Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Проблемы в здравоохранении: они в недостаточном финансировании или неэффективном управлении? Возможно ли увеличение финансирования здравоохранения в условиях кризиса? Надо ли переходить от страховой медицины к бюджетному финансированию здравоохранения? Доктор экономических наук, профессор Евгений Гонтмахер, депутаты Законодательного собрания Оренбургской области Салим Чолоян и Владимир Фролов в телепрограмме «Диалог с Олегом Наумовым».
опубликовано: 18-06-2016

 

Олег Наумов: В марте этого года несколько известных экономистов, юристов и врачей обратились к общественности с «Декларацией о ситуации в российском здравоохранении». В документе говорится о том, что здравоохранение в России неэффективно. Растет предотвратимая смертность, медицинская помощь становится все менее доступной, в т.ч. из-за необоснованной ликвидации или укрупнения медицинских учреждений. Увольняются врачи, недовольны пациенты и медицинские работники. Казалось бы, вот тема для политиков, тем более в период перед выборами в Госдуму. Но пока представители оппозиции критикуют сокращение коек и лечебных учреждений, увеличивающуюся недоступность медицинской помощи, представители  власти продолжают говорить об успехах в реформе здравоохранения, об увеличении продолжительности жизни, о росте рождаемости и т.д. Кто прав?

 

 

 

Евгений Гонтмахер: Все понимают, что здравоохранение находится в очень сложной ситуации, есть какие-то нюансы, вот вы сказали про продолжительность жизни. Она немножко растет, но должен сказать, что продолжительность жизни зависит далеко не только от системы здравоохранения, она еще зависит от того, как мы себя ведем, какие у нас вредные привычки, от экологии, от стрессов…..ВОЗ давно выяснила, что собственно система здравоохранения – вот эти больницы, поликлиники, ее работа влияет, если возьмем 100% влияния на продолжительность изни, 15-20-25%. Поэтому приписывать себе полностью заслуги, что растет – не стоит. Плюс к этому у нас все равно темпы роста продолжительности жизни недостаточные, абсолютные показатели очень низкие, и нам не догнать развитые страны с такими темпами роста. Рождаемость от системы здравоохранения не зависит практически никак. Зависит младенческая смертность. Да, действительно, в последние годы здесь довольно большой прогресс, вложили деньги в систему родовспоможения, в перинатальные центры, это правильно и это хорошо. Но этого недостаточно, тем более что как раз последние пару лет – это переломные годы.

 

 

 

Владимир Фролов: Мы опять в Оренбургской области подошли к грани демографической ямы. У нас коэффициент превышения родившихся над умершими составил 0,2 процента по прошлому году. 333 человека. А сокращение населения за прошлый год 6328  человек. Мощнейшая идет иммиграция населения с территории Оренбургской области. По данным Счетной палаты РФ за 15 лет наша область сократилась в абсолютном выражении на 130 тыс. человек.

 

 

 

Евгений Гонтмахер: Почему изменилось отношение к тому, что происходит в здравоохранении всех, в том числе даже тех, кто раньше был доволен. Потому что действительно вкладывали большие деньги. Был национальный проект приоритетный, потом были региональные программы, которые по развитию системы здравоохранения. Это были большие деньги, что-то улучшалось, а вот где-то пару лет назад эта тенденция поменялась. Она была незаметна еще год назад. Но сейчас уже все видят, что на здравоохранении просто экономят.

 

 

 

Салим Чолоян: Что значит неэффективно здравоохранение? В чем оно неэффективно? Сегодня к пациенту приезжает скорая помощь в течение 15-20 минут, если удаленный участок – в течение часа. То, что есть в поликлиниках доктора – это факт. Что есть оборудование и оснащение – тоже. Создаются сосудистые центры и онкоцентры, по нашей области возьмите. Да, хотелось бы, конечно, больше финансирования, хотелось бы как во время нацпроектов оборудование и ремонты, но сегодня немножечко ситуация другая.

 

 

 

Олег Наумов: Ситуация изменилась к худшему с наступлением кризиса, и поэтому сейчас многие специалисты обоснованно настаивают на повышении доли ВВП, идущей на государственное финансирование здравоохранения. Возможно ли это в условиях кризиса?

 

 

 

Евгений Гонтмахер: Моя личная точка зрения как раз в этом и заключается, что когда наступает кризис, а он сейчас есть, это все признают,  то спасают в первую очередь кого? Человека. А это образование и здравоохранение. И даже при наших финансовых сложностях, даже при дефиците денег, который у нас есть, и в бюджете, и в ОМС у нас дефицит денег, я считаю, что конечно, надо помогать здравоохранению, допустим, за счет перераспределения приоритетов Да, конечно, оборона – это важно, никто не отрицает. И безопасность очень важна, но есть какие-то приоритеты, потому что если мы сейчас не обратим внимание на здравоохранение, не будем его не просто финансировать больше, а предложим какие-то новые механизмы этого финансирования, чтобы эти деньги эффективно тратились, чтобы они давали реальную пользу с точки зрения состояния здоровья, то это тогда в конечном счете укрепляет нашу обороноспособность, укрепляет стабильность в стране понимаете, нас любят сравнивать с какими-то другими странами и говорят, в России количество врачей на 100 тысяч населения больше, чем в какой-нибудь европейской стране. Наверно, это правда, хотя статистика лукавая. У нас в численность врачей включаются те, кто с врачебными дипломами работают в органах управления, а там бюрократии больше, чем достаточно.

 

 

 

Владимир Фролов: В соответствии с положением о территориальном фонде ОМС, расходы на содержание управленческого аппарата не должны превышать 3%. Общая сумма расходов порядка 126 миллионов. При принятии закона о территориальном фонде ОМС на 2016 год фракция «СР» проголосовала против.

 

По некоторым основаниям. Первое основание – это то, что сегодня в фонде было заложено превышение средств на неоправданные расходы на содержание самого фонда – это 5 млн 30 тыс., и мы требовали перераспределить эти деньги на медицинскую помощь населения нашей области.

 

 

 

Олег Наумов: Уровень национальных расходов на здравоохранение – это относительная величина, она выражается в процентах от валового внутреннего продукта. В нашей стране в последние годы эта цифра снижается, и сегодня она  примерно в три раза меньше, чем в большинстве развитых стран. Если говорить в абсолютных цифрах, в России финансирование на одного человека в год составляет около 350 евро, а в Германии и Франции, например, не менее 5000 евро.

 

 

 

Мнения. 

 

«В настоящее время мы не можем эффективно исполнить государственные гарантии по оказанию медицинской помощи в здравоохранении, создать конкурентоспособное здравоохранение, решить задачи улучшения оказания медицинской помощи, включая кадровые вопросы и проблемы квалификации медицинских работников, повысить удовлетворенность населения страны здравоохранением и улучшить демографические показатели»

 

Доктор Леонид Рошаль

 

 

 

Олег Наумов:  Как рассчитать, сколько денег тратится и сколько необходимо для обеспечения потребностей здравоохранения?

 

 

 

Евгений Гонтмахер: Тут надо же мерить с точки зрения потребности нашего населения в медицинской помощи. Она, на самом деле, намного больше, чем в какой-нибудь среднеевропейской стране, где уже многие годы, если не десятилетия, тратится 7-8% ВВП, а у нас тратится 3-3,5%. В этом и заключается весь маневр на ближайшие годы, в том, чтобы вылечить наше население.

 

Есть такой показатель – предотвратимая смертность, это то, что система здравоохранения могла бы сделать, чтобы человек не умер. Или не стал инвалидом. К сожалению, здесь мы в передовиках. И мы отстаем даже от стран, которые когда-то были совсем неразвитыми. Это связано, как раз с недофинансированием здравоохранения, с нерациональной сетью, когда человек не может доехать до ближайшей поликлиники, больницы, получить квалифицированную помощь, ну и в результате…известно, что, допустим, онкология у нас выявляется, к сожалению, на третьей, четвертой стадии, когда уже часто невозможно что-либо сделать. В тех странах, которые являются развитыми, она как правило выявляется раньше и с этой точки зрения излечимость даже этого заболевания намного более высокая. Самая распространенная причина смертности у нас – это сердечно-сосудистые заболевания. Инфаркты, инсульты. Особенно для мужчин среднего возраста за 40-50 лет. Это все должно быть заранее признаки этого выявляться, купироваться, и результате человек может жить еще 10-15-20 лет. Этого не происходит - это огрехи нашей системы здравоохранения. Я не хочу обвинить наших врачей, у нас квалифицированные врачи, но это огрехи с финансированием, это огрехи с организацией медицинской помощи. Это тоже понятно, потому что медицинская помощь должна быть приближена к людям. То, что называется первичное звено. Ну, помните, Путину жаловались на том же форуме ОНФ, что в Магаданской области какого-то больного везли 200 км зимой, он лежал на холодном полу в этой скорой помощи, везли в больницу оказать медицинскую помощь. Ну, Магаданская область – это север, там большие расстояния, но к сожалению, такое происходит и у нас здесь, в европейской части, потому что очень много закрыли ФАПов, амбулаторий.

 

 

 

Салим Чолоян: Я не знаю о ФАПе, который взяли и просто закрыли. Есть на это ряд причин. Во-первых, согласно закону, что должно быть энное количество жителей – это первое. Если на этой территории закрывается пункт, то в любом случае люди не остаются без медицинского обслуживания. Есть мобильные  ФАПы, которые сегодня по области ездят машины с фельдшерами, с докторами, которые обслуживают население. Есть скорая помощь, которая должна и обязана приезжать, есть возможность обращаться в ЦРБ.

 

 

 

Олег Наумов: В декларации о ситуации в российском здравоохранении, одним из подписантов которой является наш сегодняшний собеседник Евгений Гонтмахер, говорится о том, что наше здравоохранение сегодня неэффективно.

 

 

 

Мнения:

 

«Наш анализ моделей здравоохранения разных стран показывает, что модель, в которой государство выступает страховщиком, однозначно более выгодна с экономической точки зрения. Она проще, прозрачнее и дает лучшие результаты в виде управляемых показателей здоровья, чем нынешняя модель обязательного медицинского страхования». 

 

Из декларации «О ситуации в российском здравоохранении»

 

 

 

Евгений Гонтмахер: С моей точки зрения, все-таки проблема сначала с управлением. Даже те деньги, которые сейчас выделяются недостаточные, они тратятся не всегда эффективно. Например, та же  система оптимизации, которая проводится. Компания, которая проводится уже не один год. Мы считаем, что ее надо остановить, надо просто внимательно посмотреть, что происходит.

 

У нас сейчас есть система ОМС. Я считаю, что мы ее ввели слишком рано…………потому что у нас низкие зарплаты. Ведь ОМС живет за счет взносов, которые платит работодатель в процентах от нашей зарплаты. Зарплаты в России очень низкие. Зарплаты, к сожалению, не растут, это показывает официальная статистика, видимо, этот процесс будет достаточно долгий, поэтому ОМС не имеет адекватных источников финансирования. Здесь надо принимать какие-то решения. С нашей точки зрения, мы должны перейти на бюджетную систему организации и финансирование здравоохранения, кстати, многие говорят, это возвращение в Советский союз. Ничего подобного. Эта система существует в большинстве европейских стран. Причем очень развитых стран. Когда бюджет финансирует за счет общих налогов. Но тогда появляется возможность более прозрачных денежных потоков, вместо этих промежуточных стадий, в которых участвуют частные страховые компании медицинские. Я ничего против них не имею, но в данном случае они неэффективны. Они должны развивать и стимулировать частное здравоохранение, у кого есть деньги, пожалуйста, иди, получай медицинскую услугу. Не надо смешивать эти потоки. И поэтому стоит вопрос принципиальный о том, как нам поменять вот эту финансовую модель. Она должна быть бюджетной, конечно, надо возвращать муниципальное здравоохранение, которое у нас ликвидировано в последние годы. То есть чтобы муниципальные бюджеты имели средства, достаточные для того, чтобы приблизить к людям возможности оказания мед помощи. Есть еще вопросы, например, нельзя смешивать в одних и тех же учреждениях платную и бесплатную помощь, потому что возникает стимул, когда у тебя не хватает государственного финансирования, ты, естественно, начинаешь делать упор на платные услуги. Кстати говоря, в этом году объем платных услуг видимо начнет уменьшаться, потому что у людей кончаются деньги. Кстати, по первому кварталу этого года уже зафиксировано снижение покупки лекарств. То есть мы играем с огнем. Если мы будем оптимизировать, а фактически замещать бесплатное здравоохранение платным, то мы можем получить просто ситуацию, когда люди не будут обращаться, и заболеваемость, смертность поползет наверх, есть такие прогнозы.

 

 

 

Мнения:

 

«Примеры плачевных последствий таких шагов мы уже видим сегодня по итогам оптимизации здравоохранения. Обещалась большая экономия средств, которая в итоге привела к снижению доступности медпомощи, а реального роста зарплат медработники так и не увидели. 

 

Эдуард Гаврилов, член Общественной палаты

 

 

 

Олег Наумов: По действующей российской Конституции каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Существующая у нас в стране система обязательного медицинского страхования  создана именно для того, чтобы оплачивать оказание медицинской помощи всем нуждающимся в ней. Почему российское население уже половину всех расходов на медицинскую помощь оплачивает из собственного кармана? Почему  мы всем миром постоянно собираем деньги на лечение больных детей?

 

 

 

Салим Чолоян: Не понимаю, почему. Я как главный врач, как депутат ЗС скажу, что мы выделяем достаточно средств для того, чтобы оказывать помощь вне территории Оренбургской области, если необходимо лечить ребеночка или обследовать в Петербурге, в Москве или в другом городе, мы это финансируем. Бывают какие-то нюансы, когда мы предлагаем лечение взрослого или ребенка на территории Оренбургской области, а жители хотят уехать за границу, здесь они тое ищут деньги. В законе прописано, если мы не моем на территории оказать помощь, тогда мы естественно рекомендуем другое лечение.

 

 

 

Евгений Гонтмахер: Тут же реальная арифметика. Возьмите среднюю зарплату в стране, которая около 30 тыс рублей, но это средняя зарплата. Где-то густо, где-то пусто. Возьмите с этого взноса 5,2% и получите очень небольшие средства, которые скапливаются в фонде ОМС и вот это общее безденежье, оно на этом отражается в первую очередь. Если система здравоохранения финансируется нормально, адекватно тем потребностям, которые есть у населения, то такие случаи, кода всем миром собирают на такие операции – это исключение. Это очень редкое исключение. Такое бывает и в развитых странах, но это очень редкий случай. Там, как правило, там система здравоохранения она покрывает расходы даже на такие очень сложные операции, это факт. Поэтому я и говорю ОМС сейчас уникально с точки зрения финансовых возможностей, а бюджет там будут другие приоритеты. Если будет увеличено финансирование, оно может покрыть какие-то вот такие потребности, постепенно конечно. Понятно – это проблема не одного года. Там как раз нет вот таких ограничений, связанных с фондом оплаты труда.

 

 

 

Олег Наумов: Получается, что наполнение фонда ОМС сдерживается низкой зарплатой россиян, которые отчисляют в распоряжение фонда процент от своей маленькой зарплаты. Именно поэтому Партия СР предлагает ФМС вообще отменить. Организовать госуправление и напрямую из бюджета обеспечивать медицину.

 

 

 

Евгений Гонтмахер: Вопрос в деталях, как это делать. Систему ОМС не надо уничтожать. Ну это фактически медицинское казначейство. Те деньги, которые будут из бюджета в большем объеме, чем сейчас выделяться на здравоохранение, через эту систему ОМС, она же достаточно оснащена, разветвлена в регионах, просто эти деньги должны распределяться по договорам медицинским учреждениям на оказание тех или иных услуг, практически госзаказ. Это государство, общество заказывает системе здравоохранения, а в качестве заказчика выступают органы ОМС в новом качестве. Поэтому здесь речь не идет о закрытиях увольнениях. Они   играют роль, которую они сейчас будут выполнять.

 

 

 

Олег Наумов:Авторы Декларации предлагают ввести бесплатное лекарственное обеспечение по рецепту врача при амбулаторном лечении. Возможно ли в условиях кризиса обеспечить бесплатными лекарствами всех больных?

 

 

 

Владимир Фролов: Конечно, должны быть льготные категории граждан и те граждане, которые подпадают под социально значимые заболевания, которые установлены Постановлением правительства. Вот эти все лекарства должны быть бесплатно. Это одно направление. Второе – это дети. По детям мы должны ввести бесплатное предоставление лекарств по рецепту врача, хотя бы до возраста 14 лет. Вот эти все требования моно исполнить при нынешних бюджетах и решить этот вопрос в интересах сохранения населения РФ.

 

 

 

Евгений Гонтмахер: В разных странах есть разные модели. Наиболее распространенная модель там, где государство действительно участвует в финансировании здравоохранения или через систему обязательного страхования, или напрямую. Ну там как правило, есть что финансировать. Допустим, вам выписали лекарство, оно дорогое, государство оплачивает 80%, 90%, а может оплачивать 10%. Это может быть по опасным социально значимым заболеваниям. Туберкулез, СПИД. Все упирается в деньги. Вы понимаете, потому что сейчас т.к. идет фактическое уменьшение финансирования здравоохранения, то лекарственное обеспечение страдает больше всех. Потому что меняются списки жизненно важных лекарств. Даже если эти списки, они в общем то неплохие, но вы идете в аптеку вам говорят этого лекарства бесплатно нет, а вот аналог, пожалуйста, можете купить.  

 

Мне кажется, очень важно, что нет публичной дискуссии. Мы же с этого начали, вроде бы люди недовольны, политические партии тоже недовольны, а на поверхности вроде бы все нормально и никто ничего не собирается делать. Почему мы собственно обратились к нашим главным политическим партиям о том, что давайте начнем дискуссию. Может быть, мы не правы с нашим предложением по бюджетному здравоохранению, может быть, нужно совершенствовать ОМС. Нужна публичная экспертная дискуссия, которая выявит все плюсы и минусы и которая начнет с начала, а собственно какой запрос со стороны общества системе здравоохранения, а не какой запрос системы здравоохранения к нам. Сегодня у нас получается так, что система здравоохранения выдвигает свои просьбы. Ну вот у нас сейчас 3,4% ВВП, давайте нам 5%. Давайте, мы сначала поймем сколько нужно, может быть и 7%. Но это должно быть немножко с другой стороны, а не от достигнутого.

 

 

 

Олег Наумов: Ну а пока, безо всяких общественных дискуссий, министерство здравоохранения подготовило законопроект, в случае принятия которого уже с 2017 года должно быть прекращено участие федерального бюджета в оплате оказания россиянам высокотехнологичной медпомощи — все деньги должны поступать из системы обязательного медицинского страхования. Финансирование системы ОМС, в свою очередь, может идти как за счет страховых сборов с работников, так и за счет региональных и федерального бюджетов. Напрямую федеральный бюджет сможет финансировать только «инновационную помощь», то есть экспериментальное лечение. Оппоненты власти предлагают перейти к бюджетному финансированию здравоохранения, а Фонд ОМС оставить лишь как структуру управления. Некоторые партии, в частности «Справедливая Россия»  уже подхватили этот призыв и используют тему здравоохранения в предвыборной борьбе. Они предлагают устранить посредников, завести в бюджете государства, коль скоро в его обязанности входит обеспечение бесплатности и доступности здравоохранения, строку на здравоохранение. И закладывать на него надо не менее 6% от бюджета страны.

 

 

 

ОРЕН-ТВ

 

18 июня 2016г.