Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


В десяти регионах России зафиксирован критический уровень распространения ВИЧ-инфекции. Каковы главные пути распространения этого вируса? Все ли ВИЧ-положительные больные получают адекватное лечение? Каково состояние здоровья граждан России в сравнении с другими странами? Программа «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ, 19 ноября 2016г.
опубликовано: 19-11-2016

В программе участвуют: главный эпидемиолог минздрава Оренбургской области Галина Зибзеева, зам. директором НИИ общественного здоровья Александр Линденбратен и директор автономной некоммерческой организации «Новая жизнь» Елена  Шастина.   

 

Олег Наумов: Состояние здравоохранения страны  во многом зависит от  умения  противостоять распространению инфекционных заболеваний. Один из грозных вирусов,  который пока не удалось победить  – это ВИЧ-инфекция. «СПИД не спит» - так мрачно шутили в нашей стране, когда эта болезнь только появилась. За те 30 лет, что инфекция известна человечеству, эффективное лекарство так и не найдено. Но кое-какие успехи в лечении ВИЧ все-таки достигнуты: существуют препараты, которые способны длительное время сдерживать размножение вирусных частиц. Сегодня это уже не смертный приговор. Поэтому в развитых странах темпы распространения заболевания очень небольшие. Чего не скажешь о нашей стране. Еще в мае прошлого года глава Федерального центра по борьбе со СПИДом Вадим Покровский называл ситуацию с заболеванием «национальной катастрофой». Сегодня это признают и в Минздраве. Его глава Вероника Скворцова объявила, что в десяти регионах России зафиксирован критически высокий уровень распространения ВИЧ-инфекции. Среди этих регионов – Оренбургская область. Почему наша страна по темпам прироста новых случаев опережает большинство стран мира?

 

Александр Линденбратен: Мы отлично знаем факторы распространения и механизмы распространения различных заболеваний, в том что и ВИЧ-инфекции . Ну два основных фактора: это половой путь и это наркотики. Значит вывод-то простой: значит, здесь мы проигрываем, значит, у нас беспорядочная незащищенная половая жизнь. Мы можем это предположить? Можем. В подростковом возрасте начинается сколько угодно. А наркотики? Но ведь четко вот сейчас выяснили очаги неблагополучные, где наиболее сейчас высокий уровень, это же все пути наркотрафика.  Ну мы знаем, что есть регионы, где естественно уровень потребления наркотиков гораздо больше. Вот он вам фактор риска, который определяет уровень возникновения.

 

Галина Зебзеева: Основным вопросом является не число случаев, а то, как меняется ситуация по ВИЧ-инфекции на территории области. Ну, во-первых, остаются ли те же самые территории наши, которые имеет наибольший уровень или вовлекаются новые территории? Вот здесь интересная статистика может быть для специалистов, которые организуют профилактические мероприятия. Следующий момент.  Статистически нас интересуют изменения пути инфицирования населения. Да, это интересный момент, не просто само по себе интересно, а в плане  именно того, что мы должны перестроить свои точки соприкосновения с отдельными группами населении, не прерывая работы с теми группами населения, которые вовлекались в  ситуацию заражения ВИЧ-инфекции в предыдущий период.  И еще один из интересных статистических показателей - это социальный и возрастной состав заболевший. Он остался тот же или он изменился в какую-то сторону? То здесь тоже акцент на то, что мы должны направить дополнительные свои усилия в плане профилактики, допустим, на какую-то другую категорию населения. Не прекращая работу вообще с населением нашей области. Вот из этих соображений, я говорю, что само по себе количество 20 30 40 тысяч, оно принципиально нам ничего не дает. Кроме того, что появляется новый потенциал пациентов, по которым нужно будет решать вопросы лечения - это да. Для нас важен как бы момент, который определяет расходы, необходимые для лечения.

 

Олег Наумов: В Оренбургской области с диагнозом ВИЧ живут около 15 тысяч человек. Если учесть, что ВИЧ – это диагноз пожизненный, то количество зараженных может только увеличиваться. Задача не только медиков, но и всего общества состоит в том, чтобы перекрыть пути распространения  вируса.

 

Мнение: 

«Эпидемия ВИЧ может выйти из-под контроля к 2020 году. Это произойдет в случае, если охват лечения людей с этим заболеванием не увеличится».

Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ.

 

Галина Зебзеева: Если в 2000 2001 году у нас происходило инфицирование в основном лиц, которые употребляли психоактивные вещества инъекционным способом не в медицинских целях, и возраст заболевших от 15 до 25 лет.  Понятно, что мы максимально постарались охватить обследованием на ВИЧ именно эту категорию населения. На сегодняшний день ситуация изменилась, и сейчас инфицирование происходит половым путем. 75-77% - это новые случаи инфицирования, связанные именно с этим путем передачи. В связи с этим поменялся и возрастной состав. Это в основном от 30 до 40 лет. Поменялся и социальный состав населения. Это лица социально адаптированные, то есть имеющие источники дохода. Это рабочие, служащие, потому что здесь инфицирование происходит как раз от половых партнеров, которые были вполне вероятно в предыдущее время инфицированы при употреблении наркотиков. Кроме того, поменялся гендерный состав. Если вначале были это большие мужчины, то есть на одну женщину новых случаев приходилось где-то 7 мужчин, то сейчас э то число сравнялось. Новые случаи в одинаковой степени и у женщин, и у мужчин выявляются. Вот и все это послужило поводом для изменения направления профилактической работы.

 

Александр Линденбратен: Можно выдавать всем, обеспечивать стерильными шприцами, создавать условия, колись, пожалуйста, только соблюдай правила гигиены. А можно бороться с употреблением наркотиков как с таковым. И опять много зависит от менталитета. Мы когда-то в нашей стране говорили: основное направление у нас – профилактика. Николай Иванович Пирогов в свое время сказал: «Задачей врача является: первое - научение человека быть здоровым, а второе - кого не удалось научить – лечить». Профилактика обязательно должна включать формирование здорового образа жизни. Что врач ни делай, как он не пытайся сделать человека здоровым, если сам человек этого не захочет, врач не справится.

 

Олег Наумов: Коварство ВИЧ-инфекции в том, что однажды заразившись, человек становится носителем вируса пожизненно. Это заболевание пока неизлечимо. Как меняется жизнь человека после постановки диагноза?

 

Елена Частина: Человек после постановки диагноза всегда испытывает шок. И проходит все стадии: отрицание, гнев поиск виноватых, и принятие есть очень рискованный момент, когда наступает психологическая защита: нет, это все обман, то есть ему проще думать, что это все фикция этого с ним быть не может. Это очень рискованно для самого человека и для общества, потому что, когда человек выпадает из-под диспансерного наблюдения, он не следит за развитием инфекции, не принимает препараты и соответственно является источником распространения инфекции. Отрицая ее наличие у себя, он не предупреждает об этом своих партнеров, людей, с которыми вступает в отношения. Это очень печально.  Люди же, которые справляются, переживают этот стресс, учатся жить заново, учатся взаимодействовать с врачом. Потому что заболевание пожизненное.

 

Александр Линденбратен: Говорить об излечимости пока преждевременно. Мы не излечиваем. Мы можем предупредить, стабилизировать состояние и т.д.  Мы можем не допустить распространения этого заболевания. Да, нам удается добиваться серьезных успехов. Мы сегодня можем влиять на пути распространения СПИДа. Например, у матерей, больных СПИДом, если раньше дети рождались больные, то сегодня можно обеспечить рождение здорового ребенка, предупредить вот этот так называемый нисходящий и восходящий путь передачи инфекции. Но говорить в целом о том, что мы можем сегодня избавиться от СПИДа как такового, пока преждевременно.

 

Олег Наумов: Механизмы распространения ВИЧ инфекции связаны, прежде всего, с социальным поведением человека. О таких заболеваниях говорят, что они имеют социальные корни. В таких случаях государство берет на себя лечение таких больных. Обеспечение лекарственными препаратами ВИЧ-инфицированных в нашей стране бесплатное и пожизненное.  Как обеспечены лекарственными средствами больные в нашей области?

 

Елена Частина: Работает программа импортозамещения, практически всем людям, которые обращаются нашу организацию, меняли в этом году препараты и даже не один раз.  Все-таки это химиотерапия, требуется время на то, чтобы организм адаптировался, а бывают побочные эффекты, часто сильные, которые меняют качество жизни в худшую сторону.  Но тут знаете, жить захочешь, придется терпеть. Поэтому химиотерапия важна. Прием должен быть регулярным и без перерывов. Сейчас у нас в стране мы знаем из других регионов существует проблемы с поставками препаратов по различным причинам, часто объективным. Мы все ждем, когда стабилизируется экономическая ситуация в стране потому что зависит напрямую лечение у нас гарантирует государство, так как ВИЧ-инфекция – это социально-значимое заболевание.  Гарантировано бесплатно и пожизненно, поэтому все ждем лучших времен. Но пока у нас такая ситуация что не случались перебои до такой степени, чтоб совсем не было препаратов. По сравнению с другими регионами у нас ситуация более-менее стабильная

Вед. в кадре. На этой неделе комитет Госдумы по охране здоровья обсудил борьбу с распространением ВИЧ и призвал увеличить расходы бюджета на профилактику заражения этим вирусом. В зоне риска 22 региона, которые дают больше, чем половину прироста новых случаев инфицирования вируса иммунодефицита.

 

Мнение:

«На сегодняшний день у нас число ВИЧ-инфицированных, зарегистрированных в РФ, по данным федерального центра по борьбе со СПИД, выше 1 млн человек, причем в этом году, по данным полугодия, новых случаев выявлено 51 тысяча».

Валерий Елыкомов, депутат Госдумы

 

Галина Зебзеева: Средства на лечение выделяются в последние годы за счет федеральных субсидий в среднем от 420 до 450 миллионов. Со следующего года, по информации Министерства здравоохранения, будет централизованная поставка препаратов для лечения как было в общем-то и в предыдущий период.  В частности, с каждого субъекта Российской Федерации принимается заявка на перечень лекарственных препаратов, которые нужны для субъекта, количество этих препаратов с учетом тех схем лечения, которые рекомендованы медицинскими документами. Поэтому в следующем году это будет централизованная поставка львиной доли препаратов для лечения ВИЧ-инфицированных. Из областного бюджета именно на лечение определенная сумма выделяется где-то в пределах 50 миллионов. Но в основном это на лечение двух заболеваний: если есть сочетание ВИЧ-инфекции и гепатита, но тем не менее это серьезное подспорье, потому что большинство пациентов, которые инфицировались именно наркотическими препаратами инъекционным способом, они получают не только ВИЧ инфекции, но и  гепатит Б и гепатит С. Поэтому сейчас у них есть востребованность в лечении этих заболеваний.

 

Олег Наумов: ВИЧ-инфекцию называли чумой 20-го века, и распространялся этот вирус в основном среди инъекционных наркоманов, изгоев, лиц, потерянных для общества.  В наше время ситуация меняется. И хотя главный путь передачи остается прежним: 57% - это инъекционный путь, рост заболеваемости происходит и за счет полового пути передачи и сегодня практически не зависит от групп риска. Можно ли уберечь себя от заражения?

 

Галина Зебзеева: Инфицирование ВИЧ, оно иногда определяется тем типом поведения, которое у нас есть. К счастью, молодежь сейчас не очень увлекается употреблением наркотических препаратов, но есть другая проблема, проблема с нашей точки зрения проблема в том, что ранние половые отношения не всегда с использованием средств защиты. Это один момент. Второй -  частая смена половых партнеров. К нам в учреждение приходят самого разного возраста люди по разным своим проблемам, которые они оценивают как возможность инфицирования ВИЧ. 

 

Елена Частина: Сейчас диагноз это чаще встречается среди социально адаптированного населения, то есть у людей, которые раньше не относились к группе риска. Сейчас понятие группы риска как такового не существует. Каждый человек, все общество в целом находится в состоянии эпидемии, перед лицом ВИЧ-инфекции. И человеку социально благополучному еще тяжелее принять это диагноз. Он еще больше боится дискриминации, часто скрывает еще сильнее. За всю историю работы организации впервые появилась единственная девушка молодая, готова говорить об этом открыто. Это исключительный случай, она, приезжая из другого города. Среди наших жителей никто открыто об этом говорить не готов именно из-за страха если не себя, то за своих близких и детей. Как будут относиться в школе к моему ребенку. На улице соседи будут что-то говорить. Очень боятся, потому что дискриминация серьезная. Поэтому люди скрывают, и это является тоже проблемой в плане профилактики.

 

Олег Наумов: Проблема распространения ВИЧ-инфекции важная, но, к сожалению, не единственная в нашем здравоохранении. Сегодня медики обеспокоены не только проблемой лечения уже заболевших, но и тем, как предотвратить болезнь, как сберечь главное богатство любого человека – его здоровье. По каким показателям определяется уровень общественного здоровья?

 

Александр Линденбратен: Существуют классические, так называемые медико-демографические показатели. Общий показатель, относящийся не только к здоровью, но во многом к нему это ожидаемая продолжительность предстоящей жизни. Ее часто путают, говорят, вот в Москве сейчас 77 лет, небывало  и т.д. И все думают, вот до 77 лет все доживают. Нет, это расчетный показатель. Дети, родившиеся в этом году, если в течение всей жизни не будет ничего меняться, и они будут умирать с той же частотой, что до сих пор умирали во всех возрастах, вот тогда получится в среднем 77лет. Но это показатель, который отражает не только уровень здоровья, он отражает общий уровень благосостояния и т.д, то есть всего, что воздействует на человека. Рождаемость и смертность – классические демографические показатели. Косвенно они конечно отражают состояние здоровья. Но когда мы измеряем смертность, то есть количество людей, умерших в этом году на тысячу населения рассчитываем показатель, косвенно это говорит вроде бы вот о том, насколько их здоровья хорошо. Косвенно. Почему я говорю? Очень многое зависит от структуры населения. Если здесь живут только пожилые, там смертность всегда будет больше. Поэтому эти показатели относятся к демографическим, и не в полной мере отражают здоровье. А есть показатель, отражающий именно здоровье населения. Заболеваемость. Как часто человек заболевает? Инвалидность, у нас есть показатели общая заболеваемость. У нас есть показатель первичной заболеваемости. Первичная заболеваемость. В этом году сколько человек впервые заболело какими заболеваниями. Общая заболеваемость – он мог в этом году не обращаться по поводу этих заболеваний, но оно у него, это заболевание, есть.  Есть целый ряд специальных показателей. Это всё у нас фиксируется, это входит в понятие официальная статистика мы этими показателями оперируем.

 

Олег Наумов: Вы не поверите, но иногда улучшение таких сугубо медицинских показателей, такие как рождаемость, смертность, уровень заболеваемости у нас в стране может происходить не потому, что стали лучше лечить, а просто по указанию президента.

 

Александр Линденбратен: Когда возникла необходимость выполнять так называемые майские указы президента, а указы президента нас принято выполнять, то мы начинаем как всегда стараться решить эту задачу любым путем. И если, например, президент поручил снизить заболеваемость и смертность от болезней системы кровообращения, от онкологических заболеваний, то мы стараемся это сделать. Поэтому если есть возможность этот диагноз не поставить, мы его не ставим, а ставим другой. Это по существу умышленное искажение ситуации.  Когда выяснилось, что идет постарение населения, и у нас уровень онкологических заболеваний, уровень сердечно-сосудистых, естественно, должны возрастать, потому что это болезни связаны преимущественно с пожилым возрастом. А нужно снизить показатель. Как снизить? Нашли удовлетворяющее всех решение. Есть в международной классификации болезней такое понятие как смерть от старости. Умер от старости. И у нас за два года буквально смерть от старости возросла на 2 порядка, то есть десятки тысяч случаев появились смерть от старости. Мы до старости не доживаем по международным меркам, но умудряемся умереть от старости.

 

Олег Наумов: Вед. в кадре.  Безусловно, говоря о состоянии здоровья людей, мы должны ориентироваться на самые высокие международные стандарты. Но при сравнении показателей общественного здоровья в России с международным уровнем важно видеть различия и понимать их причину.

 

Александр Линденбратен: Конечно, мы можем сравнивать. И тут мы видим различия, но надо правильно трактовать эти различия. Сегодня, например, в среднем во всем мире считается так: Среди причин смерти на первом месте сердечно-сосудистые заболевания, на втором - онкологические заболевания потом другие. В ряде стран, во Франции, например, злокачественные образования вышли на первое место, обогнали сердечно-сосудистые. Ай, как плохо онкологи стали работать! Очень хорошо стали работать кардиологи, и больные, которые раньше умирали от сердечно-сосудистых заболеваний, продолжают жить, они доживают, условно говоря, до онкологического заболевания. И уже умирают от него. Если бы не онкологическая, они продолжали бы может жить. А у нас в стране на третьем месте - внешние причины.  И далеко не во всех странах внешние причины занимают столь большой удельный вес, потому что у нас травматизм любой дорожно-транспортный, у нас по суицидам мы занимаем одно из первых мест в мире и так далее. Это всё так называемые внешние причины смерти. Мы можем такие вещи сравнивать и говорить, что хуже. Хотя за этим уже не медицина, а социальные факторы сплошь и рядом стоят.

 

Олег Наумов: Во всем мире здоровье нынче стоит дорого. В бюджете США – это самая значительная статья расходов. У нас на первом месте оборона и безопасность. Может, поэтому, несмотря на государственные гарантии, денег на медицинскую помощь для всех постоянно не хватает?

 

Александр Линденбратен: Государство выделяет деньги на лечение всех болезней, абсолютно. У нас, во-первых, есть и ежегодно утверждается сейчас на три года Программа государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи. Так она называется. Она на самом деле не бесплатная, просто за нее платит как бы государство, но на самом деле не государство, а налогоплательщик, который платит налоги, из этих налогов формируется бюджет государства, который позволяет оказывать медицинскую помощь.  Проблема в том заключается, что всех средств, собираемых в государственном бюджете в виде налога, и потом выделяемой части средств на здравоохранение, не соответствует в целом потребности в средствах для оказания медицинской помощи.  Человек болеет больше, тяжелее и чаще, чем для этого собрано денег. Почему мы начинаем развивать другие механизмы финансирования оплаты медицинской помощи? В том числе через платные медицинские услуги. Грубо говоря, государства говорит: так, вы произвели предоплату – налоги, взносы и так далее. Вот эта предоплата составляет, я условные цифры говорю, 70% от стоимости лечения. Мы вам бесплатно всё делаем, но в этом пределе. Вот насколько мы вас пролечили. Вот вы немножко чуть недолеченным останетесь. Ну если вы хотите действительно, надо еще вот что, вот тогда вы будете вылеченные полностью. То есть, с одной стороны, мы вроде бы говорим бесплатной медицинской помощи, о том, что государство оплачивает. Оплачивает. С другой стороны, денег не хватает, значит, население должно соучаствовать в этом деле. Механизм, кстати, в мире очень распространен. Соплатежи населения.  Есть сострахование: часть страхового взноса платит работодатель, часть - сам застрахованный.  Меня очень беспокоит сегодня такая вещь. Вот у нас первичная медико-санитарная помощь на самом деле может быть абсолютно бесплатной. То есть, если человеку прийти в поликлинику по месту жительства померить давление, измерить температуру, сдать анализ крови, сделать рентгеновское исследование и т.д., никто с них деньги в общем не возьмет. Но не дай Бог вам заболеть тяжелым заболеванием, требующим высокотехнологичную помощь. Онкология, нейрохирургия и так далее. Формально они тоже входят в программу государственных гарантий. Но там такие расходы, что там неизбежно вам начинают объяснять, что денег много, много делаем, но вот еще бы….. но это такие деньги, когда люди квартиры вынуждены продавать, машины, чтобы спасти или по миру пойти. Мы же каждый день видим: помогите ребенку. Я бы предпочел бы соучаствовать в оплате первичной помощи по 50 рублей, чем потом по 50 тысяч, а то и больше, доплатить за высокотехнологичную помощь. Во многих странах такой механизм работает. Заболел, пришел, оплати  часть процента. Если выясняется, что раз пришел, два, три… Подожди, так ты болен, у тебя хроническое заболевание? Всё, прекращаются соплатежи, государство или общество там через системы страхования берет полностью на себя твою защиту. Они тебя страхуют от непомерных расходов. В этом есть рациональное зерно.

 

Олег Наумов: Вед в кадре. То, что должно сделать для улучшения нашего здоровья государство и общество мы знаем прекрасно, но очень важно осознание каждым, ответственности за свое собственное здоровье.

 

Александр Линденбратен: Я всю жизнь занимаюсь спортом и предпочитаю к врачам не обращаться. Мне, конечно, помогает мой медицинское образование в этом. Я не злоупотребляю не только алкоголем, но и лекарствами. Я не знаю, что такое больничный лист.  Я действительно веду нормальный образ жизни, здоровый, и это позволяет мне сохранять не только свою здоровье, но и физическую форму. Мне 67 лет, в этом году стал чемпионом мира по футболу среди медицинских работников. Для того, чтобы этого добиться, мне нужно быть здоровым. Да, я не курю вообще, алкоголь употребляю что называется по праздникам и понемножку. Я думаю о своем здоровье, мне приятно себя ощущать здоровым. Я пользуюсь всеми благами радостями жизни. Вот банальный простой рецепт.

 

Олег Наумов: Вед в студии. У нас еще с советских времен привыкли говорить о бесплатной медицине, как будто существует некое доброе государство, которое за все платит. Такое вот остаточное патерналистское мышление. Сегодня осуществляется переход к страховой медицине, с другой стороны, развивается платная медицина. Казалось бы, роль государства и его чиновники уменьшается? Но это не так. Система страхования и сбора налогов – эти рычаги по-прежнему в руках государства, и именно чиновники определяют, сколько потратить на оборону и безопасность, а сколько на здравоохранение. Сегодня, во время кризиса, финансовые возможности государства по финансированию здравоохранения значительно уменьшились. Правомерно было бы поставить задачу: получить большую эффективность на меньшие средства. Но эта задача невыполнима для нашего в значительной мере коррумпированного госаппарата. Остается уповать только на то, что забота о здоровье – обязанность не только государства, но и самих граждан. Как говорится, спасение утопающих……

 

ОРЕН-ТВ

 

19 ноября 2016г.