Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Почему власть не способна к либерализации экономики и есть ли оптимистический сценарий для России. Олег Наумов и депутат Государственной Думы Валерий Зубов в программе «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 20-12-2014

Олег Наумов: Впереди новый 2015 год. Каким он будет для российских граждан? Что будет с экономикой, продолжит ли падение нефть, а вслед за ней и рубль, продолжится ли рост цен. Сегодняшняя ситуация заставляет каждого с тревогой смотреть в будущее. На взгляд многих экспертов, главным фактором влияние на экономику России в 2015 году остается напряженная политическая ситуация. Всё зависит от того, какое направление выберет Россию в дальнейшем: либо продолжит конфронтацию с Европой и стремление объединять вокруг себя территории, либо ограничится только Крымом и пойдет навстречу Западному миру. Многие ожидали от президента Путина однозначного перехода к проведению экономической политики, ставящей интересы бизнеса на первый план, признания неэффективности государства и реформы органов власти. Но ожидаемый либеральный разворот не случился. Внутренние настроения не только в реальной оппозиции, но среди предпринимателей и даже чиновников все сильнее расходятся с публичной бравадой. Власть оказалась не готова к новым вызовам, а это значит, что впереди нас ждут новые трудности.

Послание президента оценивают по-разному. Но вот скажем Евгений Ясин, экс-министр экономики, говорит о том, что это очень необычное послание, такого не было никогда,  и надеется на какую-то либерализацию. А вы как считаете, власть вслед за тем, что она сказала, способна на либерализацию хотя бы в экономической сфере?

 

Валерий Зубов: Был достаточно заметный отрезок в послании, это касалось и налоговых каникул для нового бизнеса, и для того, чтобы как бы начать подводить черту под той приватизацией, то есть создавать условия для перевода из оффшоров сюда бизнеса, и ему ничего не будет. Этот кусок, воспринятый буквально, очень позитивен. К сожалению, наша практика не очень позитивна. Именно в этот день, увы, один известный бизнесмен из Красноярского края получил срок в Москве. Семь с половиной лет. Пока не изменятся взаимоотношения государства и бизнеса не с точки зрения – президент сказал, президент указал, а когда поменяется правовая база, правовая практика. И бизнес будет очень внимательно за этим следить. И когда вслед за этим через несколько часов будет объявляться приговор, - это сигнал сильнее, чем самые замечательные слова. Поэтому, как говорится, поживем-увидим. Для меня очень важно, что наконец сделан шаг в подведении черты под приватизацией 90-х годов. Кстати, ни одна приватизационная сделка, которая проводилась по программе тех лет, не была оспорена или расторгнута. У нас сегодня приватизировано, с точки зрения реальной  приватизации сопоставимо с тем, что было в начале 90- годов. А что такое руководитель даже государственной компании, который спокойно распоряжается всеми финансовыми ресурсами и при этом не несет ответственности в случае убытков? Мы это сейчас наблюдаем. Когда все вроде бы хорошо, но почему-то крупные компании пошли к бюджету за помощью. Поэтому есть позитивное место в послании президента, но хотелось бы, чтобы это реализовалось на практике.

 

Денис Минаков, редактор журнала «Финансово-экономический бюллетень»:

Будет ли власть что-то предпринимать – пока на данный конкретный момент я не вижу каких-то последовательных разумных шагов, которые можно было бы назвать программой действий по стабилизации экономической ситуации. Ну а через экономическую и политическую ситуацию. Пока это набор дерганий. То есть власть дергает какие-то рычаги и механизмы, надеется, что вот этот рычаг окажется волшебным, и все вернется «на круги своя». Так не получается, к сожалению, паника, в первую очередь, на валютном рынке достигла таких размеров, что ее уже простыми отдельно взятыми действиями не остановить.

 

Олег Наумов: Что не было сказано в послании по поводу дальнейшей либерализации нашей экономики?

 

Валерий Зубов: Теперь что не было сказано. Ведь это тоже очень важно. Ну почему же в этот момент не заявить принципиальный курс. Ну не справился госкапитализм с экономикой. Более того, он находится под самым сильным ударом санкций. Почему не сказать, что мы делаем крен в сторону либерализации. В сторону развития малого и среднего бизнеса, его начнем поощрять. Мы бросим деньги не в поддержку нескольких крупнейший компаний, а  в поддержку тех, которые в состоянии из малышей вырасти в крупные компании. И они под санкции не подпадают, что очень важно. Почему бы именно в этот момент не произвести массовую амнистию бизнеса по уголовным статьям - это же послание к нам, депутатам Госдумы, парламента.  Пересмотрите законы, которые требуют уголовного наказания там, где достаточно ограничиться штрафом. Почему этого не прозвучало? Условия пока не созрели? В данном случае, я думаю, что президент понимает, что это надо сделать. Надо провести массовую амнистию для бизнеса. Дать стимул, надежду. Окружение вокруг президента уже не позволяет. И хотя создается впечатление, что у нас страной управляет один человек – ничего подобного. По-моему, его сильно сдерживают в его маневре те люди, которые очень рядом. Третий пункт, который мог прозвучать - децентрализация финансовых ресурсов. Два триллиона задолженности регионов и еще полтриллиона на следующий год предполагается, что нарастет эта задолженность, и при том, что у нас 7 триллиона  заначки на федеральном уровне – как-то эту проблему надо решать. Ну и наконец самое последнее, самое очевидное. Отменить те санкции, которые мы ввели сами на свой народ. Это санкции на нас самих. Это продовольственные санкции.   Почему не отменить эти санкции?

 

Денис Минаков, редактор журнала «Финансово-экономический бюллетень»:

На фоне тех событий послание уже забылось, уже мало кто помнит, о чем там шла речь. Люди живут тем, что им ближе и дороже. И в частности, гигантский рост валюты, и люди понимают, что это будет гигантский рост потребительских цен. Как бы власти ни заявляли о приостановке инфляции, ее уже не остановить, она уже раскручивается. Кроме того, повышение учетной ставки говорит о том, что как таковому кредитованию пришел если не конец, то оно упадет ниже плинтуса, а вслед за этим повалятся банки, в первую очередь мелкие, потому что крупным помогут в любом случае. За банками повалятся предприятия малого и среднего бизнеса, которые на эти кредиты живут. В результате экономика попадет в состояние 97-го года. И период тучных цен на нефть нам придется ждать заново.

 

Олег Наумов: По данным ВЦИОМ россияне оценивают нынешнее экономическое положение скептически. В  августе тех, кто оценивает экономическое положение, как среднее,  было 64%, а в ноябре уменьшилась  до 55%. Тех, кто оценивает его, как очень плохое, увеличилась с  13%, до 24%. Население уже пытается жить в тех реалиях экономических, которые существуют. Пытается экономить, откладывает на черный день. А вот то, что касается власти, правительства, оно сейчас как-то думает сокращать свои неумеренные проекты, экономить, пытаться сделать так, чтобы мы жили по средствам?

 

Валерий Зубов: Мне очень понравилась фраза одного из вице-премьеров правительства: надо учиться потреблять свое. Я все жду, когда он на Жигулях подъедет к зданию правительства. То, что мы заставляем, мы, власть, -  заставляем своих людей такой жизнью жить. Ну, это же было все. Мы это помним. Почему мы должны искать пути не как лучше жить, как спокойней, свободней, а как все время думать: не пора сухари ли сушить? Гречку уже пора. Потому что цены вырастут. Все понимают, что с первого января цены начнут уже по новому курсу расти. Неужели мы такая страна и при наличии такого количества ресурсов, и не только природных, но и интеллектуальных, и промышленных, и связей с другими странами – обречены все время выкручиваться, все время выворачиваться. Почему мы не говорим о решениях, которые упрощают нашу жизнь. Я считаю, что это цинично со стороны власти – загонять свой народ. Народ выкрутится. Но почему он должен выкручиваться – я понимаю, но принять не хочу.

 

Денис Минаков, редактор журнала «Финансово-экономический бюллетень»: Жизнь наших граждан ухудшится в любом случае, степень каждый определяет для себя сам. Кто-то потеряет возможность есть красную икру и будет считать, что его жизнь просто потеряла смысл, а кто-то хлеб не сможет купить и будет думать, что не все так плохо, в войну было хуже. А то, что народ покупает сейчас – это вполне естественное явление. Люди помнят те времена, когда была галопирующая инфляция, когда непонятно было, сколько этот телевизор будет стоить завтра и если мало-мальская потребность в этом телевизоре есть – его покупают.

 

Олег Наумов: Наш ответ на ноту Керзона: вместо Евросоюза – Евразийский союз. И вот самое последнее, решили, что внутри этот Евразийский союз не будут рассчитываться  ни в долларах, ни в евро, а в своих  собственных валютах. Вы как считает, есть ли какое-то будущее у Евразийского союза?

 

Валерий Зубов: Нет. Я считаю, что нет никакого будущего. Будущее есть только такое как у Северной Кореи. Только то ли это будущее, которого мы хотим? Мы должны становиться сильной страной, технологически сильной, по доходам высокими. Мы должны быть эгоистами в финансовом отношении. И тогда сами потянуться, и тогда не надо никаких  льгот по нефти давать Белоруссии, чтобы она с нами разделяла те же самые экономические и политические идеалы. Не надо. Самим надо расти, крепчать, и все автоматически к нам будут, как к магниту приклеиваться.   Современная экономика – это морская экономика. Сегодня перебросить баррель нефти из самой отдаленной точки в самую отдаленную – два доллара. То есть транспортировка нефти ничего не стоит, а вот транспортировка нефти хоть по нефтепроводу, хоть цистернами – это в разы, а иногда в десятки раз дороже. Мы, к сожалению, континентальная держава. И наращивать нам континентальность за счет союзников, которые такие же континентальные, как мы, - это стратегически очень большой проигрыш для России. Петр Первый это осознал интуитивно, поехал в Голландию и увидел, как крошечная  страна процветает. И он понял, что надо к морю. Надо в Архангельск, надо в Санкт-Петербург, надо на Азов рваться. Вот эти направления нам надо развивать, а не притягивать те, которым до моря очень далеко, а значит, очень большие затраты.

 

Олег Наумов: Что нам необходимо сделать, чтобы стать конкурентоспособной страной?

 

Валерий Зубов: Нам нужна сейчас, для того, чтобы конкурировать в мире, экономика еще более качественная, чем у наших конкурентов. В этом наш шанс. Не в том, чтобы день простоять, да ночь продержаться. Не в том, чтобы укрепить те крепости, которые вот уже стоят, а в том, чтобы двинуться вперед. И вводить, если говорят слово институты, то более совершенные институты, если говорят о финансовой дисциплине, то еще большую финансовую дисциплину. Если о либерализации, то еще больше либерализовать условия для малого бизнеса. Если говорить о федерализации – значит, дать денег регионам.  В общем, все сделать лучше, чем у них. В этом наш шанс. Поэтому, несмотря на массу всяких проблем, вот этот блистающий шанс, он вообще-то у нас в руках.

 

Олег Наумов:Да, действительно, кризис, всегда дает шанс на оздоровление и движение вперед. Только для этого необходимо, чтобы у власти было понимание причин этого кризиса, готовности эти причины, а значит свои просчеты,  признать. Пока нет адекватного признания причин кризиса. За причины выдаются недружественные действия Запада, якобы ополчившегося на Россию за ее независимый суверенный курс. Но даже если было бы адекватное признание причин кризиса в чрезмерном вмешательстве в экономику, поощрении госкапитализма и подавлении предпринимательства, тотальной коррупции. Даже в этом случае способна ли власть хотя бы к экономической либерализации, искоренению коррупции, обеспечению конкуренции в мировой экономике? Боюсь, что не способна. И блистательный шанс для нашей страны, о котором говорил сегодня Валерий Зубов, в очередной раз будет упущен.

 

ОРЕН-ТВ.

20 декабря 2014 г.