Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Освобождение Ходорковского, амнистия для тысяч заключенных – это новый тренд в политике, или правка имиджа власти перед Олимпиадой в Сочи? Олег Наумов и генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков в программе «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 19-01-2014

 

 

Олег Наумов:  Весь прошедший год мы наблюдали, как действующая власть по разным направлениям политики стремилась к консерватизму и пыталась вернуть нам давно забытое понятие – государственную идеологию. Но в последние дни натиск ультраконсерваторов вдруг ослаб, и  были выпущены на свободу Михаил Ходорковский, многие из «болотных сидельцев», амнистия коснулась тысяч граждан. В самом консерватизме, как политическом течении, отстаивающем ценности государственного и общественного порядка, неприятия «радикальных» реформ, нет ничего плохого.Так, например, лидер британских консерваторов Дэвид Кэмерон сегодня во главе правительства. «Новые консерваторы» - это те люди, которые хотят сохранить те достижения, которые есть, но при этом готовы развиваться, двигаясь вперед. Наш президент, по оценке западных политологов, также стал одним из главных консерваторов планеты, хотя сам он чаще использовал слово «стабильность». Проблема в том, что «консерватизм» по-путински – это понятие, противоположное толерантности и свободе, а стабильность - это патернализм, недоверие к собственному народу и демократии. На этом фоне неожиданными выглядят амнистия к 20-летию Конституции и помилование Ходорковского.

 

Олег Наумов: Как вы оцениваете последние действия властей по амнистии к 20-летию Конституции?

 

Валерий Хомяков: Я оцениваю это положительно, по крайней мере, люди вышли на свободу, причем те, которых и не надо было держать,  но вместе с тем, я думаю, что здесь много  пропаганды.  Есть расхожая версия, я ее тоже придерживаюсь, что накануне Олимпиады В. Путин должен из злого следователя стать добрым. И тем самым освободить людей, в том числе и по резонансным делам. В этом смысле ожидаемо было, что выйдут Пусси Райт, с Арктик Санрайз разберутся. А вот что касается Ходорковского – это было очень неожиданно и очень любопытно обставлено.

 

Олег Наумов:  В результате амнистии   должны выйти на свободу около 20 тысяч заключенных: это прежде всего инвалиды, беременные женщины, несовершеннолетние, те, кто не совершал насильственных преступлений. Большинство россиян (46%) считают этот акт милосердия государства нужным и полезным. Однако треть (31%) опрошенных считает, что амнистии не нужны: тот, кто преступил закон, должен быть наказан.   Ходорковский считает, что причина его помилования в том, что власть сильно озаботилась своим имиджем за рубежом. Так ли это на ваш взгляд?

 

Валерий Хомяков: Безусловно, Путина это заботит. Олимпиада – это пик его общественной карьеры, политической значимости. Он этим занимался уже который год и тут такой облом. Президенты Франции, США не приедут.   Конечно, это не связано с тем, что любит кто-то Россию или не любит, а именно с личностью В. Путина. Многим, уже теперь не только правозащитникам Запада, но и политическим руководителям пришло убеждение, что далеко не все В. Путин делает верно, правильно, и репутация страны, в данном случае российской власти отнюдь не идеальна. Отсюда вот такая демонстрация того, что «это твой праздник, но на твоем празднике мы не хотим участвовать». Поэтому желание российской власти чуть-чуть подретушировать, исправить свою репутацию – оно очевидно.  Одна из попыток -   освобождение Ходорковского.

 

Олег Наумов: Почему российской власти понадобилось фактически выдворять Михаила Ходорковского за границу? Чего они опасались?

 

Валерий Хомяков: Мне кажется, что вот эта спецоперация по его освобождению – одна была по задержанию, в Новосибирске, а вторая, тоже такая же спецоперация по освобождению, была связана с тем, чтобы исключить его контакты с российскими журналистами, и наверно это было одно из условий. Мы тебя освобождаем, немцы предоставляют тебе самолет и ты летишь в Европу, в Берлин. Но современная жизнь свидетельствует, что журналисты и там есть, в нынешних условиях коммуникации, при наличии интернета информация общедоступна. Путин опять-таки, поправляя репутацию в глазах Запада, тут же совершают ошибку и вот таким странным, мягко говоря, образом, освобождает М.Ходорковского И как Ходорковский рассказывал, он только в самолете узнал, куда его везут. Поэтому власти, исправляя одни ошибки, делают тут же другие.

 

Олег Наумов: О своей способности стать оплотом российской оппозиции Михаил Ходорковский высказывается очень осторожно. Сможет ли он заниматься политической деятельностью?

 

Валерий Хомяков: Отвечая на вопрос, будет ли он заниматься политикой, он сказал: «Нет, я политикой заниматься не буду, в том смысле, что я не буду никуда избираться, выдвигаться и финансировать политические партии». Когда эту фразу приводят, последнюю часть отрезают, что он просто не будет заниматься политикой.  Но я думаю, что сам факт освобождения Ходорковского уже является политическим фактом. Мне кажется, Ходорковский прекрасно понимает, кто он теперь для думающих, самостоятельных российских граждан.

 

Олег Наумов: И кто же?

 

Валерий Хомяков: Он символ. И если первое дело Ходорковского в основном воспринималось позитивно, олигарх, наворовал денег, куда его – в тюрьму, и остальных туда же. Такие настроения понятны и даже в чем-то справедливы. То второе дело, когда его обвинили в ом, что он украл нефть сам у себя, сама постановка вопроса  выглядит нелепо. Это превратило его в символ, символ человека мужественного, человека, которого сложно было сломить, человека, который, несмотря на то, что находится в несвободе, выражает свою позицию, в том числе по ключевым вопросам внутренней общественной жизни. В этом смысле он стал символом, а символ – он не должен заниматься политикой. Любое высказывание человека, который символизирует нечто общественно значимое, оно всегда интересно, и будет волей-неволей, вне зависимости от того, хочет этого М. Ходорковский или не хочет, влиять на политику.   Ну и плюс его заявление о правозащитной деятельности.  Словом, для значительного слоя думающих самостоятельных людей, людей, которые считают себя не населением, а гражданами, слово М. Ходорковского   будет иметь значение.

 

Олег Наумов: То есть Ходорковский будет своеобразным Махатмой Ганди. В свое время Путин говорил, что ему после смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем. А теперь будет, с кем поговорить.

 

Валерий Хомяков: Я думаю, они вряд ли будут встречаться, я как-то в это не верю. Я думаю, что сейчас пыль осядет, М. Ходорковский    осмотрится, подумает, где ему жить, чем заниматься.

 

Олег Наумов: В прошлом году консерватизм фактически провозглашен государственной идеологией. И все эти амнистии, освобождение Ходорковского свидетельствуют о том, что власть чуть-чуть ослабила свое давление. Как вы считаете, это личное влияние Путина, потому что он заинтересован в успешном проведении Олимпиады, укреплении своего имиджа на Западе, или это какой-то тренд долгосрочный?

 

Валерий Хомяков: Я думаю, это его оценка такая, как я смотрюсь со стороны. Все ли в порядке. И видимо, до него начинает доходить, что не все в порядке. В том числе и с его личной репутацией. Что для него по мере того, как приближается срок его отхода от власти, для него главным становится то, каким он войдет в историю. Это вполне нормально для любого политика, неважно, Путин это, Обама или кто-то еще. В данном случае, я думаю, что он этим озаботился, он об этом думает, отсюда иногда совершает ошибки, иногда достаточно странные, чисто имиджевые. Как-то слишком часто Путин то самый влиятельный политик, то самый популярный. У меня возникает невольная аналогия с Л.И. Брежневым, который в конце жизни вешал себе звезды, наверное, хотел, чтобы он был самый орденоносный. Здесь мы видим Путина, который самый-самый. Самый популярный, самый влиятельный, самый любимый. Аналогия просматривается. Посмотрим, как пройдет Олимпиада, для него это главное сейчас, он этим живет, это видно и чувствуется. Но скандалов уже много вокруг Олимпиады: сочинцы отнюдь не в восторге от того, что там происходит, как все делается.  И службы безопасности, которых там очень много, наверно, будут больше уделять внимание охране первых лиц государств, которые там будут, и в меньшей степени обычным гражданам, которые туда приедут. Не хотелось бы, чтобы эта дыра образовалась. Не хотелось бы, чтобы Олимпиада, которую многие рассматривают не просто как спортивное мероприятие, а как мероприятие, связанное с личным пиаром нашего президента.

 

Олег Наумов: Главными событиями прошлого года для россиян стали падение челябинского метеорита и развод Путина. Почему наше гражданское общество так медленно становится на ноги? Почему не рассматриваются как главные важнейшие  проблемы развития страны?

 

Валерий Хомяков: Я сомневаюсь в подобного рода оценках.  Те, кто с утра до ночи читают желтую прессу, смотрят наше телевидение для них это характерно. А для людей больше думающих конечно другие события более знаковые. И освобождение Ходорковского, и амнистия, и предстоящая Олимпиада, и взрывы в Волгограде, со всем вытекающим отсюда трагизмом и последствиями. Вот это главное. Выборы в Москве были знаковые, выборы в Екатеринбурге, где фактически еще раз в очередной раз было продемонстрировано, что появляется вот этот класс самостоятельных граждан я думаю, и в Оренбурге такие люди тоже есть.   Я думаю, что через какое-то время о падении метеорита  забудут. Выход Ходорковского не забудется. Это достаточно резонансное событие с большой перспективой на продолжение.

 

Олег Наумов:   Я согласен, что активная часть общества может поставить себе в заслугу освобождение Михаила Ходорковского и десятков других активистов, которых называли политическими заключенными, хотя формально, по закону у нас  за политику не сажают. О том же Ходорковском постоянно напоминали многие известные люди, боролись за его освобождение. Ходорковский стал символом, олицетворением тысяч других наших сограждан, которые осуждены несправедливо. Его освобождение – огромная победа активной части общества. Но беда в том, что еще большая часть общества относится и к этой и к другим проблемам страны индифферентно, не хочет ничего и не видеть и не слышать. А как известно «На равнодушного не нужен нож: ему с три короба наврешь -  и делай с ним что хошь».  А раз так, и пока это так, то можно не сомневаться, что после Олимпиады, политика архаичного консерватизма будет продолжена.  К сожалению.

 

ОРЕН-ТВ

18 января 2014 г.