Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


К чему приведет увеличение штрафов за неуплату услуг ЖКХ и к чему уже привело повышение стоимости полисов ОСАГО. Программа «Диалог с Олегом Наумовым» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 31-10-2015

 

Олег Наумов:  С 1 января 2016 года увеличивается пеня для тех, кто годами не платит за свет и тепло. Заставит ли это неплательщиков рассчитываться за коммунальные услуги вовремя? В этом году полисов ОСАГО продано на 2,5 миллионов меньше, чем в прошлом. С чем это связано? Граждане стали меньше ездить на автомобилях или, нарушая закон, катаются без автогражданки? Чем грозит поддельный полис его владельцу? Об этом мы говорим сегодня с депутатом Госдумы Галиной Хованской и председателем Движения автомобилистов России Виктором Похмелкиным и оренбургскими экспертами.

 

Депутаты Государственной думы приняли поправки к закону о порядке начисления пени за неуплату услуг ЖКХ. Согласно принятому документу, сумма неустойки для должников в течение первого месяца просрочки начисляться не будет. А уже во второй и в третий месяцы просрочки  пеня составит 1/300 ставки рефинансирования. Для тех, у кого срок неплатежей составляет больше трех месяцев – размер пени существенно увеличивается и  будет составлять 1/130 ставки. Вы скажете, что пеня за несвоевременную оплату коммунальных услуг есть и сейчас. Все верно. Но сейчас она рассчитывается по формуле 1/300 ставки рефинансирования с первого дня просрочки и эта формула не меняется, хоть за месяц у вас не заплачено, хоть за год. Таким образом, для тех, кто имеет просрочку небольшую, один-два месяца, правила становятся мягче, а вот для злостных должников штрафы существенно вырастают. А вот для юридических лиц сумма неустойки устанавливается на уровне 1/130 ставки рефинансирования за каждый день просрочки, начиная с первого дня. Внесение этих поправок было вызвано тем, что  задолженность россиян за услуги ЖКХ растет.  В этом году она увеличилась на 18% – до 220 миллиардов рублей вместо 187 миллиардов в 2014 году. Кто же не платит и сколько задолжали?

 

 

 

Галина Хованская, председатель Комитета ГД по жилищной политике и ЖКХ:На самом деле, в сфере ЖКХ общий объем задолженности приближается к триллиону, если уже не перешагнул этот порог. Но львиная доля  - это юридические лица, это неотключаемые потребители, это те же ресурсоснабжающее организации, это предприятия с непрерывным циклом, которые нельзя остановить без экологических последствий. Только 20% это были неплательщики-граждане, физические лица. При чем надо смотреть еще общую задолженность, потому что краткосрочной задолженности достаточно большой процент, но всегда есть в любом обществе, в любом государстве процент маргинальных граждан, которые не платят. Но их процент небольшой, как правило. В итоге, после долгих дебатов и споров мы категорически настаивали, чтобы хотя бы первые три месяца  остался либо старый порядок, либо его можно даже смягчить. Только потом уже ужесточать этот размер для действительно серьезных неплательщиков. С 91-ого дня  пени уже будут увеличиваться и будут уже серьезные, сравнимые с банковским процентом, чтобы не пользовались тем, что выгоднее как бы не платить, потому что размер пени существенно меньше, чем банковский процент. Кредит банка  где-то 22-23 процента, вот представьте примерно, сколько вы заплатите в виде пени, и это будет уже серьезный долг, который потом будут в судебном порядке взыскивать с вас.

 

 

 

Олег Наумов:В Оренбургской области сами предприятия ЖКХ на сегодняшний день задолжали за энергоресурсы более 1 миллиарда рублей. Причина этого долга - в  просроченной задолженности населения. На сегодня это 1миллиард 355 миллионов рублей. А собственники жилья не платят из-за финансовых трудностей, вызванных экономическим кризисом. Регулярное повышение оплаты за коммунальные услуги от 3 до 15 % приводит к тому, что не всегда россияне способны вовремя расплатиться с поставщиками газа и электричества, воды и тепла. Поможет ли в такой ситуации ужесточение закона?

 

 

 

Галина Хованская, председатель Комитета ГД по жилищной политике и ЖКХ:В этот период закручивать гайки, ужесточать политику - это неправильное решение. Потом увеличение пени вдвое с первого дня, как это предполагалось в первом варианте, ну вы знаете, гражданин - физическое лицо, с ним  всякое может случиться: он может заболеть, его могут отправить в командировку, может попасть в аварию, мало ли какие ситуации, а особенно у одиноких граждан, которых никто не может подстраховать, заплатить за них вовремя. Иногда добросовестные граждане оказываются неплательщиками в силу объективных обстоятельств: семейных или состояния здоровья, проблемы на работе и так далее.

 

 

 

Антон Цепилов, главный редактор газеты «Южный Урал»: Сильно сомневаюсь, что новый закон поможет увеличить собираемость, потому что те, кто не платил, они платить и не будут. А те, кто честно платит, для них случайная задержка, всякое может быть, их это ударит. Главная причина у нас – выселить из жилья неплательщика невозможно. Квартиру можно спокойно продать с долгом в несколько сот тысяч рублей, спокойно уехать, и новый жилец, который ее купил и въехал в этот дом, никак не будет отвечать по долгам предыдущего владельца. То есть управляющие организации и ТСЖ останутся в чистом минусе. И тут никакими пенями ситуацию не исправить. Нужно в принципе менять подход.

 

 

 

Галина Хованская, председатель Комитета ГД по жилищной политике и ЖКХ: Надо решать проблему с неотключаемыми потребителями. То есть тот, кто их назначает, тот и должен отвечать, определенные меры предлагаются. Но, к сожалению, этот проект уже шел не через наш комитет, а через комитет по энергетике, потому что в жилищный кодекс мы весной не позволили внести поправки, которые предполагали увеличение вдвое пени для неплательщиков с первого дня просрочки.

 

 

 

Олег Наумов:   Ситуацию с платежами за ЖКХ сегодня  осложняет введение обязательных взносов за капитальный ремонт.За капремонт теперь должны платить теперь все, невзирая, в каком состоянии дом был в момент приватизации  и в каком состоянии сейчас. А  как должно быть, если придерживаться закона?

 

 

 

Галина Хованская, председатель Комитета ГД по жилищной политике и ЖКХ: Норма в законе о приватизации в статье 16 звучит следующим образом: если на момент приватизации жилого помещения дом нуждался в капитальном ремонте, то это стопроцентное обязательство государства перед нанимателем бывшего наймодателя. Бывший наймодатель должен произвести капитальный ремонт в сроки, установленные нормами и правилами содержания и ремонта. Этот долг  выполнен не в полном объеме, частично погашен за счет тех средств, которые были выделены через фонд содействия реформированию ЖКХ по капитальному ремонту. Одна из наших инициатив посвящена как раз гражданам, которые остались проживать в таких домах, где не выполнен капитальный ремонт. Мы считаем, что они не должны платить за капитальный ремонт, с учетом того, что это стопроцентное обязательство государства, бывшего наймодателя. И только когда будет произведен этот ремонт, с этого момента и придется платить, потому что собственник несет бремя содержания своего имущества. Если ты не можешь нести это бремя, пока еще можно деприватизировать это жилое помещение и вернуться в статус социального нанимателя жилья. Помимо этого мы внесли еще инициативу,  чтобы престарелых граждан, перешагнувших рубеж восьмидесятилетний тоже освободить от уплаты взносов на капитальный ремонт. Я знаю, что по 80 летним есть реакция премьера в поддержку этой законодательной инициативы даже в более мягком варианте, может быть с понижающим коэффициентом для возрастных категорий 70 лет и старше. Я считаю, что это правильно.

 

 

 

Антон Цепилов, главный редактор газеты «Южный Урал»: Зачем все бросились приватизировать квартиры, хотя явно было видно, что квартира убитая, дом убитый, и придется потом новым собственникам вкладывать деньги в этот ремонт. Что интересно. До сих пор сохраняется возможность расприватизации квартир, которые сейчас в плохом состоянии. То есть вернуть муниципалитету и государству, условно говоря. Однако, на сегодняшний день, насколько мне известно, ни одного случая расприватизации в Оренбурге не было. То есть люди не хотят расприватизировать даже явно плохие квартиры, надеясь о том, что все равно выгодно ее продадут или в наследство передадут. Так что проблема не в ремонте. Государство дает возможность вернуть. Не хотят ей пользоваться.

 

 

 

Тарген Бахитов, генеральный директор  Фонда модернизации ЖКХ Оренбургской области: Если судить с начала реализации именно 185-го закона, у нас ежегодно  в области ремонтировалось 250 - 300 домов. То есть на сегодняшний день именно это количество, оно неизменно, хотя можно и на сегодняшний день мы уже рассматриваем в количестве заявок домов на 16 год уже около 600 домов. То есть это говорит о том, что мы на сегодняшний день идем пошагово реализуем региональную программу, и плюс ко всему мы рассмотриваем те протоколы,  где собственники  хотят перенести свои сроки на ближайший срок, то есть с 23- го, 20-х годов. Есть некоторые собственники –бабушки,  в том числе, которые говорят, что нас не устраивает, мы не доживем… Мы идем навстречу, и  эти заявки мы принимаем. Протокольное решение на сегодняшний день принимает муниципальное образование,  а муниципальное образование формирует свою краткосрочную программу и передается это уже для реализации в Минстрой РФ, где формируется уже областная краткосрочная программа.

 

 

 

Олег Наумов:   Наша платежка состоит из трех частей: первая -  это плата за коммунальные услуги, то есть свет, вода, тепло, вторая - это так называемые жилищные услуги, то есть содержание дома. Недавно добавилась третья составляющая – накопление на капитальный ремонт. И если рост коммунальных платежей ограничен, то в двух других частях – полная свобода для местных чиновников.

 

 

 

Галина Хованская, председатель комитета Комитета ГД по жилищной политике и ЖКХ:  Мы считаем, что нужно ограничить не только ту часть нашей платежки, которая касается коммунальных услуг, то есть вода, тепло, газ, электроэнергия, там ограничитель уже стоит, предельный индекс уже установлен законом. Нельзя увеличить общий платеж за коммунальные услуги выше чем, в Москве, например,  10 процентов. Не выше уровня инфляции.  А  платеж по жилищной части устанавливался нами на общем собрании, если мы этого не делали, то это устанавливал орган местного самоуправления или субъекты федерации. А вот когда ввели взнос на капитальный ремонт, повлиять на размер этого взноса мы никак не могли. Это было право субъекта. Так вот я считаю, что эта часть, на которую мы не можем повлиять, должна быть также ограничена предельным индексом. То есть, общий платеж не может превысить некий предельный индекс. И это правильно, потому что в  период кризиса резких движений в отношении граждан, смотрите: пени, неустановленный счетчик – завышенные нормативы, не привели в порядок завышенные нормативы, а уже к ним применяют коэффициенты повышающие – это не дело.. Это приводит к озлоблению населения, к недоверию к властям и к соответствующим результатам в избирательной кампании.

 

 

 

Олег Наумов:  А вот и еще одна хитрость чиновников, которую вполне можно признать неконституционной: она касается третьей части нашей платежки, появившейся недавно – накопления на будущий капитальный ремонт. Сейчас большая часть этих накоплений идет в общий котел, к региональному оператору, и вам никогда не узнать, куда потратили ваши деньги, какие дома отремонтировали и почему именно эти.

 

 

 

Галина Хованская, председатель комитета Комитета ГД по жилищной политике и ЖКХ: Для того чтобы открыть счет на свой дом, нужно провести решение общего собрания – это целая процедура, нужно успеть в установленные сроки. Иногда еще власть палки в колеса ставит, для того чтобы ты не принял такое решение или нарушил сроки принятия решения. А в общий котел ты попадаешь автоматически: если не успел или ничего не делал. Нам представляется, что содержание бремени своего имущества, прописанного в гражданском законодательстве, в этом случае нарушается. Собственник должен нести бремя своего имущества, но не чужого, поэтому если его без его волеизъявления, без решения общего собрания дома, погрузили в общий котел, из которого можно выползти только через два года, если законодатель субъекта не принял более короткий срок. Это нарушает право собственника распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению, против его воли его заставляют ремонтировать чужой дом.

 

 

 

Тарген Бахитов, генеральный директор  Фонда модернизации ЖКХ Оренбургской области: Прежде чем рассмотреть какой-либо дом, включить го в муниципальную краткосрочную программу, первый критерий, который рассматривает сам муниципалитете -  это первая приватизированная квартира держаться на момент приватизации именно в этом доме. Если в этот момент, когда прошла приватизация одной квартиры, и на этот момент отсутствовал капремонт, то предпочтения на сегодняшний день отдается именно этому дому. Потому что на тот момент государство может быть просто напросто должно было отремонтировать, а не отремонтировало, а теперь как бы сказать эти действия на сегодняшний день мы реализуем в первую очередь.

 

Существуют на сегодняшний день управляющие компании, которые ведут непосредственный контроль за этим домами, весенне-осенние осмотр, которые контролируют, которые ведут определенные списки, ведомости, которые потом уже формируются в муниципальную краткосрочную программу.

 

 

 

Олег Наумов:   В условиях кризиса число тех, кто норовит переложить свои затраты на плечи граждан, простых потребителей, особенно возрастает. Сегодня к ним присоединились страховые кампании. Долго они лоббировали повышение стоимости ОСАГО. В итоге наше социальное, в кавычках,  государство в противостоянии между страховщиками и миллионами автовладельцев  выбрало страховые компании. В результате только в этом году тарифы на полисы ОСАГО выросли сразу на 60%.

 

 

 

Виктор Похмелкин, председатель Движения автомобилистов: Это повышение никто не воспринял как справедливое. Согласно закону об ОСАГО, страховые компании обязаны тратить на страховые выплаты 80 процентов всех сумм, полученных в качестве страховых премий, собранных с автовладельцев.  Много лет уже эта цифра в среднем по стране не превышает 57-58, а у ведущих страховых компаний и того меньше. Получается, что это мы переплачиваем пока, а страховые компании недоплачивают согласно закону. То, что сейчас подняли тарифы, несмотря на определенное увеличение выплат, это вопрос радикально не изменило, а нагрузка на автовладельцев довольно существенно возросла, качество услуг страховых компаний не улучшилось, оно осталось на прежнем уровне. Как ведет себя часть наименее сознательных граждан в этих условиях? Она голосует ногами. Раз вы так, то я вообще ничего платить не буду, либо вообще буду ездить без ОСАГО, тем более останавливают совсем не регулярно, и гаишников стало меньше на дорогах, либо буду приобретать полис подешевле там, где есть соответствующее предложение, а такое предложение часто связано с тем, что действуют мошенники. То есть 2,5 миллиона – это еще не так много, это еще будет расти. Никакой карательный механизм не сработает, если нет ощущения справедливости установленных тарифов, а его нет, потому что нет правовой основы.

 

 

 

Антон Цепилов, главный редактор газеты «Южный Урал»: За последние два года систему ОСАГО, которая в принципе в 2002 году была правильно придумана и разработана, но за последние два года ее благополучно угробили страховщики и государство собственными руками. Стоимость полисов выросла в 4 раза. Когда начинали страховать в 2002 году, стоимость страховки была  порядка полутора-двух тысяч рублей, сейчас страховка на отечественный автомобиль стоит 12 тысяч. Это мы считаем страховка, плюс обязательные допы, которые как продавали, так и продолжают продавать. Рядом с облГАИ стоят машины и будочки вот этих страховщиков, где без всякого зазрения совести….. .К ним приходит, хочу застраховаться, ему говорят, а вот еще 2 тысячи, надо застраховать жизнь. Им говоришь, ну как же, у меня и страховка выросла в цене, она теперь стоит 10 тысяч, я платил в прошлом году 3,5 тыс, а сейчас 10. А не волнует, не хочешь, не застраховывайся.

 

 

 

Олег Наумов:  При таком подходе к делу, граждан, которые не хотят покупать полисы по новым тарифам, становится  все больше. Учитывая тот факт, что растут цены не только на автостраховку, но и на вещи жизненно необходимые, продукты питания, например, - их можно понять. Но по закону наличие полиса ОСАГО является обязательным для любого, кто садится за руль. А значит, есть и меры наказания для тех, кто этот закон нарушает.

 

 

 

Виктор Похмелкин, председатель Движения автомобилистов: Есть штраф, который надо заплатить, человека могут отстранить от управления таким автомобилем, машину могут задержать, но это все надо еще выявить, установить. Конечно, сейчас не так много сотрудников госавтоинспекции, чтобы за всем этим следить, кроме того у них сейчас большая нагрузка по выявлению пьяных водителей, а вообще все больше и больше видеокамер. Не случайно сейчас идея фикс, давайте мы с помощью видео камер будем выявлять, что и как. Здесь не учитывается такой момент, что человек может ездить по доверенности на чужой машине, не будучи вписанным в полис. Полис есть, но за рулем находится человек, который к этому полису не имеет никакого отношения. Единственное, что может камера – выявить номер и передать его в информационный центр, где сверят с базой, выписан ли на машину с таким номером полис ОСАГО или нет и легальный ли этот полис. Вот это, как я понимаю, технически возможно, а определить, значится ли в полисе человек, который находится за рулем – это невозможно. Поэтому никаких универсальных мер борьбы с фальшивыми полисами, с уклонением от уплаты, конечно, нет. Вообще, всегда надо искать позитивное решение, но когда вся ставка делается только на карательные меры – это совершенно неправильный подход.  Вместо того чтобы задуматься, а насколько все адекватно и справедливо. Повторю еще раз, есть требование закона – 80 процентов – и мы на него будем опираться постоянно, пока вы не вышли на эту цифру, любой тариф будет представляться завышенным.

 

 

 

Олег Наумов:  Закон об ОСАГО вступил в силу в июле 2004 года, и за десятилетие его существования водители успели привыкнуть к цивилизованному решению возникающих  конфликтов. Теперь, когда на дорогах ездит все больше водителей с поддельным полисом либо вообще без страховки, даже законопослушный гражданин не может чувствовать себя в безопасности.

 

 

 

Антон Цепилов, главный редактор газеты «Южный Урал»: Теперь нет никакой гарантии, что в вас въехал человек, условно говоря, и что у него есть полис, и вы сможете получить компенсацию страховой компании. Идею европротокола, как на Западе: стукнулись, визиточками обменялись, разъехались и все. Каждый отремонтировал машину. Забыть можно об этой идее. Дедушка – дачник, хочет выехать на своей старенькой Волге в сад картошку выкопать. Для того, чтобы он выехал, ему надо заплатить 12 тысяч рублей, и дедушке надо еще и жизнь застраховать, а поскольку дедушка старенький, страховка жизни ему тысячи в 4 обойдется, поскольку риски большие. Что после этого можно говорить? О какой системе страхования? Все, нет ее больше. Не существует Вернемся в славные 90-е, когда были подставщики, решальщики, выбивальщики долгов - мы к этому идем. Ну а как по-другому может быть. Ведь система либо работает, либо нет сейчас мы видим, что система скорее не работает и ситуация ухудшается, чем наоборот.

 

 

 

Виктор Похмелкин, председатель Движения автомобилистов: Понимаете, тут может быть целая цепная реакция отказов от полисов ОСАГО. Раз я понимаю, что я могу оказаться незащищенным в ДТП, почему я должен защищать и всех остальных. Очень и очень вероятно. Я бы сказал, что это начало кризиса института ОСАГО в нашей стране, то, что сейчас мы наблюдаем. Я считаю, что это большая опасность. В принципе, при всех недостатках, при всех издержках, институт ОСАГО – это институт полезный, но его надо аккуратно применять так, чтобы был обеспечен баланс интересов. Сейчас он явно перекошен в пользу страховых компаний и отсюда те проблемы, которые мы имеем.

 

 

 

Олег Наумов: Чтобы обеспечить баланс интересов, надо садиться за стол переговоров и внимательно просчитывать, какие должны быть тарифы,  чтобы с одной стороны страховые компании не вылетели в трубу,  и вместе с тем, чтобы люди понимали, что они платят за реальную услугу. Потребитель услуг страховых компаний должен четко понимать, что если  он стал виновником ДТП, то страховщики оперативно и быстро убыток покроют. А если он пострадал из-за кого-то, то  он не будет бегать по судам, чтобы его автомобиль был отремонтирован. Потребитель должен видеть, что страховая компания ведет себя как партнер, что она заинтересована в том, чтобы возместить причиненный ему ущерб. Гарантом в обеспечении баланса интересов должно выступать в данном случае государство. А вот в вопросах платежей за жилищно-коммунальные услуги и капремонт государство в качестве гаранта нам не подойдет. Населению здесь противостоят сами государственные или муниципальные чиновники. Значит, здесь не обойтись без контроля со стороны активного гражданского общества, а иначе поборы будут расти каждый год, а состояние нашего жилищного хозяйства будет только ухудшаться.  

 

 

 

ОРЕН-ТВ

 

31 октября 2015 г.