Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Возможно ли добывая нефть не допустить экологической гибели Бузулукского бора? К 70-летию окончания Второй мировой войны - Россия и Германия: от конфронтации к сотрудничеству. В программе «Диалог с Олегом Наумовым» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 14-11-2015

Олег Наумов: В Бузулукском бору разрешена добыча нефти. Оппозиция призывает не допустить экологической гибели национального парка, а власть рассчитывает на получение нефтяной прибыли. Кто прав? В России и в Германии открыта выставка к 70-летию окончания Второй мировой войны. Как складывались отношения между нашими странами на протяжении этих 70-ти лет?  В сегодняшней  программе участвуют депутат Заксобрания Оренбургской области Владимир Фролов, главный редактор газеты «Южный Урал» Антон Цепилов, директор германо-российского музея «Берлин-Карлхорст» Йорг Морре,  куратор выставки в Государственном историческом музее Галина Кузнецова.

Вокруг Бузулукского бора сегодня вновь кипят страсти. Причина в решении властей возобновить добычу нефти.   Бузулукский бор- это уникальный лесной массив на границе Оренбургской и Самарской областей. Чистый сосновый лес сформировался здесь около трёх-четырёх тысяч лет назад. Регулярное лесопользование в бору ведется с конца 18 века. В Бузулукском бору имеется несколько небольших нефтяных   месторождений, запасы нефти в которых оцениваются от 40 до 80 млн тонн. В 1950-х годах на территории бора начались геологоразведочные работы, но в 1971 году после серьёзной аварии они были полностью свёрнуты. С тех времён на территории бора сохранились 162 нефтяные скважины, часть из них требует повторной консервации в связи с негерметичностью. В 2007 году был учрежден Национальный парк «Бузулукский бор», что на какое-то время отодвинуло угрозу бору со стороны нефтедобытчиков. Сегодня Бузулукский бор имеет статус особо охраняемой территории. Что это означает?

 

Владимир Фролов: Это означает, что действует федеральный закон об особо охраняемых территориях, который исключает возможность какой-либо хозяйственной деятельности. Национальные парки входят в особо охраняемые природные территории. Как вы знаете, 2017 год президент Российской Федерации Путин объявил годом природоохранных территорий, годом защиты, в том числе и национальных парков Российской Федерации. Буквально вчера в Госдуме был отвергнут законопроект о внесении изменения в этот закон с тем, чтобы иметь возможность отводить с особо охраняемых территорий какие-либо земельные участки в иных целях.  

 

Олег Наумов:   Противостояние экологов с нефтяниками вокруг Бузулукского бора возникло не вчера. Оно существовало еще с момента обнаружения там нефти и длится уже несколько десятков лет.

 

Владимир Фролов: Современная история началась в 2000 году, когда ОНАКО было приватизировано и стало частной кампанией, ее приобрело ТНК. И с этого момента практически сразу началась борьба за Бузулукский бор. Она активизировалась особенно остро в 2004-05 годах, когда новые собственники решили добывать нефть там. Тогда очень жесткую позицию заняло ЗС и гебернатор Оренбургской области  Чернышов, занял позицию создания Национального парка Бузулукский бор. 29 декабря 2006 года был создан Национальный парк Бузулукский бор, и мы с облегчением вздохнули о том, что остановлены все движения нефтяников с тем, чтобы они начали эту добычу нефти. Ну и сегодняшняя ситуация – это когда пришла Роснефть, два года назад, то активизация борьбы за вхождение в Бузулукский бор началась с новой силой.  Уже в 10 году был председателем правительства Путин, и его распоряжением 13 ноября 2010 года незаконно эти 6 земельных участков, именно на территории нефтяных месторождений Могутовского,  Воронцовского и части Гремяченского появились. Т.е. они были выделены с территории как следующий шаг, чтобы войти туда, а уже с 2013 года есть два поручения президента РФ, которое обязывает правительство провести работу по началу добычи нефти в Бузулукском бору.

 

Олег Наумов:   Конкурс на право добычи нефти на территории бора все же был проведен, несмотря на протесты общественности. Проведен, по мнению некоторых экспертов, с грубейшими нарушениями законодательства Российской Федерации.

 

Владимир Фролов: Да, конкурс проведен 18 марта этого года, Роснедра проводили. Что это означает? Это означает, что сегодня победитель этого конкурса Антипинский НПЗ, который никогда не занимался добычей нефти, занимался только переработкой. Не имел даже на момент проведения конкурса даже лицензии на добычу нефти, теперь я так считаю это подставная фигура, юридическое лицо, которое будет привлекать другие нефтедобывающие компании. Я думаю, что это Роснефть, и которые будут заниматься добычей нефти. Или хотят заниматься добычей нефти на территории Бузулукского бора. Это означает, что сегодня ведется подготовка проектной документации о добыче нефти на территории бора, об исполнении технических условий. 17 апреля 2014 года межведомственная комиссия и правительство Оренбургской области сказало – нет, нельзя добывать нефть. Это позиция и  правительства и 25 февраля нынешнего года ЗС подтвердило свою позицию о невозможности добычи нефти в Бузулукском бору. Мнение субъекта РФ в нарушение статьи 72 Конституции РФ не учитывается при этом рассмотрении. А это недопустимо, по закону о природоохранных территориях требуется это. Это компетенция, в том числе и субъекта РФ.

 

Олег Наумов:   Жесткая позиция защитников бора не находит понимания со стороны власти. И не только власти. Значительная часть общественности считает, что добыче нефти нет альтернативы, и все будет, конечно, зависеть от того, как будут добывать.

 

Антон Цепилов: Понятно, все равно что-то делать нужно. Это объективно. Либо эти скважины как-то там окончательно законсервировать, рекультивировать землю, как кто-то там предлагал. Но это стоит дорого. Суммы назывались порядка от 6 до 12 миллиардов рублей. Т.е., на минуточку, так это пятая часть всего бюджета области. Никто этих денег, конечно, области просто так не даст и не подарит. Откуда взять. Когда, оппозиция кричит, нет, не добывать. Ну, хорошо. Альтернативный вариант, он какой? Не будем добывать, дождемся-таки такого момента, когда что-нибудь оттуда рванет. Законсервировать? За какие деньги? Вот конкретно оппозиция готова из своего кармана вытащить эти деньги положить и сказать вот я даю вклад, чтобы эту скважину законсервировать? Таких предложений я не слышал. Остается второй пункт – добывать, добывать осторожно. Добывать с выгодой для области, потому что это новые отчисления, и эти же деньги направить на обустройство той части Национального парка, которая сейчас, ну так сказать в весьма в плачевном состоянии. 

 

Владимир Фролов: Если только войти туда, начать закачивать, а это высохнут реки, в том числе и Боровка и Самара. Если закачивать туда воду и производить добычу нефти т.е. сбросить пластовое давление, то естественно меняется эта система. И в данном случае будет то, что происходит на территории Самарской области. Верхушки деревьев будут засыхать и уничтожаться плешами, вот такие плеши на территории бора, что приведет, разные есть подсветы от 25-30 до 50 лет к опустыниванию территории. Это наступление песков Средней Азии. Сегодня бор защищает не просто Самарскую область, он защищает центрально-черноземную часть всей РФ. И об этом говорят сегодня. Поэтому почему сегодня люди, ну скажем так: к сожалению, я как вот считаю, что равнодушных по бору нет. Потому что где бы мы ни встречались, куда бы мы ни ездили, два автопробега - и на восток, и на запад, мы встречались с людьми. Даже прокурор Переволоцкого района вышел, подписался в защиту Бузулукского бора. Это вот как пример. 15 тысяч было собрано – мало. Открыто три сайта, где каждодневно люди высказывают свою позицию. И будет естественно, на сегодня наша позиция одна – провести референдум, местный референдум: кто за добычу нефти в Бузулукском бору? Пусть это будет допустим в Бузулукском районе. Это чтобы ответить на вопрос, конституционно ответить на вопрос, люди против добычи нефти, либо за. Вот и все.

 

Олег Наумов:  Действительно, почему бы и нет. В демократических странах референдумы или опросы общественного мнения по разным проблемам организации общественной жизни давно стали привычными. Ведь именно так можно услышать другое мнение и другие не менее весомые  аргументы.

 

Антон Цепилов: С Бузулукским  бором носятся все как с писаной торбой. Все кричат: ах Бузулукский бор, ах Бузулукский бор. Давайте рядового оренбуржца возьмем среднестатистического. Ему от этого Бузулукского бора не горячо, не холодно. Он там скоре всего ни разу не был и при тех ценах, которые сейчас предлагают а отдых в Бузулукском бору скорее всего там никогда и не будет. Поэтому вопрос, что нам области с этого Бузулукского бора. Давайте, предлагайте какие-то программы, та же оппозиция, создание там рекреационного парка, доступного для жителей области, которые могли бы за небольшие деньги там отдохнуть. Этих проектов нет. Только все против: нет, не пущать. Но это тупиковый путь. Потому что либо какое-то ЧП произойдет все-таки, потому что скважина в плохом состоянии, либо кого-то пущать, чтобы сделали аккуратно, разумно, с выгодой для области и для жителей.

 

Олег Наумов:   Вывод звучит логично и убедительно только на первый взгляд. А если задуматься, где же взять такую власть, чтобы обеспечила разработку месторождений  аккуратно, разумно, с выгодой для области? Не в этом ли и есть главная проблема?    Не в том ли, что даже в вопросах,  касающихся исключительно наших местных проблем, мы по привычке надеемся власть верховную?

 

Владимир Фролов: Конечно, один окрик президента РФ, или изменение его позиции, отмена поручений, которые он давал, решит все вопросы. Зависит много от Русского географического общества, которое возглавляет министр обороны Шойгу. А чтобы она до него дошла, нужно чтобы Артур Чилингаров, как вице-президент  Русского географического общества изложил ему. Публично……

Вот я уже направил ему уже второе письмо Чилингарову. Уже прошло почти два месяца, я его позиции на данный момент, вот что сделано после 7 июня нынешнего года, когда у нас проходило заседание международного форума «Степи России», вот участвовало 49 субъектов Ф, 9 стран мира. Чилингаров был здесь, и тогда он сказал, направьте мне все документы, я этот вопрос, само Русское географическое общество заявило в поддержку о недопустимости добычи нефти в городе Оренбурге. Мы получили от него заверения письменные, у меня они есть, о жесткой позиции  Русского географического общества, и на этом все.

 

Олег Наумов:     Печальная картина, когда все уповают на власть, а сама общественность слаба, разрознена, занята каждодневными заботами, и не очень задумывается об экологических проблемах, которые всегда считались второстепенными.  От   вопросов внутренних перейдем к делам международным. Последнее время у властей нашей страны как-то разладились отношения  и с ближними, и с дальними соседями. При этом  все же существуют конкретные люди, общественные организации или государственные структуры, которые стремятся доказать, что взаимовыгодное сотрудничество с другими странами нам необходимо и оно вполне возможно. Государственный архив Российской Федерации, Государственный Исторический музей и  Российско-германский музей «Берлин Калсхорст» подготовили совместный выставочный проект «Россия-Германия: от конфронтации к сотрудничеству. К 70-летию окончания Второй мировой войны».

В нескольких залах выставки представлены документы, фотографии и другие мемориальные свидетельства того, как строились наши отношения с момента капитуляции Германии в 45-м, подписания дружбы и сотрудничества 70-х, падения берлинской стены и объединения Германии в 90-х и до выступления писателя Даниила Гранина в бундестаге в прошлом году.

 

Галина Кузнецова: Для нас Германия, с чего она начинается, это 45-й год, это капитуляция. Документ, датированный  8 мая – это День победы, и 8-го же мая идет документ о положении в Берлине. О том, что вообще ситуация в Берлине тяжелая, но тем не менее советское государство думало о том, как бы наладить продовольственное снабжение. И начиная с 45-го года мы доходим до 2014 года, заканчиваем выступлением Гранина в бундестаге. На протяжении выставки можно смотреть определенные важные моменты, которые были. Первый период – это образование советской зоны оккупации в Германии, СВАГ. После того, как было подписано соглашение о капитуляции, потом была берлинская декларация, которая была подписана, а государственная территория была разделена. Второй советский указ в Германии – это был указ о разрешении антифашистской партии. И действительно, в 46-м году уже создается ЕПГ – единая партия Германии. Потом, политика советской администрации была такова, что, несмотря на все сложности послевоенного периода, нужно было развивать культуру, и мы показываем документы, связанные с выступлением ансамбля Александрова, есть документы, которые говорят о том, что нужно было для офицерского состава, которые не все знали немецкий язык, обучать их немецкому языку. И все эти моменты, которые идут по истории советско-германских отношений, они еще подкрепляются биографиями людей, которые сыграли ту или иную роль  в этих отношениях. Это Жуков, понятно, главная фигура этого времени 45-го года, простая женщина Елена Кацева, которая была сотрудником отдела пропаганды в СВАГе, которая потом стала переводчицей и много пропагандировала немецкую литературу в России.

Потом важные документы – это документы 70-х годов, это договоры МИДовские: Договор о сотрудничестве, обмен информацией, научные знания, это очень важно. Ну и важный момент – это объединение Германии.

 

Олег Наумов: Немецким народом в этом движении навстречу друг другу проделан непростой путь осуждения фашизма, избавления от исторических ошибок. Идеология покаяния за военные преступления дала возможность  немцам избавиться от того страшного пятна, которое оставил на этом народе фашизм.

 

Йорг Морре: Во-первых, это длинный процесс. Минимум 50 лет, можно даже сказать – это бесконечный процесс. Во-вторых, этот процесс был без альтернативов. У нас был единственный шанс справиться с нашей историей, и хотя это нелегкая задача, начали. И поэтому мы привыкли спорить с нашей историей, найти и плюсы и минусы, и к сожалению, видим там побольше минусов, негативные, неположительные моменты в истории, но мы привыкли.

 

Галина Кузнецова: У меня был свой жизненный опыт, у  меня был коллега, немецкий историк, и я была крайне удивлена, что однажды он мне сказал, что вы знаете, у нас есть чувство вины. То, что я видела в Германии, те концентрационные лагеря, которые были созданы на территории Германии, политика государства была такова, что школьники ходили туда на экскурсии и им показывали то, что они видели. Думаю, что это имело какое-то значение.

 

Олег Наумов: На выставке в Историческом музее много  документов о  периоде самой острой конфронтации с ФРГ, Берлинских кризисах  и  строительстве Берлинской стены. Широко представлен и новый этап российско-германских отношений  после падения Берлинской стены и объединения Германии.

 

Йорг Морре: Для нас, для немцев это конечно самый важный момент, падение берлинской стены, объединение Германии, и в этот момент, в 90-е годы, русские и немцы действительно были друзьями. Это был самые веселые и самые красивые годы, в этот период. Я лично думаю, что не надо забывать об этом.

 

Олег Наумов:  Кризисных периодов в истории послевоенных российско-германских отношениях было немало. Непростые времена переживаем мы и сегодня. С одной стороны, Германия остается нашим ведущим торговым партнером, с другой стороны, отношения омрачены санкциями и антисанкциями из-за ситуации вокруг Украины.

 

Мнения: 

 

«В прошедшие несколько десятилетий было все: и солидарность с ГДР, и острое идеологическое противостояние с ФРГ. И большой, действительно большой объем экономического сотрудничества, культурные, гуманитарные проекты. Ну и мы помним, что колоссальную роль в объединении двух немецких государств сыграл Советский Союз».

Сергей Нарышкин, председатель Государственной Думы.

 

«Прежде всего, следует на основе минского соглашения восстановить стабильность на Украине. А уж затем в более широком контексте изучить возможности кооперации между ЕС и Евразийским союзом в сфере экономики, которое президент Путин охарактеризовал как пространство «от Лиссабона до Владивостока», и сотрудничать, ведь это и должно быть нашей целью».

Ангела Меркель, канцлер Федеративной Республики Германия.

 

 «Нас интересует, что происходит в Европе, это наш крупнейший партнер, а первое место у Германии. Надеюсь, что проблемы уйдут, а мы будем развивать отношения дальше. Мы к этому готовы».

Владимир Путин, президент Российской Федерации.

 

Олег Наумов:  Военному поколению очень непросто идти на сближение с Германией. Как найти путь к сотрудничеству, при этом не замалчивая преступления фашизма? Такие слова нашел писатель  Даниил Гранин, выступая в 2014 году в Немецком парламенте.  

 

Мнения:

«Процесс примирения непрост. Ненависть — чувство тупиковое, в нем
нет будущего. Надо уметь прощать, но надо уметь и помнить. Вспоминать про годы войны тяжело, любая война — это кровь и грязь. Но память о погибших миллионах, десятках миллионов наших солдат необходима».

Даниил Гранин, писатель.

 

Олег Наумов:   Может быть, именно эти слова 95-летнего писателя, ветерана войны, заставили депутатов Бундестага аплодировали ему стоя?

 

Йорг Морре: Они благодарили Гранина, что он как блокадник, солдат Красной армии, который пережил, как историограф, что он пришел в бундестаг, пригласили его и он сказал, да, я приду, и пришел и очень справедливо говорил. Но не ругался. Но очень четко сказал то, что надо, то, что нам, слава богу, известно, что это были немецкие преступления, и что через 70 лет есть такие моменты встречи и дружества.

 

Перспективы всегда есть и продолжение тоже будет. Но к сожалению, сейчас очень сложные годы, и я думаю, это будет еще несколько лет. Я очень надеюсь, что наш стабильный фундамент рабочих контактов, что он держит, что он не разрушается. И даже уверен, что так будет.

 

Олег Наумов: Я убежден, что в политике, как и в любом другом деле, очень важен общий оптимистичный настрой. Пессимисты заряжены на конфронтацию при решении острых проблем внешней политики. Председатель комитета по международным делам Пушков на этой неделе заявил: пока санкции не снимут, наша делегация не будет участвовать в сессии ПАСЕ. Он видимо считает, что так можно добиться отмены санкций. На самом деле это путь к дальнейшей конфронтации. А оптимисты ищут и находят пути сближения, преодолевая тем самым разногласия через сотрудничество. Мне кажется такой же оптимистичный настрой должен быть и в решении наших внутренних вопросов. Позиция по Бузулукскому бору под лозунгом «Враг не пройдет» может быть и справедлива, но не конструктивна. Точно также неконструктивен ответ власти – пусть найдут деньги на консервацию скважин, тогда и поговорим. А может быть сойтись на том, что возможно и Бузулукский бор сохранить, и нефть добывать? Именно такую задачу ставил бы любой рачительный хозяин. У нас в стране по Конституции народ хозяин, но реально его слуги – чиновники ведут себя как хозяева. И пока их действия не прозрачны, и над ними нет гражданского контроля, решать наши проблемы для общего блага не получится.

 

ОРЕН-ТВ

14 ноября 2015г.