Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Федеральный бюджет на 2014-16 годы. Сможет ли государство выполнять свои обязательства в условиях стагнации экономики? Олег Наумов и заведующий лабораторией бюджетного федерализма Гайдаровского института экономической политики Владимир Назаров в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 19-10-2013

 

 

 

 

Олег Наумов: На Руси всегда было принято цыплят по осени считать. Не отходя от традиции, каждый октябрь - это месяц, когда правительство считает деньги. Подсчитывает, сколько заработали, сколько и куда потратили. А после этого можно и на следующий год бюджет планировать.

Доходы федерального бюджета в 2013 году составят 12,9 триллиона рублей, расходы - 13,4 триллиона, дефицит превысит 521 миллиард рублей. Главным источником доходов в бюджете остаются энергоносители: нефть и газ. От их продажи в этом году мы получим дополнительно 900 миллиардов рублей. Все они согласно бюджетному кодексу должны были бы пойти в Резервный фонд, но не пойдут. Потому что недополучены доходы от других отраслей почти на 500 миллиардов рублей, и от приватизации 375 миллиардов.

Новый бюджет на 2014 год впервые принимается в условиях фактической стагнации экономики. Это означает, что поступления в бюджет в будущем году вряд ли вырастут. Но при этом запланирован рост расходов  на оборону, на обслуживание долга страны.  А на образование, здравоохранение, дорожное хозяйство, напротив, расходы снижаются. При такой структуре бюджета очень трудно не только обеспечить экономический рост, но и элементарное выполнение социальных обязательств. Откуда возьмутся деньги на обещанное повышение зарплат и пенсий?

Федеральный бюджет на 2014-16 годы Алексей Кудрин назвал самым противоречивым за многие годы. В чем на ваш взгляд эти противоречия?

 

Владимир Назаров: Мне кажется, что это конфликт тактических и стратегических целей. Если смотреть на стратегические цели, которые стоят перед нашей страной, то  это, прежде всего активизация экономического роста и диверсификация экономики. Для того чтобы достичь этих целей, нам надо снижать налоги и концентрировать расходы в сферах, способствующих развитию человеческого капитала – это образование и здравоохранение, причем с повышением эффективности обоих секторов. А тактические задачи состоят в том, что нужно любой ценой обеспечить стабильность. И это обозначает увеличение расходов на оборону, на правоохранительную систему, на зарплаты бюджетников. И в связи с этим конфликт очень четкий. То есть с одной стороны, нужен экономический рост, а с другой стороны, нужна стабильность. И в этом плане бюджет действительно противоречив.

Олег Наумов:   Как такая противоречивость главного экономического документа отражается на жизни простых россиян? В какую сторону меняется жизнь в стране по их ощущениям?  По данным соцопросов, 40% жителей страны считают, что ситуация в экономике ухудшается, почти треть россиян сказали, что не чувствуют изменений ни в лучшую, ни в худшую сторону, и лишь  13% опрошенных почувствовали улучшение.

 

 Денис Минаков, редактор журнала «Финансово-экономический бюллетень»: На самом деле сегодня экономика спад рецессия, как угодно можно назвать – это реально присутствует, и что бы нам ни говорили власти о каких-то позитивных процессах, они наверно есть, но носят локальный характер. В целом экономика в весьма печальном состоянии находится, и, судя по всему, этот процесс еще будет идти какое-то время.

 

Олег Наумов: В этом году доходы по сравнению с прошлым годом практически не вырастут.  Однако в 2014 году их рост планируется на 500 миллиардов рублей. Откуда возьмется этот рост при стагнации экономики и сокращении прибыли предприятий?

 

Владимир Назаров: Если честно, я тоже этого не понимаю, мне кажется, что доходы бюджета переоценены, по целому ряду причин. Первая причина. До недавнего времени Минэкономразвития прогнозировал достаточно высокие темпы экономического роста на следующий год, в районе 3%. Абсолютно непонятно, почему.  Мы в этом году едва двух достигнем, причем с постоянной тенденцией к замедлению, с чего бы это вдруг в следующем году должно быть три. Поэтому даже если правительство принимает какие-то меры, которые оно считает, будут способствовать экономическому росту, рассчитывать, что эти меры так выстрелят в следующем году, я бы не стал. На мой взгляд, темпы экономического роста, которые мы используем для бюджетных корректировок, необходимо брать самые консервативные, и, на мой взгляд, это нулевые темпы роста в следующем году. Второе. Избыточно оптимистично прогнозируется собираемость налогов. По сути дела, она прогнозируется исходя из расходов, то есть под расходы мы подгоняем собираемость, что, на мой взгляд, странно.

 

Денис Минаков, редактор журнала «Финансово-экономический бюллетень»:

Было бы глупо, если бы власти, как федеральные, так и региональные, говорили бы, что в следующем году будет еще хуже. Представляете, итак невеселое настроение у участников экономических процессов, а еще и власти бы сказали, ребята, хорошего ничего в следующем году не ждите. Поэтому заявление о росте доходов – это наверно, такой послание бизнесменам, ребята, потихонечку будем отрастать. Хотя 500 миллиардов для целой страны – невелика сумма, но, тем не менее, такой вот позитивный посыл. Кроме того, как вы знаете, от экономических прогнозов до реалий иногда целая пропасть.

 

Олег Наумов: Предполагается, что бизнес будет выходить из тени и будет платить больше налогов. По этой статье предполагается более 400 миллиардов дополнительных доходов. Откуда вдруг такая надежда, что бизнес станет более сознательным и будет приносить большие  доходы в казну?

 

Владимир Назаров: Тут есть две проблемы. Первая проблема – мелкого и среднего бизнеса, который действительно прячется в тени, боясь наших институтов в лице той же налоговой, и антимонопольной служб, которая очень любит именно малый и средний бизнес карать. Почему-то именно там они видят основные угрозы возникновения монополизма.

 

Олег Наумов: А потому что с монополиями они не в состоянии.

 

Владимир Назаров: Да, почему-то Газпром, РЖД, Роснефть, Сбербанк не вызывают никаких негативных ассоциаций у ФАСа, зато какая-нибудь палатка, фотограф в ЗАГСе вызывают пристальное внимание ФАСа. Чем более ты легален, тем больше проверяющих к тебе приходит. И тем чаще они к тебе приходят. Поэтому бизнес, конечно боится всего этого. И очевидно, что здесь без существенного улучшения делового климата, без реформы судебной, правоохранительной системы, без существенного снижения всего регулирующего воздействия государства ничего достичь нельзя, и простое ужесточение методов администрирования приведет к тому, что эти люди будут закрывать бизнес и идти за пособием по безработице и за жилищными субсидиями, как в общем-то они и сделали в посткризисное время. Когда подняли страховые взносы на малый бизнес, был всплеск получения жилищных субсидий. То есть мелкий бизнес ровно так и отреагировал: вот вы нас душите страховыми взносами, тогда будьте любезны, мы перестаем декларировать доходы, становимся малоимущими, платите за наше жилье, потому что у нас нет денег. Поэтому, на мой взгляд, без системных мер никаких подвижек нет и быть не может. Есть действительно сектора, где можно путем закручивания гаек получить кое-какие деньги. Речь идет прежде всего о фирмах-однодневках, об отмывочных конторах, о лжевозвратах НДС и т.д. Но здесь необходимо наводить порядок в банковской системе. Это политическое решение, потому что этим занимаются очень крупные компании, то есть это не малый бизнес. Поэтому решение должно исходить от самого верха о том, что мы меняем правила игры и больше этого безобразия происходить не будет.

 

Олег Наумов: Государственный долг  вырастет с 12%  до 14,3% ВВП, а эксперты говорят, что значительно больше. Это еще не критично для нас?

Владимир Назаров: Пока это абсолютно некритично. Развитые страны имеют долг и под 100% ВВП, но с другой стороны, нам и не следует пока с них брать пример, потому что у них долги, во-первых, очень длинные, во-вторых, по очень низким процентным ставкам. Поэтому они могут позволить себе создавать такую большую долговую нагрузку. У нас же экономика во многом зависит от цен на нефть, поэтому при ухудшении экономической конъюнктуры эти 14% могут легко превратиться в 25. И дальше уже инвесторы будут смотреть, можем ли мы обслуживать наших кредиты или не можем. То есть уже пойдет рост процентных ставок, закрытие для нас долгового рынка и т.д. Поэтому, на мой взгляд, сейчас ситуация некритичная, но расслабляться не стоит.

 

Олег Наумов: В бюджете растут статьи расходов только на оборону и обслуживание долга. А другие статьи либо стагнируют, либо снижаются, например,  на образование, здравоохранение, дорожное хозяйство.  Поможет ли такая структура   восстановить экономический рост?

 

Владимир Назаров: На мой взгляд, в долгосрочном периоде нет, потому что инвестиции в человеческий капитал – они обеспечивают экономический рост в условиях постиндустриальной экономики – это аксиома. С другой стороны, я так огульно не критиковал бы, потому что тому же здравоохранению, да, средства снижаются в  федеральном бюджете, но растут средства в рамках ОМС. Другое дело, что даже когда мы сложим эти два источника, получится тоже не очень много. Картина не будет катастрофической, но и не очень оптимистической. Будет весьма средненько. И конечно, не позволит достичь таких амбициозных планов, как  удвоения зарплат, радикального повышения эффективности и т.д. Поэтому, на мой взгляд, приоритеты расставлены весьма странно. Мы всегда предлагали и на программе 2020, которую выносили на правительство, делать ровно обратное: экономить например, на правоохранительной системе и в оборонном секторе, причем, там есть, где экономить, даже без ущерба для объемов их профессиональной работы. И направлять эти средства либо на снижение налогов, что очень желательно, либо в социальные сферы.

 

Борис Немцов, политик: В принципе при дорогой нефти можно было по-человечески все сделать. В итоге Путин предлагает более чем на сто миллиардов рублей сократить расходы на образование и здравоохранение. Второе. Резко увеличены расходы на чиновников. Почти на сто миллиардов рублей за год Путин хочет увеличить расходы на бюрократию. Они и так у нас воруют и жируют, так еще им сто миллиардов дают. Дальше. Сокращаются расходы на поддержку регионов. Это катастрофа. У нас вообще-то все регионы-банкроты. У нас долги региональных бюджетов банкам и всяким структурам уже больше двух триллионов рублей. Они банкроты, они не могут выполнять свои обязательства.

Олег Наумов: Федеральный бюджет определяет состояние бюджетов региональных. В настоящее время долг регионов достиг 2% ВВП. Трансферты федерального бюджета, как в виде дотаций, так и по всем программам в следующем году снижаются. Как жить регионам?

 

Владимир Назаров: На самом деле, регионы поставлены в тяжелейшую ситуацию, именно на них легло основное бремя по выполнению указов президента. Поэтому по нашим прогнозам уже в этом году дефицит региональных бюджетов будет такой же, как в 2009 году, может даже больше. Идальше будет только хуже, потому что там же линейка, все надо удвоить-утроить к 18-му году, там есть определенная шкала увеличения, каждый год надо увеличивать расходы все больше и больше. Поэтому региональные бюджеты будут становиться все более и более дефицитными. Сейчас некоторые регионы уже балансируют на грани дефицитов, которые допустимы в соответствии с бюджетным кодексом, некоторые вываливаются за эту грань, но все делают вид, что этого не происходит. Поэтому ситуация очень острая, и здесь два выхода: либо честно говорить о том, что указы президента нельзя исполнять в лоб, что повышение зарплат невозможно без повышения эффективности предоставления услуг и оптимизации сети и ровно в рамках бюджетов это и происходит. То есть вот есть сто рублей, да, мы по максимуму направляем на зарплаты, но если сокращаем другие неэффективные расходы. А лобовое повышение зарплат по сути дела приводит к разбалансировке всей бюджетной системы. Если федеральный центр считает, что это необходимо все равно сделать любой ценой, тогда надо пересматривать распределение доходов между уровнями власти. Потому что пока трансферты федерального центра на протяжении  всей трехлетки только сокращаются, а расходные обязательства наоборот растут. И в этой вилке они не смогут существовать больше, чем два-три года. И дальше надо будет принимать решение о  том, какие налоги мы им отдаем с федерального уровня, или какие расходы у них забираем на федеральный уровень. Потому что в нынешней ситуации они сами не выйдут из этого положения, у них нет полномочий ни по повышению налогов, ни по сокращению расходов, их расходы заданы федеральным законодательством или политическими требованиями. Поэтому решение необходимо принимать на федеральном уровне.

 

Олег Наумов: А каков сейчас допустимый уровень дефицита бюджета, и сколько регионов уже приблизилось к этому уровню?

 

Владимир Назаров:Допустимый уровень – 15% от собственных доходов в соответствии с бюджетным кодексом. Сколько регионов приблизилось – трудно сказать, потому что регионы при принятии бюджета завышают прогноз доходов с целью уложиться в эти 15%, потому что бюджетный кодекс запрещает принимать   бюджеты, с дефицитом более 15%. Если у вас по факту это получилось, то вам, конечно, скажут, что вы плохо управляете финансами, но это не преступление. А за неудачное планирование тоже пока прокуратура не наказывает. Мне кажется, что это очень порочная практика, что необходимо   снимать эту политическую нагрузку указов президента, с одной стороны, но и жестче наказывать за то, что они фактически вываливаются из этих показателей. Мы не Штаты, мы не научились банкротить муниципалитеты, регионы и т.д. Все равно это целиком ляжет на федеральный бюджет, поэтому это иллюзия, что туда можно скинуть все расходные обязательства, и там это все как-то рассосется, регионы заплатят всем двойные зарплаты, не будут повышать налоги при этом, и все у них будет хорошо, а федеральный центр может только обещать, обещать, обещать. На самом деле эта ситуация приведет к тому, что банкротства и кризисы начнутся снизу.

 

Денис Минаков, редактор журнала «Финансово-экономический бюллетень»: Ситуация в Оренбургской области не сильно отличается от ситуации в стране. Те же самые  проблемы с наполняемостью бюджета, те же трудности у участников экономического процесса. Трудности могут быть  у всех, это нормальная ситуация в экономике, они для того и существуют, чтобы их преодолевать, но трудности которые формируют пессимизм, это более серьезные вещи. Это и отток денег за рубеж, это и закрытие бизнесов, и сокращение каких-то инвестпрограмм. Люди не верят, что в будущем будет лучше, пытаются сегодня уже минимизировать свои расходы. 

 

Олег Наумов: Предстоит еще достаточно долгое обсуждение бюджета в парламенте. Как вы считаете, возможны ли изменения бюджета на 2014-2016 годы в сторону его большей реалистичности?

 

Владимир Назаров: Мне трудно сказать, потому что если бы у нас была нормальная политическая система, то в соответствии с предвыборными обещаниями правящей партии и ее предвыборной программой можно было бы сделать некоторые выводы. Что предлагала правящая партия в рамках бюджета – мы не знаем, соответственно, никакой бюджетной политики и никакой программы нет. Большинство партий, как правящая, так и не правящие,  выходили с программами: «Мы за все хорошее против всего плохого». Поэтому, какая указка будет, за что проголосовать, так они и проголосуют. От них что-то ждать бессмысленно.

 

Олег Наумов:   Итак, от народных избранников, от представителей регионов в федеральных органах власти  ничего не зависит. Они проголосуют так, как им укажут. Бюджет государства зависит исключительно от цены на энергоносители. Будут высокие цены на нефть – бюджет будет выполнен. Пока все прогнозы сходятся на том, что уровень цен на нефть сохранится. Но у регионов нет  нефтегазовых доходов. На что надеяться им? На сегодняшний день долг регионов достиг 2% ВВП и продолжает расти. Трансферты федерального бюджета, как в виде дотаций, так и по всем программам в следующем году снижаются. Между тем, расходы по социальным обязательствам, принятым верховной властью во многом легли на плечи регионов. Как им жить? Остается только надеяться, что нефтегазовых доходов у центра будет больше и он, поворчав, в очередной раз «с барского плеча» выручит регионы. Но это уже типичная русская надежда на авось да небось. О государственном подходе, осмысленной экономической политике пока нет и речи.

 

«ОРЕН-ТВ»

19 октября 2013 г.