Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


ИГИЛ объявил войну России. Чем грозит эскалация боевых действий на Ближнем востоке? Накопительную часть пенсий снова замораживают. Закон о банкротстве физических лиц: облегчит ли он судьбу неплатежеспособных заемщиков? В программе «Диалог с Олегом Наумовым» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 17-10-2015

Олег Наумов:   ИГИЛ объявил войну России. Чем грозит эскалация боевых действий на Ближнем востоке? Накопительную часть пенсий снова замораживают. Не приведет ли это к росту социальной напряженности в обществе? Закон о банкротстве физических лиц: облегчит судьбу неплатежеспособных заемщиков или разорит банки? Сегодня в программе «Диалог» участвуют: политик Борис Надеждин, экономист Владимир Назаров, экономист Денис Минаков, работник федерации профсоюзов Ярослав Чирков. Бомбардировки российской авиации в Сирии, с одной стороны, способствовали активизации войск Асада и подготовке их наступления. С другой стороны, посыпались обвинения, что самолеты России бомбят вовсе не террористов ИГИЛа, а войска, оппозиции режиму Асада. Об этом говорят представители США и НАТО, а отношения с Турцией и Саудовской Аравией накалились до предела. Две недели участия российских вооруженных сил не прояснили суть причин, по которым Россия оказалась вовлеченной в вооруженный конфликт в Сирии. Некоторые эксперты по-прежнему называют эту военную операцию   чисто пропагандистским ходом, поводом, чтобы сменить повестку дня с конфликта в Украине на Ближний Восток. 

 

Борис Надеждин, руководитель института региональных проектов и законодательства: Ну, я думаю, что это вряд ли главный элемент и главная причина, почему мы влезли в конфликт в Сирии, но такой момент тоже есть и это хорошо видно по нашим телеканалам. Если почти два года я участвовал в дискуссиях на федеральных телеканалах по поводу украинцы, то теперь Украины нет, фактически нет. Может быть, в одном из пяти случаев, а везде Сирия. Такой момент тоже есть – переключение внимания, поскольку в Украине, слава тебе господи, такой конфликт в острой форме вроде бы заканчивается, перешли к политическому урегулирования и т.д.

 

Олег Наумов:    Предполагалось, что наше участие в борьбе с терроризмом в Сирии укрепит международный авторитет России, поможет наладить пошатнувшиеся отношения с ведущими странами. Пока это не очень получается. На этой неделе США отказались принять делегацию во главе с Дмитрием Медведевым для обсуждения взаимодействия в Сирии. Вот как оценивают участие российских вооруженных сил в борьбе с ИГИЛом главы государств и организаций, на которых мы рассчитывали, как на  потенциальных союзников.  

 

Комментарии:

 

«Россия в Сирии – не для борьбы с ИГИЛ. Они уже невольно проговорились, что, по их мнению, любая организация, противостоящая режиму, является террористической. Похоже, их реальное намерение заключается в строительстве базы в Латакии и усилении своего военного присутствия в Сирии».

Президент Турции Эрдоган.

 

«Я обеспокоен, что РФ наносит удары не по «Исламскому государству», а вместо этого обстреливает сирийскую оппозицию и граждан». 

Генсек НАТО Йенс Столтенберг.

 

 «Сирия была единственным союзником России в регионе. И сегодня вместо того, чтобы рассчитывать на поддержку Дамаска и на свою военную базу там, Путин посылает своих собственных солдат, чтобы хоть как-то удержать на плаву этого своего единственного союзника». 

Президент США Барак Обама. 

 

Олег Наумов:  Президент Владимир Путин еще раз подтвердил, что российские вооруженные силы не будут участвовать в наземной операции. Но воздушные атаки не приводят к поражению ИГИЛ. На что же расчет?

 

Борис Надеждин, руководитель института региональных проектов и законодательства: Расчет Путина, он вот в чем заключается: что воздушные удары ослабят и инфраструктуру разрушат и психологически деморализуют ИГИЛ и тогда армия Асада перейдет в наступление и так сказать их дожмет. Тут есть несколько проблем чисто я их обсуждал и с генералами нашими, которые были в Афганистане, есть несколько проблем. Дело в том, что армия Асада сейчас примерно 150 тысяч человек. Было 350 тысяч, но по разным причинам стало мало. Противостоит там минимум 50, а может быть и до 100 тысяч террористов. Если вы хотите наступать на фронте в сотни километров, а там большой фронт, то вам нужно иметь очень большое преимущество в живой силе. Возможно, речь идет о том, что Иран будет участвовать. Путин говорит, что нужно и Египет подтянуть, Иорданию, коалицию, то есть пока, видимо, мысль в том, что наша армия бомбит и деморализует, а вот за наземную операцию пусть там арабы как то сами разбираются, вместе с иранцами.

 

Олег Наумов:  ИГИЛ объявил войну России. На этой неделе в центре Москвы задержали группу лиц,  подозреваемых в подготовке теракта. Среди них трое сирийцев.  Возможно это ложная тревога, и все-таки угроза ответа исламских террористов не только в столице, но и в других городах России становится реальной.

 

Борис Надеждин, руководитель института региональных проектов и законодательства: Сама по себе эта история недавняя очень темная там  Средняя Азия, то ли сирийцы, то ли еще что-то, так многое и непонятно в том числе кто там был? То ли ФСБ, то ли полиция, которую вызвала женщина. Это темная история, надо разбираться. Но без всякого сомнения, если руководство ИГИЛ объявляет джихад, то вероятность терактов везде, между прочим, не только в Москве и в России, конечно, возрастает. Но я надеюсь, что у наших спецслужб есть достаточно опыта и просто знания тех людей, которые там участвуют. Там же и наших очень много, россиян несколько тысяч, и мы как то будем их отслеживать и т.д. Я надеюсь, что несмотря на реальный риск роста таких вот событий, все таки,  будем надеяться, что ничего не произойдет.

 

Олег Наумов:  Некоторые аналитики называют причиной участия РФ в сирийском конфликте - не дать Саудовской Аравии и другим нефтедобывающим странам протянуть нефтепроводы на север к Турции. Эту версию отчасти подтвердили новые скачки и падения цены на нефть. 

 

Борис Надеждин, руководитель института региональных проектов и законодательства: Понимаете, нефть растет в цене всегда, когда есть серьезный конфликт, или он происходит в нефтедобывающем регионе. Собственно говоря, арабский мир и крупнейший нефтедобывающий регион, и одновременно зона таких вот то революций, то гражданских войн. Я не думаю, что вся эта история с ИГИЛом, как у нас вроде намекают иногда специально затеяна кем-то, там американцами, чтобы так какие-то экономические интересы, или что саудиты все это устроили. Все-таки там были собственные внутренние причины гражданского конфликта в Сирии, абсолютно объективные. Поэтому о нем нужно говорить, и начался он гораздо раньше, чем там появился ИГИЛ. Причем с 11 года идут довольно масштабные боевые действия. То есть, армия Асада начала с того, что начала там палить по городам, в которых люди протестовали сначала без оружия, там был кризис, засуха и все было плохо. Я не думаю, что нефть главный фактор этого, но, разумеется, нефтяная карта, и какие-то там события на рынке нефти, события там пройдут газопроводы, как то разыгрываются в связи с этой историей. Конечно, это тоже имеет значение. Как и любая война. Для кого война, а для кого мать родна.

 

Олег Наумов:  В Кремле утверждают, что операция российских вооруженных сил в Сирии не обременяет бюджет. Пуск одной крылатой ракеты стоит несколько десятков миллионов рублей. На фоне нашего оборонного бюджета который измеряется триллионами – это относительно небольшие деньги. Но и этих десятков миллионов, которые уже потрачены или будут потрачены в Сирии, так не хватает российскому бюджету, и не хватает как всегда у нас, прежде всего на социальные программы. Не случайно сегодня вновь заговорили об увеличении пенсионного возраста. У представителей власти в этом вопросе  самые разные предложения – от обычного ничего не делать, до радикального – повышать со следующего года.

 

Владимир Назаров, директор Научно-исследовательского финансового института: Мы уникальная страна, которая очень долго обсуждает повышение пенсионного возраста, и ничего не делает в этом направлении. В остальных странах происходит ровно наоборот. Власти достаточно быстро принимают решение о повышении пенсионного возраста, эти решения выверены, как правило, за пять лет до того, как начинают повышать пенсионный возраст, об этом уведомляют население, и потом невысокими темпами, где-то по полгода в год начинают повышать пенсионный возраст. Если бы мы выбрали такую стратегию в 2007 году, то сейчас бы у нас не было бы  проблемы с индексацией пенсий. Поэтому я считаю, что мы очень сильно затянули  процесс повышения пенсионного возраста. Почему-то политики эту тему табуировали. Все время заявляют о том, что нет никаких предпосылок повышения пенсионного возраста, хотя если мы посмотрим на чисто демографические характеристики в основном наших женщин, которые у нас львиную долю пенсионеров составляют, то мы увидим все  демографические предпосылки. Например, вот средний стаж, сколько женщина работает, у нас примерно 30 лет, а на пенсии женщины пребывают 24 года. В ближайшее время эти цифры вообще сравняются. Это, конечно же,  невозможно - иметь распределительную систему с такими характеристиками.

 

Ярослав Чирков, заместитель председателя Федерации организаций профсоюзов Оренбургской области: Идет поиск денег на текущие нужды, нужды экономики и бюджета. Естественно, вопрос воспользоваться, скажем так, деньгами пенсионного фонда - это самое наверно простое в этой ситуации. И естественно, если мы возраст повысим, то заставим людей немножко больше поработать и их накопления фактически использовать сегодня, для того, чтобы просто заткнуть дырки, которые есть. Наверное, это неправильно.Наши  представления  и лично мое представление об этом, мы это  высказывали на митинге, который проводили и  на пресс-конференции что все-таки это не будет сделано. Это очень жесткий политический шаг и на это не готова не столько экономика и экономическая ситуация настолько плоха,  сколько  больше политическое руководство страны, тем более на фоне этих больших кампаний выборных, которые нам на самом деле в ближайшие годы предстоят.

 

Олег Наумов:  А вот другой пример настоящей сумятицы власти в решении социальных проблем. Накопительная часть пенсий вновь, уже третий год подряд будет заморожена. Многие считают, что это ставит  окончательный крест на пенсионной реформе.

 

Ярослав Чирков, заместитель председателя Федерации организаций профсоюзов Оренбургской области: Руководство ФНПР и ряд руководителей ФНПР настаивают на том, что накопительную часть вообще нужно исключить из пенсии, из государственного обязательного пенсионного страхования. Почему? Потому что во всем мире это все-таки добровольная вещь,  что люди должны сами как-то копить, заключать. Должны быть интересные предложения на размещение в  негосударственных пенсионных фондах. В конце концов, это такая халява, в силу закона  негосударственный пенсионный фонд имеет возможность получать накопительную часть. Это одна точка зрения.  Другая точка зрения,  что все-таки наши люди еще не готовы, чтобы просто взять и понести в негосударственный пенсионный фонд самостоятельно, даже при всех тех программах, которые  действовали у нас.  А во-вторых, просто средств нет, чтобы еще из существующего заработка откладывать. А в целом конечно, заморозка накопительной системы  - это сигнал, что денег в бюджете нет.

 

Владимир Назаров, директор Научно-исследовательского финансового института: Совсем недавно, буквально несколько месяцев назад мы не раз слышали от высокопоставленных лиц в нашей стране заявление о том, что эта система вновь начнет функционировать со следующего года, а сейчас мы слышим снова о заморозке пенсионных накоплений. Причем, если первая заморозка была оправдана  теми аргументами, что необходимо создать систему гарантирования пенсионных накоплений, необходимо проверить негосударственные пенсионные фонды, все ли у них там хорошо и гладко.  И ЦБ создал неплохую нормативно-правовую базу, провел проверку этих фондов. Поэтому в принципе Центральным банком за последние два года была проделана большая работа и надо либо сказать, что почему-то мы не довольны этой работой, не верим в эту систему и хотим ее закрывать по каким-то причинам. Либо все-таки как-то объяснить людям, почему принимается решение. Пока это выглядит так, что заткнули дыру в бюджете тем,  что под руку попало.

 

Олег Наумов:   Для затыкания дыр в бюджете  у нас чаще всего  под руку попадают самые незащищенные слои населения - пенсионеры. Индексация пенсий в 2016 году планируется  на уровне 4%, вместо 12. Но ведь это же противоречит законодательству о пенсионном обеспечении?

 

Владимир Назаров, директор Научно-исследовательского финансового института: Если быть честными, да это противоречит законодательству пенсионному, а это как раз результат того, что мы  не проводили реформы в пенсионной сфере, не повышали пенсионный возраст, не решали проблему досрочных пенсий, потому что нас по-прежнему 30% наших сограждан уходит на пенсию еще даже раньше этого низкого пенсионного возраста. Поэтому нарастили огромный дефицит в бюджете, и в результате сейчас произошел девальвационный шок, и вся экономика через цены приспособилась к новым условиям. А бюджет  еще не приспособился, поэтому бюджет вынужден будет сокращать расходы.  Но вот я считаю, что делать это путем размера пенсии – неправильно. Можно выбирать более гибкие подходы. Вот,  например неиндексации пенсий работающим пенсионерам – это более взвешенный, более правильный подход, потому что у людей есть работа.

 

Олег Наумов:   Власть уже планирует использовать самые разные способы экономии на пенсионерах - работающим пенсионерам предлагает вообще не платить индексацию, а имеющим совокупный доход в 1 миллион рублей в год предлагают отказаться  или от пенсии, или от работы. Помогут ли эти меры компенсировать дефицит бюджета и не приведут ли они к массовому недовольству?

 

Владимир Назаров, директор Научно-исследовательского финансового института: Эти меры действительно большие.  Каждый процентный пункт индексация пенсии – это  70 миллиардов рублей.  А если у нас общая дыра порядка 3 триллионов в пенсионной системе, то соответственно,  если мы сэкономим на индексации порядка 8% почти 60, то это почти 600 миллиардов рублей. Это много. Соответственно, если вы  каждый год делаете такие операции, то эта дыра достаточно быстро съеживается. Но, я повторяю, что это нельзя делать за счет тех людей, у которых это единственный источник дохода.  Это очень быстро увеличит бедность среди населения и приведет к непоправимым социальным последствиям.  В течение этого года я думаю, нет, потому что как ни кощунственно это звучит, все-таки накоплен некоторый жирок.  Если один год так поступить с индексацией – это еще как-то впишется, хотя уже сейчас мы видим рост числа бедных среди наших граждан. Если так делать все время, то, конечно это приведет через три-четыре года к социальной катастрофе.

 

Денис Минаков,  главный редактор журнала «ФЭБ»: Были в стране и более худшие времена и не менее острые вопросы социальной сфере и никакой особой социальной напряженности в последнее время мы не наблюдаем.  Да, будут отдельные граждане недовольны, может быть даже группы граждан. Ну так, чтобы пенсионеры объединились и устроили массовые акции протеста, будь-то в какой-то организованной форме или в неорганизованной форме, мне кается, такого не произойдет. Все-таки пенсии худо-бедно повысят, путь не намного. А сейчас когда пенсия не повышена, а рост цен уже произошел, особо каких-то вот таких ярких массовых возмущений не слышно. Поэтому что должно произойти в будущем году, чтобы ситуация поменялась? Мне кажется, что опасения в том, что будут какие-то массовой акции протеста или возмущение - опасения напрасны, и государство это просчитало.

 

Олег Наумов: С 1 октября вступает в силу закон о банкротстве физических лиц. Банкротом теперь может быть официально объявлен любой  гражданин, если он задолжал банку или другим кредитным организациям не менее чем 500 000 рублей, а просрочка платежа составила более трех месяцев. Ну и конечно, гражданин должен предоставить документы о том, что он неплатежеспособен.

 

Борис Надеждин, руководитель института региональных проектов и законодательства: Закон о банкротстве написан не для того чтобы замучить должника, который должен банкам, а наоборот, чтобы дать ему возможности эти долги реструктурировать, задержать оплату процентов, пени, а в некоторых случаях даже списать. То есть закон о банкротстве помогает, наоборот, должнику. Он так написан. В этом его смысл, и поэтому это не то, что банк на вас напал и подает в суд о банкротстве. Наоборот, банку ваше банкротство невыгодно, ему выгодно с вас получить деньги, и, например залог – ваш дом. А вот, чтобы объявить вас банкротом, банку не выгодно. Если у вас такая ситуация, и вы понимаете, что проценты тикают, и вы оплатить не можете, например, когда вы брали ипотеку у вас была зарплата 100 тысяч рублей в месяц, потом сократилась, или у вас пособие по безработице и вы даже проценты оплатить не можете, так в жизни бывает, то вам есть смысл объявлять себя банкротом. В этом вам сначала предложат реструктурировать долг,  отсрочить платежи и могут даже, в конце концов, долг списать. Правда, забрав у вас часть имущества. Но закон написан гуманно, все у вас не заберут. Если у вас единственное жилье, этот самый дом его не заберут. У вас не заберут одежду там простую и т.д., но могут забрать автомобиль, мебель. Точно оставят кровать, телевизор, холодильник, так же все, что вам нужно для осуществления своей профессиональной деятельности. Поэтому если вы там, токарь, или слесарь, у вас не заберут станок. Если вы писатель, или программист у вас не заберут компьютер. Это  в законе написано. Но с другой стороны, он во благо и всей экономике, потому что ситуация когда у вас, как сейчас, сотни тысяч людей имеют большие просрочки по кредитам, она плоха для экономики в  целом.  

 

Олег Наумов: ЦБ ожидает, что банкротами себя объявят 400-500  тысяч граждан. На первый взгляд, масштаб возможного потрясения впечатляет, и многие люди опасаются, не станет ли это причиной кризиса в банковском секторе.

 

Денис Минаков,  главный редактор журнала «ФЭБ»: Думаю, что объявления части граждан себя банкротом не станут причиной  какого-то кризиса в банковском секторе, поскольку банкротами себя объявят, скорее всего, именно те люди, чьи кредиты в банках считаются уже безнадежными и формально а) под них созданы резервы, б) большинство этих кредитов банками уже списано и передано коллекторам.  Поэтому на банковском секторе ликвидность, меньше денег - ничего подобного ожидать нам не приходится. Единственное, что будет, может быть, какая-то волна, скажем так, достаточно показательных дел, для того чтобы люди не решили, что объявление себя банкротом - это некая возможность просто отлынивать от выплаты долгов, и повальное увлечение  вот этой процедурой начнется. Поэтому будут дела, будут показывать людей, как они от этого страдают, как не выгодно быть банкротом, объявлять себя. Какая это тяжелая и муторная процедура, с тем чтобы вот как бы банкротство чтоб было вынужденной мерой, а не неким способом избежать претензий своих кредиторов.

 

Олег Наумов: Закон о банкротстве юридических лиц действует у нас давно. Практика его применения остается крайне противоречивой. С одной стороны, он помогает в санации кризисных предприятий, с другой стороны, банкротство используют как метод захвата предприятия прямые рейдеры или недобросовестные конкуренты с целью передела рынка. Сейчас процедуру банкротства переживает авиакомпания Трансаэро. Что это:  законная рыночная процедура или  здесь дело в конкурентах?

 

Борис Надеждин, руководитель института региональных проектов и законодательства: Тут два обстоятельства. Первое. Сами понимаете, что Трансаэро значительную часть получало за счет туризма и т.д. Когда у нас резко упал рубль, люди стали меньше летать за границу, резко упали чартеры и продажи билетов. Это первое. Вторая проблема – выросли издержки, потому что когда вы ездите скажем в Европу, вы платите  в евро за всевозможные сервисы, связанные с аэропортами, заправкой и т.д. Экономические условия стали намного хуже. А портфель Трансаэро выглядел так, что у них концы с концами не сошлись. Были ли в этом элементы недобросовестной конкуренции? Я так скажу, единственный конкурент Трансаэро, в прямом смысле при ее масштабе, был Аэрофлот, но для Аэрофлота падение Трансаэро - это страшная головная боль. Все остальные перевозчики в России масштабом меньше, они не в состоянии перехватить все направления Трансаэро. Поэтому не думаю, что там Аэрофлот решил съесть Трансаэро. Это, мне кажется, маловероятно.

 

Владимир Назаров, директор Научно-исследовательского финансового института: Можно критиковать  сам закон о банкротстве, потому что во многом не позволяет,  не  направлен на то, чтобы передать собственность , выкинуть собственника неэффективного, который довел до этой ситуации быстро и оперативно, а во-вторых, передать  всю полноту власти крупнейшим кредиторам и создать для них стимул, чтобы они вытащили этот  бизнес.  Сделать стимулы для пула крупнейших кредиторов, чтобы все-таки по поддержанию этого бизнеса, если это имеет  хоть какой-то смысл. В случае с Трансаэро я думаю, что это имело смысл переструктурировать этот бизнес.

 

Олег Наумов:    Спасать бизнес и помогать у нас принято только компаниям государственным или дружественным, тем, чьи владельцы в дружбе с властью. Компания Трансаэро к таковым не относится. Поэтому ее ждет печальная участь. То, что пострадают  владельцы и высшие управленцы компании, справедливо  – это они довели Трансаэро до такого состояния. Но среди пострадавших 12 тысяч работающих в компании и миллионы пассажиров. Почему никто не позаботился о них? Вопрос такой же риторический, как и вопрос о пенсионном обеспечении: почему пенсионеры должны расплачиваться за кризис в экономике? Почему экономят на них, а многочисленную армию силовиков и чиновников это почти не затрагивает? Расходы на аппарат Госдумы в 2016 году возрастут на 40%, а индексация пенсий - 4%.  Тяготы кризиса по-прежнему ложатся на плечи самых обездоленных.

ОРЕН-ТВ

 

17 октября 2015 г.