Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Местная власть – это самая близкая к людям и самая древняя форма демократии. Почему же на прошедших выборах так много говорили о кандидатах в депутаты Госдумы, о будущих губернаторах, и почти ничего не говорилось о том, как выбирали глав городов и сельских поселений? Как излечить неверие народа в собственные возможности и иждивенчество? Что надо делать, чтобы у нас появилось настоящее местное самоуправление?
опубликовано: 01-10-2016

Олег Наумов: В Европейской Хартии местного самоуправления  дается следующее определение: «Под местным самоуправлением понимается право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть государственных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения». Если следовать этому определению, настоящего местного самоуправления у нас так и не сложилось. И это главное, что отличает нас от демократических стран с высокими социальными стандартами жизни. Между тем история становления местного самоуправления в России была длительной и противоречивой. В той или иной мере самоуправление в России существовало всегда. Традиции новгородского вече, петровские магистраты, земства Александра Освободителя. Но, к сожалению, надо признать, что самоуправленческие традиции никогда не определяли суть жизни российского населения.   За столетия тоталитарных режимов выработались устойчивые психологические стереотипы поведения людей: отсутствие самостоятельности и независимости, иждивенчество и упование в решении проблем на власть. В современной России короткий период развития местного самоуправления в начале 90-х сменился жесткой властной вертикалью. Формально местное самоуправление по-прежнему существует, но оно какое-то декоративное, ненастоящее.

 

Николай Травкин: Настоящее местное самоуправление – это когда горожане селяне, неважно, граждане, понимают, что окружающая его действительность, быт зависят от него. По крайней мере от него зависит, как семья живет. Никто ему особенно ни руки не связывает, но и особенно не поможет. Как будешь работать силы прикладывать, так семья живет. Вокруг будет порядок или беспорядок зависит от того какую местную власть я выберу. Пойду я сам в местную власть, либо выберу людей, которых знаю, что эти люди способны улучшить вокруг меня среду. И то, что я за них голосую – это мой вклад. И  я могу спросить с них. Мало того, я знаю за какой круг задач они отвечают. Я знаю какие финансовые ресурсы у них есть. Какие налоги устанавливают, и я плачу для этих дел. Т.е. вот это все рождает гражданина, который понимает свою роль и свою ответственность.

 

Олег Наумов:  Как сформировать гражданина, понимающего свою роль и ответственность на той земле, где он живет? Это ключевой вопрос  государственности волновал  политиков во все времена.

 

Мнение: 

В Европе встречаются страны, жители которых считают себя чем- то вроде поселенцев, равнодушных к судьбе той земли, на которой они живут. Любые, даже самые крупные перемены происходят в их стране без их содействия (…). Благосостояние их деревни, полиции на их улице, участь их церкви и их прихода совершенно не волнуют людей; они полагают, что все это принадлежит некоему могущественному чужеземцу, который зовется Правительством.
Алексис Токвиль, французский политический деятель, 19 век.

 

Олег Наумов: В середине 19 века, когда французский политик Токвилль писал эти строки, в России Александром Вторым уже были организованы земства, была попытка  формирования органов местного самоуправления и в эпоху ельцинских реформ.  Так почему же  теперь,  уже в 21-м веке, местное самоуправление у нас приживается с таким трудом?

 

Валерий Хомяков:  Тут много причин, одна из них историческая. Поскольку наше государство создавалось сверху, московский князь пытался покорить близлежащие княжества, будь то Владимирское, Рязанское или Тверское. И в итоге естественно, раз я тебя покорил, значит, ты плати мне дань. В то время как, допустим, те же США, они выстраивались снизу. Сначала власть местная, она делегировала полномочия губернаторам штатов, а штаты уже думали: нам что от государства надо: внешняя политика, деньги, оборона, безопасность. Все остальное мы сами сделаем, ребята, спасибо, мы справимся, где какую плитку класть ли бордюры убирать или не убирать. В Германии похожая схема создания была, снизу. Тоже федеративное государство. А у нас федерализм на бумаге проистекает. И никому неинтересно, в том числе и в Кремле, чтобы местное самоуправление действительно стало самостоятельным, уважаемым и очень важным для жизни местных жителей, проживающих на территории муниципального образования. Нет в этом интереса. А есть интерес другой. Вы там барахтайтесь и ждите, когда вам из областного центра дадут какую-нибудь подачку на строительство дороги или моста, который был построен еще при царе-кесаре и рухнул в постсоветское время. Вот это желание подавлять в том числе и с помощью финансов, оно есть.

 

Олег Наумов: Почему остановилось развитие местного самоуправления? Только ли потому, что власти стремились взять все функции, деньги на себя, а затем раздавать на места? А что же  сами граждане, готовы ли мы  к самоуправлению, к ответственности за свой выбор? Или по привычке ждем, что за нас все решат и устроят нашу жизнь?

 

Александр Курусин, главный редактор газеты «Вечерний Оренбург»: Настрой иждивенческий конечно же существует. Мы видим, что при предоставлении той же власти с ТСЖ, с ЖЭКами, у нас население даже на этом уровне не пытается решить проблемы своего собственного жилья, а зачастую обращаются к депутатам, к исполнительной власти и т.д. То есть даже на этом уровне понятно, что местное самоуправление должно быть организовано сверху.Мы очень долго пытались взять западные страны,  США для образца. Но мы видим, что ничего не получается. У нас другой менталитет, у нас другие традиции, у нас другая история, у нас  чувство частной собственности на данный момент не очень развито у большинства населения, и мы привыкли жить общиной, нежели индивидуально.

 

Николай Травкин: В ситуации безысходности местное самоуправление бурно развивалось, брало на себя ответственность. И первые депутаты, они, когда голосовали, понимали, что они будут тоже отвечать. Если бы еще в этих условиях поразвиваться 4 года, еще 4 года и еще. Через 12 лет люди бы голосовали совершенно осознанно. На одних обещаниях уже нельзя было бы взять. Сами люди не могут за 4 года переделаться. Это одна причина, почему оно не развивалось дальше. Вторая причина: власть мало-мальски встала на ноги, оперилась, заработала вот эта вертикаль. У всех восстановилось в памяти, что губернатор может распоряжаться на своей территории, президент на всей территории. Бюрократия встряхнулась и денежки появляться стали. Это же не 92 год, когда ничего нет. Инфляция успокаиваться начала, денежки в бюджет пошли, концы с концами начали сводить. Тогда власть сказала: мы сами умные, разберемся, но делиться ни с кем не будем. Совет Федерации, были губернаторы, они не дали оторвать от себя: мы тут в Свете Федерации можем пакость тебе подстроить, поэтому нас не трогай. А раз не трогай Совет Федерации, то откуда вычистить то, чтобы увеличить вверх, брать со дна. Никаких налогов местных не оставили, никаких, никаких распорядительных нормальных функций, а дальше исчезли и административные. Что и милиция тебе не подчиняется, и налоговая. Да ничего тебе не подчиняется. Ходи как клоун по району или городу. Вот эти клоуны и ходят.

 

Александр Курусин, главный редактор газеты «Вечерний Оренбург»:

Те полномочия, которые сегодня существуют у муниципалитетов, на данном этапе, в принципе, для ведения городского хозяйства вполне достаточны. И никто еще не отменял такого права, как законодательная инициатива. То есть муниципалитеты могут обратиться в субъект федерации, чтобы что-то поменять в законодательстве, если не хватает каких-то полномочий. Это жизнь, она диктует свои условия, все в жизни меняется, и можно поменять законодательство.

 

Игорь Сухарев, депутат Госдумы нового созыва: Уверен, что коллеги мои в ЗС нового созыва, те наказы, которые касаются законотворчества и законодательства региона примут от меня их, и мы вместе сможем изменить это законодательство. Ну и самое главное, это изменение федерального законодательства, работа над федеральными законами, которые на взгляд оренбуржцев могли бы, если мы их изменим, улучшить жизнь. Есть и конкретные предложения, я не раз говорил на встречах с главами муниципальных образований, сельских советов, с жителями. Когда обсуждали вопрос дорог, мы говорили об использовании местных полезных ископаемых: гравия и песка. К сожалению, федеральное законодательство и нормативно-правовые акты не позволяют нам взять даже ведро песка и насыпать его в детский сад, обязательно нужна лицензия. Наверно, это первый законопроект, инициатива, с которой будем работать.

 

Олег Наумов:Законодательная база организации местного самоуправления была создана еще в 90-е годы и окончательно оформлена в октябре 2003 года в федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Но с тех пор законы о местном самоуправлении подверглись серьезной правке, стали все больше декларативными. А, например, выборность мэров и глав поселений вообще перестала быть обязательной. Во время выборной кампании некоторые партии сделали своими предвыборными лозунгами требование вернуть выборы мэров.

 

Александр Курусин, главный редактор газеты "«Вечерний Оренбург»:  

Я считаю лично, что выборность как главы, так и представителей органов власти она конечно должна быть. Это должны быть прямые выборы. Другое дело, как это повернется. Мы же видим, как осторожничает федеральный центр, предоставляя те или иные варианты выборов в местные органы самоуправления, в первую очередь глав, учитывая уроки истории и особенно последних лет центральная власть очень осторожно подходит к этому вопросу, то есть насколько готовы муниципальные органы, муниципальные власти активно участвовать в жизни самого государства?

 

Валерий Хомяков:  Идея по поводу восстановления выборности мэров, она витает. Везде по-разному. В Челябинской, Свердловской областях там это очень актуальнейшая тема, в Екатеринбурге там выборы мэра были, Ройзман. Но он мэр без полномочий, в отличие от того же Собянина. Он даже секретаршу себе нанять не может, единственное, он может вести заседания городской думы. Все, точка. Поэтому вот это желание губернаторского корпуса с одной стороны, ликвидировать относительно самостоятельную должность мэра областного центра, который избран гражданами, оно понятно и очевидно, с другой стороны, выполняется где-то двузвенная система, и сити-менеджеры, где-то мэр выбирается из числа депутатского корпуса, называется главой города. Я думаю, что до этого дойдет. Дойдет, когда это действительно станет актуальным не только на Урале и близлежащих регионах. Но надо, чтобы люди просто прочувствовали, что этот сити-менеджер или двуглавый орел или двузвенная система управления областным центром, она таит в себе достаточно много опасностей. В том числе и коррупция. Мэр, подконтрольный горожанам, он все-таки как-то оглядывается, прежде чем запустить руку в городской бюджет. А наемник - он и есть наемник. Его наняли и он ставит себе задачу не отрабатывать зарплату, а набить себе карманы с наших с вами  денег. Но мне кажется, через некоторое время пойдут процессы референдумов в ряде областных центров или регионов с требованием восстановить вполне заслуженное право граждан и горожан избирать себе руководителей города и требовать с них ответственности.

 

Александр Куниловский, депутат ЗС Оренбургской области:

Каждая самоуправляемая структура должна обладать достаточной финансовой самостоятельностью. Муниципалитеты сегодня данной самостоятельностью не обладают, хотя имеют достаточно большой спектр полномочий. Хотя мы их и урезаем сейчас и пересматриваем, на 17-        й год нам предстоит поработать еще над этой темой. …..муниципалитеты разные. Они разные по состоянию развития экономических субъектов на их территории, они разные по доходам, разные по уровню жизни. Взять например, пригородное поселение города Оренбурга и взять Светлинский район – это совершенно отличающиеся муниципальные образования. Поэтому по деньгам вопросы не решены. И это самая главная проблема, которая есть сегодня в теме местное самоуправление.

 

Николай Травкин: У нас почему-то все местное самоуправление пытаются свести к тому, выбираются или нет главы администраций, и второе, надо туда дать денег, чтобы была финансовая база. Все это мертвому припарки. Сегодня дело не в этом. Хотя это тоже нужно делать, но дело не в этом. У нас местное самоуправление даже во всех законах декларативное. Т.е. читаешь и невозможно понять: так отвечает он, скажем, за детские сады, или не отвечает? Отвечает он за школы или не отвечает? Ну вот, по согласованию, в соответствии с законами и т.д. Ты напиши прямо, что вот такой пункт: средняя школа, ли начальное образование – это полностью сфера ответственности местного самоуправления. Что за детские сады отвечают только они, что за медицину, например фельдшерские пункты только вы отвечаете. И зарплата, и закупка оборудования, и помещения и т.д. Нет никакой ясности. Все настолько перепутали, что не поймешь: отвечает ли за это мэр, губернатор ли, президент ли. В конечном итоге оказывается, что если плохо, тогда отвечает Обама. А если хорошо, то сразу все в заслугу это берут. Нет никакой конкретики. Поэтому к местному самоуправлению надо подходить с позиции, что давайте мы оговорим нормальным языком понятным каждому – за что отвечает местная власть.

 

Олег Наумов: Ответ на вопрос  о разделении сфер ответственности между государственной властью и местным самоуправлением писатель – сатирик Салтыков-Щедрин  дал нам еще полтора века назад.

 

Мнение:

Провинция есть среда, в которой собирается подати и налоги, необходимые для безостановочного действия центра. Но какого же рода услугу могут оказать в этом  случае центры своим окраинам, чтобы оживить их? На первый раз, по моему мнению, совершенно достаточно будет, если услуга эта выразится в четырех словах: не мешать жить провинции...

М.Е.Салтыков-Щедрин.

 

Николай Травкин:  Вот все налоги от малого бизнеса – это только местное самоуправление. Регистрация, администрирование, контроль – это только местное самоуправление. Либо если это делают фискальные органы федеральные, то по согласованию с местным самоуправлением. Если мы говорим о налогах, то конечно, это должны быть те налоги, то что зависит от местного самоуправления. Вот налог на недвижимость надо отдать полностью. Самое главное механика: для чего мы это делаем. Мы это делаем для того, чтобы местное самоуправление в конце концов людей опускало с небес на землю и превращало из иждивенцев в граждан. Чтоб прекратили ждать – ничего тебе сверху не скинут. А вот то, чтобы ты зажил лучше, мы тебе правила поменяли. Возможности даем. Власть, которая это делает, зависит от тебя, кого выберешь. Тогда он будет ощущать себя действующим лицом. Все рассматривается через призму местного самоуправления. И президент выступает и говорит, вот мы приступили в конце концов к построению нормального, социального, демократического государства главная задача у которого это уровень жизни, обеспечение прав безопасности людей. Но для того, чтобы к этому приступить, мы переформатировали бюджетный процесс и вертикаль. От вас теперь зависит все, поэтому больше мне не надо звонить. Не по водопроводу бабушке в деревне, нет у меня денег и губернатору не надо. Это все вопросы вашего мэра, местного самоуправления. Одна прямая линия, с жалобами что крыша течет. Ты же голосовал за мэра, вот к нему и иди. Один выборный срок, не поверили, что так будет, не все поверили. После второго срока 80% поверят, что действительно ресурсы то на местах. Надо власть толковую выбирать. Не этого охламона, который обещал каждой бабе по мужику дать, а выбирать человека, который что-то соображает и будет исполнять свои обещания. Две, три лигистратуры, и тогда местное самоуправление становится необратимым.

 

Валерий Хомяков:  Наверно, придут времена иные, когда все-таки кто-то поймет, что база у власти в любом государстве – это, конечно, не сидящие наверху царь, король или президент, а именно местное самоуправление в советское время  пропаганда хихикала и говорила, там, в Америке, половина американцев не знает, кто у них президент. А зачем им президент? У них все решается внизу. Вот кто мэр, и активность на местных выборах в США несравнимо выше, чем выборы губернаторов или президентских или в Сенат или в Палату представителей. Я думаю, что к этому мы придем рано или поздно. Без этого Россия долго не протянет, и перестройка эта должна начаться. Делать это надо аккуратно, постепенно, без кампанейщины. Попробовать на одном регионе такую систему выстроить, посмотреть, исправить ошибки и так дальше двигаться.

 

Николай Травкин: Я уверен, что если бы мы выбрали сейчас главной и необходимой задачей – становление местного самоуправления, то и при цене в 40-30 долларов за баррель нефти, у нас бы изменился совершенно приоритет расходования и т.д. местное самоуправление не может так транжирить. Поэтому, даже при сегодняшней нехорошей экономической конъюнктуре, сделав местное самоуправление главной задачей, мы бы через несколько лет увидели, что мы выкарабкиваемся. Появился бы свет в конце тоннеля. Но этот свет в конце тоннеля был бы не только в глазах власти, он был бы у людей. Люди бы поняли, что вот страна выкарабкивается благодаря им. Они выкарабкиваются и страна. Люди по-другому бы себя стали осознавать. А это уже другой тип государства, не тот что сегодня. Это не государство иждивенцев, это   государство граждан. Чем раньше мы это начнем, тем быстрее получим результат. Не начнем – страна под названием Российская Федерация проследует тем же транзитом, что Советский Союз.

 

Олег Наумов: По мнению Николая Травкина, сегодня мы подходим к ситуации, когда у власти в условиях кризиса выхода нет:  надо отдавать   вниз и полномочия, и оставшиеся ресурсы, и ответственность. Все ищут национальную идею. Вот вам национальная идея, или если не называть так пафосно - общенациональная задача –  становление нормального местного самоуправления. Только там может появиться гражданин, только оттуда могут вырасти ответственные люди, гражданское общество. Главные российские болезни — недоверие к власти, неверие в собственные возможности, иждивенчество — лечатся на уровне местного самоуправления. Вопрос только один: готова ли федеральная власть лишиться своей монополии и передать полномочия,  ресурсы, финансы на уровень местного самоуправления? Никаких препятствий для этого нет, ведь у нас по Конституции – Федеративное государство. Есть препятствие только в виде отсутствия политической воли. И ее не будет, пока у  полковника милиции находят 30 миллиардов рублей, виолончелист владеет в оффшорах миллиардами долларов, а собачки вице-премьера разъезжают по миру на частном самолете. 

 

ОРЕН-ТВ

1 октября 2016г.