Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


23 июня исполняется 125 лет со дня рождения Анны Ахматовой. О жизни и творчестве Анны Ахматовой в программе «Диалог» говорят Олег Наумов, доктор филологических наук Татьяна Жаплова и заведующая музеем «Дом поэтов» Елена Полеванова.
опубликовано: 21-06-2014

 

Олег Наумов:  23 июня исполняется 125 лет со дня рождения Анны Ахматовой. Творчество этого классика русской литературы 20-го века сегодня изучают в школе, стихи переведены на многие языки. Анна Ахматова прожила тяжелую жизнь. Но разве могла быть  другой судьба женщины, родившейся на стыке столетий, и пережившей в России две войны и одну революцию? Анна Горенко родилась   1889 года в предместье Одессы, годовалым ребенком была перевезена в Царское село. Там прожила до шестнадцати лет. Читать училась по азбуке Льва Толстого. В пять лет, слушая, как учительница занималась со старшими детьми, тоже начала говорить по-французски. Первое стихотворение написала в одиннадцать лет.  Ее отец был недоволен, когда узнал, что дочь пишет стихи. Он считал, что дворянской дочери заниматься стихами, а уж тем более их печатать, совершенно непозволительно. И тогда Анна стала подписываться  девичьей фамилией своей прабабушки. «Мне пришло на ум взять себе псевдоним, - вспоминала Анна, - потому что папа, узнав о моих стихах, сказал: «Не срами мое имя». - И не надо мне твоего имени! - сказала я...». Так юная гимназистка Горенко стала  поэтессой  Анной Ахматовой.

 

Олег Наумов: В 1910 году в Киеве Анна Горенко и Николай Гумилев обвенчались. Затем какое-то время жили в Царском селе, где прошло детство Анны, а затем оказались здесь на Бежецкой земле. В селе Градницы дом Гумилевых найти непросто. Здесь, в Тверской глуши, Анна Ахматова и Николай Гумилев провели лучшие годы своей жизни.

 

Елена Полеванова: Мать Николая Степановича жила здесь, в Слепнево, поэтому они приезжали к матери в гости, на летний период, с 11 по 17 год. Это у них считалось как дача. Здесь они были короткий период в нашем доме, но это единственное место наше слепневское имение, где они были объединены всей семьей. Больше, к сожалению, нигде  никогда вместе они не были.

 

Олег Наумов: Расскажите об истории создания музея.

 

Елена Полеванова: Это было родословное имение Львовых, Анна Ивановна вышла замуж за Степана Яковлевича Гумилева, она родилась в этом доме, получила образование. После революции крестьяне стали притеснять Гумилевых, и Анна Ивановна с дочерью Александрой Степановной ночью с пятилетним внуком Левушкой покидают это родовое имение. Вещи были забраны самые необходимые, большое количество книг, которые не сохранились и не найдены в наших архивах, посуда, которая была найдена у бежецких жителей – это мемориальная посуда, которая и находится в нашей экспозиции в нашем историческом доме. Дом сюда к нам привезли в 35-ом году из Слепнево по распоряжению местных властей, так как здесь в Градницах сгорела школа. Этот дом бережно разобрали и привезли в Градницы. Здесь  с 35-го по 87-й годы   была восьмилетняя школа. Затем год дом пустует. На втором этаже к столетию со дня рождения  Анны Ахматовой открывается первая выставка в четырех квадратных мезонинах.

 

Олег Наумов: Какие наиболее ценные экспонаты хранятся в вашем музее?

 

Елена Полеванова: В комната Анны Андреевны сделан фон синий, она писала: «там тень моя осталась и тоскою в той самой синей комнате живет, и образок эмалевый целует, гостей из города за полночь ждет». В комнате Анны Ахматовой находятся мемориальные вещи матери Николая Степановича Анны Ивановны Гумилевой – это шкатулка, и нож для разрезания бумаги. В рабочем кабинете Николая Степановича Гумилева у нас находится мемориальный автограф Анны Ахматовой и произведение «Романтические цветы», на развороте находится мемориальная надпись, сделанная Николаем Степановичем неизвестному лицу. Также у нас находится мемориальная открытка, посланная матери Николаем Степановичем с фронта.

 

Олег Наумов: Николай Степанович Гумилев – поэт и первый муж Анны Ахматовой несомненно оказал влияние на становление молодой поэтессы, так же как и другие поэты серебряного века: Городецкий, Мандельштам, Нарбут,  Зенкевич.

 

Татьяна Жаплова: Когда мы говорим о становлении акмеизма, то мы прежде всего вспоминаем имя Гумилева, вспоминаем Михаила Кузьмина, но Ахматова, недооценивать ее вклад мы не можем, поскольку именно с ней мы связываем зарождение традиции так называемой женской поэзии. Что она привнесла в акмеизм? Вот это женское начало, эту исповедальность, эти необыкновенного полета и необыкновенной высоты чувства, которые буквально наполняют каждую ее стихотворную новеллу. Об Ахматовой принято говорить, как  поэтессе, которая действительно заставила женщин выговориться, высказать себя. И наверно, на тот момент, когда мы говорим о становлении акмеизма, это 1911 год, на тот момент не было равных ей по значимости поэтесс.

 

Олег Наумов: Героиня ее стихов о любви  неизменно оказывалась страдающей, обманутой, отвергнутой. «Она первая обнаружила, что быть нелюбимой поэтично», – писал об Ахматовой Корней Чуковский. В несчастной любви Ахматовой виделось не проклятье, а источник творчества.

 

Татьяна Жаплова: Первые сборники 1912 года «Вечер», 1914 года «Четки» и 1917 года «Белая стая» они основаны целиком и полностью на лирике любовной. Сам жанр, который Ахматова выбрала, сам посыл, который дает она и ее лирическая героиня, они были на тот момент уникальными в поэзии. Небольшая стихотворная новелла, краткая и лаконичная, построенная по всем законам акмеизма, рассказывала каждый раз об одном и том же, о любви. И как ни странно, горький урок, о невозможности ощутить это полноценно. Те ситуации, которые воспроизводит Ахматова, они простые и жизненные, на первый взгляд. Но с другой стороны, то, как она к ним подходит, как она их филигранно обрабатывает со всех точек зрения, в том числе и с точки зрения стиля, показывает, насколько Ахматова способна ощутить чаянья, мысли, чувства женщины любого времени. Ее поэзия любовная  - она на все времена.

 

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Показалось, что много ступеней,

А я знала - их только три!

Между кленов шепот осенний

Попросил: «Со мною умри!».

 

Олег Наумов: Октябрьскую революцию Ахматова не приняла: "все расхищено, предано, продано, все голодной тоскою изглодано". Она с трудом приспосабливается к новой обстановке, но эмигрировать отказывается, остается на Родине и в 20-х—30-х годах публикует еще несколько сборников стихов. Но эти стихи и по интонации, и по смысловому наполнению уже совсем другие.

 

Татьяна Жаплова: Гражданская патриотическая лирика становится едва ли не самым важным в ее творчестве аспектом. Пишет  Ахматова о том, что происходит с человеком, который оказался втянут в эту эпоху разрушений. Казалось бы, построение нового общества, но тем не менее, разрушение всей концепции, которая когда-то привязывала человека к жизни. Ахматова показывает нам, насколько велики были потери, которые переживал народ в те годы революционные и гражданской войны. Ахматова показывает, насколько тяжело было человеку, до поры до времени замкнутому в каких-то личных переживаниях, ощутить то, что он единое целое вместе с этой страной. Она показывает, насколько велики были соблазны у людей покинуть эту родину, какой-то более легкий жребий для себя выбрать, и с другой стороны, она показывает, насколько велико было мужество тех людей, которые остались, и которые пережили с этой страной все, что им было ниспослано.

Олег Наумов: Она готова была принять все, что посылала ей судьба, а судьба была в тот момент к ней крайне неблагосклонна. Жертвами репрессий стали вначале ее сын, а потом ее гражданский муж Николай Пунин.

 

Татьяна Жаплова: Вмешательство друзей помогло ей на какое-то время, но тем не менее это была только передышка, потому что последовали опять аресты, и снова Ахматовой пришлось провести невероятное количество времени в тюремных очередях. И лишний раз удивлялись те, кто изучал ее творчество пристально, насколько жестока была власть по отношению к этой хрупкой женщине. Никакой информации, никаких сколько-нибудь достоверных сведений она не получала. Она свято   надеялась, что они живы. Она безропотно выстаивала эти очереди тюремные, но делала это впустую.

 

Олег Наумов:Один её муж был расстрелян, другой погиб в лагерях, а единственный сын провёл в них больше 10 лет жизни. Сама Ахматова жила все эти годы в постоянном ожидании ареста. «Муж в могиле, сын в тюрьме, помолитесь обо мне» – писала она в «Реквиеме».

 

Татьяна Жаплова: Ахматова стала той женщиной, которая и воплотила чаянья тех, кто оказался ввергнут в пучину репрессий. Именно ее голос, на тот момент, конечно, задавленный властями, но потом уже прорвавшийся, в наши дни он стал связующим звеном своеобразным между людьми той далекой эпохи и современниками. Как жили, как переживали, как боялись, и как в то же время находили в себе силы противостоять репрессивной машине – вот это все Ахматова показывает очень наглядно.

 

Нет, и не под чуждым небосводом,

И не под защитой чуждых крыл,-

Я была тогда с моим народом,

 Там, где мой народ, к несчастью, был.

 

Олег Наумов:Анна Андреевна вспоминает: «В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то «опознал» меня. Тогда стоящая за мной женщина, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, спросила меня на ухо (там все говорили шепотом): - А это вы можете описать? И я сказала: - Могу».


Семнадцать месяцев кричу,

Зову тебя домой,

Кидалась в ноги палачу,

Ты сын и ужас мой.

Все перепуталось навек,

И мне не разобрать

Теперь, кто зверь, кто человек,

И долго ль казни ждать.

 

Татьяна Жаплова: Ее герои в поэме «Реквием» - совершенно обычные люди. Женщины по большей части, которые также как и она ждут, беспокоятся о судьбе своих близких. Точно также как и она, они стоят в этих тюремных очередях и понимают, что вот сейчас последняя ниточка, связывающая их с близкими, натянута очень тонко, того и гляди порвется. Не было возможности у человека как-то даже планировать свою судьбу. Все решалось за них, какой-то фатум, казалось бы, довлел над теми людьми, которые жили тогда. Ахматова стала одной из многих. Но именно Ахматова сумела о той эпохе сказать громче всех и проникновеннее.

 

Олег Наумов: 14 августа 1946 года вышло Постановление ЦК ВКП(б), в котором творчество Ахматовой и Зощенко были названы пустыми и идеологически вредными. 16 августа на  Общем собрании ленинградской творческой интеллигенции с докладом выступил А.Жданов. Собрание дружно одобрило линию ЦК в отношении чуждых элементов в лице Анны Ахматовой, Михаила Зощенко и им подобных. 1 сентября 1946 года Президиум правления Союза писателей СССР  исключил Анну Ахматову и Михаила Зощенко из Союза советских писателей.

 

Татьяна Жаплова: Когда Ахматова уже определилась со своими взглядами по отношению к государству, когда она приняла и ВОВ вместе со своей страной, она не могла предположить, что это государство принесет ей еще новые беды. Для кого-то стало неожиданным такое решение правительства, но тем не менее приняла все эти изменения как настоящая героиня. В 1946 году вышло постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград». Касалось оно в первую очередь идейной и идеологической обстановки в стране………………..те, кто так или иначе имеют отношение к культуре, те должны были, согласно новому распоряжению партии и правительства, выбирать тщательно те произведения, которые достойны «нашего народа-победителя». То есть все, что так или иначе связано с идеей, мифом о партийном строительстве, о социалистическом государстве должно было получить главную дорогу. Все остальное, с психологизмом, с переживаниями с попыткой следовать человеку и его природе – все это было ненужно в новых условиях. Анна Ахматова и Зощенко стали по сути дела первыми жертвами, произведения которых  перестали публиковать вообще.

 

Олег Наумов: Когда ее стихи перестали печатать, Анна Андреевна оказалась в отчаянном положении. Ведь по ее словам: «На свете есть две вещи: написать стихотворение и поговорить об этом». Теперь для того, чтобы выжить, она была вынуждена зарабатывать переводами.

 

Татьяна Жаплова: Ходят легенды о том, в каких маленьких клетушках она проживала последние годы. Коммунальные квартиры, чужие углы, маленький топчан, маленький стол, скудная обстановка – вот все, что государство ей могло обеспечить, но в любом случае, государство о ней вроде как не забывало, по крайней мере, на мероприятия некоторые официальные она была приглашена, но все это было уже вослед тому, что было сделано этим постановлением.

 

Олег Наумов:   Лишь в 1951 году Ахматову, живого классика русской литературы, восстановили в Союзе писателей СССР. 11 мая 1956 года был реабилитирован из-за отсутствия состава преступления ее сын, известный историк Лев Гумилев. Незадолго до смерти она выпустила свой последний сборник стихов – «Бег времени», а также стала почётным профессором Оксфорда. Сегодня, когда стихи Анны Ахматовой свободно печатаются и даже изучаются в школе, она остается частью тех нитей, что еще связывают нашу страну со старой Россией, ее культурой и ее историей. Недавно был показан фильм Леонида Парфенова «Цвет нации». В нем автор показал, как много было разрушено, утрачено в годы коммунистического эксперимента. И делает вывод, что процесс необратим. И как не могут нынешние греки соотносить себя с древними греками, так и мы нынешние русские не можем  отождествлять себя с дореволюционной Россией, мы другие. Я не согласен с таким выводом Леонида Парфенова. Да многое утрачено, многое утрачено безвозвратно. Но русская литература остается связующим звеном, закрепляющим наше родство со старой Россией.

 

«ОРЕН-ТВ»

 

21 июня 2014 г.