Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Что значит для нас присоединение Крыма, и как восстановить теперь отношения с Украиной и международные связи России? Олег Наумов и генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 22-03-2014

 

Олег Наумов: На этой неделе  президент Владимир Путин в своем внеочередном Послании Федеральному собранию предложил парламенту принять закон о включении в состав России Крыма и Севастополя.  По мнению большинства россиян, свершилась историческая справедливость, ведь этот полуостров  всегда считался  исконно русской землей. Однако это не совсем так. Территорию Крыма  в разные периоды истории заселяли разные народы и господствовали здесь разные государства. В VI—V вв. до Рождества Христова,   в степях Крыма господствовали скифы, а на побережье свои колонии основали греки. Выходцы из Эллады основали Пантикапей (современная Керчь), выходцы из Милета – Херсонес, современный Севастополь. В средние века  Крым находился под господством Византии, именно здесь великий  князь Киевский Владимир принял крещение и распространил его затем на всю Русь. В 13 веке степной Крым становится улусом Золотой Орды.  С 15 века здесь Крымское ханство, находящееся в вассальной зависимости от Османской империи. В 1783 году после очередной русско-турецкой войны Екатерина II издала   манифест о принятии "полуострова Крымского", а также Кубанской стороны в состав России.  В советское время здесь была Крымская автономная республика в составе РСФСР, а 19 февраля 1954 года, ровно 60 лет назад, решением советских властей Крым был передан Украине. Кстати, когда говорят, что Крым отдал   Хрущев - это не совсем верно. В это время лидером страны был Георгий Маленков, уроженец Оренбуржья. При распаде СССР Крым остался в составе Украины на правах автономии. При этом большинство населения Крыма русские, а украинцы и крымские татары являются меньшинством.

Крым присоединен к России. Многие говорят, историческая справедливость восторжествовала. А вы как считаете?

 

Валерий Хомяков: Если бы я был крымчанином, я бы, конечно, проголосовал «за» на этом референдуме. Действительно, Крым - это русская территория, политая кровью наших предков. Это   территория, со своей историей. Там было достаточно много чего интересного и это связано вообще с европейской историей. И греки, и Византия, и все, что с этим связано, и крещение Владимира там же, в Крыму. Поэтому это с одной стороны, восстановление исторической справедливости, но с другой стороны, если эту тему обсуждать, то, конечно же, есть и то, что произошло в Киеве после Майдана. Там революционная целесообразность. Отчасти, Владимир Путин прав, когда он говорит, что они не совсем легитимны, нынешняя исполнительная власть, что, наверное, отчасти справедливо, на самом деле. И вот две этих истории, с одной стороны, революционная целесообразность в Киеве, с другой стороны, восстановление исторической справедливости сработали почти одновременно.

 

Олег Наумов: На взгляд большинства, присоединение Крыма – это восстановление исторической справедливости.  По данным ВЦИОМ,  91% опрошенных согласны с присоединением Крыма к нашей стране в качестве субъекта Федерации.  И только 5% респондентов считают это решение ошибочным. При этом многие хотели бы, чтобы отношения с Украиной оставались прежними.

 

Денис Минаков, «Финансово-экономический бюллетень», главный редактор:  С одной стороны, можно гордиться, что мы заявили свою позицию и сумели ее отстоять, то есть для любой державы это значимо и серьезно, а тем более для страны с такими претензиями как Россия, претензиями на влияние  в мире. С другой стороны, я понимаю, что на сегодняшний день и для жителей Крыма, и для жителей России в целом наступают нелегкие времена, которые связаны  с экономическими санкциями. Нам придется теперь достаточное время доказывать всему миру о том, что присоединение Крыма к нашей стране – это оправданный, политически верный, экономически верный, и самое главное, с точки зрения мирового устройства верный шаг.

 

Олег Наумов: Крым присоединен мирно, без войны, по крайней мере, без больших жертв. Для вас это важно, что именно мирным путем присоединен Крым?

 

Валерий Хомяков: Безусловно, это слава богу, что кровь не пролилась, как   пролилась на Майдане в феврале этого года. Это хорошо, но с другой стороны, очень многое настораживает, конечно. По-моему, Крымская история не закончена, мне кажется, она только-только начинается и дальше возможны самые печальные сценарии, в том числе и для России.

 

Денис Минаков: Для меня это чрезвычайно значимо, что присоединение Крыма прошло без военных действий. Я вообще считаю, что война – это худшее проявление человеческого существования и крайняя мера решения каких-либо конфликтов, к которой никогда не стоит прибегать.

 

Олег Наумов: Присоединение Крыма, что это означает для экономики России. Плюсы и минусы.

 

Валерий Хомяков: Для экономики России это означает вложение средств. Пока четких оценок нет. В суммах называют где-то 3 млрд. долларов в год. Не очень большая для нас сумма, откровенно говоря, но я думаю, что это, наверное,  минимальные средства. У нас была похожая история с Южной Осетией, когда мы вкладывали туда серьезные средства, просто для людей это все не доходило. Деньги уходили в Южную Осетию, дальше они там осваивались   правящим режимом, а до обычных граждан ничего не доходило. Как были дома разрушены, так они и оставались достаточно долгое время. Я боюсь, такого…

 

Олег Наумов: Теперь это наша территория, это же не Южная Осетия.

 

Валерий Хомяков: Ну, наша территория, будем вкладывать туда средства и где гарантия, что эти деньги дойдут туда, куда они предназначены для обычных граждан. Где гарантия, что нынешнее руководство Крыма, которое весьма сомнительно с точки зрения соблюдения законодательства, в первую очередь, я конечно, имею в виду Сергея Аксенова, который, как пишут СМИ, был связан с криминалом в 90-е годы. Где гарантия, что эти деньги не уйдут так же, как ушли наши деньги, которые мы вложили на Украину и которые оказались в кармане у Януковича. Такую гарантию думаю пока дать сложно. Поэтому, я не исключаю, что здесь будет та же система, в условиях весьма коррумпированного государства. Я думаю, что здесь очень важно, чтобы президент Путин, Счетная палата взяла под жесткий контроль расходы этих средств. Хватит кормить тех чиновников, которые могут нажиться на этом. Пусть все дойдет до крымчан.

 

Олег Наумов: Но это все расходы бюджетные. Все-таки, какой-то плюс есть от присоединения территории?

 

Валерий Хомяков: Нефть. Где интересы есть у Лукойла, я об этом знаю. Куда устремляется сейчас и Газпром. Наверное, какие-то плюсы могут быть от этого. Плюс, конечно же, тот же Крым, как бывшая союзная здравница. Тоже, возможны, какие-то поступления в бюджет Крыма, в первую очередь. Но насколько это все получится, пока сказать сложно. Ввиду сложной обстановки,   я пока сомневаюсь, что поток, в том числе, и российских туристов, хлынет на территорию Крыма.

 

Олег Наумов: Ну а еще плюс военная база Черноморского  флота теперь обеспечена…

 

Валерий Хомяков: Разумеется, мы не будем платить за ту базу, которая существует сейчас в Севастополе, это, наверное, какая-то экономия бюджета, но, все-таки, мне кажется, тут деньги считать пока рано. Да, мы должны помочь Крыму, это правда. Да, мы не должны рассчитывать сейчас на то, что за счет присоединения Крыма к России мы получим какие-то серьезные вливания. Мне кажется, здесь очень важно, все-таки, посмотреть на политический и геополитический аспект этой операции.

 

Денис Минаков: Экономика России вполне возможно за счет этих вливаний и инвестиций получит дополнительные заказы. Нужно будет строить мост, нужно будет прокладывать газопровод и линии электропередач, в том числе, говорят, будет протянут кабель по дну моря. Будет обустраиваться инфраструктура портовая, расположенная на побережье. Все это вполне возможно даст дополнительные места и инвестиции для российских предприятий. Думаю, что подавляющее большинство этих проектов будет реализовываться за счет государства, а значит, эти деньги пойдут в экономику, в том числе и на зарплаты россиянам.

 

Олег Наумов: Президент Путин в своем обращении в федеральном собрании сказал, что нам не нужен раздел Украины, что мы заинтересованы в соседских нормальных отношениях. Как возможен новый диалог с Украиной, как, возможно, важны нормальные отношения с Украиной в нынешних условиях.

 

Валерий Хомяков: Здесь, как мне кажется, очень важно дождаться результатов выборов на Украине и по их результатам принять решение. Все-таки, вновь избранный президент легитимен с точки зрения того же Путина, Кремля и нашей российской власти, либо нет. Поэтому, наверное, уже за горизонтом 25 мая, после того, как подсчитают голоса, можно будет принимать решение. Мы могли бы еще на самом начале того же Майдана вместе со странами Евросоюза уговорить того же Януковича и оппозицию. С одной стороны, мы могли влиять на Януковича, естественно, Евросоюз на оппозицию с тем, чтобы они сели и договаривались. Результат того, к чему это пришло, очень печальный, поскольку погибло   88 человек на улицах Киева. Поэтому, я думаю, что все-таки здравый смысл в данном случае восторжествует, и принцип революционной целесообразности в Киеве отпадет. С другой стороны, у нас отпадет принцип исторической справедливости и все-таки, мы вернемся в правовое поле взаимоотношений между Киевом и Москвой.

 

Олег Наумов: Первые санкции Евросоюза и США против России уже объявлены. Как вы считаете, от чего зависит, насколько эти санкции будут ужесточаться?

 

Валерий Хомяков: Этозависит от многих факторов,  от того как мы будем себя вести. Сейчас идет сложнейший процесс: приход России в Крым. Здесь масса вопросов: армия украинская, которая там есть и история с задержанием главкома ВМС, конечно, не украшает нас. Собственность. Вода, пойдет ли она из Днепра, как и шла раньше и хватит ли у Киева ума не заниматься отключением Крыма. От этого зависит водоснабжение не столько в квартирах или в гостиницах, а это для мелиорации. Электричество, газ, то есть надо полностью перестраивать инфраструктуру  полуострова. Это одно. И второе, насколько Киев зайдет далеко в том, чтобы ограничивать въезд российских граждан. Потому что для нас Крым не является полуостровом, он для нас остров. Для того, чтобы попасть в Крым сейчас наземным путем, необходимо пересекать границу. Насколько ужесточаться те же правила, как мы, русские граждане, будем пересекать эту границу?

 

Олег Наумов: Вот сейчас президент Путин  уже принял решение о строительстве железнодорожного и автомобильного моста через Керченский пролив, но на это уйдет два-три года, как минимум. То есть важно, чтобы до этого времени не было проблем с передвижением российских граждан.

 

Валерий Хомяков: Конечно, Киев может ужесточить правила пересечения границы. Ну, условно говоря, поезд подходит в Белгород, проверили, дальше в Харьков. А в Харькове таможенники говорят: так, с вещами в таможенный зал. На досмотр. Все. Имеют право, кстати сказать. И вот человек, который едет в Крым отдыхать, должен выйти из вагона со своими вещами, прийти в таможенный зал, раскрыть свои чемоданы, показать свои плавки, трусы, купальники, дальше все это упаковать  и назад. Это тогда уже  пересечение границы будет не два часа, как сейчас, а значительно больше времени. Я не исключаю такого развития событий. И это конечно усугубит взаимоотношения между Киевом и Москвой. И отношение нас, российских граждан к тому, что сейчас состоялось. Сейчас я смотрю, эйфория кругом, но эйфория не самый лучший советчик, в данной ситуации. Тут надо, все-таки подумать. Я надеюсь, что и решения украинских властей будут более взвешенными.

          

Олег Наумов: С украинскими властями все понятно, огромное число украинцев работает в России, и поэтому начать такую войну визовую – это и для Украины будет невыгодно.

 

Валерий Хомяков: Разумеется, это ударит в первую очередь по тем, кто работает у нас и в Москве, и в других городах, и в торговле, и в строительстве, но пока этот сценарий существует и его нельзя исключать.

 

Олег Наумов: На ваш взгляд, как санкции Евросоюза и США могут ударить по нашей экономике?

 

Валерий Хомяков: Пока санкции мягкие. Для нас с вами, для обычных граждан, подумаешь беда, что каких-то чиновников или депутатов не будут пускать в США и Европу. Да и Бог с ними! Я опасаюсь другого: что Украина может настоять на введении серьезных экономических санкций. В частности: в США огромные запасы нефти, которые сейчас никуда не выбрасываются. Открывают свои нефтяные бочки и выбрасывают нефть на мировой рынок. Что с ценой на нефть происходит? Она падает. Оценки экономистов говорят следующее: если она упадет до 70% за баррель, то тогда нас ожидает весьма грустная ситуация, связанная с наполнением бюджета. А отсюда социальные программы в ноль, пенсии – задержки, все это мы проходили в  90-х годах, когда у нас были проблемы с выплатами и бюджетникам, и пенсионерам. Нельзя исключать того, что если будут жесткие экономические санкции, то американскому и европейскому бизнесу будет высказано пожелание перестать инвестировать свои средства в российскую экономику. Иногда мои коллеги говорят, какая разница, по ним это тоже ударит. Но для этого надо считать. Если посмотреть то, что мы вывозим в Европу, то это всего лишь полтора процента от совокупного ВВП стран Евросоюза. У нас эта сумма – 15%. Поэтому ударит по нам больнее ровно в 10 раз.  Много будет зависеть от того, насколько Европа пойдет по этому пути, а это зависит от Кремля, насколько он будет упорствовать в том, что не надо вести переговоры с нынешней украинской властью. Я бы посчитал, что здесь стоило бы на уровне не президентов, не премьеров, хотя бы на уровне министров иностранных дел начать какой-то диалог с тем, чтобы минимизировать вот эти экономические потери для нашей страны.

 

Денис Минаков:  Если санкции будут продолжаться, если они будут усиливаться, и будут касаться не только политической (а пока речь идет о политической сфере),  но и экономической сферы, то да, экономика страны пострадает. С другой стороны, введение любых внешних санкций позволяет переориентировать экономику на внутренний рынок, в том числе и на импортозамещение. В этой части экономика России даже что-то приобретет.

 

Олег Наумов: Успешное проведение сочинской олимпиады подняло имидж России в глазах всего мира. И вот теперь в результате событий вокруг Украины этот имидж обрушился. Что сейчас можно сделать для укрепления международных связей и авторитета России?

 

Валерий Хомяков: Сейчас я думаю, очень важно остановиться и подумать потому что я не исключаю, что несмотря на заявления Владимира  Путина, планы в отдельных ястребиных головах нашей власти по поводу тиражирования вот этой технологии, связанной с Крымом на присоединение восточных земель, они могут существовать. Об этом надо забыть и сказать однозначно: все. Дальше мы не двигаемся. Ни Харьковская область, ни Донецкая ни другие, мы не собираемся устраивать там референдумы о вхождении в состав РФ. Это первое. Это заявление успокоило бы и  США,  и  Европу, и в Японию. А дальше надо вступать в диалог, надо встречаться, разговаривать объяснять,убеждатьнаших американских и европейских коллег в том, что произошло и как преодолеть кризис.

 

Олег Наумов: Президент России Владимир Путин в ходе обращения к Федеральному собранию заявил, что России не нужен раздел Украины, что Россия относится к украинцам с полным уважением и ни в коем случае не хочет нанести им вред. Это важное послание. Но, к сожалению,  агрессивная риторика уже  проникает в наши отношения: в России отменяются концерты украинской группы «Океан Эльзы» за выступление на Майдане, а в ответ за подпись в письме в поддержку позиции Путина по Крыму отменен концерт пианиста Дениса Мацуева в Киеве. Пока не получается отделить творчество от политики. Рознь проникает уже и в чисто человеческие отношения. Сокурсников моей знакомой, закончившей институт в Ивано-Франковске, жизнь разбросала  по миру. Собирались отметить годовщину окончания института, а сегодня те, кто остался  в Украине, заявляют своим друзьям юности из России: нечего приезжать вам сюда, оккупанты. Обидно, чисто по-человечески обидно. Но и украинцев надо понять. Иначе как выстроить дорогу к восстановлению наших братских связей?

 

«ОРЕН-ТВ»

 

22 марта 2014 г. 

Олег Наумов: На этой неделе  президент Владимир Путин в своем внеочередном Послании Федеральному собранию предложил парламенту принять закон о включении в состав России Крыма и Севастополя.  По мнению большинства россиян, свершилась историческая справедливость, ведь этот полуостров  всегда считался  исконно русской землей. Однако это не совсем так. Территорию Крыма  в разные периоды истории заселяли разные народы и господствовали здесь разные государства. В VI—V вв. до Рождества Христова,   в степях Крыма господствовали скифы, а на побережье свои колонии основали греки. Выходцы из Эллады основали Пантикапей (современная Керчь), выходцы из Милета – Херсонес, современный Севастополь. В средние века  Крым находился под господством Византии, именно здесь великий  князь Киевский Владимир принял крещение и распространил его затем на всю Русь. В 13 веке степной Крым становится улусом Золотой Орды.  С 15 века здесь Крымское ханство, находящееся в вассальной зависимости от Османской империи. В 1783 году после очередной русско-турецкой войны Екатерина II издала   манифест о принятии "полуострова Крымского", а также Кубанской стороны в состав России.  В советское время здесь была Крымская автономная республика в составе РСФСР, а 19 февраля 1954 года, ровно 60 лет назад, решением советских властей Крым был передан Украине. Кстати, когда говорят, что Крым отдал   Хрущев - это не совсем верно. В это время лидером страны был Георгий Маленков, уроженец Оренбуржья. При распаде СССР Крым остался в составе Украины на правах автономии. При этом большинство населения Крыма русские, а украинцы и крымские татары являются меньшинством.

Крым присоединен к России. Многие говорят, историческая справедливость восторжествовала. А вы как считаете?

 

Валерий Хомяков: Если бы я был крымчанином, я бы, конечно, проголосовал «за» на этом референдуме. Действительно, Крым - это русская территория, политая кровью наших предков. Это   территория, со своей историей. Там было достаточно много чего интересного и это связано вообще с европейской историей. И греки, и Византия, и все, что с этим связано, и крещение Владимира там же, в Крыму. Поэтому это с одной стороны, восстановление исторической справедливости, но с другой стороны, если эту тему обсуждать, то, конечно же, есть и то, что произошло в Киеве после Майдана. Там революционная целесообразность. Отчасти, Владимир Путин прав, когда он говорит, что они не совсем легитимны, нынешняя исполнительная власть, что, наверное, отчасти справедливо, на самом деле. И вот две этих истории, с одной стороны, революционная целесообразность в Киеве, с другой стороны, восстановление исторической справедливости сработали почти одновременно.

 

Олег Наумов: На взгляд большинства, присоединение Крыма – это восстановление исторической справедливости.  По данным ВЦИОМ,  91% опрошенных согласны с присоединением Крыма к нашей стране в качестве субъекта Федерации.  И только 5% респондентов считают это решение ошибочным. При этом многие хотели бы, чтобы отношения с Украиной оставались прежними.

 

Денис Минаков, «Финансово-экономический бюллетень», главный редактор:  С одной стороны, можно гордиться, что мы заявили свою позицию и сумели ее отстоять, то есть для любой державы это значимо и серьезно, а тем более для страны с такими претензиями как Россия, претензиями на влияние  в мире. С другой стороны, я понимаю, что на сегодняшний день и для жителей Крыма, и для жителей России в целом наступают нелегкие времена, которые связаны  с экономическими санкциями. Нам придется теперь достаточное время доказывать всему миру о том, что присоединение Крыма к нашей стране – это оправданный, политически верный, экономически верный, и самое главное, с точки зрения мирового устройства верный шаг.

 

Олег Наумов: Крым присоединен мирно, без войны, по крайней мере, без больших жертв. Для вас это важно, что именно мирным путем присоединен Крым?

 

Валерий Хомяков: Безусловно, это слава богу, что кровь не пролилась, как   пролилась на Майдане в феврале этого года. Это хорошо, но с другой стороны, очень многое настораживает, конечно. По-моему, Крымская история не закончена, мне кажется, она только-только начинается и дальше возможны самые печальные сценарии, в том числе и для России.

 

Денис Минаков: Для меня это чрезвычайно значимо, что присоединение Крыма прошло без военных действий. Я вообще считаю, что война – это худшее проявление человеческого существования и крайняя мера решения каких-либо конфликтов, к которой никогда не стоит прибегать.

 

Олег Наумов: Присоединение Крыма, что это означает для экономики России. Плюсы и минусы.

 

Валерий Хомяков: Для экономики России это означает вложение средств. Пока четких оценок нет. В суммах называют где-то 3 млрд. долларов в год. Не очень большая для нас сумма, откровенно говоря, но я думаю, что это, наверное,  минимальные средства. У нас была похожая история с Южной Осетией, когда мы вкладывали туда серьезные средства, просто для людей это все не доходило. Деньги уходили в Южную Осетию, дальше они там осваивались   правящим режимом, а до обычных граждан ничего не доходило. Как были дома разрушены, так они и оставались достаточно долгое время. Я боюсь, такого…

 

Олег Наумов: Теперь это наша территория, это же не Южная Осетия.

 

Валерий Хомяков: Ну, наша территория, будем вкладывать туда средства и где гарантия, что эти деньги дойдут туда, куда они предназначены для обычных граждан. Где гарантия, что нынешнее руководство Крыма, которое весьма сомнительно с точки зрения соблюдения законодательства, в первую очередь, я конечно, имею в виду Сергея Аксенова, который, как пишут СМИ, был связан с криминалом в 90-е годы. Где гарантия, что эти деньги не уйдут так же, как ушли наши деньги, которые мы вложили на Украину и которые оказались в кармане у Януковича. Такую гарантию думаю пока дать сложно. Поэтому, я не исключаю, что здесь будет та же система, в условиях весьма коррумпированного государства. Я думаю, что здесь очень важно, чтобы президент Путин, Счетная палата взяла под жесткий контроль расходы этих средств. Хватит кормить тех чиновников, которые могут нажиться на этом. Пусть все дойдет до крымчан.

 

Олег Наумов: Но это все расходы бюджетные. Все-таки, какой-то плюс есть от присоединения территории?

 

Валерий Хомяков: Нефть. Где интересы есть у Лукойла, я об этом знаю. Куда устремляется сейчас и Газпром. Наверное, какие-то плюсы могут быть от этого. Плюс, конечно же, тот же Крым, как бывшая союзная здравница. Тоже, возможны, какие-то поступления в бюджет Крыма, в первую очередь. Но насколько это все получится, пока сказать сложно. Ввиду сложной обстановки,   я пока сомневаюсь, что поток, в том числе, и российских туристов, хлынет на территорию Крыма.

 

Олег Наумов: Ну а еще плюс военная база Черноморского  флота теперь обеспечена…

 

Валерий Хомяков: Разумеется, мы не будем платить за ту базу, которая существует сейчас в Севастополе, это, наверное, какая-то экономия бюджета, но, все-таки, мне кажется, тут деньги считать пока рано. Да, мы должны помочь Крыму, это правда. Да, мы не должны рассчитывать сейчас на то, что за счет присоединения Крыма к России мы получим какие-то серьезные вливания. Мне кажется, здесь очень важно, все-таки, посмотреть на политический и геополитический аспект этой операции.

 

Денис Минаков: Экономика России вполне возможно за счет этих вливаний и инвестиций получит дополнительные заказы. Нужно будет строить мост, нужно будет прокладывать газопровод и линии электропередач, в том числе, говорят, будет протянут кабель по дну моря. Будет обустраиваться инфраструктура портовая, расположенная на побережье. Все это вполне возможно даст дополнительные места и инвестиции для российских предприятий. Думаю, что подавляющее большинство этих проектов будет реализовываться за счет государства, а значит, эти деньги пойдут в экономику, в том числе и на зарплаты россиянам.

 

Олег Наумов: Президент Путин в своем обращении в федеральном собрании сказал, что нам не нужен раздел Украины, что мы заинтересованы в соседских нормальных отношениях. Как возможен новый диалог с Украиной, как, возможно, важны нормальные отношения с Украиной в нынешних условиях.

 

Валерий Хомяков: Здесь, как мне кажется, очень важно дождаться результатов выборов на Украине и по их результатам принять решение. Все-таки, вновь избранный президент легитимен с точки зрения того же Путина, Кремля и нашей российской власти, либо нет. Поэтому, наверное, уже за горизонтом 25 мая, после того, как подсчитают голоса, можно будет принимать решение. Мы могли бы еще на самом начале того же Майдана вместе со странами Евросоюза уговорить того же Януковича и оппозицию. С одной стороны, мы могли влиять на Януковича, естественно, Евросоюз на оппозицию с тем, чтобы они сели и договаривались. Результат того, к чему это пришло, очень печальный, поскольку погибло   88 человек на улицах Киева. Поэтому, я думаю, что все-таки здравый смысл в данном случае восторжествует, и принцип революционной целесообразности в Киеве отпадет. С другой стороны, у нас отпадет принцип исторической справедливости и все-таки, мы вернемся в правовое поле взаимоотношений между Киевом и Москвой.

 

Олег Наумов: Первые санкции Евросоюза и США против России уже объявлены. Как вы считаете, от чего зависит, насколько эти санкции будут ужесточаться?

 

Валерий Хомяков: Этозависит от многих факторов,  от того как мы будем себя вести. Сейчас идет сложнейший процесс: приход России в Крым. Здесь масса вопросов: армия украинская, которая там есть и история с задержанием главкома ВМС, конечно, не украшает нас. Собственность. Вода, пойдет ли она из Днепра, как и шла раньше и хватит ли у Киева ума не заниматься отключением Крыма. От этого зависит водоснабжение не столько в квартирах или в гостиницах, а это для мелиорации. Электричество, газ, то есть надо полностью перестраивать инфраструктуру  полуострова. Это одно. И второе, насколько Киев зайдет далеко в том, чтобы ограничивать въезд российских граждан. Потому что для нас Крым не является полуостровом, он для нас остров. Для того, чтобы попасть в Крым сейчас наземным путем, необходимо пересекать границу. Насколько ужесточаться те же правила, как мы, русские граждане, будем пересекать эту границу?

 

Олег Наумов: Вот сейчас президент Путин  уже принял решение о строительстве железнодорожного и автомобильного моста через Керченский пролив, но на это уйдет два-три года, как минимум. То есть важно, чтобы до этого времени не было проблем с передвижением российских граждан.

 

Валерий Хомяков: Конечно, Киев может ужесточить правила пересечения границы. Ну, условно говоря, поезд подходит в Белгород, проверили, дальше в Харьков. А в Харькове таможенники говорят: так, с вещами в таможенный зал. На досмотр. Все. Имеют право, кстати сказать. И вот человек, который едет в Крым отдыхать, должен выйти из вагона со своими вещами, прийти в таможенный зал, раскрыть свои чемоданы, показать свои плавки, трусы, купальники, дальше все это упаковать  и назад. Это тогда уже  пересечение границы будет не два часа, как сейчас, а значительно больше времени. Я не исключаю такого развития событий. И это конечно усугубит взаимоотношения между Киевом и Москвой. И отношение нас, российских граждан к тому, что сейчас состоялось. Сейчас я смотрю, эйфория кругом, но эйфория не самый лучший советчик, в данной ситуации. Тут надо, все-таки подумать. Я надеюсь, что и решения украинских властей будут более взвешенными.

          

Олег Наумов: С украинскими властями все понятно, огромное число украинцев работает в России, и поэтому начать такую войну визовую – это и для Украины будет невыгодно.

 

Валерий Хомяков: Разумеется, это ударит в первую очередь по тем, кто работает у нас и в Москве, и в других городах, и в торговле, и в строительстве, но пока этот сценарий существует и его нельзя исключать.

 

Олег Наумов: На ваш взгляд, как санкции Евросоюза и США могут ударить по нашей экономике?

 

Валерий Хомяков: Пока санкции мягкие. Для нас с вами, для обычных граждан, подумаешь беда, что каких-то чиновников или депутатов не будут пускать в США и Европу. Да и Бог с ними! Я опасаюсь другого: что Украина может настоять на введении серьезных экономических санкций. В частности: в США огромные запасы нефти, которые сейчас никуда не выбрасываются. Открывают свои нефтяные бочки и выбрасывают нефть на мировой рынок. Что с ценой на нефть происходит? Она падает. Оценки экономистов говорят следующее: если она упадет до 70% за баррель, то тогда нас ожидает весьма грустная ситуация, связанная с наполнением бюджета. А отсюда социальные программы в ноль, пенсии – задержки, все это мы проходили в  90-х годах, когда у нас были проблемы с выплатами и бюджетникам, и пенсионерам. Нельзя исключать того, что если будут жесткие экономические санкции, то американскому и европейскому бизнесу будет высказано пожелание перестать инвестировать свои средства в российскую экономику. Иногда мои коллеги говорят, какая разница, по ним это тоже ударит. Но для этого надо считать. Если посмотреть то, что мы вывозим в Европу, то это всего лишь полтора процента от совокупного ВВП стран Евросоюза. У нас эта сумма – 15%. Поэтому ударит по нам больнее ровно в 10 раз.  Много будет зависеть от того, насколько Европа пойдет по этому пути, а это зависит от Кремля, насколько он будет упорствовать в том, что не надо вести переговоры с нынешней украинской властью. Я бы посчитал, что здесь стоило бы на уровне не президентов, не премьеров, хотя бы на уровне министров иностранных дел начать какой-то диалог с тем, чтобы минимизировать вот эти экономические потери для нашей страны.

 

Денис Минаков:  Если санкции будут продолжаться, если они будут усиливаться, и будут касаться не только политической (а пока речь идет о политической сфере),  но и экономической сферы, то да, экономика страны пострадает. С другой стороны, введение любых внешних санкций позволяет переориентировать экономику на внутренний рынок, в том числе и на импортозамещение. В этой части экономика России даже что-то приобретет.

 

Олег Наумов: Успешное проведение сочинской олимпиады подняло имидж России в глазах всего мира. И вот теперь в результате событий вокруг Украины этот имидж обрушился. Что сейчас можно сделать для укрепления международных связей и авторитета России?

 

Валерий Хомяков: Сейчас я думаю, очень важно остановиться и подумать потому что я не исключаю, что несмотря на заявления Владимира  Путина, планы в отдельных ястребиных головах нашей власти по поводу тиражирования вот этой технологии, связанной с Крымом на присоединение восточных земель, они могут существовать. Об этом надо забыть и сказать однозначно: все. Дальше мы не двигаемся. Ни Харьковская область, ни Донецкая ни другие, мы не собираемся устраивать там референдумы о вхождении в состав РФ. Это первое. Это заявление успокоило бы и  США,  и  Европу, и в Японию. А дальше надо вступать в диалог, надо встречаться, разговаривать объяснять,убеждатьнаших американских и европейских коллег в том, что произошло и как преодолеть кризис.

 

Олег Наумов: Президент России Владимир Путин в ходе обращения к Федеральному собранию заявил, что России не нужен раздел Украины, что Россия относится к украинцам с полным уважением и ни в коем случае не хочет нанести им вред. Это важное послание. Но, к сожалению,  агрессивная риторика уже  проникает в наши отношения: в России отменяются концерты украинской группы «Океан Эльзы» за выступление на Майдане, а в ответ за подпись в письме в поддержку позиции Путина по Крыму отменен концерт пианиста Дениса Мацуева в Киеве. Пока не получается отделить творчество от политики. Рознь проникает уже и в чисто человеческие отношения. Сокурсников моей знакомой, закончившей институт в Ивано-Франковске, жизнь разбросала  по миру. Собирались отметить годовщину окончания института, а сегодня те, кто остался  в Украине, заявляют своим друзьям юности из России: нечего приезжать вам сюда, оккупанты. Обидно, чисто по-человечески обидно. Но и украинцев надо понять. Иначе как выстроить дорогу к восстановлению наших братских связей?

 

«ОРЕН-ТВ»

22 марта 2014 г. 

Олег Наумов: На этой неделе  президент Владимир Путин в своем внеочередном Послании Федеральному собранию предложил парламенту принять закон о включении в состав России Крыма и Севастополя.  По мнению большинства россиян, свершилась историческая справедливость, ведь этот полуостров  всегда считался  исконно русской землей. Однако это не совсем так. Территорию Крыма  в разные периоды истории заселяли разные народы и господствовали здесь разные государства. В VI—V вв. до Рождества Христова,   в степях Крыма господствовали скифы, а на побережье свои колонии основали греки. Выходцы из Эллады основали Пантикапей (современная Керчь), выходцы из Милета – Херсонес, современный Севастополь. В средние века  Крым находился под господством Византии, именно здесь великий  князь Киевский Владимир принял крещение и распространил его затем на всю Русь. В 13 веке степной Крым становится улусом Золотой Орды.  С 15 века здесь Крымское ханство, находящееся в вассальной зависимости от Османской империи. В 1783 году после очередной русско-турецкой войны Екатерина II издала   манифест о принятии "полуострова Крымского", а также Кубанской стороны в состав России.  В советское время здесь была Крымская автономная республика в составе РСФСР, а 19 февраля 1954 года, ровно 60 лет назад, решением советских властей Крым был передан Украине. Кстати, когда говорят, что Крым отдал   Хрущев - это не совсем верно. В это время лидером страны был Георгий Маленков, уроженец Оренбуржья. При распаде СССР Крым остался в составе Украины на правах автономии. При этом большинство населения Крыма русские, а украинцы и крымские татары являются меньшинством.

Крым присоединен к России. Многие говорят, историческая справедливость восторжествовала. А вы как считаете?

 

Валерий Хомяков: Если бы я был крымчанином, я бы, конечно, проголосовал «за» на этом референдуме. Действительно, Крым - это русская территория, политая кровью наших предков. Это   территория, со своей историей. Там было достаточно много чего интересного и это связано вообще с европейской историей. И греки, и Византия, и все, что с этим связано, и крещение Владимира там же, в Крыму. Поэтому это с одной стороны, восстановление исторической справедливости, но с другой стороны, если эту тему обсуждать, то, конечно же, есть и то, что произошло в Киеве после Майдана. Там революционная целесообразность. Отчасти, Владимир Путин прав, когда он говорит, что они не совсем легитимны, нынешняя исполнительная власть, что, наверное, отчасти справедливо, на самом деле. И вот две этих истории, с одной стороны, революционная целесообразность в Киеве, с другой стороны, восстановление исторической справедливости сработали почти одновременно.

 

Олег Наумов: На взгляд большинства, присоединение Крыма – это восстановление исторической справедливости.  По данным ВЦИОМ,  91% опрошенных согласны с присоединением Крыма к нашей стране в качестве субъекта Федерации.  И только 5% респондентов считают это решение ошибочным. При этом многие хотели бы, чтобы отношения с Украиной оставались прежними.

 

Денис Минаков, «Финансово-экономический бюллетень», главный редактор:  С одной стороны, можно гордиться, что мы заявили свою позицию и сумели ее отстоять, то есть для любой державы это значимо и серьезно, а тем более для страны с такими претензиями как Россия, претензиями на влияние  в мире. С другой стороны, я понимаю, что на сегодняшний день и для жителей Крыма, и для жителей России в целом наступают нелегкие времена, которые связаны  с экономическими санкциями. Нам придется теперь достаточное время доказывать всему миру о том, что присоединение Крыма к нашей стране – это оправданный, политически верный, экономически верный, и самое главное, с точки зрения мирового устройства верный шаг.

 

Олег Наумов: Крым присоединен мирно, без войны, по крайней мере, без больших жертв. Для вас это важно, что именно мирным путем присоединен Крым?

 

Валерий Хомяков: Безусловно, это слава богу, что кровь не пролилась, как   пролилась на Майдане в феврале этого года. Это хорошо, но с другой стороны, очень многое настораживает, конечно. По-моему, Крымская история не закончена, мне кажется, она только-только начинается и дальше возможны самые печальные сценарии, в том числе и для России.

 

Денис Минаков: Для меня это чрезвычайно значимо, что присоединение Крыма прошло без военных действий. Я вообще считаю, что война – это худшее проявление человеческого существования и крайняя мера решения каких-либо конфликтов, к которой никогда не стоит прибегать.

 

Олег Наумов: Присоединение Крыма, что это означает для экономики России. Плюсы и минусы.

 

Валерий Хомяков: Для экономики России это означает вложение средств. Пока четких оценок нет. В суммах называют где-то 3 млрд. долларов в год. Не очень большая для нас сумма, откровенно говоря, но я думаю, что это, наверное,  минимальные средства. У нас была похожая история с Южной Осетией, когда мы вкладывали туда серьезные средства, просто для людей это все не доходило. Деньги уходили в Южную Осетию, дальше они там осваивались   правящим режимом, а до обычных граждан ничего не доходило. Как были дома разрушены, так они и оставались достаточно долгое время. Я боюсь, такого…

 

Олег Наумов: Теперь это наша территория, это же не Южная Осетия.

 

Валерий Хомяков: Ну, наша территория, будем вкладывать туда средства и где гарантия, что эти деньги дойдут туда, куда они предназначены для обычных граждан. Где гарантия, что нынешнее руководство Крыма, которое весьма сомнительно с точки зрения соблюдения законодательства, в первую очередь, я конечно, имею в виду Сергея Аксенова, который, как пишут СМИ, был связан с криминалом в 90-е годы. Где гарантия, что эти деньги не уйдут так же, как ушли наши деньги, которые мы вложили на Украину и которые оказались в кармане у Януковича. Такую гарантию думаю пока дать сложно. Поэтому, я не исключаю, что здесь будет та же система, в условиях весьма коррумпированного государства. Я думаю, что здесь очень важно, чтобы президент Путин, Счетная палата взяла под жесткий контроль расходы этих средств. Хватит кормить тех чиновников, которые могут нажиться на этом. Пусть все дойдет до крымчан.

 

Олег Наумов: Но это все расходы бюджетные. Все-таки, какой-то плюс есть от присоединения территории?

 

Валерий Хомяков: Нефть. Где интересы есть у Лукойла, я об этом знаю. Куда устремляется сейчас и Газпром. Наверное, какие-то плюсы могут быть от этого. Плюс, конечно же, тот же Крым, как бывшая союзная здравница. Тоже, возможны, какие-то поступления в бюджет Крыма, в первую очередь. Но насколько это все получится, пока сказать сложно. Ввиду сложной обстановки,   я пока сомневаюсь, что поток, в том числе, и российских туристов, хлынет на территорию Крыма.

 

Олег Наумов: Ну а еще плюс военная база Черноморского  флота теперь обеспечена…

 

Валерий Хомяков: Разумеется, мы не будем платить за ту базу, которая существует сейчас в Севастополе, это, наверное, какая-то экономия бюджета, но, все-таки, мне кажется, тут деньги считать пока рано. Да, мы должны помочь Крыму, это правда. Да, мы не должны рассчитывать сейчас на то, что за счет присоединения Крыма к России мы получим какие-то серьезные вливания. Мне кажется, здесь очень важно, все-таки, посмотреть на политический и геополитический аспект этой операции.

 

Денис Минаков: Экономика России вполне возможно за счет этих вливаний и инвестиций получит дополнительные заказы. Нужно будет строить мост, нужно будет прокладывать газопровод и линии электропередач, в том числе, говорят, будет протянут кабель по дну моря. Будет обустраиваться инфраструктура портовая, расположенная на побережье. Все это вполне возможно даст дополнительные места и инвестиции для российских предприятий. Думаю, что подавляющее большинство этих проектов будет реализовываться за счет государства, а значит, эти деньги пойдут в экономику, в том числе и на зарплаты россиянам.

 

Олег Наумов: Президент Путин в своем обращении в федеральном собрании сказал, что нам не нужен раздел Украины, что мы заинтересованы в соседских нормальных отношениях. Как возможен новый диалог с Украиной, как, возможно, важны нормальные отношения с Украиной в нынешних условиях.

 

Валерий Хомяков: Здесь, как мне кажется, очень важно дождаться результатов выборов на Украине и по их результатам принять решение. Все-таки, вновь избранный президент легитимен с точки зрения того же Путина, Кремля и нашей российской власти, либо нет. Поэтому, наверное, уже за горизонтом 25 мая, после того, как подсчитают голоса, можно будет принимать решение. Мы могли бы еще на самом начале того же Майдана вместе со странами Евросоюза уговорить того же Януковича и оппозицию. С одной стороны, мы могли влиять на Януковича, естественно, Евросоюз на оппозицию с тем, чтобы они сели и договаривались. Результат того, к чему это пришло, очень печальный, поскольку погибло   88 человек на улицах Киева. Поэтому, я думаю, что все-таки здравый смысл в данном случае восторжествует, и принцип революционной целесообразности в Киеве отпадет. С другой стороны, у нас отпадет принцип исторической справедливости и все-таки, мы вернемся в правовое поле взаимоотношений между Киевом и Москвой.

 

Олег Наумов: Первые санкции Евросоюза и США против России уже объявлены. Как вы считаете, от чего зависит, насколько эти санкции будут ужесточаться?

 

Валерий Хомяков: Этозависит от многих факторов,  от того как мы будем себя вести. Сейчас идет сложнейший процесс: приход России в Крым. Здесь масса вопросов: армия украинская, которая там есть и история с задержанием главкома ВМС, конечно, не украшает нас. Собственность. Вода, пойдет ли она из Днепра, как и шла раньше и хватит ли у Киева ума не заниматься отключением Крыма. От этого зависит водоснабжение не столько в квартирах или в гостиницах, а это для мелиорации. Электричество, газ, то есть надо полностью перестраивать инфраструктуру  полуострова. Это одно. И второе, насколько Киев зайдет далеко в том, чтобы ограничивать въезд российских граждан. Потому что для нас Крым не является полуостровом, он для нас остров. Для того, чтобы попасть в Крым сейчас наземным путем, необходимо пересекать границу. Насколько ужесточаться те же правила, как мы, русские граждане, будем пересекать эту границу?

 

Олег Наумов: Вот сейчас президент Путин  уже принял решение о строительстве железнодорожного и автомобильного моста через Керченский пролив, но на это уйдет два-три года, как минимум. То есть важно, чтобы до этого времени не