Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


12 апреля - День авиации и космонавтики. Об истории авиации и космонавтики в нашей стране, сегодняшнем дне отрасли говорят Олег Наумов и главный хранитель Центрального дома авиации и космонавтики Валерий Яценко.
опубликовано: 11-04-2015

Олег Наумов: В этот день 54 года назад старший лейтенант Юрий Гагарин на космическом корабле «Восток» впервые в мире совершил орбитальный облет Земли, открыв эпоху пилотируемых космических полетов. Это событие стало главным предметом гордости наших сограждан за 20-й век. С тех пор освоение космоса шагнуло далеко вперед и приносит ощутимую пользу в практической жизни человека. Это и появление новых способов картографии, и поиска природных ресурсов, и спутниковое теле и радиовещание. А начиналась длинная дорога в небо  более 100 лет назад с первых экспериментальных полетов братьев Райт. За это время  авиация превратилась в огромную современную отрасль индустрии, без  которой развитие экономики просто невозможно представить. Только число авиапассажиров в мире приближается к миллиарду. А еще авиация - это перевозка грузов, почты, работы в сельском хозяйстве, нефтегазовой отрасли, строительстве. Истории авиации и космонавтики посвящен музей Центрального дома авиации и космонавтики.  Валерий Александрович, расскажите, как создавался этот удивительный музей?

 

Валерий Яценко: Если посмотреть исторические документы, сопроводительную литературу, которая говорит об истории нашего музея, то суть заключается в том, что было такое  общество  друзей воздушного флота. По их инициативе был создан небольшой съезд. Этот съезд проходил в 1924 году, на нем была преподнесена идея создания музея авиации. То есть это было 6 ноября 1924 года. Реально после этого решения инициаторами были люди, которые начали наполнение этого здания , этого музея предметами, которые были связаны со спортивной авиацией, авиационным строительством и молодежного движения освоения парашютного дела. Сам музей открылся только 18 января 1927 года.

 

Олег Наумов: Авиация в России была  и до 1917 года. Я вижу у вас экспонаты и первых самолетов «Илья Муромец», «Витязь»…Расскажите об этом

.

Валерий Яценко:  Предыстория появления первых самолетов не только в России, надо отдать должное, что первые самолеты появились в США. И первыми конструкторами и пилотами, совершившими полеты на своих самолетах, были братья Райт. В 1903 году, в декабре, они выполнили несколько подлетов на своих самолетах. Они имели примитивную форму, фанера, трубчатый металлический материал. Вот такие были своеобразные самолеты. Тем не менее, первый небольшой авиамотор с использованием не авиационного топлива, а чисто автомобильного. Это был 1903год. В России первые самолеты появились в 1910 году. Этому способствовали Игорь Сикорский и преподаватель киевского политехнического института Кудашев. Игорь Сикорский будучи студентом при поддержке Кудашева создали самолет и на нем совершили первый полет. Это 1910 год. В 1910 году в Москве было авиашоу. Слетелось спортивной много самолетов иностранных государств и на Ходынском поле начали показывать возможности авиации в воздухе.  В Москве в это время проживало 2,7 миллиона человек. На этом мероприятии присутствовало 700 тысяч человек, практически каждый четвертый москвич был заинтересован посмотреть на это мероприятие. На фоне этого мероприятия у нас в России была мощная одухотворенная идея, что надо осваивать самолеты. Это был очень хороший прорыв для того, чтобы осваивать авиацию.


Олег Наумов: Авиация вещь очень рискованная, и с самого начала уделяли внимание безопасности, ведь очень многие летчики испытатели и пассажиры погибли. На ваш взгляд, за это время многое ли сделано для обеспечения безопасности полетов на самолетах?


Валерий Яценко: Вопросы безопасности. Если проследить судьбу многих молодых летчиков, которые осваивали первые самолеты. Нестеров погиб в 26 лет. Чкалов в 34 года погиб. Судьба у летчиков была престижная, интересная, летчиков любили, боготворили, но их судьба была порой очень короткой. Потому что самолеты были очень легкие, подвержены сильному ветру. Первые самолеты были даже без козырька. Летчик сидел в открытой кабине, надевал маску, если было холодно, очки. Встречный поток воспринимался летчиком в воздухе.  Поэтому, безусловно, если сопоставить обеспечение безопасности, это отличается как небо от земли, что раньше было и что сейчас.

 

Олег Наумов:   В современном мире каждый день в воздух поднимаются тысячи самолетов с сотнями пассажиров на борту. Для многих из нас самолет стал привычным видом транспорта, таким же, как поезд или автомобиль. И несмотря на то, что  по статистике авиационный транспорт считается одним из самых безопасных, становится все больше людей, которых медики называют аэрофобами, это те, кто патологически боится летать.

 

Амиран Хасия, зам. генерального директора - директор лётного комплекса ОАО «Оренбургские авиалинии»: Нашим гражданам, которые боятся летать на самолетах, я бы для начала посоветовал выбрать авиакомпанию, которой они доверяют. Один страх бы уже ушел. А  вообще, если задуматься, то самолет летает не вопреки здравому смыслу и законам физики, а благодаря им. Современное воздушное судно – это довольно сложный механизм с тройным, в некоторых случаях с четверным дублированием. Безопасность – она здесь уже заложена. Ну а пассажирам я бы порекомендовал забыть про эти страхи и просто наслаждаться полетом.На самолете установлены все системы, чтобы безопасно выполнить полет, обойти пресловутую грозу, а если вы попали в зону турбулентности, то конструкция самолета  это уже предусматривает.

Чего реально нужно бояться? Пьяного соседа. Дебошира.

 

Олег Наумов:   И все же технической надежности воздушного судна иногда  бывает недостаточно для сохранения спокойствия в полете. Недавняя авиакатастрофа в Альпах, когда второй пилот, оставшись в кабине один, намеренно направил самолет вниз, только подтверждает статистику, по которой технические причины приводят к авиакатастрофам только в 22% случаев, погодные условия –  в 12%. Все остальное - человеческий фактор. Но послушав нашего сегодняшнего эксперта, аэрофобы могут полностью избавиться от своих страхов.

 

Амиран Хасия, зам. генерального директора - директор лётного комплекса ОАО «Оренбургские авиалинии»: Пилоты ОРЕНЭЙР – высококлассные специалисты, которые постоянно подтверждают свой профессионализм, они постоянно учатся, подтверждают свою квалификацию, поддерживают квалификацию, сдают экзамены, проходят медкомиссию. В авиации главное дело – это безопасность, которую обеспечивает исправная и надежная техника. И профессиональные грамотные пилоты, которые  управляют  самолетами. Поддержание летной годности осуществляется специалистами технического комплекса. Это профессионалы. Воздушное судно должно быть готово к полету, причем все системы, как основные, так и дублирующие, должны быть проверены. Техническое состояние контролируется постоянно, и перед каждым рейсом  в том числе.

 

Олег Наумов: Как у нас сейчас обстоит дело с подготовкой специалистов для авиации?


 
Валерий Яценко: У нас была очень большая сеть авиационных училищ. Сейчас таких училищ мизер, и военных, и гражданских. И если смотреть на общий результат подготовки, например, Ульяновское училище гражданской авиации выпускает 100 человек в год, но не все ребята могут попасть на летные должности. Получается, что их каким-то образом  приспосабливают в наземные службы или переучивают на иностранные самолеты. А для того, чтобы на иностранные самолеты переучить, надо найти компанию, которая за него заплатит  деньги и отправит учиться в США, во Францию. То есть  у нас волей-неволей создалась форма не совсем хорошего отношения к человеку, который окончил летное училище. Если так небрежно будут относиться и в последующем, то у нас количество летчиков не будет увеличиваться, а с каждым годом их число будет уменьшаться. И сейчас мы это уменьшение реально чувствуем.

 

Олег Наумов:   По экспонатам, представленным в музее, видно, что техника развивается очень быстро, на смену старым самолетам приходят современные авиалайнеры. Для того, чтобы сегодня управлять воздушным судном, пилот должен учиться и совершенствовать свои навыки постоянно. В таких условиях состояние физического  психического здоровья пилота становится неотъемлемой частью технического комплекса, и тоже должно быть всегда в полном порядке.

Амиран Хасия, зам. генерального директора - директор лётного комплекса ОАО «Оренбургские авиалинии»: В нашей российской авиации, это пришло еще со времен Аэрофлота, со времен СССР, требования к медицинскому освидетельствованию летного состава было очень высокое и до сих пор так и остается. То есть существует врачебно-летная экспертная комиссия, которая единственная вправе давать медицинское заключение пилоту, на основании этого заключения пилот продолжает работу. В состав этой комиссии входит большое количество специалистов, в том числе там есть психиатр и психотерапевт, плюс еще перед каждым вылетом экипажи проходят медицинский контроль в аэропорту вылета.

 

Олег Наумов: Что происходит, когда случается катастрофа? Какие выводы из этого делаются?


 
Валерий Яценко: Есть комиссии, которые анализируют каждый аварийный случай, каждую катастрофу, и, безусловно, делаются выводы. За 110 лет как авиация существует, есть много документов и если, есть недостатки в процессе обучения летного состава, делается указание пересмотреть форму теоретического обучения или летного обучения в таком-то плане.

 

Амиран Хасия, зам. генерального директора - директор лётного комплекса ОАО «Оренбургские авиалинии»: Авиационная отрасль специфичная, у нас есть свои незыблемые правила, которые идут из истоков авиации. Незыблемым является также разбор полета после каждого полета. То есть разбор своих ошибок, для того чтобы понять причину и впредь не повторять. А что касается катастрофы в Альпах, и в СМИ прозвучало, что многие авиакомпании приняли правило второго члена экипажа, я вам могу сказать ответственно, что в нашей авиакомпании это правило действует с 2007 года по.

 

Олег Наумов:  Отдельные залы музея посвящены отрасли, которую можно назвать дочкой авиации – это космонавтика. Ей чуть больше 50 лет, и очевидно, чуть впереди у нее такие гигантские прорывы, которые сейчас нам представляются чистой  фантастикой. В вашем музее очень широко представлена история нашей космонавтики. Расскажите о наиболее интересных экспонатах, которыми располагает ваш музей.


Валерий Яценко: Из музейных экспонатов, касающихся истории развития космонавтики у нас находятся: прототип спускаемого аппарата, который использовался в целях изучения медико-биологических проблем, этот спускаемый аппарат имитирует по объему, по размеру, тот спускаемый аппарат, на котором спускались первые 5 космонавтов на корабле «Восток». У нас есть тренажер, кабина космического корабля «Буран. Кабина космонавта, два рабочих места, и все органы управления, которые задействованы при полете на космическом корабле «Буран». Для чего это делалось? Для того чтобы начинающие летчики-космонавты могли реально изучить расположение всех органов управления, отработку навыков обычного полета на космическом корабле, аварийные ситуации. То есть инструктор, который занимался с летчиками-космонавтами на этом тренажере, задавал определенные условия и проверял действия будущего летчика-космонавта на космическом корабле «Буран».


Олег Наумов: Кроме того что обучить летчиков, надо еще и подготовить технику. Это дело крайне дорогостоящее. Как вы относитесь к тому, что сейчас довольно серьезно расширяется кооперация и сотрудничество между разными странами в освоении космоса.


Валерий Яценко: Если мы заглянем в тот период, когда у нас были общие вопросы, у нас была целая система «Интеркосмос», совместные полеты наших и зарубежных космонавтов на орбитальной станции «Мир» - тогда каждая страна пыталась на нашем космическом корабле разместить какой-нибудь приборчик для исследования. Изучение магнитных сфер Земли, радиационное излучение, то есть отдача и взаимодействие были более широкими. Сейчас получились объединения в европейское космическое сообщество, НАСА, наше российское космическое агентство, японское, китайское появилось. То есть реально сейчас наше взаимодействие в области космической деятельности безусловно, воплощается на международной космической станции.


Олег Наумов: Я думаю, что все-таки космос может объединить, не звездными войнами а, наоборот, сотрудничеством и мирным взаимодействием, поскольку это дело чрезвычайно дорогостоящее. Программа полета на Луну, или как сейчас американцы планируют полет на Марс, это сотни миллиардов долларов. Их надо где-то взять. А я хотел бы спросить, на ваш взгляд какое событие в освоении космоса наиболее яркое?


Валерий Яценко: Безусловно, это первый полет Юрия Алексеевича Гагарина. Потом наиболее яркое – это полет американцев на Луну. Если Гагарин полетел в 1961 году, то в 1969 году, в июле американцы уже высадились на Луну. Это, безусловно, очень большое достижение американцев. Третьим элементом, чем можно восхищаться, это тем, что орбитальная станция «Мир» просуществовала на орбите 15 лет. Общий вес этой орбитальной станции – около 140 тонн. И если прилетал американский «Шаттл», с весом 110 тонн, то представляете, общая масса была свыше 250 тонн. Поддерживать такую массу на орбите не так просто. Выполнять какие-то специфические задачи тоже не так просто. Ну а сейчас, то, что существует такая международная орбитальная станция – это тоже большой прогресс в освоении и использовании околоземного космического пространства. Но кроме околоземного космического пространства у нас очень большая программа по исследованию всей солнечной системы. Есть здесь масса вопросов и исследований, которые надо в будущем проводить. Для того, чтобы полететь на Луну, мы кое-чего уже достигли, кое-чего знаем. Но если полететь на Марс, несмотря на то, что уже были межпланетные станции и на Венере, на Марсе, там производили посадку. Но когда полетит живой человек, это, безусловно, уже будет другой результат и  другое воздействие.


Олег Наумов: Вы верите, что в 21-ом веке такое продвижение в космической сфере состоится?


Валерий Яценко: Реально, я думаю, что – да, потому что у нас были грандиозные планы совместно с американцами создать на Луне целый модуль, на котором будут жить постоянно американские и российские космонавты и вахтовым методом осваивать. Обжить сначала Луну, и, безусловно, на Луне уже создать структуру, которая обеспечивала бы наблюдение космического пространства и исследования, потому что сама атмосфера Луны дает возможность проведения проводить тонкие исследования и получать хорошие результаты.

 

Олег Наумов: Человечество заплатило за прорыв в космос немалую цену. Огромные финансовые вливания в отрасль. Гибель космонавтов. Проблема безопасности очень важна и для авиации.  Невозможно смириться с тем, что  до сих пор в авиакатастрофах гибнут не только летчики-испытатели, но и простые пассажиры, направляющиеся по своим делам или на отдых. Для них самолет – обычный транспорт. Справедливости ради надо сказать, что авиакатастрофы - чрезвычайно редкое явление. Вероятность того, что пассажир, севший в самолет, погибнет в авиакатастрофе, составляет примерно 1/8 000. Если пассажир будет садиться каждый день на случайный рейс, ему понадобится 21 000 лет, чтобы погибнуть. Но этим мало утешишь родственников последней авиакатастрофы во Франции, в которой погибло 150 человек. Поэтому сегодня все усилия должны быть направлены не только на совершенствование техники, но и на подготовку летного состава. И тогда 12 апреля станет настоящим светлым праздником человека, обретшего крылья.

 

ОРЕН-ТВ

 

11 апреля 2015г.