Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Об истории Зимних Олимпиад и выставке «Белые игры под грифом секретно» в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ» говорят Олег Наумов и заместитель директора Российского государственного архива новейшей истории Михаил Прозуменщиков.
опубликовано: 08-02-2014

 

 

Олег Наумов: Наконец свершилось то, к чему наша страна так долго готовилась: многострадальный олимпийский огонь закончил свое путешествие по России, и теперь полыхает в чаше на главной спортивной арене, символизируя праздник спорта и мира. Лишь десятые доли процента россиян смогли приехать в Сочи и теперь увидят спортивные соревнования воочию, абсолютное же большинство будет «болеть за наших», сидя  у телевизора. И пока мы с волнением заглядываем в будущее и ждем от наших спортсменов первых результатов, государственные архивы решили заглянуть в прошлое. «Белые игры под грифом секретно» - так называется выставка рассекреченных документов, организованная Российским государственным архивом новейшей истории. Участие советских спортсменов в зимних олимпиадах второй половины 20-го века – это не только спортивные состязания, но и соревнование двух общественно-политических систем. Советскому Союзу надо было во что бы то ни стало доказать превосходство нашего политического строя, и для достижения этой цели все средства были хороши: и непомерные финансовые затраты, и массовое применение допинга, и участие в играх профессионально тренирующихся спортсменов вместо любителей, как это было положено по правилам того времени. Недаром в середине 80-х годов в ЦК КПСС забили тревогу: как удержать уровень спортивных достижений на Олимпиаде 1988 года, когда начался жесткий допинг-контроль, и было разрешено участие  профессионалов  в Олимпийских играх.

Организованная вашим архивом выставка называется «Белые игры под грифом секретно». Почему на многие решения относительно организации и участия в Олимпиадах в советские времена ставился гриф «секретно»?

 

Михаил Прозуменщиков: Можно назвать несколько причин, но я думаю, главная причина заключается в том, что советская система унаследовала еще старые большевистские методы работы, когда все секретилось, все хранилось в тайне. И в дальнейшем это превратилось в такую своеобразную систему, когда вне зависимости от важности документа, от того, какие сведения в нем содержались, было проще поставить гриф «секретно», «совершенно секретно», «особой важности». И когда наш архив был создан в конце 91-го года, мы столкнулись  с тем, что документы бывшего ЦК КПСС на 97% содержали вот эти всевозможные грифы. Видимо, они иногда ставились чисто автоматически. Насколько мы сейчас можем судить, и спорт был тоже не исключением. Тем более Олимпийские игры, им занималось руководство на самом высшем уровне, поэтому любое решение по этим играм тоже попадало в разряд секретных или совершенно секретных документов.

Олег Наумов: Какие секретные решения по спорту впервые раскрываются в представленных на выставке документах?

 

Михаил Прозуменщиков: В принципе, если говорить с позиций сегодняшнего дня, то никаких таких уж страшных секретов нет. Но видимо, в те времена считалось, что это очень секретно, очень важно. А что нового мы узнали? Какие-то вещи были на слуху, о них говорили. Например, те же самые проблемы с экипировкой советских спортсменов. Ведь в течение долгого времени советские спортсмены были вынуждены платить часть средств или даже большую часть средств за экипировку, отправляясь на Олимпийские игры. Причем зимние Олимпийские игры были особенно в этом плане уязвимы, потому что спортсмены должны были получать шубы или дубленки, как тогда их называли. И вот только в 77-м  году на заседании Секретариата ЦК, документы которого тоже, разумеется, секретны, было принято решение, что советские спортсмены получают дубленки бесплатно, а обслуживающий персонал за 50% стоимости. Это всего лишь одна из тайн.

 

Олег Наумов: По каким причинам Советский Союз не принимал участие в зимних Олимпиадах с 24 по 36 год?

 

Михаил Прозуменщиков: С 24 -го по 36-й год Советский Союз не принимал участие в зимних Олимпиадах по разным причинам. Сначала Советский Союз не пускали, в 1924 году просто никто не приглашал. Было опосредованное приглашение, но не от самого Олимпийского комитета, действовал еще так называемый санитарный кордон. В дальнейших играх 26-го, 32-го, 36-го года Советский Союз просто не хотел принимать участие в буржуазных Олимпийских играх. Особенно в 1928 году идея была, что капитализм сейчас рухнет, будет социализм во всем мире. И вот будут проводиться спартакиады, которые Советский Союз старательно проводил. Но и кроме кого в 1928 и1932 году   Олимпиады прошли на американском континенте, а у СССР даже не было  дипломатических отношений с США. Ну и добираться туда было тяжело, накладно. Денег элементарно не было. А в 1936 году и зимние и летние игры были в нацистской Германии, с которой хоть и были какие-то отношения, но, естественно, Советский Союз ехать туда совершенно не хотел. Поэтому тут слились и экономические и политические причины  неучастия в олимпийском движении в период между двух войн.

 

Олег Наумов: В 1951 году было принято решение о заявке на вступление в МОК. И почему это стало возможным и кто это сделал?

 

Михаил Прозуменщиков: Изменилась концепция, подход к спортивному движению после Второй мировой войны. В промежуток между двумя мировыми войнами подход к спортивному движению был такой: мы должны готовить спортсменов, которые будут трудиться и защищать Отечество. Даже был значок знаменитый – «Готов к труду и обороне». После Второй мировой войны, когда Советский Союз стал одной из великих мировых держав, вошел в мировое сообщество, концепция изменилась, и подход уже был такой, что советские спортсмены должны, прежде всего, выступать на международных соревнованиях во славу Советского Союза, завоевывать медали и тем самым пропагандировать советский образ жизни, советский политический строй. Именно тогда было принято решение, санкционированное Сталиным, это совершенно точно, что Советский Союз должен войти в целый ряд международных спортивных федераций, и в течение 40-х годов он вступил в порядка 15 федераций. В каких-то он принимал активное участие, в каких-то менее активное. В 1951 году было принято решение, что Советский Союз должен стать членов Международного олимпийского комитета. Это решение было одобрено опять же на самом верху.  

 

Олег Наумов: Летние и зимние игры тогда проходили в один год. В 1952 году в летних Играх в Хельсинки Советский Союз участвовал, а в зимних в Осло – нет. Почему?

 

Михаил Прозуменщиков: Очень боялись поражения, потому что по оценке по летним видам спорта Советский Союз должен был войти в число тройки первых команд. Фактически он поделил 1-2 место, даже лучше выступил. А по зимним видам показатели были не очень хорошие. Тогда было очень мало зимних видов спорта, и в них показатели были не самые лучшие. Поэтому боялись, что советская команда выступит очень неудачно и займет какое-нибудь 7-8 место, что для Советского Союза тех времен было вообще не приемлемо. Боялись и спортивные чиновники, что за этим могут последовать самые серьезные санкции. Но были и серьезные политические причины. В Хельсинки, Финляндия, нейтральная страна, хотя и воевала дважды с нами, и находится в двух часах езды от советской границы. Советский Союз потребовал и организаторы пошли навстречу, чтобы создали отдельную олимпийскую деревню для советских спортсменов и спортсменов из соц. стран. Т.е. оградить от влияния Запада. А Осло это столица Норвегии. Во-первых, дальше. Во-вторых, Норвегия - член НАТО, враждебного СССР. И там, конечно, ни на какие особые условия никто бы не пошел. Этого тоже боялись, потому что советские люди выезжали тогда за границу крайне редко, и очень боялись того, что западная пропаганда, пропаганда свободного общества может очень сильно воздействовать на неокрепшие умы молодых советских спортсменов.

 

Олег Наумов:   Станут ли сочинские Игры для России тем же, чем стала для Китая пекинская Олимпиада 2008 года, то есть символом роста влияния страны на международной арене? Принесут ли они пользу России и городу Сочи? 62% респондентов уверены, что  такие мероприятия мирового масштаба, как олимпиады, саммиты, чемпионаты мира приносят пользу тем странам, где они проходят. С этим не согласны  25% опрошенных. Они полагают, что крупные события олимпийского масштаба  приносят, как правило, негативные последствия для страны.

 

Олег Наумов: Приносили ли Олимпиады, проведенные в то время, доход тем городам и странам, где они проводились? Или приносили только убытки, и все было рассчитано только на престиж страны?

 

Михаил Прозуменщиков: У нас нет информации по Олимпиадам до первой мировой войны. Насколько мы знаем по собственным документам и по оценкам, практически все последующие Олимпиады были убыточными. И первая Олимпиада, которая позволила, что называется свести концы с концами – это были Олимпийские игры в Лос-Анджелесе. Они были изначально объявлены экономичными играми, было привлечено огромное количество независимых спонсоров, и с этого момента начинается процесс коммерциализации игр, которое Самаранч активно начинал проводить. И он довел это до конца: использование гораздо больших возможностей, связанных с рекламой, привлечение профессионалов, в 84-м году уже в некоторых видах спорта выступали профессионалы на Олимпийских играх – все это позволило Олимпиаде 84-го года выйти на ноль. А до этого все Олимпийские игры, так или иначе, были убыточными.

 

Олег Наумов: Чем объяснить такое успешное выступление на зимних Олимпиадах в советское время? В   неофициальном общем зачете ведь были только 1-2 места. И кстати, существовали   ли тогда медальные планы?

 

Михаил Прозуменщиков: План медальный существовал, и вы может быть, даже видели на нашей выставке предварительный набросок в скольких и каких спортивных дисциплинах Советский Союз рассчитывает получить медали. Расчет был обтекаемый, но перед конкретными людьми, конкретными федерациями ставились конкретные задачи. Т.е. медальный план существовал. И за невыполнение этого медального плана достаточно жестко спрашивали. А что касается успешности выступлений, то это за счет колоссального внимания, которое было приковано на самом верху к подготовке к Олимпийским играм. Давались указания всем ведомствам, заинтересованным сторонам, чтобы они приняли участие в подготовке спортсменов, создавались всевозможные условия для подготовки спортсменом. И самое главное: наши спортсмены, хотя мы долго от этого открещивались, практически были профессионалы. Этот вопрос всегда поднимался, и нам на спортивных соревнованиях задавали язвительные вопросы: как ваши спортсмены считающиеся любителями, а я напомню, что на Олимпиадах до 80-х годов могли соревноваться только любители, профессионалы не имели право,  только Самаранч уже это ввел. Так вот, нас все время спрашивали: как ваши любители могут быть рабочими, инженеры, военнослужащие, если они по 10 месяцев в году проводят на сборах? Какие же это любители? Но мы доказывали, что они любители, хотя они фактически были профессионалы, т.е. наши спортсмены – профессионалы соревновались со спортсменами – любителями.

 

Олег Наумов: Вот такой еще вопрос, который актуален для наших дней - применение допинга. Мы видели на вашей выставке документы вашего архива, где  под грифом «Для служебного пользования» говорится о методике подготовки спортсменов. А вот что касается допинга?

 

Михаил Прозуменщиков: Допинг, применяли, как говорится, все. Этот «секрет Полишинеля», в советское время скрывали. Но, тем не менее, даже из тех документов, который были с грифом «совершенно секретно»,  иногда проскальзывает информация, которая прямо или косвенно указывает на то, что допинг, конечно, применялся. И более в решении 84-го года есть такая любопытная строчка о том, что после того, как Советский Союз отказался от применения специальных средств для подготовки спортсменов, показатели очень резко снизились и надо что-то делать. Иначе к Олимпиаде 88-го года мы придем с точно такими результатами. Т.е. может быть в открытую о допинге не говорят, но то, что используют всевозможные средства, которые явно являются допингом - это было однозначно. Тем более у нас перед глазами был пример ГДР, в которой очень активно развивали как раз фармацевтическую направляющую в области спорта, и одно время даже представители ГДР  предлагали нашим партийным функционерам обменяться опытом в этой области. Наши отказались, и самостоятельно проводили эти разработки в спортивной области. Но об этом тоже много писалось и говорилось. В ГДР пловчихи, бегуньи ставили невероятные рекорды на основе невероятных показателей, а потом это вдруг неизвестно куда пропадало. В Советском Союзе, конечно, не так активно пользовались допингом, но то, что допинг был - это совершенно однозначно.

 

Олег Наумов: Зимние Олимпиады никогда не проводились ни СССР, ни в странах соц. содружества. Но в 1988 году по данным документов вашего архива об этом заговорили. Красная Поляна, Сочи едва не были выдвинуты в претенденты. Получается, что история этого вопроса достаточно длинная. Почему же сейчас этот выбор часто подвергается критике, что в Сочи проводится Олимпиада в субтропиках?

 

Михаил Прозуменщиков: Во-первых, Сочи - это не самый характерный пример. Если мы посмотрим, где проводились зимние Олимпийские игры 60-го года, маленький американский городок Скво-Велли, то мы увидим, что он располагается в штате Калифорния, и находится даже южнее по широте, чем Сочи. Просто Сочи за счет гор, возможности использования, как сейчас говорят горного кластера, где снег сохраняется в течение долгого времени, уже тогда привлекло внимание тех, кто хотел провести Олимпиаду в Советском Союзе. Там был выбор Бакуриани в Грузии, Медео, Алма-Ата в Казахстане  и Сочи. И уже тогда, еще до развала СССР  два других кандидата ушли, и было признано,  что Сочи наиболее оптимален. И с точки зрения уже тогда и мест проведения соревнований, и транспортной системы, и проживания спортсменов и организаторов игр. Я думаю, что многое из того, что в то время было наработано, (тогда, чтобы выйти с предложением в ЦК КПСС, проводилась серьезная проработка) было использовано сейчас при подготовке Олимпийских игр в Сочи в 2014 году.

 

Олег Наумов: Олимпиада – дорогое удовольствие. Наша страна не жалеет денег для поддержания международного престижа. А в советские времена тоже так было?

 

Михаил Прозуменщиков: Да. Советский Союз, когда он получил право проводить Олимпиаду, очень скоро выяснилось, что это очень дорогое удовольствие. При том, что Советский Союз, в силу той авторитарной системы, о которой мы говорили, конечно, мог позволить себе привлечь отовсюду любые средства, перебросить материалы, перебросить людей для подготовки Олимпиады, но даже тогда все понимали, что это очень дорого и очень накладно. И кстати, неслучайно, может вы видели, этот документ тоже хранится в нашем архиве, в конце 75-го года, когда СССР уже получил Олимпиаду, Л.И. Брежнев, готовившийся к выступлению на 25-м съезде КПСС, видимо, посмотрев все выкладки и отчеты, он написал записку в Политбюро. Может быть, нам пока не поздно, отказаться от проведения Олимпийских игр, потому что это для нашей страны может оказаться непосильным бременем? Но, тем не менее, было принято решение, что престиж страны дороже, надо провести Олимпиаду. Но то, что она при поддержке всех сил народа, всех сил партии, как тогда говорили, была проведена, впоследствии это аукнулось.  Мы видим целый ряд постановлений Политбюро ЦК 81-го, 82-го годов, когда были приняты решения заморозить строительство целого ряда объектов, в том числе спортивных объектов. Было принято решение сократить выделение средств на очень многие направления, в том числе на спортивное направление, и там не скрывалось, что это последствия Олимпиады, что приходится как-то компенсировать и экономить средства после того, как мы провели очень дорогую Олимпиаду. Олимпийский праздник, оказался  хотя и очень важным для престижа СССР, но очень затратным.

 

Олег Наумов: Все ли секреты рассказаны? Как вы считаете, много ли секретов будут раскрыты нашими потомками о белой Олимпиаде – 2014?

 

Михаил Прозуменщиков: Мы надеемся, что еще есть секреты, то есть знаем, что остались не рассекреченные документы в нашем архиве, и наверно в других архивах, в том числе и касающиеся Олимпийских игр, спортивных соревнований в целом. А что касается тех секретов, которые связаны с Олимпиадой в Сочи, то очень хочется надеяться, что эти секреты будут открыты как можно раньше, чтоб не пришлось ждать, как у нас часто бывает, 50 – 80 лет для того, чтобы эти документы увидели свет. Но это уже зависит не от архивистов и не от историков. Это зависит от политиков.

 

Олег Наумов:   Наверное, все секреты Сочинской Олимпиады узнают только наши потомки. Но есть один вопрос, который хотелось бы прояснить как можно скорее. Это принципиальный вопрос, потому что от него зависит и уровень доверия к власти, и формирование гражданского общества, и степень ответственности чиновников перед народом. Этот вопрос касается расходов на Олимпиаду. Даже по официальным данным, расходы на Олимпиаду немыслимо велики по сравнению с подобными спортивными соревнованиями в других странах.   Михаил Прозуменщиков рассказал, какие тяжелые последствия для экономики страны  наступили после суперзатратной Московской Олимпиады. Не окажется ли так, что и теперь, после суперзатратной Сочинской Олимпиады сотни объектов, дорог, развязок, спортивных сооружений будут заморожены и в Оренбурге, и в других городах по всей стране? Что ждет нашу экономику после Сочи?  Похоже, что и теперь чрезмерные затраты будут покрываться только одним доводом – зато мы подняли престиж страны. Но об этом потом, а пока пусть в Сочи будет спокойно и безопасно, пусть будет достаточно снега и солнца, много рекордов и медалей.

 

«ОРЕН-ТВ»

8 февраля 2014 г.