Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Программе «Диалог» - 10 лет. Участники «Диалогов» о главных вопросах в жизни России последнего десятилетия.
опубликовано: 11-10-2014

Смотреть

Олег Наумов: Ровно 10 лет назад, в начале октября 2004 года в эфире телеканала ОРЕН-ТВ вышел первый наш «Диалог». За это десятилетие сделано более 400 оригинальных программ. В них мы старались обсуждать те события и проблемы, которые на тот момент казались нам важными, встречались с людьми интересными, талантливыми, имеющими свой взгляд и свое суждение обо всем, что происходит вокруг. Не всегда точка зрения наших героев совпадала с официальной, общепринятой. Но, на мой взгляд,  для любого СМИ очень важно дать зрителю, слушателю, читателю возможность услышать как можно более полный спектр мнений  и сделать свои собственные выводы.

     Именно поэтому в наших «Диалогах» участвовали оппозиционный политик Борис Немцов и лидер протестного движения Алексей Навальный,  писатель Владимир Войнович и экономист Евгений Ясин,детский врач Леонид Рошаль и политолог Дмитрий Орешкин. Для вас, наверное, было важным видеть среди героев наших программ тех, кто на данный момент определяет вектор  развития области, и поэтому мы приглашали к разговору Дмитрия Кулагина, Юрия Мищерякова, Евгения Арапова.

     Конечно, какие-то выпуски были более удачными, какие-то менее, но… Просматривая тексты вышедших за 10 лет программ, я понял, что по ним можно увидеть, куда, в каком направлении двигалась наша страна, как она изменилась за эти годы, где были допущены наиболее серьезные ошибки. Какой стала страна за эти десять лет, какими изменениями стоит гордиться, а какие вызывают чувство стыда?

     Первая программа «Диалог» вышла после трагических событий в Беслане. Воспользовавшись шоком, который охватил граждан России после гибели людей в теракте, власть провела реформу политической системы, и, в частности, были отменены выборы губернаторов. Тогда, 10 лет назад, председатель Комитета Госдумы по законодательству Павел Крашенинников так объяснял причины отмены выборов:

 

Павел Крашенинников,  депутат Госдумы, 2004 год:

Я не знаю ни одного субъекта федерации, может, мне просто не повезло в жизни, где выборы проходили честно и абсолютно демократично. Чтобы отсутствовал административный ресурс, чтобы волеизъявление было полностью свободным…

 

Олег Наумов: То есть раз власть не в состоянии обеспечить честные выборы, то давайте их вовсе отменим - вот такая бюрократическаялогика. Тем более, что и  народу особо  доверять нельзя, вдруг ошибется, не тех выберет. А вот еще одно важное объяснение причин отмены выборов губернаторов.

 

Павел Крашенинников,  депутат Госдумы, 2004 год:

Не секрет, что во многих субъектах Федерации сделали такую схему, что губернатор является мини президентом в соответствующем регионе, что, конечно, не соответствует духу Конституции…Конечно, это неправильно. Новая схема избрания – это, конечно же, реализация 77-ой статьи Конституции, где говорится о том, что исполнительная власть должна быть едина по всей России.

 

Олег Наумов: Вертикаль власти в стране восторжествовала. Исполнительная власть стала почти монопольной. Под ее влиянием оказались другие ветви власти, а парламент вообще перестал быть местом для дискуссий. В результате такого подхода регионы стали еще более бесправными, а губернаторы превратились в обыкновенных чиновников, которыми командуют из Администрации президента. Только массовое протестное движение вынудило экс-президента Дмитрия Медведева вернуться к избранию губернаторов. Теперь те же самые люди принялись пояснять, как это важно: быть избранным, получить мандат народного доверия. Когда они были искренними?

 

Дмитрий Орешкин, политолог, 2013 год:

Мне кажется, что это реакция начальства на социокультурную среду, потому что понятно, что можно было и раньше давить, побольше поставить фильтров, поменьше конкурентов, и все у нас будет хорошо. Но в конце Северная Корея получается. И тому же начальству этого не очень хочется. Им не хочется быть невыездными, как например Лукашенко. Им хочется соблюсти какую-то грань баланса: с одной стороны, чтобы уверенно победить, а с другой – чтобы все это выглядело достаточно прилично, чтобы люди не выходили на улицы, чтобы на них не показывали пальцем. Это нормальное человеческое желание. 

 

Олег Наумов: Последние выборы 14 сентября показывают, что вертикаль по-прежнему всесильна:  неугодные кандидаты просто не были допущены к выборам, а сами выборы превратились в фарс.  Избиратели же в массовом порядке проигнорировали эти выборы, неявкой продемонстрировав свое отношение к ним. Итак, десятилетний круг завершен, и мы по-прежнему топчемся на месте. Народ так и не получил опыта демократии и ответственного выбора, а власть по-прежнему на этом паразитирует.

     Восемь лет прошло со дня выхода двух программ «Диалога» с участием Егора Гайдара. Сегодня его уже нет с нами, а тогда только что вышла его книга «Гибель империи»,  в которой говорилось о том, как избежать постимперского синдрома после распада СССР.

 

 

Егор Гайдар, экономист, политик, 2006 год: Избежать его нельзя, он в полном объеме сегодня с нами. Мы сегодня проходим постимперский синдром очень похоже на то, как его проходили Франция, Великобритания. Его лечат две вещи. Первое - время. Попробуйте сегодня объяснить хорошему, образованному английскому студенту, что Великобритания имеет исторические права управлять Индией. Попробуйте заставить этого студента принять участие в политических действиях, направленных на восстановление британского контроля над Индией. Вы увидите, что он посмотрит на вас, как на клинически нездорового человека. Я абсолютно убежден, что через 15 лет в России идея о том, что мы обязательно должны владеть Казахстаном, Украиной и Прибалтикой, будет восприниматься столь же экзотично. Но эти 15 лет надо прожить. И это в очень большой степени зависит от ответственности элиты. Потому что очень просто разыгрывать имперскую карту, этакую политическую двухходовку. Есть боль, реальная, и на этой базе получать политическую поддержку – задача тривиальная, никакого ума не требующая, почти всегда дающая на краткосрочной дистанции результат. Другое дело, что потом все это кончается страшно для твоей страны, да и для тебя самого. Понимание элитой того, что идти по этому пути страшно для твоей страны и даже для тебя лично - это еще одна важная предпосылка для того, чтобы мы не повторили ошибок, которые уже были совершены в истории.

 

Олег Наумов: Сегодня ясно, что опасения Егора Гайдара оправдались,  и события в нашей стране развиваются по самому худшему сценарию: присоединение Крыма, поддержка сепаратистов на Юго-Востоке Украины вызвали небывалую волну псевдо патриотизма.  Политическая двухходовка, об опасности которой предупреждал Егор Гайдар, состоялась. Власть получила одобрение и поддержку большинства граждан, рейтинги руководителей страны зашкаливают. Но постепенно все больше и больше в стране появляется людей, которые понимают: этот путь   ведет нас   к международной изоляции, обострению проблем в экономике, падению уровня жизни. Поймет ли политическая элита, что этот путь ведет к разрушению страны, чтодобрые отношения с соседями теперь восстановить будет очень сложно?

     Весной 2008 года новым президентом страны был избран Дмитрий Медведев. На первых порах он был полон энтузиазма в решении коренных проблем страны: провозгласил курс на демонополизацию экономики, реформу политической и судебной системы, перезагрузку отношений с США,борьбу с коррупцией. Но уже тогда многих настораживало, способен ли он реализовать этот курс.

 

Леонид Радзиховский, политолог, 2008 год:

Борьба с коррупцией. Я в это не верю. Почему? Потому что Медведев – президент, выдвинутый бюрократическим аппаратом. Единственная его опора в стране – бюрократический аппарат. Как же может бюрократический аппарат сам ограничивать свои доходы. Независимый суд – вопрос более сложный. Здесь можно предпринять определенные усилия, потому что даже при высоком уровне коррупции какие-то подвижки в плане независимого суда.

 

Олег Наумов:   Итоги президентства Дмитрия Медведева вызвали большое разочарование в обществе. Политическая и судебная реформа не состоялись, отношения с другими странами продолжали ухудшаться, борьба с коррупцией свелась к демонстративной посадке ряда маловлиятельных чиновников, чем-то не угодивших начальству.  Ни одно из его даже мелких начинаний не было реализовано. Жирной точкой на президентстве Медведева стало возвращение к зимнему времени, проведенное по инициативе партии «Единая Россия», в которой он же теперь председатель. Таковы парадоксы судьбы, А может быть это и не парадоксы, а расплата за согласие на тандем, на несамостоятельность, на роль местоблюстителя президентского кресла.

 

Борис Надеждин, политик, 2009 год:

Я своим студентам говорю, знаете, что мне обидно: вот пройдет сто или двести лет. Уверен, наша страна будет жить, существовать, развиваться. И вот будущие преподаватели права будут говорить: а давайте посмотрим, какие первые поправки были внесены в Конституцию США и в Конституцию РФ. Конституция США: первая поправка – билль о правах. А первая поправка Конституции РФ – увеличение срока полномочий президента и Госдумы. Это некрасиво. Второй момент. Многие законы, принятые в нулевые годы, они, на мой взгляд, противоречат Конституции. Дело в том, что Конституция, например, предусматривает разделение властей. Разделение властей означает, что у нас должен быть независимый парламент: Госдума, Совет Федерации. Но мы же видим, что получилось: в ГД, надеюсь, последний созыв, реальный контроль администрации президента через партию «ЕР», а что касается наших членов СФ – это вообще отдельная смешная история. Нет больше в Европе парламентов, где бы, внимание, вдумайтесь, члена СФ назначал бы губернатор, назначенный президентом.

 

Олег Наумов:   Проблема коррупции в России  остается коренной проблемой нашей страны. Мы посвятили ей за эти годы больше десятка программ. Но власть с ней не борется, а общественные организации очень слабы, чтобы добиться коренного перелома. Вся надежда на новую генерацию политиков, таких как Алексей Навальный.

 

Алексей Навальный, оппозиционный политик, 2011год:

Коррупция в современной России стала именно тем стержнем, на котором построена власть. То есть власть построена на системе делегирования: ты мне, я – тебе. Высшее политическое руководство забрало политические полномочия у разных элит: региональных, муниципальных и т.д. В обмен она делегировала им экономические полномочия: проще говоря, вы фальсифицируете выборы в пользу нас, но за это мы даем вам возможность воровать, если вы совсем уж не попались, то вам ничего не будет. Поэтому коррупция стала совершенно очевидна. Она даже нигде не прячется. В любом регионе, даже в вашем, можно открыть региональную прессу и прочитать описание весьма достоверных случаев коррупции. Если мы отследим, только за время нахождения Путина у власти было создано огромное количество новых антикоррупционных органов. Но никакого успеха мы не видим, потому что эти люди понимают, что уничтожая коррупцию, они уничтожают сами себя.

 

Олег Наумов:  Сайт «Роспил» Алексея Навального выявил тысячи коррупционеров, остановлены коррупционные госзаказы на сотни миллионов рублей.

 

Алексей Навальный, оппозиционный политик, 2011 год:

Я искренне ненавижу этих людей, которые превратили нашу страну в территорию свободной охоты. Где бандитские группы, а это именно легализованные бандитские группы, занимаются отъемом денег у населения, у компаний, отъемом нефтяной ренты, газовой ренты и т.д. Я абсолютно уверен, что мы обязаны что-то изменить. Это единственная морально верная гражданская позиция сегодня, бороться с этими людьми активно. Не просто озвучивать: вы все жулики, а пытаться их преследовать, насколько это возможно. 

 

Анатолий Голубев, руководитель Межрегиональной общественной организации «Комитет по борьбе с коррупцией», 2012 год: 

Борьба с коррупционерами и борьба с коррупцией – это совершенно разные вещи. В первом случае, совершенно не меняются причины и условия, система. Борьба с коррупционерами, она, к сожалению, не ведет к снижению уровня коррупции в стране, то есть она наоборот ведет к ее росту. Это закономерно. Любой чиновник под страхом угрозы разоблачения обрастает определенной группой посредников, сумма взяток соответственно увеличивается, и каждый день в эти механизмы втягивается все большее количество людей.

 

Кирилл Кабанов, руководитель Комитета борьбы с коррупцией, 2012 год: В России вообще не ставится вопрос о возврате украденных денег. Хотя меня в большей степени интересует возврат средств, чем судьба этих жуликов. Ну, получат они восемь лет, десять – мне без разницы. Мне надо, чтобы у них все отобрали. Отобрали на Западе и вернули сюда, чтобы на эти средства жили люди, как и быть должно, потому что это наши деньги.  Почему например уже давно,  не ратифицируется 20-я статья 111 конвенции ООН против коррупции «Криминализация незаконного обогащения»? Мы подписали конвенцию, но именно эту статью, основной по моему пониманию пункт мы не ратифицировали. Потому что этот пункт несет реальную угрозу реальным коррупционным активам для клептократии. Поднимается вопрос о том, что чиновникам запрещено иметь собственность за рубежом. Тут же говорят: как так, а Конституция? Ну, вот так. Если ты идешь на государственную службу, ты не должен иметь собственность за рубежом. По одной простой причине, потому что ты не будешь работать в интересах этого государства. Мы давно говорили, что карьерный чиновник должен получать стабильно высокий социальный пакет, это первое, что нужно делать. Он должен знать, что защищен государством, но при этом он должен поражать себя в правах добровольно.

 

Олег Наумов:   Коррупционеры у власти чувствуют опасность со стороны Навального для своего будущего. По надуманным делам он  был осужден, правда условно. А сегодня по новым обвинениям он находится под домашним арестом. Может заграница нам поможет? Недавно в Италии арестованы  отель, виллы, другое недвижимое имущество российского бизнесмена Аркадия Ротенберга, известного своей близостью к верховной власти, и тем как он сказочным образом нажил свои миллиарды в последние годы.  В Госдуме некоторые депутаты тут же засуетились и подготовили законопроект, по которому потерявшие недвижимость Ротенберги получат компенсацию из бюджета страны. Это как говорится за гранью добра и зла.

     Так и живет эти десять лет наша страна. Никак не может избавиться от так называемого нефтяного проклятия. От этого страдает вся страна и каждый из нас. Впрочем, есть и те, кто выигрывает – это приближенные к власти олигархи и отдельные госслужащие, стоящие во главе госкомпаний. Недавно депутат Валерий Рашкин назвал их с трибуны Государственной Думы: это Игорь Сечин, госкомпания «Роснефть», Алексей Миллер, компания «Газпром», Владимир Якунин,  госкомпания РЖД – зарплата их исчисляется  миллионами рублей в день. При этом в стране около 15 % населения живет за чертой бедности. Курс рубля падает, и вместе с ним обесцениваются зарплаты и пенсии граждан. Как им объяснить причины ухудшения экономической ситуации в стране? Да никак. Отвлечь устрашением, что вокруг нас враги, это они виноваты во всех бедах, поднять волну патриотизма. Сегодня это работает. А завтра?

 

Сергей Алексашенко, экономист:, 2013 год:

В российской экономической политике нет вопросов, на которые должны отвечать экономисты, есть вопросы, на которые должны отвечать политики. Это защита прав собственности, независимость суда, верховенство права, равенство всех перед законом. Политические вопросы – это фундамент для экономики. Потому что если нет защиты прав собственности, то бизнес не вкладывает деньги. Бизнес не вкладывает деньги – нет инвестиций. Нет инвестиций – нет роста экономики. Нет роста экономики – нет налоговых поступлений. Нет налоговых поступлений – проблемы у министра финансов. Проблемы у министра финансов – проблемы у президента, он недоволен тем, что в экономике что-то не в порядке. 

 

Олег Наумов:  В чем корень проблем нашей страны? Экономист Евгений Ясин считает, что российскую цивилизацию на протяжении многих столетий терзают забалтывание проблем, недостаток дела,  неумение дать адекватный ответ историческому вызову.

 

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики

2011 год: Я думаю, что главная беда России заключается в ее культурной отсталости. Дело в том, что мы уверены в большинстве своем, что мы супердержава, или что мы были супердержавой, что одно это говорит о нашем высоком культурном уровне, и вообще, русская культура – это особая заслуга всех нас.  На самом деле, как раз для России характерно то, что она появилась на карте мира, как дальняя окраина Европы, она выбрала путь самодержавного развития тогда, когда основная Европа уже начинала выбираться на путь развития рыночной экономики и капитализма. Беда заключается в том, что мы – страна с очень архаичным самосознанием, с традиционалистскими установками, которые не только не ослабли, но усилились при советской власти, потому что под видом самого передового строя на самом деле проповедовался возврат к феодализму. И сейчас мы опять должны выбираться из этой вязкой тины проблем. Для того, чтобы хоть немного приблизиться к нормальным цивилизованным странам.

 

Олег Наумов:  Приблизилась ли за последние 10 лет Россия к современным цивилизованным государствам?Алексей Кара-Мурза считает, что многие вопросы, начиная от  международных отношений и заканчивая внутренними проблемами – разделения властей, верховенства права, укрепления гражданского общества – еще ждут своего решения.

 

Алексей Кара-Мурза,  доктор философских наук, 2009 год:

Необходимо очень серьезное просветительство, для того, чтобы общественное самоуправление начало давать результат. Но нельзя говорить, что провалились нынешние либеральные реформы. Они по- настоящему еще и не начинались. Только первые шаги сделаны в правильном направлении, а многое зависит от общественной инициативы, снизу. Нельзя подарить свободу, свободу надо каждый день отрабатывать, потому что это некоторый труд. Находиться в стреноженном состоянии достаточно легко. Особенно когда у государства есть много денег для распределения. А когда приходят трудные времена, выясняется, что надо зарабатывать. А зарабатывать может только свободный человек. А потом распределять может только подконтрольное государство. Свободный человек и подконтрольное государство – это та проблема, которую нам еще предстоит решить.

 

Олег Наумов:  Да, нашему обществу еще предстоит решить и проблему свободного человека, и проблему подконтрольности государства, и много других проблем, препятствующих демократическому развитию России. Об этом мы будем рассказывать в будущих выпусках программы «Диалог». До новой встречи.

 

ОРЕН-ТВ

11 октября 2014 г.