Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Почему для большевиков октябрь 17-го – революция, а для Бунина – «окаянные дни»? Олег Наумов и заведующая литературной частью музея Бунина в городе Орле Инна Костомарова в программе «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 25-10-2014

Олег Наумов: На этой неделе исполнилось 144 года со дня рождения Ивана Алексеевича Бунина. Это событие прошло почти незамеченным. Возможно потому, что дата некруглая, а может, дело в том, что в советские  годы писатель был запрещен, и многое из того, что было написано Буниным, мы долгие годы просто не имели возможности прочитать. Бунину вообще не везло с юбилеями. Его столетие совпало со столетием Ленина, которого писатель бесстрашно разоблачал с самого первого момента прихода большевиков к власти. Иван Алексеевич Бунин родился в один год с Лениным, а умер в один год со Сталиным. Того и другого искренне ненавидел, и, надо отметить, что  это его чувство было взаимным. В 1920-м году он уезжает во Францию, и, по его словам, «навеки прощается с Россией». Писатель – эмигрант, нобелевский лауреат, в своей родной стране многие  годы был персоной нон-грата. С имени Бунина был снят запрет лишь после 1953 года, а значительная часть его творчества продолжала оставаться под запретом до конца 80-х. Теперь же, читая Бунина, нельзя не признать, что он показал  Россию конца XIX- начала XX века так искренне и правдиво, что  его книги могут служить пособиями по истории и для  нынешнего, и для будущих поколений.

Как жизнь  и творчество Бунина оказалось связано с Орловской землей?

 

Инна Костомарова: Прямые предки Бунина корнями связаны с нашей Орловской землей. Орловскими помещиками были родители Бунина, отец Алексей Николаевич, мать Людмила Александровна, урожденная Чубарова. Известно, что Иван Бунин родился в Воронеже, 10 октября ст. 1870 года. В Воронеж родители Бунина выехали на несколько лет, на некоторое время, в связи с тем, что старшие сыновья Юлий и Евгений учились в воронежской гимназии. И в этот период и родился будущий писатель Иван Бунин, а когда ему еще не исполнилось 4 лет, родители вернулись в свою орловскую усадьбу, и собственно там он жил долго, до 17 лет, там он сформировался как личность и сформировался как творческая личность. Как известно он с восьми лет уже начал писать стихи, а очень интенсивно он стал писать стихи уже в гимназические годы.

 

Олег Наумов: Как создавался этот  музей  и почему он находится именно в этом здании?

 

Инна Костомарова: Дело в том, что Бунин в юности, с 19 лет он поселился в нашем городе, в великой бедности он жил здесь, потому что родители разорились и нужно было зарабатывать на жизнь. В этот период начинается его жизнь как профессионального поэта, прозаика в районной газете, и Орел мы называем его литературной родиной, но дома, в которых жил Бунин, а я знаю, что это было не менее семи адресов, по которым он жил, но это все были съемные дешевые комнатки – дома не сохранились. И вот тогда посчастливилось выйти на  этот старинный дворянский особняк, середины 19-го века, неподалеку от которого Бунин жил по трем адресам: через дорогу отсюда, в квартале и в двух кварталах. Дом этот помнит Ивана Алексеевича. И в 1991 году в этом доме мы открыли музей Бунина.

 

Олег Наумов: Кто из русских писателей был для Бунина ориентиром в творчестве?

 

Инна Костомарова:У нас 112 автографов юношеских стихов Бунина - они были подражательные. И Бунин этого не скрывал. Он сознательно выбирал себе учителей, и конечно на первом месте, а он начинал как поэт, и долгое время в русской литературе он воспринимался прежде всего как поэт, и учителями его в первую очередь были Пушкин и Лермонтов. И очень много реминисценций, даже откровенных подражаний, но, кстати, и  потом и Пушкин и Лермонтов остались эталонами для Бунина в поэзии, в поэтическом слове. Ну а в юности он открыл для себя Льва Толстого - это всегда для него был учитель, камертон в литературе, высочайшего вкуса, изобразительности, таланта, правдивости. Для него эти черты были мерилом, ориентиром. Когда он говорил: «Мне говорят, что я учусь и в чем-то подражаю Толстому» (иногда находили толстовские мотивы в его произведениях, скажем, в «Митиной любви»). А у кого же еще учиться?».  Да, он учился у него, и он перечитывал «Войну и мир»  множество раз. В последний день, когда он уже не вставал, в последний день своей жизни, это было 7 ноября 1953 года, его навестил литератор, его друг, Бунин читал «Воскресение» Толстого.

 

Олег Наумов: В 1933 году Ивану Бунину, первому из русских писателей, была присуждена Нобелевская премия. За какие произведения он оказался лауреатом?

 

Инна Костомарова: Надо сказать, что в период жизни в эмиграции у него как бы переплавилась поэзия в прозу. Его поэзия не то, чтобы на втором плане, но уже не такой объем занимает в его творчестве. А проза становится настолько поэтична, ритмична, музыкальна, образна, что исследователи сравнивают многие его произведения  с произведениями Баха, Бетховена, Рахманинова. Решение Шведской академии звучит так: «Решением Шведской академии от 9 ноября 1933 года Нобелевская премия по литературе присуждается Ивану Бунину за правдивый артистический талант, с которым он воссоздал в художественной прозе типичный русский характер».То есть имеется в виду проза в целом.У него было много очень серьезных соперников. И в эмиграции считали таким серьезным соперником Мережковского, ну и от советской литературы 4 раза выдвигался Горький.  И когда в 1933 году вновь рассматривались кандидатуры на Нобелевскую премию в Швеции, Вера Николаевна, жена Бунина, записала в дневнике: «Ян победил «Жизнью Арсеньева». Все-таки решающую роль в присуждении Нобелевской премии Бунину сыграл роман «Жизнь Арсеньева».

 

Татьяна Жаплова, доктор филологических наук, профессор кафедры связей с общественностью и журналистики ОГУ: Работа была долгая и трудная, трудная еще и потому, что роман был автобиографическим во многом. Писать о себе нелегко, Бунину тем более. Каждая фраза, и он об этом писал в дневнике, была прочувствована, просто выношена. Вспоминая то, что было в России, то, что он оставил, то, что было связано с детскими годами и юношескими, вспоминая это еще раз, он переживал заново се чувства и эмоции, а с другой стороны, он пытался осмысливать это уже с позиции взрослого человека, потерявшего родину. Та Россия, которую он оставил за рубежом, она, как ему казалось, была уже невозвратима. О том, что происходит в советской России, слушать он не хотел.

 

Олег Наумов: Иван Бунин не принял большевистский переворот, и начиная с 1920 года уезжает за границу, и как оказалось, навсегда. Как большевистский переворот, вся эта смута на Руси отразилась в творчестве писателя?

 

Инна Костомарова: Надо сказать, что Бунин не просто не принял, как свершившийся, октябрьский переворот. Он же был в течение еще двух лет, даже больше, свидетелем красного террора большевистского.  И когда он эмигрирует в феврале 1920 года в Париж, он жил первые три года в Париже, он не может вернуться к художественной литературе. Главный жанр – публицистика. И эта боль, этот гнев, эта страстность, неприятие, и не просто неприятие, а боль утраты ухода из жизни прежней России – для него это было великой трагедией. Это очень сильно звучит в публицистике и конечно в «Окаянных днях». «Окаянные дни» - это высокохудожественный документ, документ эпохи, времени. И сейчас исследователи считают, что лучше Бунина в образах никто не отобразил вот эти 17-й, 18-й, 19-й годы в России. И кстати после «Окаянных дней», после публикации в газете «Возрождение», Бунин был не просто окончательно запрещен в России, но его книги изымались из библиотек и сжигались.

 

Татьяна Жаплова, доктор филологических наук, профессор кафедры связей с общественностью и журналистики ОГУ: Бунин изо всех сил старался приспособиться, тем более зная его ироничный и желчный временами нрав, люди не верили, что он старается к этой новой реальности привыкнуть. Но ничего не получилось. И поэтому когда поступило предложение отправиться на юг России, чтобы там хоть как-то пережить голодные годы, а потом уже покинуть родину, Бунин не сразу, но дал согласие. В дневнике «Окаянные дни» он потом отразит то, что наблюдал, пока ехал по центральной России, по югу России: везде были хаос и разрушение. Вот эту Россию он принять никак не мог. И опять, эти голод, разруха и нищета с его точки зрения это ничто по сравнению с тем, что вокруг была просто вакханалия бескультурья, дикие нравы, совершенно невозможное поведение вчерашних крестьян, которые  были одеты в солдатские и матросские шинели. Вот это его просто приводило в бешенство. А уже потом, когда он оказался за рубежом, когда он читал публикации о России советской, он лишний раз убеждался в том, что был прав, когда родину покинул.

 

Олег Наумов: Многие годы жизни Бунина связаны с Францией, и это представлено в вашем музее. Расскажите об этом периоде.

 

Инна Костомарова: По пути во Францию он оказался совершенно нищим, его обокрали. Друзья ему помогли, приютили вначале. А потом он стал переиздаваться с 21-го по 23-й год, вышла серия его произведений. Там и русские издательства конечно были, и в переводах стал выходить, и он с женой снял квартиру в Париже на улице Оффенбаха в доме №1. Но надо сказать, что Бунин в столицах не мог работать, заниматься творчеством. Ему необходимо было уединение, и он стал искать уединение. И нашел его в городке Грасс, в приморском южном городке. И основные его произведения новые, которые были написаны в эмиграции – они созданы там. Но после того,  как Бунин уже в послевоенные годы не имел возможности платить за домик в Грассе, ведь он бедствовал в годы войны, потому что ни одной строки при фашистских издателях он не опубликовал, поэтому он в 1945 году возвращается в свою парижскую квартиру и последние 7 с половиной лет его жизни прошли там, в Париже, практически безвыездно. И вот с его жизнью в Париже, с его творчеством в последние годы, связана мемориальная экспозиция нашего музея, который мы называем «Парижский кабинет Бунина». Там подлинные вещи Бунина, мебель из его парижского кабинета. Письменный стол Ивана Алексеевича, его кресло, столик под пишущую машинку, стул, кровать, покрывало, которым была накрыта кровать, ну и еще некоторые личные вещи Бунина. Скажем, в изголовье висит та самая икона, которая висела в изголовье в  парижском кабинете.

 

Татьяна Жаплова, доктор филологических наук, профессор кафедры связей с общественностью и журналистики ОГУ: Буквально с первых лет эмиграции сразу выделились лидеры, которые возглавили все литературное движение. Это были Мережковский и Бунин. Он действительно и там умудрялся сплотить вокруг себя талантливую молодежь. Он понимал прекрасно, что наследует те традиции литературные, которые были заложены еще в старые времена Пушкиным, а потом его продолжателями. Он даже гордился тем, что он единственный хранитель тех традиций. Он категорически не принимал модернистов и их опыты в начале 20-го века. Точно так же категорически он не принимал тех поэтических новаций, которые доходили до него и которые были сделаны поэтами новой волны. Он не верил людям, он сомневался лояльности новой власти по отношению к нему, а еще он прекрасно успел уже узнать некоторых людей, и не секрет, что он несколько раз был возмущен до глубины души теми, кто собирался вернуться назад или возвращались. Он считал их предателями. Предателями той старой России, той старой культуры, и тех традиций, носителями которых они выступали. Политическое, человеческое литературное -  все свелось воедино и так или иначе Бунину перекрыло обратную дорогу на родину.

 

Олег Наумов: Иван Бунин – русский писатель, и вот так волей судьбы оказался на долгие годы, до конца жизни за границей. Как он это переживал? Следил ли он за тем, что происходит в Советском Союзе и думал ли он о возвращении в страну?

 

Инна Костомарова: Для Бунина это была трагедия – отрыв от Родины, и это было незаживающей раной. Бунин был очень страстным человеком, он писал в «Жизни Арсеньева»: «Я хочу, чтобы жизнь, люди, вызывали только любовь, радость, и ненавижу то, что мешает этому». Вот это страстное «ненавижу» - оно идет в неприятие и в публицистику, действительно, очень страстную. Но с годами Бунин возвращается к тому, что вызывает любовь и радость, к этой главной теме своей жизни. В эмиграции им было издано 10 книг, и как это ни удивительно, все они о России. Правда, о России прошлой. Ну а гимном России, симфонией о России называют «Жизнь Арсеньева». Это образ просветленный, возвышенный, образ той исторической России, которую унес он с собой. И которую он на своих страницах воскресил, воссоздал заново. Никогда Бунин не отрывался от России. Никогда. Просто приведу один факт. Годы второй мировой войны. Бунин в Грассе, с 39-го года уже Франция оккупирована. И вот тогда у Бунина все, что вызывало боль, неприятие в новом строе на Родине – все ушло в сторону. Россия, его Родина  - в великой опасности. У него был приемничек, он слушал его в подвале, немецкую речь и русскую речь, сводки о событиях военных,  у него была огромная карта на стене, и там он флажками отмечал продвижение советских войск. И дневники - это же хроника военных событий.

 

Олег Наумов: Иван Бунин умер в эмиграции, на родину так и не вернулся, и хотя в начальные десятилетия Советского Союза его книги здесь просто уничтожались, все-таки теперь он вернулся в Россию своими произведениями, и многие из них у вас представлены.

 

Инна Костомарова: Как сказал блистательный критик русского зарубежья Георгий Адамович, «смерть Бунина стала началом его бессмертия», то это соответствует истине, потому что, во-первых,  в творчестве Бунина подняты темы вечные, не сиюминутные. То есть Бунин будет современным писателем для всех веков и народов, философское осмысление высших моментов человеческой жизни на земле, а главное – это восхищение жизнью, неустанная хвала творцу за счастье жить в этой несказанной земной красоте. Отсюда его поэзия – она отражение земной красоты и счастье жить в ней. Именно в этом, наверное, и суть того, что Бунин, когда его читаешь, он дает свет в душу вливается, потому что он помогает жить, он помогает верить во все прекрасное в нашей краткой земной жизни.

 

Олег Наумов: Иван Алексеевич Бунин стал первым русским писателем, удостоенным Нобелевской премии. Его произведения изданы и почитаемы во всем мире. Но у себя на Родине путь к читателю был непростым. Став классиком еще до 1917 года, он много издавался в России. Но в советское время, после того, как Иван Бунин активно не принял новую власть,  его книги начали изымать из библиотек и уничтожать. Так коммунисты мстили одному из духовных лидеров эмиграции. Такие произведения, как «Окаянные дни» были изданы только в эпоху перестройки. Сегодня наследие Ивана Бунина во всем объеме с нами. Для духовного возрождения народа очень важно присутствие стихов и прозы Бунина в нашей жизни. Он же, несмотря на долгую жизнь за границей, навсегда сохранил в своей душе воспоминания о той России, которую бесконечно любили безвозвратно потерял: «Я часами простаивал, глядя на ту дивную, переходящую в лиловое, синеву неба,  – и навсегда проникся глубочайшим чувством истинно?божественного смысла и значения земных и небесных красок. Подводя итоги того, что дала мне жизнь, я вижу, что это один из важнейших итогов. Эту лиловую синеву, сквозящую в ветвях и листве, я и умирая, вспомню …

 

ОРН-ТВ

25 октября 20014г.