистекает. И никому неинтересно, в том числе и в Кремле, чтобы местное самоуправление действительно стало самостоятельным, уважаемым и очень важным для жизни местных жителей, проживающих на территории муниципального образования. Нет в этом интереса. А есть интерес другой. Вы там барахтайтесь и ждите, когда вам из областного центра дадут какую-нибудь подачку на строительство дороги или моста, который был построен еще при царе-кесаре и рухнул в постсоветское время».

 

25 апреля 2015г. Валерий Хомяков: «Руководить всем из Москвы – совершенно бесполезное дело, в этом еще советская власть убедилась - надо больше дать полномочий местным властям. Именно там малый бизнес развивается, и от того, насколько местная и региональная власть способна холить и лелеять вот это очень важное экономическое направление во всех странах. В Китае 60% ВВП за счет малого и среднего бизнеса, у нас 12. У меня давно уже сложилось ощущение, что экономические темы, В. Путин, начинает скучать, когда ему про экономику говорят. Ну, он действительно не экономист, хотя, конечно, мог бы сформировать более внятную и предсказуемую экономическую команду».

 

6 декабря 2014г. Валерий Хомяков: «Главное – это уровень жизни, и именно социально обездоленных, пенсионеров, инвалидов. Насколько инвалид или пенсионер в Европе себя чувствует, если сравнить его с нашим пенсионером. Вот это качество. Кто из них более уверенно чувствует себя в жизни, кто больше живет, кто больше путешествует. А кто просто ждет: доживу я до следующей пенсии, хватит мне денег или надо просить у детей и родственников».

 

23 мая 2013г. Валерий Хомяков: «На мой взгляд, чем больше власть сейчас понаделает глупостей,   подобного рода, тем большее количество людей увидит то, что эта власть неадекватна. Поэтому, когда подобные вещи происходят то, наверное, хочется сказать: ну сделай еще одну глупость и уйдешь. Вопрос в другом: как этот уход будет осуществляться. Насколько власть пойдет на то, чтобы от точечных репрессий перейти к массовым. Это большой вопрос, и тут, конечно же, загнанная в угол сильная власть, а она сильна тем, что у нее много инструментов, а не столько поддержкой в обществе, она тоже становится опасной».

 

ОРЕН-ТВ

 

26ноября 2016г.