Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Сегодня проводится всемирная экологическая акция «Час Земли». О необходимости бережного отношения к природным ресурсам планеты в эфире программы «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ говорят Олег Наумов и руководитель отдела маркетинга Всемирного Фонда Дикой природы в России Юрий Сочнев.
опубликовано: 28-03-2015

Олег Наумов:На протяжении нескольких лет, начиная с 2007 года в последнюю субботу марта вечером во многих крупных городах мира  на 60 минутвыключается городская иллюминация, гаснет подсветка всех крупных административных и жилых зданий, в квартирах потухает электрический свет. Ровно на час города погружаются в темноту.  Я рассказываю сейчас не сцены из фантастического фильма, а о самой масштабной в мире экологической акции, которая носит название «Час земли». Она проходит под эгидой Всемирной Организации Дикой природы, и с каждым годом к ней присоединяется все больше участников. Суть ее проста: все, кто участвуют в ней, должны всего на один час отключить все электроприборы и свет. Час Земли призван привлечь внимание к необходимости ответственного отношения к природе, предлагает задуматься о том, как сберечь энергетические и другие ресурсы планеты. Россия присоединилась к этому движению в 2009 году. А в 2014 году акция затронула около двух миллиардов человек в мире. В 20:30 погасла подсветка таких известных во всем мире достопримечательностей, как лондонский Биг-Бен, Сиднейский оперный театр, собор Святого Петра в Ватикане, Эйфелева башня в Париже, Таймс-сквер в Нью-Йорке.

 

Олег Наумов: Акцию «Час Земли» многие критикуют, говорят, что она не имеет никакого практического значения, не дает никакой экономии, потому что турбины, вырабатывающие электроэнергию, невозможно остановить на час. Что вы на это можете ответить?

Юрий Сочнев: Я часто отвечаю на этот вопрос так: когда мы дарим женщинам цветы на 8 марта, это ведь тоже по сути бессмысленная акция: срываются цветы, никакой пользы практической от них нет, пахнут разве что. Час Земли – это тоже символическая акция, это как символ бережного отношения человека к природе, и в данном случае мы говорим о неком человеческом отношении, когда люди задумываются в определенный момент времени о том, как они влияют на окружающую среду, как они могут на нее повлиять, о том, как они могут изменить свои повседневные привычки. А что касается экономии электроэнергии, тут сложно говорить о каких-то определенных цифрах, хотя, по Москве, например, в прошлом году было сэкономлено 384 мегаватта электроэнергии, что в денежном эквиваленте 1,5 миллиона рублей. Конечно, по меркам Москвы это немного, но суть не в этом, как я уже сказал.

Олег Наумов:  Акция «Час Земли» впервые была проведена Всемирным фондом дикой природы Австралии в 2007 году, и с каждым годом набирает обороты. Три года назад в России около половины опрошенных  сказали, что об акции знают, но принимать в ней участия не планируют. Большинство же узнали о Часе Земли лишь во время опроса.

Татьяна Баутина, начальник отдела охраны окружающей среды администрации города Оренбурга: В прошлом году я услышала по центральному телевидению, что наступает этот Час земли, что тот, кто неравнодушен, отключите. Я выключила свет. Лично я просто просидела в темноте этот час. Пользуясь случаем, обращаюсь к предприятиями хозяйствующим субъектам, чьи здания имеют декоративную подсветку и имеют рекламную подсветку – на этот час отключить ее и таким образом высказать свое отношение к окружающей среде.

 

Олег Наумов: В субботу в 20:30  в городах, которые решили принять участие в акции, будет выключена подсветка зданий. А как простые граждане могут поучаствовать в акции?

Юрий Сочнев: Очень просто. Есть как минимум три способа. Первый способ классический. В 20:30 в своем городе по местному времени нужно выключить дома свет, бытовые приборы, зажечь свет, посидеть со своей семьей при свечах, рассказать  своим детям о том, как можно бережно относиться к природе – провести некую воспитательную акцию. Это будет символично. Можно выйти в какие-то места, где люди будут собираться в это время, обычно это центральная площадь, люди зажинают свечи, и в это время также принять участие в акции. А наиболее практичный способ – это присоединиться к тем инициативам, которые каждый год проводит WWF и поддержать эти вещи на сайте  www.wwf.ru\60.

Татьяна Баутина, начальник отдела охраны окружающей среды администрации города Оренбурга: Это добровольная акция, каждый человек выражает свою позицию, как он относится к нашей планете. Это всемирная акция. Самая массовая акция, которая есть на земле. То есть во всех странах ее поддерживают. А что касается подсветки административных зданий в нашем городе – нас поддержали в Газпроме, здание, которое у нас подсвечивается, здание Сбербанка, здание администрации города, здание администрации южного округа на Гагарина. Таким образом, мы поддерживаем эту акцию и призываем жителей города Оренбурга тоже поддержать нас и пробыть этот час без электричества.

 

Олег Наумов: Сколько городов приняли участие в акции в прошлом году у нас в стране, и на какой эффект вы рассчитываете в этом?

Юрий Сочнев: Есть два масштаба: мир и Россия. В мире в прошлом году более 2 миллиарда человек приняли участие в этой акции тем или иным способом. Это около 160 крупных городов. На сегодняшний день в России нам известно, что в этой акции так или иначе принимают участие более 10-15 миллионов человек. А что касается городов, то практически любой крупный город, так или иначе эту акцию проводит. Или отключает подсветку зданий, или проводит какой-то флэш-моб в центральных местах города. Выбирают любой путь, который подходит и актуален для конкретного региона, города или территории. Вы можете даже зайти на наш сайт и увидеть, там есть такая интерактивная карта, гугловская, и на ней отмечены города, люди в которых эту акцию отмечают. Можно даже увидеть, сколько людей в вашем городе присоединилось через наш сайт. Можно отметить свою улицу, дом, фамилию, имя в той точке, где вы сейчас находитесь. И если посмотреть на эту карту, то практически все населенные пункты более 100 тысяч человек так или иначе охвачены нашей акцией.

Олег Наумов:В рамках Часа Земли Фонд дикой природы России по традиции призывает своих сторонников поддержать одну из своих природоохранных инициатив. В 2014 году  это была помощь отдельным редким видам животных. Каков результат?

Юрий Сочнев: Это был первый так называемый краудфандинговый природоохранный проект в России. Мы объявили пять флаговых видов животных, которые находятся под угрозой исчезновения, и объявили сбор средств на поддержку этих животных. В рамках акции мы собрали более 4 миллионов рублей и 115 тысяч людей, которые поддержали голосом или рублем эту акцию. Мы считаем, что это колоссальный успех, потому что обычно в нашей стране принято поддерживать социальные проекты: детей, инвалидов, сирот. Это очень хорошо, но что касается природы, окружающей нас среды, люди обычно говорят так: почему я должен в этом участвовать, этим должно заниматься государство. Разумеется, роль государства в этом тоже определенная есть, но как всегда ее недостаточно. Ровно, как и любые социальные проблемы. Они не перестают существовать нигде, ни в Европе, ни в Америке, ни в каких развитых странах. Они все равно нуждаются в поддержке простых людей, в нашем внимании и как минимум, хотя бы в осознании этой проблемы. Многие люди даже не подозревают о том, что, например, белому медведю угрожает опасность. Приблизительно 21 000 белых медведей осталось в Арктике. Много это или мало? Наверное, не очень много. Амурских тигров около 450. Это понятно, что совсем мало. Поэтому мы рассказываем людям о том, что такая проблема есть, они узнают о ней больше, интересуются, и даже не важно, поддержали они этот проект рублем или голосом, то, что они осведомлены – это уже здорово.

Олег Наумов:Амурский тигр, белый медведь, а какие еще животные были в этом перечне?

Юрий Сочнев: Дальневосточный леопард, зубр, амурский тигр и снежный барс. Всего пять мы выбрали.

Олег Наумов:Скажите, а куда были потрачены те средства, которые были собраны во время этой акции?

Юрий Сочнев: Эти деньги были направлены на разные проекты в рамках конкретного вида, например, покупка ошейников для отслеживания особей, которые находятся в дикой природе, постройка специальных вольеров для зубров. То есть много таких мелких вещей, которые нужно делать, которые стоят дорого. Это, например,  горючее для антибраконьерских рейдов по белым медведям в арктической зоне. Это снаряжение для людей, которые  этим занимаются. Ну и конечно не нужно забывать о том, что это не всегда волонтерская работа, то есть этим людям нужно на что-то жить, что-то есть, кто этим занимается. Это небольшие зарплаты, но как-то они должны себя поддерживать в любом случае.

Олег Наумов:В этом году в рамках акции Час Земли вы проводите кампанию «Время думать иначе – арктическая нефть подождет». Почему вы считаете, что добычу нефти на арктическом шельфе нужно заморозить?

Юрий Сочнев: За последние десятилетия, два десятка лет мы привыкли, что нефть – это основа нашего благосостояния. Развитие нефтяной отрасли напрямую связано со стратегическими интересами России в разных регионах. И на этом базируется наша экономика. У людей сложилось четкое клише о том, что если не нефть, то мы тут все пропадем. Это неправда. В том числе, мы сейчас говорим о конкретной территории, об арктической зоне, об арктическом шельфе. То, что произошло в декабре прошлого года, а именно падение цены на нефть более чем в два раза, изменило эту модель, и те проекты, которые были на сегодняшний день в Арктике, они превратились в убыточные и нерентабельные. Я не говорю сейчас об экологической опасности этих проектов. Мы базируемся на двух принципах, которые мы пытаемся изложить и донести до людей. Во-первых, Россия может и будет существовать в том же ключе, без каких-либо потерь, если мы от этих проектов откажемся в Арктике. Заморозим их на десять лет, не откажемся полностью. И второй момент, мы должны, прежде чем осуществлять такие проекты, мы должны иметь специальное оборудование для ликвидации возможных нефтеразливов в арктической зоне, которых на сегодняшний день у нас нет. Это широкая тема, в которой участвуют многие эксперты, экономисты, политологи. Многие из них нас поддерживают в том, что на сегодняшний день это нужно приостановить, потому что при  такой цене на нефть, при таком уровне развития систем ликвидации разливов нефти, мы не можем этим заниматься. Мы не говорим о том, что давайте сейчас закроем Приразломное, нет, проекты существующие могут продолжать существовать. Мы против того, чтобы продолжать инвестировать в это огромные деньги, которые пригодятся в социальной сфере и в той же оптимизации нефтедобычи на суше. Есть такое понятие, как коэффициент извлечения, то есть потери нефти при извлечении при сухопутных нефтеразработках. Мы огромное количество теряем при добыче. Попутный газ. И можно было бы эти средства направить на то, чтобы повысить этот коэффициент извлечения, увеличить доходность тех нефтеразработок, которые есть на суше. То есть, есть чем заниматься, есть что делать.

Олег Наумов: В нашей области есть территория, которая по экологической ценности для нас не уступает арктическому шельфу. Я имею в виду Бузулукский бор. К несчастью для этого уникального леса, на его территории еще несколько десятков лет назад были обнаружены запасы высококачественной нефти, около 80 миллионов тонн. В советские годы экологам удалось не допустить разработки месторождений, и нефтяные скважины в национальном парке были законсервированы.  Но в наше время, несмотря статус особо охраняемой территории, Бузулукский бор вряд ли удастся спасти.

Наталья Кин, заведующая лабораторией биогеографии и мониторинга биоразнообразия Института степи: Мы много лет занимаемся в Бузулукском бору изучением флоры, фауны, других элементов. И мы видели те территории, которые были уже подняты человеком для добычи нефти в 60-х годах. Там ничего не растет, ничего не восстанавливается, хотя рекультивация была проведена. То есть высаживаются сосны. Но они там не растут. Техника, которая будет туда направлена, направлена на очистку леса, освобождение от природных экосистем – это первое, что произойдет с Бузулукским бором, то есть снесут все, выровняют.Кроме того, могут быть различные аварийные ситуации, которые займут не только водные экосистемы, но и природные системы лесные это могут образовываться такие элементы, как нефтяные болотца. Мы их тоже наблюдали. Наша степная территория практически вся отдана под всякие добычи нефти, газа и т.д, уже все исковыряли, ну уже Бузулукский бор наверно можно оставить в покое? Зачем при том, что нефть сейчас дешевеет, нефти у нас много, в чем необходимость сейчас открыть еще одну точку с утратой такого драгоценного бора?

Максим Зайцев, журналист: Представьте на бытовом примере, у вас есть огород, от которого вы кормитесь, но там нефть нашли. Выгодно, конечно, сейчас территорию сдать нефтяникам, пусть они там добывают нефть. Платят огромные деньги за использование. Вы озолотитесь, но пройдет 5-10 лет месторождение закончится, и выяснится, что огорода у вас тоже уже нет. Там ничего не растет, там все загажено, испортилось. Соответственно нет ни нефти, ни возобновляемых ресурсов. Все суховеи, пустыни, которые бор сейчас сдерживает и соответственно сельское хозяйство,  которое у нас есть, оно будет невозможно на этих территориях, если не будет бора.  Давайте зададим себе вопрос, ответственность - это когда мы думаем о том, что будет сию минуту или то, что будет завтра. 

 

Олег Наумов:Стань послом Часа Земли, такой конкурс вы сейчас проводите. Кто в нем участвует?

Юрий Сочнев: Любой человек абсолютно. Послом может быть любой человек, кто так или иначе разделяет наши интересы, ну и конечно для этого нужно выполнять определенный набор функций. В частности, мы предлагаем людям приводить своих друзей к нам на сайт, публиковать специальные ссылки на своих ресурсах, посредством которых мы сможем отслеживать, сколько человек конкретная персона привела на наш сайт людей и сколько из них подписали нашу петицию или зажгло свечу на сайте. И тот, кто привел большее количество, этот человек получает определенный приз, в частности, поездка в заповедник, другие ценные призы. Но в целом, мы называем послами тех людей, которые разделяют наши инициативы, которым близка тема охраны природы, которые в этом участвуют просто так. Например, в прошлом году мы тоже проводили такие конкурсы, и даже были люди, которые отказывались от приза, говорили, ребята, мы просто хотим вам помочь, и это здорово.  Мы не платим за рекламу ни копейки, если вы видите на улице какой-то транспарант с пандой, например, это значит, нам предоставили его бесплатно. Мы не всегда можем попасть в эфир первого канала или радиостанции, мы не всегда можем рассказать о наших инициативах через СМИ, поэтому мы выбираем вот такие простые народные способы. Просим наших сторонников, людей, кто нас поддерживает, распространить информацию по своим социальным сетям, на своих сайтах, в своих блогах.

 Олег Наумов:30 марта 2015 года начинается операция Фонда дикой природы России по защите белых медведей «Весенний след». От чего нужно защищать белых медведей весной?

Юрий Сочнев: Весной самки белых медведей начинают покидать свои берлоги вместе с детенышами. И в этот момент они наиболее уязвимы для браконьеров. Скажем так, что стоимость шкуры белого медведя на черном рынке варьируется от 3 до 6 миллионов рублей. Соответственно, они становятся мишенью для браконьеров, которые выходят в этот период на тропу войны и могут нанести вред популяции в том числе, потому что если погибнет мать детенышей, разумеется, обречены на смерть и детеныши. Соответственно, мы организуем специальные бригады, которые осуществляют мониторинг территорий и предотвращают такие ситуации. Конечно, это огромные пространства, на которых сложно найти, где идет охота, но, по крайней мере, сам факт наличия инспекторов на территории, информация распространяется очень быстро, она доходит до охотников, до браконьеров, и это мешает им строить свою работу, хотя это не работа, это убийство.

Олег Наумов:С какой главной идеей вы обращаетесь к гражданам России, и насколько удается достучаться?

Юрий Сочнев: Главная цель и миссия фонда- это сохранение биологического разнообразия планеты. Биоразнообразие – это слово, которое звучит достаточно научно, но в целом мы говорим о том, что чем больше мы сумеем сохранить видов, чем больше мы сможем сохранить территорий в нетронутом виде, которые еще остаются на нашей Земле, тем лучше это будет для нас.  Тем больше останется нашим детям, потому что эти территории и эти виды, которые мы сохраняем, - это индикатор здоровья нашей планеты. Глядя на то, что происходит на этих территориях, мы можем понять, как мы влияем на планету в целом. Потому что на сегодняшний день, если замерять воздух в Москве  или в другом крупном городе, мы ничего не поймем. Потому что эти территории уже испорчены, они не подлежат восстановлению. Поэтому наши проекты сконцентрированы в отдаленных областях, там где еще сохраняется жизнь в первозданном виде. И мы считаем, что это важно. И важно объяснять людям, детям нашим и всем вокруг, что это наша планета, наш дом, в котором мы все живем. Нам не приходит в голову выбрасывать мусор у себя в квартире. Кому-то приходит в голову выбрасывать мусор в подъезде, но это редко все равно бывает. Все равно человек пытается каким-то образом очищать пространство. Поэтому мы всегда говорим о том, что нам важно уходить из ответственности только за себя и за свою семью, а подниматься все выше и выше. Ответственность за город, ответственность за область, ответственность за страну, и в конечном итоге – это ответственность за весь мир.

Олег Наумов: Проблема ответственности за сохранение природы на земле обострилась особенно в последние два века, когда стремительно развивалось промышленное производство, новые технологии. Вырубка лесов, загрязнение окружающей среды привели не только к исчезновению многих видов растений и животных,  изменениям климата, но и к росту болезней самого человека. И только после этого человечество задумалось. Россия, в отличие от многих других развитых стран мира  настолько богата природными ресурсами, что наша экологическая настороженность пока еще просто спит.  Многим наши просторы позволяют особо не задумываться о загрязнении окружающей среды, мол, на наш век хватит. Мне кажется, что именно поэтому так робки протесты против начала добычи нефти в Бузулукском бору, мало кто задумывается, что  эту жемчужину Оренбуржья наши внуки и правнуки могут и не увидеть. Я призываю оренбуржцев присоединиться к международной акции Час земли под девизом «Сохраним Бузулукский бор для потомков!» Для этого нужно сегодня в половине девятого выключить электричество и посидеть без компьютеров и телевизоров ровно шестьдесят минут. Зажгите свечи, поговорите со своими детьми о том, что планета Земля – это наш большой дом.

ОРЕН-ТВ

 

28 марта 2014 г.