Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Удастся ли депутатам Госдумы вернуть бюджету социальную направленность и смогут ли граждане России в 2016 году получать медицинскую помощь в полном объеме по своему страховому полису? Программа «Диалог с Олегом Наумовым» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 24-10-2015

Олег Наумов:   В Госдуму поступил проект бюджета на 2016 год. Удастся  ли депутатам вернуть бюджету социальную направленность? Из каких средств формируется фонд обязательного медицинского страхования? Смогут ли граждане России  в 2016 году получать медицинскую помощь в полном объеме по своему страховому полису? Об этом в программе «Диалог» говорим с депутатом Госдумы Сергеем Катасоновым и директором Института экономики здравоохранения Ларисой Попович.

В отличие от прошлых лет, когда основные параметры бюджета закладывались сразу на три года вперед, в этом году правительство Российской Федерации подготовило проект бюджета страны только на 2016 год.  Такой короткий шаг планирования объясняется кризисными явлениями и непредсказуемыми движениями нефтяных цен. В отличие от политиков, которые говорят нам о преодолении  дна кризиса и начале прироста экономики, финансисты работают с голыми цифрами. А цифры свидетельствуют, что до конца кризиса далеко, и неизвестно когда он закончится. Критики правительства уже назвали   бюджет маленьким, консервативным, дефицитным, милитаристским, антисоциальным. Уже 13 ноября депутаты Госдумы намерены рассмотреть   бюджет в первом чтении.

 

Сергей Катасонов: То, что касается расходных обязательств, в суммовом выражении они не уменьшатся. То есть 15.5 триллиона – это то, что было в 2015 году, такая же цифра будет принята и на следующий год. Для меня понятно, что 15 триллионов в этом году и 15 в следующем – это разные деньги. Потому что зависимость нашей экономики от иностранного оборудования, иностранного сырья очень сильная. Поэтому девальвация рубля, покупательской способности населения и предприятий она совершенно изменилась.  Поэтому если говорить о рублях, то в рублях ничего не поменялось. Вместе с тем, надо сказать, что доходы если у нас в 15, 14 году доходы были примерно равные, дефицит был совсем небольшой, то в 16 году мы теряем порядка 2,5 триллионов доходов. То есть расходы, мы оставляем в определенной норме, а доходов получаем определенно меньше.

 

Олег Наумов:   Деньги на покрытие дефицита Федерального бюджета планируется взять из Резервного фонда, израсходовав за год 2/3 резервов. Всего в резервном фонде сейчас 3210 млрд.р., останется - 1074 млрд.р. Что же будем делать, когда деньги кончатся?

 

Сергей  Катасонов: Вы знаете, он по идее должен был закончиться уже в этом году, потому что у нас в прошлом году было порядка 3 триллионов, и мы забрали порядка 2-х, то есть там оставалось чуть меньше триллиона. Но в результате девальвации, конечно, эти три триллиона превратились в 6, мы чуть меньше забрали. Конечно, мы  можем за счет девальвации бесконечно поддерживать эту абсолютную величину. Но это не выход, поэтому, что делать? Нужно принимать окончательное решение, что мы  принимаем для себя что модель, по которой мы работали, модель, когда мы продавали только свое сырье, это не только нефть и газ. Это и лес, это и руда вот именно в сырье – вот эта модель, она заканчивается.  

 

Олег Наумов:   Проблема в том, что  у нашей власти нет  единого понимания, как выбираться из этой тяжелой ситуации. Министр финансов призывает «принять горькую пилюлю» и перестроить бюджет, снизив долю госрасходов в экономике,  а министр экономического развития  считает, что нефтяной сектор по-прежнему нуждается в поддержке государства.

Мнение: 

 «Мы в последнее время только нефтянке и помогали, и основной объем государственных ресурсов сконцентрировали там, льготы тоже давались нефтяному бизнесу. Это была наша ошибка в последние годы»

Министр финансов Антон Силуанов

«Кто основной производитель денег  в нашей стране? Нефтянка. Что нужно сделать? Нужно помочь нефтяному бизнесу инвестировать»

Министр экономического развития Алексей Улюкаев

Олег Наумов:   Критики бюджета, подготовленного правительством, говорят, что этот бюджет антисоциальный. И первый пример, который они приводят это то, что финансирование ЖКХ сократится с 132 до 78 миллиардов рублей, то есть на 41%.  А это значит, например, что все индексации пенсий не покроют даже  удорожания коммуналки.

 

Сергей Катасонов:  Когда мы говорим о сокращении расходов на ЖКХ, тут, наверное, будет идти речь о фондах, каждый год я направляю поправку в бюджет, порядка 100 миллиардов в фонд ЖКХ на капитальный ремонт. Это моя позиция, что особенно сегодня капитальный ремонт нужно перенести на уровень государства. Это муниципалитеты, региональная власть, не важно, но ответственность за общедомовое имущество нужно вернуть муниципалитетам, другого варианта просто нет. Поэтому это первое, а то что касается коммунальных платежей, правительство приняло решение и они проиндексированы будут очень не на много. Электричество порядка 2%, коммунальные порядка 4%. То есть не больше той официальной инфляции, о которой говорит правительство. Поэтому в этом плане, а именно в платеже коммунальном, там больших изменений для населения не получится. Вопрос в другом, что тех денег, которые оставались после уплаты за коммуналку, сегодня не будет хватать на продукты питания и на то, чтобы приобрести какие-то предметы длительного пользования. …………………….

 

Олег Наумов:     Радикальные критики правительства утверждают, что вполне возможно, что уже на следующий год мы будем жить без бюджета, судорожно затыкая дыры остатками резервов и задерживая выплаты бюджетникам. Иногда с радикальными критиками согласны даже депутаты Госдумы. 

 

Сергей Катасонов:  Это бюджет выживания и ожидания хорошей цены на нефть. Вот я это вижу в подходах к бюджету 16 года. Никаких каких-то акцентов, средств резервных, какие мы могли бы направить и которые через 2-3 года дадут нам импортозамещение и рабочие места – ничего нет. Мы просто пытаемся выжить в ожидании, что ситуация на мировом рынке изменится. Но, к сожалению, мы же видим, что все в экономике происходит циклично. Сегодня мы переживем, а завтра опять такая ситуация повторится. Мы не страхуемся. И эти кризисы становятся все чаще и чаще. Мы пережили 9 год, а потом 15. Если раньше в 30 лет был кризис, то сейчас эта ситуация очень подвижна.

 

 

Олег Наумов:    1 октября  правительство Оренбургской области передало проект областного бюджета на рассмотрение депутатов Законодательного собрания. Вот его основные характеристики:  общий объем доходов планируется в размере 85,5 миллиардов рублей, а расходов в 88 миллиардов. Дефицит бюджета составит 2,5 миллиарда рублей.

 

Татьяна Мошкова, министр финансов Оренбургской области:

 

Это чуть-чуть более 3% от собственных доходов, эти 2 млрд рублей. Разрешено 15%, но поскольку мы понимаем, что нельзя больше наращивать государственный долг, что   нужно уже принимать меры по его стабилизации и минимизации. И задача, которую федерация ставит- постараться достичь к 17-му году бездефицитного бюджета – этим шагом мы приближаем и решаем. Безусловно, бюджет получился у нас очень жестким, мы учитывали те реалии рынка, которые диктуют сегодня правила жизни и экономики,

но он адекватен тем возможностям, которые в нем могут реализовываться.

Налоговые и  неналоговые доходы – это то, что мы собираем сами. Планируем мы их на уровне 62,3 млрд рублей – это небольшой рост по сравнению с ожидаемым поступлением текущего 15-го года, 2 % или чуть более одного млрд рублей. Практически ничего нового в налогообложении не случается, то есть как правительство обещало обеспечить устойчивость налоговой системы, сегодня мы можем констатировать, что это практически уже произошло.  Наоборот, я вам напомню, что совсем недавно Заксобранием был у нас принят закон о налоговых каникулах, то есть  некое послабление малому и среднему бизнесу, чтобы они имели возможность развиваться и в нынешних сложных условиях.

 

 

 

Олег Наумов:   Социальная составляющая бюджета – это одна из самых чувствительных точек для наших граждан.  В проекте бюджета страны видно, что ситуация со здравоохранением, например, продолжает ухудшаться. В 2016 году расходы на здравоохранение планируется сократить на 10, 9%   потратив 473,7 миллиарда рублей против 531,4 млрд  2015 года.  Мы уже привыкли ругать Америку, винить ее во всех бедах мира, но  давайте заглянем в бюджет этой страны. В пересчёте на человека в США тратится на здравоохранение  в 54 раза больше денег, чем в России. Возможно, что это сравнение не совсем корректно, потому не учитываются затраты на медицины в регионах. Но даже если учитывать, сравнение удручает – отставание в десятки раз.

 

Сергей Катасонов:  Здравоохранение - это тот критерий, по которому вообще судят о социальной политике государства. Мы же сегодня заявляем, что мы социальное государство. Но вот, то, что сегодня происходит в нашей стране это как раз говорит о том, что у нас могут быть какие угодно критерии, мы можем говорить, какой рост зарплаты у врачей, мы можем отыскать критерий, а какой объем нагрузки на одного врача, они другие -критерии по которым мы должны рассчитывать. Первое, это доступность, это бесплатность. Вот эти они как то ушли на другой план. И конечно если мы сегодня приедем, у нас очень много сельских территорий, в Оренбургской области у нас 49% живет на селе – у нас закрываются ФАПы. У нас идет такая централизация, что люди фактически не могут добраться до больниц. Мы об этом не раз говорили, но когда критерием стоит рост зарплаты у врача, а не доступность и уровень жизни, когда у нас ужасные вещи, заставляют переписывать для того чтобы снизить эту смертность, то есть та реформа, которая прошла у нас в Оренбургской области, она как раз приводит к обратным результатам.

 

Олег Наумов:   На съезде Народного фронта президент Путин пообещал, что расходы на здравоохранение не будут уменьшаться в проценте от ВВП.  Это возможно потому что здравоохранение финансируется не только из федерального бюджета, сюда подключаются система обязательного медицинского страхования и  региональный бюджет.

 

Лариса Попович:Бюджет обязательного медицинского страхования увеличивается. А это основные источники финансирования. Если в 15 году из системы обязательного медицинского страхования шли деньги в объеме 1 триллион 700 миллиардов рублей, а общие суммы расходов на здравоохранение составляли 3 триллиона рублей, то федеральная часть в этих деньгах составляла больше 500 миллиардов 1/6 часть. Больше половины - это система обязательного медицинского страхования все остальное - региональные бюджеты, которые тоже финансируют систему здравоохранения. Так вот бюджет Федерального фонда обязательного медицинского страхования, из которого финансируется система ОМС, увеличивается на 15%, а региональные бюджеты должны увеличиваться тоже пропорционально. Здесь, конечно есть вопрос, потому что у нас с вами, к сожалению, в этом году  всего лишь пять субъектов, которые собирают дохода ровно столько или чуть больше, чем нужно на расходы. Все остальные субъекты дотационные, и поэтому в бюджете этого года здравоохранения в федеральном бюджете очень большое внимание было уделено как раз  перераспределению доходов субъектов Российской Федерации. Часть налогов будет перераспределено и часть полномочий будет перераспределено в  пользу субъектов Российской Федерации,  чтобы дать им возможность выполнять свои обязательства, в том числе по здравоохранению перед гражданами, потому что, конечно же, снижение финансирования грозит ухудшением доступности медицинской помощи.  

Социальные обязательства будут исполняться. Другой вопрос, что искать резервы экономии придется самому региону, в том числе и в системе социальных обязательств. Конечно, они должны быть адресными, конечно, не нужно тратить на такие цели, которые могут подождать или которые не являются важными для качественной и доступной медицинской помощи.

 

Олег Наумов:   Качество и доступность медицинской помощи гарантирует нам система обязательного медицинского страхования. Но поскольку в граждане персонально в уплате взносов не участвуют, то часто они плохо представляют, для чего этот полис нужен,  а иногда вообще не понимают, что такое ОМС. Поэтому, когда они обращаются в медучреждение,  им объясняют, что полис всех услуг не гарантирует, и  показывают: вот прейскурант, а вот касса.

 

Лариса Попович:  Полис нам нужен для того, чтобы медицинское учреждение знало, что мы застрахованы в системе, и нам положены те гарантии, которые описаны в программе государственных гарантий. Вот это тот документ, о котором должны знать все наши граждане.  На каждой территории есть своя территориальная программа государственных гарантий, в которой написано, что владельцу полиса положено бесплатно в системе ОМС. Но там же написано, что независимо от наличия полиса тоже положено любому человеку, живущему в Российской Федерации, потому что, скажем, скорую помощь вам будут оказывать независимо от того, предъявили вы сейчас здесь полис или нет. Карточка - это по сути входной билет в систему обязательного медицинского страхования. Программа государственных гарантий включает все виды медицинской помощи, кроме декоративной косметологии, по жизненным показаниям косметология тоже может оказаться бесплатно. Мало того, в программу обязательного медицинского страхования сейчас вошла и высокотехнологичная помощь.  Бесплатно оказываются, например все госпитальные услуги, услуги МРТ, услуги УЗИ. Проблема в том, что понятно, что все всем и бесплатно невозможно, поэтому единственным ограничением в программе государственных гарантий являются так называемые условия предоставления этой помощи. Почему я настоятельно рекомендую гражданам внимательно прочитать документ, который называется территориальная программа государственных гарантий. Он есть на любом сайте либо органа власти, либо фонда обязательного медицинского страхования, страховые компании при выдаче полиса должны ознакомить вас с этим документом. Там в самом конце, как правило, написаны условия. Там написано, сколько дней, не больше скольких дней вы должны ждать, например, какого-то исследования. По неотложным состояниям в любой программе написано, что человека должны принять в этот же день, при плановом -  максимально два-три дня для терапевта, 5- 6 дней для специалиста. Скажем прописанная вам процедура МРТ - нигде не может быть больше 1 месяц ожидания. УЗИ - не более 7 дней, все это написано в программе.

 

Олег Наумов:     Отказ в оказании бесплатной медицинской помощи и невыполнение программы государственных гарантий часто объясняют тем, что денег на всех не хватает. Насколько это соответствует действительности? Надежна ли в этом смысле система ОМС, из каких денег она формируется  и можно ли рассчитать, сколько приходится на каждого гражданина?

 

Лариса Попович:  Фонд обязательного медицинского страхования – это наши с вами деньги. Это те налоги, которые мы с вами платим. Потому что мы платим налоги в систему ОМС отдельно, с зарплаты 5,1% отчисляется сразу, до того как выдается зарплата, в фонд обязательного медицинского страхования. Но мы с вами еще платим и другие налоги. Из всех остальных налогов формируется бюджет, в том числе федеральный и региональный. Эти деньги тоже частично идут в систему здравоохранения. ……………..

 Как рассчитать? Существуют многолетние наблюдения объема потребляемой помощи и о цене этой помощи. Простым  умножением получается сумма, которая нужна для реализации программы государственных гарантий. На федеральном уровне это делается для всей Российской Федерации, рассчитывается так называемый подушевой норматив финансирования в системе здравоохранения. Подушевой норматив финансирования ежегодно растет. В этом году он превышал федеральный норматив был больше 12.000 руб. на человека. В  каждом субъекте он может немножко различаться, потому что он состоит из двух частей: из денег, которые перечисляются одинаковой суммой из фонда обязательного медицинского страхования, и денег,  которые сам субъект добавляет.  Хватает ее или нет, зависит от того, как выстроена медицинская помощь. Если граждане, например, вызывают скорую помощь, а стоимость одного вызова скорой помощи - это 3 визита терапевта. Значит, 3 человека не смогут получить терапевта на дом, потому что кто-то один необоснованно вызвал скорую помощь, вместо того,  чтобы пойти в поликлинику. Мы все, к сожалению, живем в мире  индивидуального эгоизма. Каждому хочется, чтобы к нему относились очень бережно, а всех остальных  побыстрее и попроще. Так нельзя. Мы должны понимать, что медицинская помощь - это большое благо общественное. Но оно на всех разделено. Поэтому не нужно злоупотреблять этим общественным благом. Нужно использовать рационально, тогда будет хватать на всех. Другая ситуация. Человеку сделали очень дорогостоящую операцию аортокоронарного шунтирования, а он пошел, выпил водки, съел чего-нибудь жирненького, и опять в стационар. Кардиологические или хирургические койки, они стоят огромных денег, и если люди не следят за своим здоровьем, если они не занимаются профилактикой, усугубляют заболевания, они потребляют значительно больше средств. Весь мир сейчас озабочен тем, чтобы не лечить заболевания, а предотвращать  его развитие.  Россия пока в  парадигме лечения, поэтому тратит  очень много денег там, где могла бы эти затраты предотвратить.

 Общественная система здравоохранения имеет две главных цели. Первое, никто не должен стать нищим из- за того, что заболел, что бы с тобой не случилось, общество тебе поможет. И второе, она должна быть справедливой. Тот, кому нужно больше общественного блага, тот это получит. Система ОМС должна быть выстроена, так, что если с человеком случилась беда, то общество должно помогать человеку. Что же касается трансплантологии, эти операции, высокотехнологичные, они делаются в небольшом количестве медицинских учреждений, далеко не всегда московских, у нас есть на территории Российской Федерации федеральные центры, но туда действительно нужна квота, туда очередь, и эти вопросы решаются отдельным путем, через, конечно, же через вашего лечащего врача, сами вы эти вопросы решить не сможете, в любом случае нужно обращаться к своему врачу и узнать, с ним разговаривать и добиваться своих прав на своей территории.

 

Олег Наумов:     Бюджетная политика – это всегда вопрос приоритетов. Когда денег в бюджете за счет нефти и газа было много, власти тратили их щедро, ставя приоритетом силовые структуры, военных, социальную сферу. А о создании новой индустрии, поддержке малого бизнеса может быть и говорили на словах, но ничего для этого не делали. Нынче времена тяжелые, но приоритеты власти не поменялись. Только выполнять их становится все труднее, и в ход идет элементарный обман. Например, в Федеральном бюджете расходы на здравоохранение  предполагается сократить на 11%, но утверждается, что в целом по стране расходы на медицину даже вырастут за счет регионов. Прекрасно, только откуда у регионов возьмутся на это деньги? В отличие от Федерального центра у них нет резервов. Значит, регионы будут влезать во все большие долги. Долг Оренбургской области к концу 2016 года будет составлять почти 33 миллиарда рублей. На что же расчет?  Только на чудо, когда нефть снова поднимется в цене до ста долларов за баррель. А если не поднимется?

ОРЕН-ТВ

 

24 октября 2015 г.