Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Возможно ли избежать бюджетный и банковский кризис в России? Олег Наумов и экс-министр экономики России, председатель партии Гражданская инициатива Андрей Нечаев в программе «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 08-11-2014

Олег Наумов:  Нынешнее положение российской экономики все чаще становится предметом обсуждения многих   авторитетных экспертов. Да и простому обывателю очевидно, что в экономике проблемы: цена на нефть падает, евро и доллар растут,  инфляция по итогам года обещана около 10%.

Бывший министр финансов РФ Алексей  Кудрин еще в 2013 году предупреждал о том, что может ожидать экономику России в 2014-16 годах. Говорил о возможной стагнации экономики, недополучении доходов бюджетом  на общую сумму свыше 3 триллионов рублей. Выбраться из стагнации России позволит только проведение структурных экономических реформ, заявлял Кудрин. Прошло полтора года, никаких структурных реформ в стране не проведено, более того, конфликт вокруг Украины привел к международным санкциям против России, серьезно усугубившим ситуацию в экономике. Еще один бывший министрАндрей Нечаев  на днях опубликовал данные о том, как выглядит современная экономика России в цифрах. Арифметика такая:  если из 143 миллионов граждан Россиивычесть пенсионеров, детей, и работников непроизводственной сферы, то останется всего около 15 миллионов граждан - один из десяти, - которые производят добавленную стоимость, то есть кормят всю страну в буквальном смысле.  Говорят, что в современной экономике России  семеро с ложкой, а один с сошкой.

 

Андрей Нечаев: У нас ну просто гипертрофированный бюджетный сектор, причем гипертрофирован он не только вообще, но и  с перекосом в силовые структуры. И армия, и правоохранительные органы, и ФСБ, ФСО – все, что с этим блоком связано; плюс судебная система. Получается, что у нас на бюджете в той или иной форме, включая пенсионеров, где-то 67 миллионов человек. Это имеет и политические последствия, потому что это люди на 100% зависимые от власти и большинство из них вынуждены или считают должным проявлять лояльность к власти. Таким образом, люди, которые, условно говоря, создают добавленную стоимость, на которую мы все живем, их где-то максимум 15-20 миллионов человек. Это конечно, совершенно аномальная ситуация, при этом бюджет устроен таким образом, что у нас вынужденно большие социальные расходы, но у нас еще огромный пласт затрат, связанный, условно говоря, с силовыми ведомствами. То есть это бюджет страны, готовящейся к войне. Я не знаю, с кем мы собираемся воевать, но безудержное наращивание расходов на оборону, многолетнее наращивание расходов на госбезопасность и правоохранительные органы - вот это и есть реальные приоритеты бюджета, а не инновационное развитие, не модернизация экономики. То есть на уровне слов наше начальство за это, а когда мы берем основной документ, то выясняется, что на практике приоритеты совершенно другие. Не говоря уже о том, что у нас в катастрофическом положении находится бюджетная система регионов.

 

Олег Наумов: Падение курса рубля по отношению и к доллару, и к евро. Почему это происходит? Как долго будет  продолжаться падение рубля?

 

Андрей Нечаев: Это совершенно естественное явление, потому что совершенно очевидно, что ситуация в экономике неблагополучная, и она была неблагополучная еще до всяких санкций. Я на 100% уверен, что сейчас наша пропаганда будет все наши экономические беды списывать на происки супостата, и в частности, связывать с санкциями. Вот если мы возьмем статистику прошлого года, первого полугодия этого года, то будет видно, что ситуация была далеко не благостная до всяких санкций, хотя значение санкций не надо преуменьшать. И естественно, если в стране высокая инфляция, если в стране низкий экономический рост, если, добавьте к этому специфический российский фактор,  гигантский отток капитала, вот собственно и результат. В последние несколько недель к этому добавился еще крайне существенный фактор для российской экономики – это снижение цен на нефть, которое достаточно устойчиво идет примерно с середины июля. Поскольку экономика страны в значительной степени зависит от нефтегазовых доходов, например, бюджет федеральный на 52% - это дополнительный фактор того, что спрос на валюту растет, а предложение сокращается.

 

Олег Наумов: По данным Левада-центра,  45% россиян обеспокоены ростом курса доллара и евро. Причем, уровень обеспокоенности зависит от потребительского статуса россиян: чем более состоятелен респондент, тем больше его волнует повышение стоимости валюты. А вот как относятся к падению курса рубля оренбуржцы.

 

Денис Минаков, главный редактор  журнала «Финансово-экономический бюллетень»: Изменение курса рубля, катастрофическое я бы уже назвал падение рубля по отношению к мировым валютам, естественно негативно скажется на россиянах, как в психологическом плане так и в материальном. Часть продукции мы, так или иначе, закупаем за рубежом, и можно сколько угодно говорить, что мы за юани и йены покупаем, но тем не менее эти валюты, так же, как и доллар по отношению к рублю дорожают. Поэтому подобного рода товары из-за рубежа они подорожают несомненно и следственно подорожает наш уровень жизни, станет тяжелее совершать запланированные покупки, даже если не собираешься за рубеж.

 

Олег Наумов: Бюджет страны 2014 года наверняка будет сбалансирован, при таком-то курсе рубля?

 

Андрей Нечаев: Нет, сбалансированным он не будет, конечно. Хотя безусловно, Минфин в душе радуется девальвации, потому что каждый лишний рубль, который стоит доллары, это дополнительные доходы для бюджета. Но это такой сиюминутный, краткосрочный эффект, потому что дальше это дает мощный инфляционный всплеск, и тому же Минфину придется компенсировать это через индексацию пенсий, через индексацию зарплат бюджетников, через индексацию других расходов, это если мы в открытую не заявляем и не миримся с падением уровня жизни.

 

Олег Наумов: Принимаемый сейчас Госдумой бюджет страны на 2015 год с каждым днем теряет свою актуальность. Министр финансов Антон Силуанов говорит о необходимости запасного варианта бюджета. Что это значит?

 

Андрей Нечаев: Бюджет конечно абсолютно нереалистичный, потому что он, я скажу так, он нереалистичный, если все пойдет так, как идет сейчас. Первое, по этому году, дай Бог, если у нас будет 0,5% экономический рост, и второй момент, то, что бюджет сверстан под нефть 96 долларов за баррель, а сейчас наша нефть стоит где-то 83. И опускалась еще ниже. И, в общем, пока большинство экспертов склоняется к тому, что скорее нефть продолжит падение, не обвально, не драматически, но такая равновесная цена, которая устраивает и американцев, и Саудовскую Аравию, и других крупных игроков на этом рынке, это где-то 75-80 долларов за баррель. Для нас это с точки зрения бюджета тяжелейший удар. И здесь очень важно, чтобы  правительство и президент, наша власть  дала обществу и бизнесу четкий сигнал, как они собираются из этой ситуации выходить.

 

Олег Наумов: Снижение цены нефти на каждый доллар приводит к недополучению бюджетом 80 миллиардов рублей нефтегазовых доходов.  Как будут выполняться в этих условиях социальные обязательства?

 

Андрей Нечаев: Чудес не бывает. Есть три выхода из положения. Первое – это сокращение расходов бюджета. Не может быть, тем более при таком напряженном бюджете, как у нас в последнее время, не может быть много приоритетов. Нельзя одновременно и наращивать оборонную мощь, и развивать Крым, и строить переправу в Крым, и развивать правоохранительные органы, и реформировать судебную систему, и заниматься импортозамещением. На чем-то надо остановиться, иначе это все размазывается жидким слоем. Сейчас у нас уже проблема гораздо менее приятная: не кому больше дать, а с кого меньше снять. И ее придется решать.

Второй вариант – это залезть в резервный фонд, благо пока он еще есть. Ну и третий вариант – это резко увеличить заимствования. Конечно, в условиях санкций это сделать непросто, потому что кредиты и займы в других формах стали менее доступны и более дорогие. Можно, конечно, по чуть-чуть применять все три варианта, но очень важно, чтобы правительство дало какой-то четкий сигнал в рамках обсуждения бюджета в Госдуме или каким-то еще способом, какой вариант оно выбирает. Потому что для бизнеса это очень существенно, по какому пути правительство пойдет.

 

Владимир Киданов,  депутат Законодательного собрания Оренбургской области: Социальные обязательства и российского и регионального бюджетов будут исполняться неукоснительно, и в этом сомнений нет. Обратите внимание, в составе расходов бюджета растет составляющая именно социальная, но это неприкосновенно и поэтому будет выполняться.

 

Денис Минаков, главный редактор  журнала «Финансово-экономический бюллетень»: Это для нынешней власти – основа стабильности. Допустить каких-либо потрясений сегодня государство не может, не имеет права, поскольку при неблагоприятном внешнем фоне получить еще и внутреннее недовольство – это значит сильно напрячь социально-политическую обстановку в стране.

 

Олег Наумов: Президент Путин на Валдайском форуме утверждал, что в России открытая рыночная экономика. Вы с этим согласны?

 

Андрей Нечаев: Нас действительно несколько лет назад официально признали страной с рыночной экономикой. У нас действительно есть рыночная экономика, другое дело, что она, особенно в последние годы подверглась такому количеству перекосов, и чрезмерная роль государства в экономике, причем, не только как регулятора, но и как прямого хозяйствующего субъекта, и чрезвычайно высокий уровень монополизации, и конечно запредельный, снизу доверху,  уровень коррупции, и специфическое распределение госзаказа или закупок, которые осуществляют госкомпании и госкорпорации. Известно, что значительную их часть получает четыре человека, вернее компании, связанные с этими людьми, которые, кстати, попали сейчас под санкции, как люди, вхожие в дом. Поэтому это рыночная экономика с очень большими искажениями. Это правда. Но при этом это достаточно открытая экономика, особенно после того, как мы вступили в ВТО. У нас все время раздаются голоса, что надо резко ужесточить валютное законодательство, но пока оно остается достаточно либеральным.

 

Владимир Киданов, депутат Законодательного собрания Оренбургской области: Мы интегрированы в мировую экономику, да, конечно, санкции на нас влияют, это не очень хорошо, но с другой стороны, мы интегрированы, мы привлекли немалые средства  из-за рубежа в виде кредитов. Государство в этой части у нас самое надежное, у нас мало государственных долгов за рубежом, а у бизнеса есть долги. Это как раз подтверждает тезис о том, что российская экономика открыта, и деньги движутся как из-за рубежа, так и за рубеж. Проблема в том, что надо как можно быстрее выходить из санкций, и я надеюсь, что в ближайшее время это произойдет.

 

Олег Наумов: Вы утверждаете, что бюджетный и банковский кризис наступит очень скоро. Какие внешние и внутренние причины ускоряют его наступление?

 

Андрей Нечаев: Про бюджет мы уже поговорили, вопрос только в том, вот это падение на нефть до 80-70 долларов за баррель, даже до 85. Тут важно не насколько упадет, а как надолго. В 2008 году мы пережили падение до 33 долларов за баррель, но это продолжалось несколько дней. Вот если это продлится год или полтора, то это кардинально изменит ситуацию, во всяком случае тогда тот источник - проедание резервного фонда – он просто закончится. И нам придется так или иначе бюджетную систему кардинально менять. Что касается банковского кризиса, то смотрите: общий корпоративный долг был где-то 680 миллиардов  долларов. И в свете санкций, которым формально подвергнуты несколько крупных банков, эти деньги надо же как-то замещать. Почти 700 миллиардов долларов – это по нашим меркам большие деньги. Заместить их в Китае – это абсолютная иллюзия. Китай даже на вроде бы нужный ему газопровод даже после подписания контракта, знаменитая «Сила Сибири» эти обещанные 20 миллиардов долларов так и не дает, пока все идет какая-то торговля, кокетство - то дадут, то не дадут. Хотя они кардинально ситуацию не решают, и если они дадут столько, проект будет убыточным просто откровенно. А больше источников не видно. Поэтому совершенно очевидно, что заимствования станут дороже, значительной части бизнеса они были просто не по карману. Сейчас начнет сжиматься потребительское кредитование. С другой стороны, поскольку ситуация в экономике скверная, реальные доходы практически стагнируют, с поправкой на инфляцию, и резко растут невозвраты. В том числе от населения, по потребительским кредитам, чуть меньше по ипотеке, потому что там люди рискуют потерять квартиру, поэтому они последнее отдают зачастую. Уже у нас крупные банки запросили помощи у государства. Но у государства карман тоже худой.

 

Денис Минаков, главный редактор  журнала «Финансово-экономический бюллетень»: То, что происходит сейчас в мировой экономике – это, мне кажется, четко спланированный и достаточно грамотный процесс, противостоять нашей стране в одиночку этому процессу не удастся, поэтому так или иначе бюджетные проблемы в России и в Оренбургской области будут. Банковский сегмент  то, что часть банков прекратит свою деятельность, но при этом сама банковская система не схлопнется – для меня очевидно опять же, если серьезные банки пострадают – это будет социальный взрыв, государство не имеет права этого допустить.          

 

 

Олег Наумов: Очевидно, что реформирование экономики, социальной сферы системы управления жизненно необходимы, но когда это станет возможным? Какие предпосылки необходимы?

 

Андрей Нечаев: Для этого нужно главное условие, называется политическая воля. Мы сейчас стремительно приближаемся к ситуации второй половины 80-х годов, а может быть их конца. Несколько дней назад произошло знаковое событие – в Финляндии издали книжку Гайдара  «Гибель империи» на финском языке. Я напомню два основных фактора, окоторых Егор Тимурович говорит в качестве причин гибели советской империи. Первое, это резкое падение цен на нефть. На эту дорожку мы уже вступили. Оно пока не обвальное, но 20% - это уже немало. И второе, это крайне низкий уровень государственного управления. Вот это мы, к сожалению, в полном объеме имеем тоже, но пока политической воли к каким-то кардинальным изменениям не видно.

 

Олег Наумов: Итак, экономика России сползает к кризису. Объективных, внешних причин, которые бы остановили это сползание, нет. Более того, ситуация на мировом рынке нефти и газа может и дальше ухудшаться. Но даже если цены на нефть стабилизируются на  уровне 85 долларов за баррель, российский бюджет на 2015 год окажется невыполнимым в доходной части, ведь он рассчитан исходя из 95 долларов за баррель. Очевидно, что расходы придется урезать. Это можно сделать за счет снижения расходов на военные цели и госаппарат, сохранив социальные обязательства государства. И параллельно вернуться к проведению структурных реформ, о необходимости которых заявлял Кудрин еще полтора года назад. Пойдет ли на это власть? Исходя из нынешней мобилизационной логики - вряд ли. Власти проще вместо решения трудных экономических проблем перевести стрелки на то, что страна в окружении врагов и надо потуже затянуть пояса. Ну а простым гражданам проще поверить в то, что стакан еще наполовину полон, чем понять и осознать, что он уже наполовину пуст.

 

ОРЕН-ТВ

 

8 ноября 2014г.