Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Подводим итоги телевизионного года: какие события прошедших месяцев показались нам наиболее важными? Закончился Петербургский международный экономический форум: стоит ли ждать перемен? Почему у демократических сил нет шансов на предстоящих выборах в Госдуму? Депутат Госдумы первых трех созывов Николай Травкин и политолог Галина Шешукова в программе «Диалог с Олегом Наумовым».
опубликовано: 25-06-2016

 

Олег Наумов: В эфире программа «Диалог», здравствуйте. Настала пора подводить итоги прошедшего телевизионного сезона.  Делать это, на первый взгляд,  просто, потому что происходило много разных событий:  принимались новые законы, проводились форумы и съезды. Но в этом калейдоскопе событий четко прослеживается неизменяемый в последние годы тренд, вектор движения страны. Давайте посмотрим, куда же мы движемся? Во-первых, продолжается международная изоляция России, и сохраняются западные санкции, поскольку не выполнены условия Минских соглашений и не восстановлен контроль Украины над границей с Россией в районе Донбасса. Даже такой жест со стороны России, как освобождение Савченко,  не смог коренным образом изменить ситуацию, может, только чуть притормозил эскалацию напряженности. Во-вторых, не наступает улучшения в экономике. Достижение дна падения и всплытия, которые уже несколько раз назначались нашими министрами, так не произошло. Теперь стабилизация отодвигается на осень, а начало роста - на следующий год. Страна как будто бы в оцепенении, со страхом и надеждой поглядывает на нефтяные котировки. Вдруг поползут наверх и все наладится?  А вот какие впечатления от прошедшего года у наших сегодняшних собеседников.

 

 

 

Николай Травкин: Это не разовое событие, но оно все время нагнетается и бьет по мозгам с незащищенной стороны.  Это ура-патриотизм, который продолжает поднимать градус. Становится страшно. Вроде бы все задачи, которые должна решить верховная власть, она может решить и при этом уровне любви к ней, патриотизма. Зачем дальше продолжать стравливание людей внутри и натравливание нас еще на весь внешний мир? Последний пример – это гордость представителей власти за наших болельщиков, как они там, все боятся их. Ток-шоу одно за другим идет. Пусть в футбол не удалось, но зато болельщики как им задали! Вот это неразовое событие, оно идет по восходящей, которое меня занимает и всерьез беспокоит.

 

 

 

Галина Шешукова: Что касается внешней политики, то, конечно, самым неожиданным событием был ввод наших войск в Сирию, и вывод этих войск тое был совершенно неожиданным, потому что большинство экспертов считали, что мы там всерьез и надолго. Что касается внутренних событий, это выборы 2015 года муниципальные, которые еще раз показали, что практически оппозиции у нас в области реальной для «ЕР» нет. И выборы прошли вполне предсказуемо при очень низкой явке. Что было тоже предсказуемо. Но это тоже было событие, поскольку на фоне кризиса, который уе все тогда признавали, казалось бы, оппозиция должна была привлечь  к себе больше сторонников и лучше быть представлена в муниципальной власти. Этого не произошло.

 

 

 

Олег Наумов: Многие нынешние аналитики недоумевают: почему экономический кризис углубляется, но это никак не отражается на доверии к нынешней власти? Почему покупательная способность рубля слабеет, а мы с гордостью за страну смотрим ободряющие  новости? Почему в сражении холодильника с телевизором пока побеждает телепропаганда? Николай Травкин считает, что это можно объяснить определенными свойствами человеческой памяти: мы все еще хорошо помним времена, когда было хуже, чем сейчас.

 

 

 

Николай Травкин: Путин появился и все вверх поперло. Мы- то особо не утруждались. Как мы работали в 1998 году, так мы работали и в 2002, но в 2002 зарплата в два раза больше стала. Да, шло постепенное ущемление. Если мы говорим о борьбе холодильника в той сфере – вот здесь газетку прикрыли, там телевидение прихлопнули, свобода СМИ, свобода слова, кого-то на площади повязали, ну и нечего по площадям митинги устраивать. Это вот при таком расцвете.  Все сразу обратили внимание, что мы не просто поднимаемся с колен и требуем к себе увеличения уважения. Мы и рычать уже начинаем на кое-кого, это внутренняя имперская гордость стала подниматься. Значит, уровень по сравнению с пережитым крахом Советского союза, плюс те улучшения, которые пришли с Путиным. Единственное, что может нас продвинуть вперед, это эволюционные изменения. Искать, в какую сторону, бессмысленно. Вот пример, у нас есть те страны, в которых развита вся социальная система и экономика, защищенность человека, признание его прав и приоритетов. Не надо высасывать из пальца что-то новое. Как живет нормальный мир, в ту сторону надо и шагать, а не на сшибку с ним идти, но у нас последнее десятилетие сознание повернули так, что мы ожидаем героя, который все сделает. Не мы, не благодаря нашим усилиям, а что от нас зависит только выбрать и вытащить наверх, на вершину власти героя, а он нам устроит счастье.

 

 

 

Олег Наумов: Многие граждане ощутили на себе снижение уровня жизни, но считают, что это временно. Нет осознания, что кризис это всерьез и надолго. Надеются на прошлый опыт, когда спад 2008 года был преодолен уже через год. Однако большинство  экономистов говорят о том, что нынешний кризис надолго, и связано это не только с падением цены на нефть, но и с международной изоляцией и с отсутствием инвестиций. На этом фоне на прошлой неделе в Петербурге состоялся международный экономический форум.

 

 

 

Николай Травкин: У нас каждую неделю открывается какой-то форум. Диктор телевидения, а затем еще Киселев через свое ток-шоу объяснят мировое значение, что тут чуть ли не все страны. А вообще-то хотели все главы государств приехать, но побаиваются Обамы. А так ждали многих, а тут один Саркози. Завтра Сочинский откроют и то же самое, до этого экономика и Улюкаев твердил все дно, скоро подниматься начнем – два года длилось это битье о дно. Теперь вот из рецессии мы выходим, тоже уже наверное четвертый квартал. Ну, одно и то же, ничего нового никто не говорит.

 

 

 

Галина Шешукова:  Выступление Путина и его слова о том, что  Америка – это такая сверхдержава, которая нам нужна, о том, что наши связи с европейскими государствами для нас исключительно важны, и мы не будем зацикливаться на своих обидах по поводу санкций, а мы всячески эти связи будем поддерживать; это говорит о том, что мы не фокусируемся только на восточном направлении. Стало очевидным, что не очень хорошо у нас с Китаем получается, не все так легко и просто, а все-таки наше традиционное направление связано с Европой, и это объясняется общностью наших культур, общностью нашей истории и я думаю, что это направление опять в центре внимания внешней политики государства.

 

 

 

Олег Наумов: Иностранные гости Петербургского форума пытались дать понять, что  в принципе, развитые страны готовы иметь дело с Россией: торговать, осуществлять совместные проекты, взаимодействовать по проблемам безопасности и терроризма. Но для этого наша страна должна стать понятной и предсказуемой, вернуться к соблюдению международных правил и договоров: полностью выполнить минские соглашения, выйти из Донбасса, прекратить агрессию против Украины. Было сказано много правильных слов, но никто не сказал главного: нынешняя политика уничтожает экономику.

 

 

 

Мнение:

 

 

 

«На Петербургском форуме может случиться невероятное: кто-то вдруг скажет правду — что российская экономическая система, построенная на торговле ресурсами и коррупции, исчерпала все свои возможности, что экономика России в тупике. И тогда будет большой скандал. Дело в том, что форум был создан для привлечения в страну инвестиций, но на фоне событий в Крыму, войны на востоке Украины и отвратительного инвестиционного климата никто не хочет вкладывать деньги в Россию».  

 

Григорий Явлинский, лидер партии Яблоко.

 

 

 

 «Ситуация января этого года, когда цена нашей нефти падала до 24 долларов за баррель, конечно же, это случайно и кратковременно, но жить в ситуации вокруг 50 мы должны привыкнуть. Это означает очень высокие требования нашего производства, диверсификации экспорта, поиска новых источников роста и этими новыми источниками роста, конечно же, должны являться инвестиции».

 

Алексей Улюкаев, министр экономического развития России.

 

 

 

Олег Наумов: За два последних года прямые иностранные инвестиции в Россию сократились с 70 млрд долларов до 5 млрд. Ни о какой экономической стабилизации и начале подъема не может быть и речи, если инвесторы не начнут вкладывать средства в нашу экономику. А они не станут рисковать своими деньгами до тех пор, пока не улучшится бизнесклимат в стране.  Вторая причина отсутствия инвестиций  - международные санкции. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил на форуме, что отмена санкций возможна только при полном выполнении Минских соглашений. Но ведь главное в них – это возвращение Украине полного контроля над госграницей. Согласится ли на это Кремль?

 

 

 

Галина Шешукова: Кремль согласен реально на возвращение этих областей Украине. Это самое главное. Но минские соглашения, как мы знаем, предполагают не просто прекращение огня, разведение сторон, но прежде всего те политические реформы, которые должны пройти внутри Украины, то есть изменение Конституции, проведение на основе этой Конституции выборов в Донецкой и Луганской областях и включение этих территорий в состав Украины постепенно, поэтапно. А в конце этого процесса, да, мы уходим с границ, ради бога, забирайте границы, они ваши – это Украина и т.д. Но Порошенко пойти на это не может, а другого пути нет. Это такой тупик, который, на мой взгляд, говорит о том, что конфликт может превратиться в замороженный, такой же, как Приднестровье, как Нагорный Карабах.

 

 

 

Николай Травкин:  Мне хотелось бы, чтобы пошли все-таки навстречу не изгоям, друзей искать, кто там против Америки: мой друг, давай подъезжай, я тебе кредит безвозвратный выдам. Восстанавливать надо друзей, которые поддержали нас в начале 90-х, когда рухнул Советский Союз. А то все вот эти вопли: нас завоюют, нефть у нас украдут – вон голыми руками нас можно было взять в 1992-93 – за 2 доллара, а то и 2 доллара не давать. Мир в других координатах живет давно. Не нужны территории населенные, потому что их кормить придется на этих территориях. Мне бы хотелось, чтобы разум возобладал, здравый смысл, и уходить надо, выводить людей, выводить технику. Никто же не верит. Это можно по телевизору вслух с кривой ухмылкой говорить, а где доказательства, что наши люди, там в Донбассе. Нет доказательств, ну тогда и нас нет. Ваньку валять нельзя бесконечно, поэтому никто уже не верит. Сначала выполни. Вот конкретно: уйди с границы. Не наше дело, что происходит на Донбассе. Не наше. Русских угнетают? Принимай. У тебя территория России на три четверти пустая.

 

 

 

Олег Наумов: Понятно, что до полного выполнения Минских соглашений еще очень далеко. Но вот состоялось освобождение Савченко. Можно ли считать, что после этого в отношениях с Западом наметился какой-то прогресс?

 

 

 

Галина Шешукова: Прогресс будет, но когда. Здесь противоречие, связанное с нашей российской элитой,  по поводу  того, а нам надо, чтобы эти санкции отменяли, или нам пока подождать и поразвивать собственную экономику и поразвивать импортозамещение, в том числе в аграрном секторе. Может, мы не будем пока слишком торопиться, в том числе с отменой антисанкций.

 

 

 

Николай Травкин: Как может один жест, освобождение, обмен Савченко решить все проблемы – нет. Это жест. Это мы как бы обозначили вектор, что давайте, мы сейчас готовы и по-человечески побеседовать. Нам говорят – молодцы. Теперь границу еще освободи, признай, что Украина это другое государство, что это не твоя часть территории и тогда вообще с тобой будем разговаривать. А Крым? А Крым на потом. Все согласны – давайте отодвинет Крым в сторону. Не потому, что согласились, а по тому, что это отдельный вопрос и он требует более спокойного и очень длительного теперь решения.

 

 

 

Галина Шешукова: Освобождение Савченко – это тоже сигнал Западу, это сигнал нашему обществу, это сигнал той оппозиции, которая изо всех сил отстаивала ее освобождение, что да, мы идем на такие шаги ради того, чтобы Россия по-прежнему сохраняла сотрудничество с Западом и с Америкой.

 

 

 

Олег Наумов:18 сентября выборы в Госдуму. В проекте предвыборной программы партии «Единая Россия» каждый раздел начинается с соответствующей цитаты президента России Владимира Путина. Затем говорится о достижениях с отсылками на «майские указы», и даются новые обещания. Возникает эффект дежавю, как будто все это уже было в нашей жизни.

 

 

 

Николай Травкин: Все это проходили. В том то и дело, что некреативная власть, все повторяет. А чтобы повторить, ведь нельзя повторить новое. Новое то надо изобрести, найти, нащупать. А тут голову повернул, год переписываем и даем, как наше приобретение. Если б только в программах, если б только в речах, цитатах, в жизни все начинаем возвращать. Холодную войну возвращаем, кольцо врагов возвращаем, дремучесть людей возвращаем. Дальше, главным врагом власти становится не внешний, а внутренний. А за спиной проскальзывает 53-й. Идем туда. Власть должна более жестко с несогласными начать работать. Как вообще по-крупному строятся у нас взаимоотношения между властью и людьми? Во всем мире они строятся на интересе, т.е. есть власть и власть делает какие-то шаги в интересах граждан, эти интересы сформулированы на всех уровнях. На муниципальном, на региональном. А у нас отношения власти и людей испокон, с татаро-монгольского ига, с Рюрика,  строилась либо на страхе, либо на деньгах, либо на сочетании. Люди должны бояться власть, тогда власть выстраивает государство на этом страхе. Наступает какой-то момент, когда количество не очень боящихся увеличивается, тогда их надо покупать. У власти есть деньги, она начинает покупать. Пример, когда власть решала проблемы через деньги, это нефтяное благоденствие. Деньги или страх. Кончились деньги –значит надо включать страх.

 

 

 

Олег Наумов: В любом обществе всегда есть люди, которых трудно испугать и невозможно купить.  И у нас в стране они, конечно же, есть. Почему же  не получается противостоять беспределу власти? Почему демократические ценности с таким трудом прививаются в нашей стране, а демократические институты, такие, как независимый суд и неприкосновенность частной собственности, существуют только на бумаге?

 

 

 

Николай Травкин: Накануне выборов 2003 года на одном из политсоветов Борис Немцов, светлая память ему, говорит: наше время наступит, когда в Интернете будет 25 миллионов россиян.Это же наиболее продвинутые будут в Интернете с незапудренными мозгами, и тогда вот эти свежие мозги, грамотные энергичные, креативные люди сумеют провести своих представителей в законодательную власть, в исполнительную власть. Т.е. – вот наша эпоха, она не за горами. Это был 2003 год. Сегодня интернетом пользуются 80 миллионов россиян. Если брать количество избирателей – 110 миллионов. Изменилось что-то? В худшую сторону. Перебил телевизор? Ну в какой-то степени перебил телевизор. В основном, конечно, перебило то, что происходило с уровнем жизни. А потому что должно все как-то сойтись в одной точке – недовольство людей ситуацией, уровнем своей жизни, отчетливое обозначение, кто во всем этом виноват. Ни первого, ни второго нет. Третье, мы же хотим не просто власть свергнуть. Проблема в том, что у нас любая партия, в том числе оппозиционно-демократическая, главную имеет тему – это убрать Путина. А должна быть цель не просто свергнуть власть и отдать другим людям, а ради чего. Вот какие шаги мы будем предпринимать, что нам предстоит, вот какая наша роль? Никакой роли нам, мне, вам – нет, не предназначает ни Яблоко, Единая Россия, тем более, ни Парнас – никто. Нам предлагают одну роль – приди и отдай свой голос, и мы вам устроим счастье. Единственное, что нас, как общество, как страну, как государство, Россию отличает от мира с высокими социальными стандартами с нормальными взаимоотношениями – отсутствие местного самоуправления на протяжении всей истории. А это тот институт, который и делает ответственных граждан. Это тот институт, который с пеленок приучает: что вокруг тебя творится, зависит от того, какую местную власть ты выберешь.

 

 

 

Олег Наумов: Положение с формированием гражданского общества было значительно лучше даже полтора столетия назад, когда Александр Второй ввел земство и городское самоуправление. Это была власть, которая реально произрастала снизу и воспитывала ответственного гражданина. Именно она привела потом к  формированию ответственного перед гражданами парламента. У нас же до сих местную власть никто не считает своей, авторитетом она не пользуется, жильцы домов часто даже не в состоянии собраться и выбрать себе управляющую кампанию, так и терпят иногда просто мошенников, навязанных сверху. Терпят и разводят руками, или жалуются верховной власти. А верховная власть еще более далека от народа. Достаточно вспомнить вице-премьера Шувалова, который удивляется и не понимает россиян: как можно покупать квартиру в 20 квадратных метров. Партию таких чиновников, совершенно оторвавшихся от реальности, в мало-мальски развитых демократиях обязательно бы прокатили на выборах. А у нас  председатель «Единой России» знает, что для народа денег нет и не будет, но рекомендует держаться. Он спокоен, потому что уверен: его партия на предстоящих выборах вновь наберет большинство.

 

 

 

ОРЕН-ТВ

 

25 июня 2016г.