Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Позволит ли партнерство с Китаем компенсировать последствия разрыва экономических отношений с Западом? Олег Наумов и депутат Государственной Думы Валерий Зубов в программе «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 13-12-2014

Олег Наумов:   Сознательный отказ от европейского выбора, который власти России уже фактически совершили, толкает нас на поиск новых экономических партнеров. Страны Евразийского союза не в счет. И экономика их слабовата, да и ненадежны они. Неудивительно, что в такой ситуации взоры нашей власти обратились на Восток,   а точнее, в Китай. Однако Восток дело тонкое. С одной стороны, Китай в последние годы становится мощной державой, сопоставимой с США. С другой стороны, экономика Китая замедляется, и будущее ее для многих аналитиков не так уж радужно. Нашу страну китайское руководство рассматривает как младшего партнера, источник дешевых энергоресурсов. Они не прочь, воспользовавшись трудностями России на Западе, получать сырье почти даром. А вот с инвестициями в нашу экономику не спешат. Даже для строительства уже согласованного трубопровода  «Сила Сибири», идущего в Китай, не дали обещанный кредит. Выжидают, пока мы сами построим газопровод, а потом будем вынуждены поставлять им газ по минимальной цене.

В своей статье Вы говорите о том, что выбор Китая, как стратегического партнера имеет глобальный и локальный аспект. Глобальный аспект, в чем состоит?

 

Валерий Зубов: Есть ложная посылка, она ошибочная, что Китай неизбежно, в течение ближайших 10-20 лет станет мировой державой номер один. Не верю, как статистик, как экономист, как человек, который знает историю последних 100 с лишним лет. Китай  не догонит в этом столетии Соединенные Штаты, он не догонит европейцев по общему объему производимого продукта на душу населения и он не будет играть той роли, которой от него ожидают, но заявка сделана. В чем различие этих 2-х подходов? Подход, назовем его европейским, к этому всегда стремилась Европа, по крайней мере, последних уже лет 200, и однозначно поддерживают американцы, японцы и корейцы, которых можно считать продолжатели европейской дуги. Он заключается в том, что весь мир должен жить по одному закону. Если есть закон, то его должны соблюдать все. А китайский подход - это подход избирательности, когда мы с вами договариваемся, а кто хочет присоединиться, с ним будет отдельный договор. То есть сначала определяются те страны, которые доминируют в данной теме, они считают, что они самые сильные,  противник, с которым они будут договариваться, самый сильный, вот с ним важно договориться. С ним договорились, остальные куда денутся. Это два разных подхода.

 

Виктория Боброва, зав. кафедрой таможенное дело ОГУ: Китай, до той поры, пока будет иметь для себя определенные выгоды, он будет надежен. Хотя мы прекрасно понимаем, что Китай как бы то ни было выступил партнером России в условиях антироссийских санкций, но мы все прекрасно понимаем, что он не будет накалять отношений с основным партнером – это США, к тому же Китай входит в долларовую зону.

 

Олег Наумов:  На Ваш взгляд, Россия какой выбор сделает? Все-таки китайский вариант или европейский?

 

Валерий Зубов: Россия пока реализовала на практике  модель китайского подхода. Она как раз отклонилась от той общей юридической формы,  которая была сформулирована в Ялте, на территории Советского Союза. Поэтому  сделано исключение. Это не общее правило, как раз конфликт дипломатический, политический, как раз по этому пункту, в зависимости от того, как страна набирает силу, может ли она менять правила или нет? Вот это китайский вариант.

 

Олег Наумов: Теперь о локальном аспекте. Мы сейчас открываемся Китаю, пытаемся с ним сотрудничать, поскольку на Западе у нас проблемы. Насколько в среднесрочном плане это для нас будет выгодно? Сумеем ли мы реализовать эти выгоды в отношениях с Китаем?  

 

Валерий Зубов: Для Китая, Поднебесной мы все не можем быть равными партнерами по определению. Они могут пока молчать, они могут уступать, они могут не касаться этой темы, но если вы с французами, с немцами, с Египтом, с Израилем допускаете вариант равенства, то здесь он исключен. Китай просто выжидает момент, когда он станет настолько силен, что продиктует свое индивидуальное правило. Для Китая, в мировоззрении китайцев нет равенства, они Поднебесная. Поэтому стратегически ничего мы не можем там для себя приобрести равноценного тому, что мы имеем с Европой даже до сих пор, даже в более сложной ситуации. А теперь посмотрим на локальные вещи. Вы знаете, это подозрительная вещь: общество российское до сих пор не знает условий договора «Силы Сибири» по поставке газа. Мы не знаем ни цену, ни как это будет реализовываться, мы не знаем. Но только по штрихам каким-то догадываемся, что же там происходит. Если, к примеру, в Туркмении Китай получает концессию, это наш конкурент по газу, сам вкладывает деньги в добычу, сам строит трубопровод и на открытие прибывает глава государства Китая, то на открытие, на разрезание ленточки в Якутию прибывает, я не помню, министр что ли. В Туркмении понятно, что здесь все стабильно и будет, и газ пошел. Как там будет у нас непонятно. По какой цене непонятно. Китай нуждается всего в 5% газа в своем энергобалансе на сегодняшний день, и он его легко возьмет с других рынков. Но договорились с нами, боюсь, что договорились так, что ему выгодно, а нам не очень.

 

Олег Наумов: На фоне событий, приведших к разрыву с Европой и США, все больше наших сограждан говорят о дружественных отношениях с Поднебесной. При этом три четверти россиян считают, что партнерство с Китаем позволит России компенсировать последствия разрыва экономических отношений со странами Запада.

 

Виктория Боброва, зав.кафедрой таможенное дело ОГУ: Безусловно, это один из выходов для российской экономики – это переориентация на восток и страны Южной Америки. Китай наш давний партнер, и даже если посмотреть нашу историю, наши отношения складываются очень длительный период времени, и близость территориальная обуславливает и оправдывает вот эти взаимоотношения с Китаем. Тем более последние события с расширением Евразийского экономического союза, который начнет функционировать с 1 января 2015 года, что подключаются еще и новые страны – партнеры бывшего Советского Союза, которые еще в большей  степени приближены к Китаю.

 

Олег Наумов: Власти России претендуют на зону влияния на всем постсоветском пространстве. Собственно весь нынешний конфликт с Украиной исходит из этого. Но Китай все успешнее конкурирует с Россией в Средней Азии и Казахстане. Ведь это может привести  к столкновению, получается, что  они вытесняют нас из Средней Азии и Казахстана?

 

Валерий Зубов: Никогда нельзя строить планы на будущее, оценивая только прошлое. У нас есть планы, и у тех стран, которые были в составе Советского Союза, есть какие-то свои планы. Я не думаю, что у Азербайджана или у Казахстана какой-то комплекс существует от того, что они меньше размерами, чем Россия или оттого, что большая часть русских проживает в Казахстане. Азербайджан и Казахстан проводят абсолютно самостоятельную политику финансовую. Я не вижу четкой концепции интереса российского. Мы все время поступаемся экономическим интересом ради пиар-выгоды, ради того, чтобы кому-то указать на то, что мы можем в политическом плане, мы все время теряем экономически. Давайте считать. Итоги 2013 года. Таможенный союз. И мы получаем: Белоруссия выигрывает, Казахстан по нулям, а мы – то проигрываем. Как долго это еще может продолжаться?

 

 Виктория Боброва, зав.кафедрой таможенное дело ОГУ: 

 

На примере Казахстана мы видим, если посмотреть соотношение российских инвестиций в экономику Казахстана и соотношение китайских инвестиций в экономику Казахстана, то в пользу именно Китая, и разница здесь на порядок, то есть от 10 до 13 раз. Безусловно,  Китай будет сейчас усиливать свое позиционирование и на азиатском регионе. Здесь  у них и определенная общность взглядов, менталитет общий, и у них большая общность, нежели с Россией. И мне кажется, что они будут, безусловно,  менять позицию в плане лидерства и пытаться завоевывать все новые рынки, новые территории.

 

Олег Наумов: А Дальний Восток? Не получится ли так, что Россия окажется сама в той роли, что будет совершена агрессия Китая по отношению к Дальнему Востоку?

 

Валерий Зубов: Нет, Китай не будет совершать агрессии, в это я не верю. Они ведут себя как сильное государство. На Дальнем Востоке и в Сибири китайцев проживает меньше, чем в Москве. Зачем? Климат там хуже, чем на юге Китая. Сибирь интересна для Китая как сырье. Они очень много леса вывозят, причем принципиально не строят лесоперерабатывающих заводов, перевозят через границу и у себя строят. Я их понимаю с экономической точки зрения и организационной. Теперь зачем им агрессия, если они могут вывозить лес, если мы захотим поставлять им медь с Удоканского месторождения, если есть «Сила Сибири», поставляет газ? Ведь захват территории – это всегда приобретение обязательств перед местным населением: школы, больницы, дороги, пенсии, пособия какие-то. Это все расходы. Зачем? Поэтому сейчас действует модель, по которой расходы социальные несет Россия, а экономическую выгоду забирает Китай. Их это вполне устраивает. Почему нас это устраивает – не знаю.

 

 Виктория Боброва, зав.кафедрой таможенное дело ОГУ: 

 

Китай, полагаясь на то, что это все-таки восточная страна, со своей далекой историей, страна мудрая, страна умная и с определенными подходами. Опять все тот же исторический опыт подсказывает: у нас было много сложных ситуаций с Китаем, которые по сей день находят отражение в наших взаимоотношениях. Один из таких моментов – это 1969 год, остров Даманский, и мы до сих пор как-то настороженно относимся к каким-то определенным китайским проектам, мы не все допускаем на свою территорию, на свой рынок. Ну и ресурсы. Китай, если полагается на наши ресурсы, то со своей выгодой. А в частности, один из последних контрактов, который был подписан в нефтяном комплексе РФ, то есть они дождались очень удобного момента, полагаясь на антироссийские санкции, и получит это сырье с большей выгодой для себя, нежели Россия.

 

Олег Наумов: На ваш взгляд, какими должны быть наши взаимоотношения, прежде всего экономические, с Китаем?

 

Валерий Зубов: Партнерские. Партнерские взаимовыгодные отношения. Кстати, и им это выгодно. Взаимовыгодные интересы. Если мы будем пилить лес именно 155 см, а не 162, если указано в инструкции, то конечно заводы выгоднее строить в России. Но так как мы говорим, ну подумаешь, 156, подумаешь -162. Но дело в том, что лес идет на строительство, где уже проект есть, и надо именно 156. Вот как только мы добьемся этого, то наши отношения только улучшатся. Торговать всегда выгоднее. Кооперироваться в производстве всегда выгоднее. Проблема конфликта с Китаем будет уходить все дальше и дальше, и вообще умрет.

 

Олег Наумов: Сближение России с Китаем можно трактовать по-разному. Если речь о развитии отношений с соседней страной, сотрудничество можно только приветствовать. Если же перед нами попытка принятия цивилизационного решения геополитической переориентации на Азию, то подобный выбор является тупиковым. У нашего сегодняшнего собеседника Валерия Зубова есть  серьезные основания полагать, что часть российской элиты пытается сейчас сделать именно такой выбор. Многие наши чиновники рассматривают санкции Запада как возможность развивать импортозамещение,  увеличивать собственное производство. Но для этого надо как минимум дать свободу предпринимательству, уничтожить коррупцию, создать независимые институты – суд, СМИ, гражданское общество. Это для нашей бюрократии неприемлемо. Остается другой ответ на санкции: мы всю необходимую технику закупим в Китае. Между тем сам Китай делает все эти смартфоны, гаджеты, автомобили по американским и европейским лекалам, закупая там и технологии и комплектующие. Получается, что власти России из-за своих политических амбиций готовы переориентироваться от стратегического партнерства с Западом к Китаю, у которого пока что только догоняющая нестабильная экономика.  Нам же, в этом случае, достается еще более незавидная роль – «догонять догоняющих». 

 

ОРЕН-ТВ.

13 декабря 2014г.