Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Сколько донорской крови необходимо, чтобы помочь всем нуждающимся? Полезна или вредна для здоровья потеря крови при донации? Олег Наумов и заведующий отделением переливания крови Московского областного научно- исследовательского клинического института Дмитрий Жемчугин в программе «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 18-04-2015

Олег Наумов:   20 апреля в России отмечается Национальный День донора. Не удивлюсь, если большинство из вас узнали об этом только сейчас. Пока мы живы и здоровы, пока у нас все в порядке, никакие доноры нам не нужны, но если вдруг случается несчастье, болезнь или ДТП – именно наличие донорской крови становится необходимым условием для спасения жизни.

Еще в древности люди понимали, насколько важна кровь для жизни и здоровья человека. Людей пытались лечить с помощью крови животных, например, вслед за египетскими войсками шли стада баранов, кровь которых использовали для лечения раненых. Древнегреческий царь Константин, страдавший проказой,  применял ванны из крови. А в Риме дряхлый папа Иннокентий VIII, для того, чтобы помолодеть, пил кровь молодых людей.  Слава богу,  те времена уже далеко позади, и прошли столетия успешных и неудачных опытов переливания крови, прежде чем донорство стало важной отраслью медицинской науки. Теперь уже стали известны принципы совместимости по четырем группам и резус-фактору,  врачи научились разделять кровь на компоненты и использовать лишь тот компонент, который нужен  больному. Сегодня в стране действуют сотни станций переливания крови и донорских пунктов, где каждый здоровый человек может сдать свою кровь, чтобы помочь ближнему. Так для чего же нужна донорская кровь?

 

Дмитрий Жемчугин: Донорская кровь нужна для того, чтобы лечить людей, спасать их жизни во время катастроф, чрезвычайных происшествий, для того, чтобы обеспечивать оперативное лечение в сложных случаях. И часть донорской крови может быть пущена на вторичную переработку для того, чтобы из нее получить лекарственные препараты, так называемые препараты крови. Самый распространенный пример, для чего применяются препараты крови – это лечение гемофилии. Причем, преимущество препаратов над целиком плазмой в определенных случаях состоит в том, что больному гемофилией не нужно вводить пол-литра свежезамороженной плазмы в условиях стационара, а достаточно иногда в амбулаторных условиях ввести небольшой флакончик препарата. Вот основные цели.

 

 Олег Наумов: Почему возникают ситуации, когда крови не хватает, и  медики обращаются к населению с просьбой о срочной сдаче крови?

 

Дмитрий Жемчугин: Такие ситуации возникают чаще всего, когда происходит какая-то катастрофа, стихийное бедствие, затопление, пожар лесной, обожженные люди, теракт,  к сожалению. И опять же, к сожалению, существует такой закон, назовем его «назло». Как назло, поступают люди, они все, как назло, с 4-ой отрицательной группой крови, одномоментно.  И нам в данный момент нужна именно 4-я отрицательная группа крови. Или вторая отрицательная. Да, у нас все запасы есть, у нас хранятся все компоненты крови, рассчитанные по нормативам, в том числе и на стихийные бедствия, какие-то чрезвычайные ситуации, но, к сожалению, иногда поток больных такой большой, запаса, даже рассчитанного, не хватает. Поэтому обращаемся к людям с определенной группой крови, чтобы пополнить запасы и оказать помощь конкретным больным. Это не значит, что нам другие группы крови не нужны, но это значит, что в каждый конкретный момент нужна определенная группа и определенная резус-принадлежность.

 

Алсу Епифанова, заведующая лабораторией клеточных технологий ГУЗ Оренбургской областной станции переливания крови: На территории Оренбургской области, а это именно наша региональная особенность, наиболее распространена вторая положительная группа крови. На втором месте – первая, на третьем – третья, четвертая группа крови является наиболее редко встречающейся. Но и особый кластер наших доноров – это резус-отрицательные доноры. Для того, чтобы найти редкого донора, во-первых, у нас есть информационная база, но и наша производственная мощность  позволяет заморозить эту кровь и в случае необходимости эту кровь подвергнуть размораживанию и перелить нашему реципиенту.  То есть у нас есть все возможности для того, чтобы  обеспечить любого реципиента его индивидуального состава антигенов крови

 

Олег Наумов: Что такое универсальный донор и универсальный реципиент?

 

Дмитрий Жемчугин: Это понятие – оно немного устаревшее. Еще с тех времен, когда переливали цельную кровь.  Сейчас такого понятия не существует. Если раньше считалось, что эритроциты первой группы крови, их можно переливать и людям с первой группой, и со второй, и с третьей, и с четвертой группой, но чем дальше развивается медицина в общем и трансфузиология в частности, и наука об антигенах и антителах, тем больше мы понимаем, что группа крови – это такое строго индивидуальное дело, и сейчас такого понятия нет, и переливание компонентов крови осуществляется группа в группу, резус в резус. Существует ряд исключений, с детьми новорожденными и с гематологическими больными, в чрезвычайных ситуациях, но это строго исключения, которые оговорены отдельными нормативными документами.

 

Олег Наумов: В каких условиях хранится заранее заготовленная кровь? Как определяют, сколько ее нужно заготовить для хранения?

 

Дмитрий Жемчугин: Сейчас цельная консервированная кровь, полученная от донора, она не переливается как есть, потому что это было бы слишком большой нагрузкой для пациента. Переливается именно тот компонент, который необходим. Понижен гемоглобин – переливаются эритроциты, есть кровотечение и его надо остановить – переливается плазма свежезамороженная после разморозки. Для чего? Чтобы восполнить дефицит белков – факторов свертывания. У гематологических больных в результате химиотерапии не хватает тромбоцитов – им переливается тромбоконцентрат. Как они хранятся? У каждого компонента крови есть свой температурный режим. Для эритроцитов это +4, плюс-минус 2 градуса. Для плазмы - -25 и ниже.  Для тромбоцитов это режим непрерывного помешивания в специальном устройстве-миксере, и режим термостата, +22 градуса, то есть комнатная температура. Нормативы запаса рассчитываются по приказу министерства здравоохранения России. То есть, есть в больнице определенный коечный фонд, есть определенный профиль, в соответствии с этим профилем есть определенная формула. Получаем определенные цифры, ниже которых мы не должны опускаться. То есть даже если у нас не будет совсем никаких заявок из лечебных отделений какое-то время, мы все равно должны поддерживать неснижаемый дежурный запас.

 

Ирина Захарова, заведующая отделом комплектования донорских кадров ГУЗ Оренбургской областной станции переливания крови:

Ежегодно более 20 тонн донорской крови заготавливается в станции переливания и ее филиалах: Орске и Бузулуке. Бесперебойно, в плановом режиме эта кровь поступает в лечебные учреждения. Как на экстренные ситуации, так и в плановом режиме на различные операции, родовспоможения, онкогематология. На протяжении 10 лет мы не испытываем дефицита донорской крови. Более 40 тысяч переливаний в год проходит в наших медицинских учреждениях. И каждый случай обеспечивается донорской кровью.

 

Олег Наумов: Вот только теперь я понимаю, насколько сложное это оказывается дело. И представление, как это было раньше, устарело. В связи с этим и отношение к донору другое. Все ли граждане могут сдавать кровь?

 

Дмитрий Жемчугин: С нашей точки зрения, идеальный донор, хороший донор, это человек молодой, лучше всего спортсмен, это человек, не употребляющий алкоголь, и таких поверьте очень много, тех, кто заботится о своем здоровье. Желательно, чтобы этот человек был семейный. Почему? Потому что у таких людей чуть другая психология и другая ответственность. Пунктов, по которым можно быть донором или нельзя быть донором, достаточно много, начиная от того, чем болел, когда болел, какие препараты принимал, татуировки, иглоукалывания, уколы, операции. В какой регион выезжал, в какое время, и заканчивая тем, когда принимал аспирин, когда последний раз употреблял алкоголь, что сегодня ел с утра, что вчера.

 

Олег Наумов: Сейчас кровь сдают бесплатно или за деньги?

 

Дмитрий Жемчугин: И бесплатно, и за компенсацию, за деньги. И так и так.

 

Олег Наумов: Хорошо, вот те, кто сдают кровь за деньги, кто это, какая категория населения? И не бывает ли таких случаев, когда человек, чтобы сдать кровь и получить деньги, он скрывает какие-то свои заболевания?

 

Дмитрий Жемчугин:  В идеале донор желательно тот, кто сдает кровь безвозмездно. Потому что когда человек сдает кровь безвозмездно, у него отсутствует какая-либо заинтересованность в предоставлении недостоверной информации о себе. Те, кто сдает кровь за деньги - это в основном молодежь, это чаще всего студенты. Плюс к этому бывают у всех студентов пропуски занятий, а справка донорская позволяет воспользоваться двумя днями отгулов, закрыть эти пропуски совершенно законно. Я не скажу, что студенты – плохие доноры. Много людей – спортсменов, соблюдающих здоровый образ жизни, замечательных совершенно людей. Существует искушение скрыть какую-то информацию для того, чтобы сдать кровь за деньги. Человек может умолчать о каком-то заболевании, скрывать то, что они не соблюдали диету, возможно, употребляли алкоголь, были где-то на учете, но надо сказать, что нас в настоящее время очень трудно обмануть. Во-первых, в большинстве регионов на достаточно крупных станциях работает единая информационная донорская база, она позволяет информацию о доноре собирать в пределах страны. Если он чем-то болел, состоит на учете в кожвендиспансере, в неврологическом, в психиатрическом, если он где-то по какой-то инфекции засветился или имел плохие анализы при предыдущей донации – эта информация заносится в базу, нами проверяется.   Мы говорим донору, извините, вы нам по таким-то параметрам не подходите, нужно или пройти обследование или определенный срок соблюсти и только после этого быть донором или не быть донором вообще. Когда донор все-таки сдает кровь, при каждой абсолютно донации, мы набираем под индивидуальной маркировкой пробирки, которые идут в лаборатории на обследование, то есть это тестирование на инфекции ВИЧ, гепатит В, гепатит С, сифилис, это клинический анализ крови, это биохимический анализ крови, проверка ряда параметров.

 

Олег Наумов: Донорство, безусловно, дело нужно и благородное, ведь,  сдав кровь, вы можете спасти чью-то жизнь. Но не повредит ли это самому донору? При соцопросе мнения граждан разделились: чуть более половины считает (53% ), что полезно, а 15% уверены что донорство вредит  здоровью.  А вот те граждане, которых мы опрашивали на станции переливания крови, единодушны: все они сдают кровь не первый раз и считают это полезным и для себя, а главное, что это поможет спасти кому-нибудь  жизнь. Итак, существует мнение о том, что сдавать кровь вредно для здоровья самого донора. Другие утверждают, что донорство, наоборот, полезно. Где же истина?

 

Дмитрий Жемчугин: А истина, как это не банально звучит,  всегда посередине. Существуют определенные нормы. Приблизительно скажем так: сдавать кровь мужчине можно не чаще 5 раз в год. И не чаще, чем раз в 60 дней, женщинам 4 раза в год. Плазму и тромбоциты можно сдавать с интервалом в 2 недели. Фанатизма при этом не должно быть, и никакого обмана ни себя, ни окружающих. Организм может на какой-то момент сказать, нет, все я уже не хочу столько много работать, и допустим, у донора снижается уровень белка или белковых фракций и пр. То есть самое главное прислушиваться к рекомендациям, не загонять себя. О положительных моментах. Изучали в ходе бедствий, локальных конфликтов, и пр., человек, который хотя бы один раз сдал кровь в жизни, а потом попал в аварийную ситуацию, где-то его ранили, что-то произошло, что сопровождалось кровопотерей, он намного лучше переносит эту кровопотерю, и его организм не реагирует так бурно развитием шока вследствие кровопотери, как организм человека, который с кровопотерей вообще не знаком. То есть для здорового физически, психически, морально молодого человека я бы рекомендовал хотя бы один раз в жизни сдать кровь. Для того чтобы научить организм в нормальных спокойных условиях бороться с кровопотерей.

 

Ирина Захарова, заведующая отделом комплектования донорских кадров ГУЗ Оренбургской областной станции переливания крови: Могу сказать, что я сама являюсь донором уже на протяжении 25 лет и могу рассказать о донорстве не только со стороны медицинского работника, но и лично. Во-первых, это повышение иммунитета человека. Я вот сама очень редко болею. Вирусные инфекции для меня не характерны. При сдаче крови у людей вырабатывается эндорфин, это определенное состояние счастья. И действительно, люди, которые приходят к нам на станцию – это люди позитивные, ведущие здоровый образ жизни, редко болеющие и конечно, с чувством внутреннего долга и ответственности  за то дело, которым они занимаются.

 

Олег Наумов: Насколько прочны заслоны для инфекций, передающихся через донорскую кровь? Насколько велик риск заразиться какой-нибудь болезнью в тот момент, когда переливают чужую кровь?

 

Дмитрий Жемчугин: Все расходные системы, которые сейчас применяются в России – они все одноразовые, поэтому шанс для донора заразиться равен нулю. Что касаемо пациента - это прежде всего проверка по базам донорским. Болел чем-то, где-то состоит на учете. Второе – это предварительное обследование донора. Мы видим, что что-то не так, что-то вызывает сомнения в его анкете, в его поведении, то мы этого человека на законных основаниях, согласно приказам отводим от донорства. Третий заслон - ни один компонент донорской крови не идет в вену пациента – реципиента до тех пор, пока мы не получим результатов анализов от данной донации. Всегда предварительное обследование на достаточно современных тест-системах. Так что на сегодня при соблюдении всех норм заготовки, переработки и хранения практически стремится к нулю. Естественно, никто не исключает человеческий фактор.

 

Ирина Захарова, заведующая отделом комплектования донорских кадров ГУЗ Оренбургской областной станции переливания крови:В настоящее время у нас на станции разработана целая система и программа обеспечения качества, которая подразумевает несколько этапов безопасности. Первый этап – это  внедрение информационной базы данных на лиц, пожизненно отстраненных. Это первый этап безопасности. Вторым этапом безопасности является лабораторное тестирование и конечно, работа с самими донорами. На всех этапах мы обеспечиваем вирусологическую, иммунологическую, инфекционную безопасность мы делаем все для того, чтобы инфекция не передавалась через гемокомпоненты. И я думаю, нам это удается. В нашей области таких случаев не было зарегистрировано.

 

Олег Наумов: Те, кто сдает кровь безвозмездно, и деньги ему не нужны, и справка ему не нужна, что это за люди?

 

Дмитрий Жемчугин: Это люди очень сознательные, которые понимают, что надо помогать другим. Сегодня ты сдал кровь, завтра кто-то из знакомых твоих попал в больницу и для него кто-то сдал кровь. Это люди, пережившие какие-то трагические ситуации, пусть даже с хорошим исходом. Доноры, которые сдают кровь безвозмездно, те, которые поняли, насколько это важно, в силу каких-то личных может быть причин, это, с моей точки зрения, лучшие люди, которые есть в нашем обществе.

 

Олег Наумов:   У них разные профессии, разный возраст: это учителя и студенты,  бизнесмены и чиновники, художники и программисты. Их объединяет одно – способность и желание отдавать частичку себя незнакомым людям. А возможно, что и не совсем незнакомым. Ведь по статистике, каждый третий человек в течение своей жизни нуждается в переливании крови, и где гарантия, что этим третьим не окажетесь вы или ваш родственник? Сколько же стоит кровь? На специализированных станциях можно сдать кровь безвозмездно, а можно и за деньги. Платят немного: за сдачу крови или ее компонентов можно получить от нескольких сотен до нескольких тысяч рублей. Но если случается беда, цена крови  становится совсем другой, и измеряется эта цена вовсе не рублями.

 

ОРЕН-ТВ

18 апреля 2015г.