Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Музей-усадьба Мураново – одно из немногих дворянских гнезд, не разоренных ветрами истории. О сегодняшнем дне уникального музея, о том, как хранят здесь память великих русских поэтов, говорят в эфире программы «Диалог» Олег Наумов и старший научный сотрудник музея-усадьбы Мураново Александр Сахно.
опубликовано: 20-02-2015

Олег Наумов: На этой неделе отмечается 215 лет со дня рождения поэта эпохи романтизма Евгения Баратынского.  Его часто называют поэтом пушкинской поры. Он дружил с Пушкиным, Дельвигом, Кюхельбекером. «Пушкин, Дельвиг, Баратынский — русской музы близнецы», — писал Пётр Вяземский. Однако современниками творчество поэта осталось недооцененным, и только в 20-м веке его стихи приобрели популярность у литературоведов и читателей. "Есть милая страна, есть угол на земле..."- так писал поэт Евгений Баратынский о подмосковной усадьбе Мураново. Это имение он получил в приданое, женившись на старшей дочери владельца усадьбы генерал-майора Энгельгарда. Здесь он впервые почувствовал себя настоящим помещиком и хозяином. По его планам и чертежам строится новый дом, разбивается парк, разводится лес.Это имение становится для поэта источником счастья и вдохновения. Здесь бывали Николай Гоголь, Сергей Аксаков, Денис Давыдов. Так постепенно здесь формируется «писательское гнездо». Сегодня Мурановосвязывают с именами двух поэтов: Баратынского и Тютчева.  Федор Иванович Тютчев никогда не жил в имении, а возможно, даже и не бывал, но его сын, Иван Федорович Тютчев, был женат на родственнице Баратынского и некоторое время владел усадьбой. Вот он то и собрал здесь все, что связано с поэтом: его портреты, вещи, автографы, рукописи.

 

Александр Сахно: Мы историю музея-усадьбы знаем еще с 18-го века. Знаем имена владельцев, которые тогда здесь жили, но тогда это была заурядная помещичья усадьба. И только с началом   19-го века начинается новая, литературная страница ее истории. В 1816 году имение приобретает семья генерал-майора Льва Николаевича Энгельгарда, героя русско-турецкой войны. Старшая дочь Энгельгарда, Анастасия впоследствии вышла замуж за поэта Евгения Баратынского. И после смерти генерал-майора Энгельгарда, Баратынский становится здесь полновластным хозяином. Именно он строит здесь дом, обустраивает усадьбу, при нем была сооружена целая система искусственных прудов, был существенным образом преобразован Мурановский парк. Но так получилось, что Баратынскому не суждено было здесь долго прожить. Умер он через два года после постройки этого дома, и после его смерти в течении некоторого времени никто здесь постоянно не жил. И только лишь через несколько лет здесь поселяются его родственники – семья Путят. Дело в том, что у супруги Баратынского Анастасии была младшая сестра Софья, урожденная Энгельгард. Она была замужем за известным литератором, автором исторических литературных трудов Николаем Васильевичем Путятой. И Путята после Баратынского хранит здесь его наследие. У Путят была единственная наследница – дочь Ольга. И можно сказать, что она была последней владелицей усадьбы, т.к. она умерла вскоре после революции 1917 года. Ольга выходит замуж за сына поэта Тютчева  - Ивана Федоровича Тютчева. Таким образом, последний владелец усадьбы это младший сын поэта со своей семьей. Что касается самого Тютчева, имя которого носит наш музей, то здесь хранятся все его вещи, практически все наследие, которое в разное время сюда было привезено стараниями его жены, его сына Ивана.  И поэтому музей носит имя великого русского поэта. Внук поэта Николай Иванович Тютчев, известный до революции коллекционер создал здесь музей. В 1920 году он открыл двери для первых посетителей. И Мураново было одной из первых усадеб, которая после революции превратилась в государственный музей. Так Тютчевы спасли это место от разрухи, от пожаров, от того чтобы здесь сделали какое-либо иное учреждение, вроде санатория или дома отдыха, как это часто бывало после революции и гражданской войны. И Николай Иванович Тютчев, внук поэта, стал первым директором нашего музея. А вторым директором музея был правнук поэта Кирилл Васильевич Пигарев. Ученый с мировым именем, доктор филологических наук. Он был директором до 1980 года. Вот такая удивительная судьба, что фактически Тютчевы сохраняли имение и при советской власти. И даже такая шутка была, что, мол Тютчевы не покидали имение жили здесь и в советское время.

 

Татьяна Жаплова, доктор филологических наук, профессор кафедры связей с общественностью и журналистики ОГУ: В те времена, когда речь шла о Тютчеве, о Баратынском, Мураново было той особой точкой на географической карте нашей родины, которая была овеяла неким ореолом. Про Мураново говорили с тех пор, как только оно образовалось, потому что очень многие вещи там были сделаны впервые для русской архитектуры и ландшафтного дизайна. То есть первый хозяин Мураново позаботился о том, чтобы имение были действительно уникальным. В те времена, когда еще интерес к русской усадьбе в 19 веке был необыкновенно высоким, туда приезжали будто бы даже на экскурсию. Предполагалось, что каждый гость, который посетит эту территорию увидит здесь что-то свое особенное, в свою очередь, это «свое особенное» даст ему пищу для каких-то своих творческих задумок и потом воплощений.

 

Олег Наумов: В музее-усадьбе Мураново проводятся самые разные праздники   «Майские встречи», «Сенокос», а вот сейчас празднование масленицы. Как это происходит?

 

Александр Сахно: Это происходит как обычно, традиционно происходило у нас в России во все времена. Здесь будут народные гуляния. Это будет в субботу, воскресение. Ну, естественные атрибуты масленицы угощения в виде блинов с различными начинками. Это народные фольклорные ансамбли. Ну естественно, это какие-то игры, забавы, перетягивание канатов и т.д., здесь все это происходит.

 

Олег Наумов:  Усадьба Мураново и поэт Евгений Баратынский, расскажите о наиболее ценных экспонатах, связанных с поэтом.

 

Александр Сахно: Мы имеем личные вещи поэта: письменный стол, сделанный из березы по преданию по чертежам Баратынского местными мурановскими мастерами. На столе сохранились – перочистка в форме дамской руки, принадлежавшая поэту, нож для разрезания страниц в книгах. Также сохранился несессер, дорожный прибор поэта, футляр для спичек. Что касается книг поэта, то у нас их практически нет. Сохранился экземпляр сборника «Сумерки», это последний прижизненный сборник поэта. Причем наш экземпляр уникален тем, что он подписной. На нем написано: Михаилу Ивановичу Глинке.

 

Олег Наумов: Ну и, наверное, самое главное – этот дом, эта усадьба, которая построена по проекту самого Евгения Баратынского…

 

Александр Сахно: Конечно, это основной памятник, который сохранился со времен Баратынского, это то, без чего этот музей бы не состоялся.  Действительно, это памятник русской архитектуры. Причем дом уникальный со всех точек зрения: с точки зрения стиля, архитектуры, конструкции. Дом строился с 1840 по 1842 годы. И Баратынский строил этот дом по своим собственным чертежам и рисункам, и эти чертежи сохранились и ныне хранятся в пушкинском доме в Санкт-Петербурге. Дом был построен так,  чтобы не соответствовать какому-либо стилю того времени, а для того чтобы здесь было удобно жить большой семье. Ведь у Баратынского было семеро детей, и дом он построил большим, двухэтажным. В доме более 20 комнат, много печей, два камина, то есть можно было жить и летом и зимой. Он деревянный, построен из сосны, но снаружи в некоторых местах обложен кирпичом. Причем, между деревом и кирпичом была воздушная прослойка, благодаря которой создавался так называемый эффект термоса. То есть летом не очень жарко, а зимой, напротив, было тепло. В одном из писем Баратынский писал: «мы с семьей не знали здесь, с какой стороны непогода». То есть действительно Мураново стало для Баратынского таким местом, как «приют от светских посещений, надежной дверью запертой, но с благодарною душой открыт и дружеству, и девам вдохновенья». Об этом мечтал Баратынский.

 

Олег Наумов: Какие из произведений Евгения Баратынского написаны именно здесь в Муранове?

 

Александр Сахно: Здесь, в Мураново был его кабинет, письменный стол, за которым он готовил к изданию последний прижизненный сборник «Сумерки», и здесь же им было написано стихотворение: «Я помню ясный чистый пруд, под сению берез ветвистых, средь мирных вод его три острова цветут, а там счастливый дом, туда душа летит. Там не хладел бы я и в старости глубокой». Но как мы знаем, Баратынский не узнал, что такое старость, умер он в возрасте 44 лет в Италии, во время путешествия за границей.

 

Татьяна Жаплова, доктор филологических наук, профессор кафедры связей с общественностью и журналистики ОГУ: Баратынскому повезло с тем временем, когда он начал свою творческую деятельность. Потому что именно этот период называется в русской литературе и культуре золотым веком.  Баратынский был современником тех людей, которые так или иначе положили начало новой дворянской культуре. С одной стороны, она была основана на интересе к народу, на интересе к исконным корням. А на другом полюсе этих интересов у людей той поры были попытки переустройства общества, размышления о том, что должно произойти с нашей страной. Эти попытки увенчались разными успехами, но в любом случае та культурная среда, которая взрастила Баратынского, она не могла не привлечь его к поэтическому творчеству.

 

 Олег Наумов :Как случилось, что Мураново стало основным местом хранения наследия поэта Федора Тютчева?

 

Александр Сахно: За то, что в усадьбе были сохранены вещи Тютчева, мы должны благодарить его потомков. Прежде всего, его сына – Ивана Федоровича Тютчева, который тоже оставил свой след в истории. Он был членом Государственного совета, гофмейстером высочайшего двора, и Иван Федорович здесь в Муранове занимал должность мирового судьи Дмитровского уезда. Именно Иван Федорович привез сюда все вещи своего отца, так как получилось, что он стал его единственным наследником. Сюда были привезены вещи Тютчева после кончины поэта в 1873 году из Петербурга. Это обстановка кабинета поэта, это вещи из спальни Тютчева из Царского села, там поэт прожил последние месяцы своей жизни, когда был уже болен. Cохранилась кровать, на которой он скончался 15 июля 1873 года, сохранились семейные реликвии, например икона «О взыскании погибших», которая принадлежала Тютчеву, также сохранилось распятие католическое, которое принадлежало второй жене Тютчева Эрнестине Федоровне.

 

Олег Наумов: Всё, что Тютчев прожил довольно длинную, тяжелую жизнь, он сумел отразить ее в своих стихах. Насколько на сегодняшний день актуальны стихи Федора Тютчева?

 

Александр Сахно: Я думаю, именно на сегодняшний день они актуальны, как никогда. Федор Иванович Тютчев действительно в своей длинной и сложной жизни испытал многое. И любовь, и разочарование. Он жил в сложное историческое время, и в одном из своих стихов написал: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые». Действительно, Тютчев именно в такие роковые минуты посетил этот мир. Некоторые его называли провидцем, из-за того, что некоторые исторические события он предвидел за несколько лет до их начала, как  например Крымскую войну. Человек он был необычайного ума. В 18 лет окончил московский университет, сразу после этого уехал за границу служить на дипломатическом поприще. И вот живя за границей, он писал удивительные стихи, казалось бы, о русской природе: «Люблю грозу в начале мая….» мы думаем, что это посвящено нашей, русской природе, но это написано там. И вот эти стихи – не просто пейзажная лирика, но лирика философская. Но у него есть и чисто философские стихи. Тютчев никогда не заявлял о своем творчестве, что он поэт. Он никогда не стремился к публикации своих стихов. Так получилось, что за него это делали его друзья, родственники. И в своем стихотворении он выразил свой взгляд на это: «Молчи, скрывайся и таи и чувства, и мечты свои. Пускай в душевной глубине встают и заходят они безмолвно, как звезды в ночи.  Любуйся ими и молчи. Как сердцу высказать себя, другому как понять тебя? Поймет ли он, чем ты живешь? Мысль изреченная – есть ложь. Взрывая, возмутишь ключи, питайся ими и молчи». Но как мы знаем, поэзия Тютчева не была забыта,   все-таки он был по достоинству оценен, может быть, не столько при жизни, сколько уже после смерти.

 

Татьяна Жаплова, доктор филологических наук, профессор кафедры связей с общественностью и журналистики ОГУ: Тютчев воспринимается многими писателями, литературоведами как тот поэт, который каждое свое стихотворение базировал на мысли, мысли, что называется «усиленной чувством».  В большинстве стихотворений Тютчева, есть весьма интересный прием: он обращается к чему-то из природной среды – к листочку, к камышу. Мыслящий тростник, образ которого он позаимствовал у Блеза Паскаля, великого философа и который он переосмыслил по-своему, в какой-то степени является визитной карточкой Тютчева-натурфилософа. Смеется у него земля, радуется пробуждающейся весне. Образ смеющейся, радующейся, улыбающейся земли у него является новаторским. Он все это воспринимает как неразрывную часть человеческого бытия и, в связи с этим, рассматривает человека как частичку бытия. Он говорит: «не дано ничтожной пыли дышать божественным огнем». А в других стихотворениях наоборот, он возвышает человека до невероятных высот: «По высям творенья, как бог, я шагал, И мир подо мною недвижный сиял». Так говорит лирический герой Тютчева.

 

Олег Наумов: Сегодняшний день музея-усадьбы Мураново, чем живет музей?

 

Александр Сахно: Сегодня музей уже на последнем этапе после восстановления от трагического пожара, который произошел у нас в 2006 году. Больше года назад мы восстановили первый этаж главного усадебного дома, было восстановлено несколько комнат – экспозиций. Сейчас мы готовим к открытию комнаты второго этажа. Кроме тех комнат, которые были до пожара, мы готовим подарок для наших посетителей, будет еще несколько комнат новых, которых раньше не было в экспозиции. Эти комнаты были заняты под фондовые помещения,  и сейчас там будут комнаты, посвященные, например, художнику Нестерову, который здесь жил в 20-м веке, потомкам Федора Ивановича Тютчева, например, его внучке Софье Ивановне, воспитательнице дочерей Николая Второго. Сегодня музей является центром по изучению жизни и творчества Тютчева, Баратынского, например, коллективом авторов именно сотрудников музея был выпущен недавно третий том летописи жизни и творчества Тютчева. Сегодня готовится к изданию несколько научно-исследовательских проектов, касающихся жизни Тютчева, Баратынского, их родственного окружения. Сегодня фонды музея насчитывают более 28 тысяч, из них более 13 тысяч, например, мемориальный архив музея заповедника – это семейная переписка Тютчевых и других семейств, которые здесь жили. Так что богатства музея неимоверны,  и  есть здесь чему учиться и просто поражаешься, насколько много культурных пластов здесь в музее соединяется. Музей проводит также праздники для посетителей. Главное для нас – это наши посетители. Скоро у нас будет масленица, потом в мае наш традиционный фестиваль искусств «Майские встречи». Чем этот фестиваль знаменателен? Тем, что мы для его темы выбираем каждый раз какую-то дату, причем независимо от юбилеев, например, 1876 год. И смотрим, что же было в этом году в Муранове, какие события происходили в Муранове, в России, и в мире. И в соответствии с этим, приглашаем музыкантов, которые исполняют музыку, написанную в этом году, приглашаем других людей искусства,  и посетители окунаются в культурную среду того времени. Потом у нас будет народный фестиваль искусств «Сенокос», ну и традиционно у нас детские праздники, которые мы проводим на Новый год, на Рождество.

 

Татьяна Жаплова, доктор филологических наук, профессор кафедры связей с общественностью и журналистики ОГУ: Сейчас дух усадьбы сохранен и передан нашим поколениям, тут уже с этим не поспоришь. В любом случае, такая своеобразная эмблема, символ той эпохи – Мураново, оно именно так нас пленяет, потому что тоже приводятся многочисленные факты того, насколько часто там бывают люди, либо те, которые пытаются самостоятельно исследовать эти места, либо экскурсии. Так или иначе, туда приезжают, это происходит очень часто,  и простым любопытством объяснить мы это не можем, люди едут именно посмотреть на то, как жили великие люди, даже не просто великие, а те, которые составляли цвет эпохи.

 

Олег Наумов: Какую социальную,  просветительскую цель ставит перед собой музей?

 

Александр Сахно: Мы считаем, что главнейшая наша цель – научить наше молодое поколение читать, потому что молодые люди, дети сейчас мало читают. И приходя сюда, они слушают о Тютчеве, о Баратынском. Конечно, мы не можем всего рассказать, главная наша задача -  заинтересовать. И за те час-полтора экскурсии наша основная цель – суметь заинтересовать наших посетителей, чтобы они потом пришли домой, и взяли в руки томик Тютчева, Баратынского, вообще заинтересовались русской культурой, поскольку наш музей посвящен не только Тютчеву или Баратынскому, можно сказать, что это музей русской культуры 19-го века.

 

Олег Наумов:  В начале 19-го века русский философ и публицист Петр Чаадаев, частый гость Муранова, писал: "Мы живем в стране столь бедной проявлениями идеального, что если мы не окружим себя в домашней жизни некоторой долей поэзии и хорошего вкуса, то легко можем утратить всякую утонченность чувства, всякое понятие об изящном".  Эти слова в полной мере мы можем отнести и к сегодняшнему дню. Мне кажется, сохранение таких местпоможет нам не утратить эту "утонченность чувства", научитлюбить свою страну так, как любили ее русский поэт с польскими корнями Евгений Баратынский, малоросс Николай Гоголь, и Федор Тютчев, проживший большую часть жизни за границей и написавший эти известные всем строки:

«Умом Россию не понять, 
Аршином общим не измерить: 
У ней особенная стать - 
В Россию можно только верить».

 

ОРЕН-ТВ

20 февраля 2015 г.