Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Выборы в Москве показали, что происходит не только рост протестных настроений, но и консолидация электората оппозиции. Как быстро пойдет этот процесс в регионах? Олег Наумов и генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 14-09-2013

 

 

Олег Наумов:  8 сентября в стране прошел единый день голосования. Выборы проходили под знаком якобы допущенной властями конкуренции. Самое пристальное внимание было к выборам глав регионов, которые  после десятилетнего перерыва впервые избирались населением, а не назначались президентом по согласованию с местными парламентами. В этот раз власть много говорила об обеспечении честных и конкурентных выборов, а сама разными способами обеспечила главное: во всех 8 регионах, где проходили  выборы губернаторов, победили одобренные ей кандидаты. В Московской области Андрей Воробьев получил почти 79% голосов избирателей. Да и в остальных регионах ставленники Кремля победили со значительным перевесом уже в первом туре. И только в Москве все пошло не по плану.  Несмотря на то, что Сергей Собянин все же набрал чуть больше 50% и избежал второго тура, Алексею Навальному и его активным сторонникам в столице удалось добиться такого уровня мобилизации протестного электората, что некоторые СМИ стали говорить о Великой сентябрьской эволюции. Как вы оцениваете итоги выборов 8 сентября в целом по стране?

 

Валерий Хомяков: Выборы были в целом интересными, если говорить об общем итоге. Везде, конечно, разные везде была своя интрига, либо отсутствие таковой. Взять, допустим, такие регионы, как Чукотка, Магадан, Хакасия – не было интриги. Интрига складывалась в Алтайском крае, но сняли основного конкурента господина Кошелева, в итоге получилось то, что получилось. Похожая ситуация была во Владимирской области, где сняли Филиппова, тоже был серьезный конкурент у Орловой. Поэтому в отличие от Москвы, и, отчасти, Московской области, там зачистка шла по полной программе

 

Олег Наумов:  Вот в Москве, наверное, была настоящая конкуренция, которую власть, так или иначе, допустила. Но  ожидала ли власть такого уровня мобилизации протестного электората?

 

Валерий Хомяков: Я думаю, вряд ли власть рассчитывала на тот результат, который мы получили. Наверное, власть играла в другую игру. Она хотела максимально легитимизировать режим Собянина, его избрание, и это было не желание власти. Это была ответная вынужденная реакция на те протесты, которые есть в Москве, и уже в регионы они давно ушли. Может быть, там это в меньшей степени все организовано, но вот в Москве это в наибольшей степени проявилось. Т.е. власти деваться было некуда. Либо делать так, как они сделали: пустить Навального на выборы, постараться его не снимать, хотя попытки такие проглядывались. Либо опять закручивание гаек, но тогда на улицу вышли бы уже не десятки тысяч, а сотни тысяч и власть лишилась бы комфорта. Мощнейший общественный запрос на честные свободные выборы в Москве, который мы наблюдали в конце 11, 12 год, который остался и в 13 году, по крайней мере, власть вынуждена была удовлетворить. Это вынужденная была мера. И поэтому,  допустив Навального до конца избирательной кампании, власть думала: ну получит он там свои 10%, может быть чуть больше. Для меня результат почти 28% тоже был неожиданным. Поэтому, конечно, и власть этого не ожидала. Она хотела, чтоб была победа в первом туре с небольшим перевесом и дальше все тихо и спокойно. Нет тихо и спокойно, видимо, в Москве не будет, судя по событиям 9 числа в Москве. Собрались десятки тысяч людей на Болотной в поддержку Навального, которых никто не свозил, пришли люди сами. Политический итог Московских выборов, а он экстраполируется на все регионы, такой: теперь ни у кого, в том числе у В.В.Путина не возникнет вопросов кто же лидер оппозиции в нашей стране. Поэтому мы должны себя поздравить с тем, что наконец-то в России появился вполне легитимный лидер оппозиции – Алексей Навальный.

 

Олег Наумов: В единый день голосования состоялись выборы в Законодательное Собрание Оренбургской области по 9 избирательному округу в Оренбурге. Победу одержал выдвиженец «Единой России» Александр Кузнецов, набравший 47% голосов. При этом явка оказалась крайне низкой, всего 19 процентов. Почему большинство не приняло участие в голосовании?

 

Мария Липман, эксперт московского центра Карнеги:

 

Все исходят из того, что исход выборов решается до голосования, решается где-то наверху, политика – не наше дело, мы не участвуем, все решено заранее. Так что можно не ходить. И эта тактика поддерживается властями. На нее можно много приводить аргументов, в частности, что был отменен  минимум, необходимый, чтобы выборы считались состоявшимися. То есть власти не нужно, чтобы приходило много народу. Они обеспечивают с помощью административного ресурса год за годом – пенсионеры бюджетники.

 

Олег Наумов:  Меня поражает, почему власть все-таки не смогла удержаться и провести в Москве до конца честные выборы, известны ведь нарушения при голосовании на дому. Что, собственно, сейчас оппозиция и предъявляет для того, чтобы говорить, что выборы не честные и что нужен второй тур. Почему это произошло? Чего власть опять испугалась?

 

Валерий Хомяков: Наверное, ощущение у них могло быть, что надо все-таки побеждать в первом туре, как по всей стране губернаторы, которых поддерживал Кремль стали победителями в первом туре. Правда, со значительно большим результатом – порядка 70-60%. Там же не все дураки, есть и достаточно не глупые люди, которые могли просто сесть и посчитать, как говорится вручную. Да второй тур, да Собянин набирает там свои голоса, но гарантии в том, что Навальному не удастся консолидировать весь протестный электорат нет. Поэтому если сложить все что получил в первом туре  не Собянин, а все остальные, то получается примерно столько же сколько получил Собянин. Я знаю в истории, в том числе нашей Российской, много случаев, когда человек первый тур проигрывал там с отрывом 5-7%, а второй выигрывал. Такая история была в Калининграде в 1996 году, когда действующий губернатор Маточкин проиграл оппозиционеру Горбенко. Поэтому, такие истории бывали, и сейчас у власти такие опасения были.

 

Олег Наумов: Выборы показали, что отказ от грубых фальсификаций заметно снижает уровень поддержки власти. Значит ли это, что власть в дальнейшем откажется от распространения  опыта Москвы в проведении выборов на регионы?

 

Валерий Хомяков: Наверное, такое желание есть, посмотреть на выборы в Москве и сказать: да ну, будем дальше закручивать гайки, как это было раньше. Но сейчас общество другое. Москва проснулась, проснулся Екатеринбург, проснулся Петрозаводск. Никто особо не наблюдал за этой кампанией  в Петрозаводске, те не менее, оппозиция победила действующего мэра с неплохим отрывом. Молодая симпатичная дама стала мэром столицы Карелии. Поэтому желание, конечно, есть. И власть всегда хочет, не только наша, кстати, и любая власть хотела бы так, чтобы сидеть вечно, править, рулить. Но здесь уже не получается, потому что то что произошло в Москве мы уже видим по ряду регионов, как это все расползается, в данном случае, не только протестные настроения, но и консолидация электората. В отличие от провластного электората сейчас разлагается, и московские выборы это наглядно продемонстрировали. Расчет на то, что наши пенсионеры придут и проголосуют, а эти с Болотной площади будут лежать на диванах, не оправдался.  

 

Олег Наумов:  Получается так, что власти Москвы считали, что низкая явка сработает в их пользу, а оказалось, что она  сработала в пользу оппозиции?

 

Валерий Хомяков: Ну, как молодежь говорит, не догоняют. Не понимают общественных настроений, не понимают что такое общественные настроения. Они в начале этого 13 года были одни, теперь совершенно иные, они меняются в сторону консолидации протестных настроений, самоорганизации людей. И тут большое значение имеют СМИ, и не только. Поэтому, если власть не догоняет – это ее проблемы, а не проблемы нашего общества. Ну, не догоняете, значит уходите, либо вас уведут. Ведь главный итог этих выборов, вернусь опять к первому вопросу, еще более знаменательный, чем, то, что я сказал, это не только появление лидера оппозиции – это первый шаг к тому, небольшой не очень уверенный, но это шаг сделан, к тому, чтобы вернуть доверие к выборам, как к институту с помощью которого формируется власть, и не только формируется, но и можно менять власть.

 

Мария Липман, эксперт московского центра Карнеги: Та ситуация, в которой политическая жизнь была полностью законопаченной, и в нее был закрыт вход всегда кому бы то ни было, кто нежелателен для власти, эти правила , эта закономерность была изменена, и Алексея Навального туда впустили, разрешили ему войти. Недооценив как видно его политический талант, его харизму, его энергию и его способность выстроить кампанию, которую Москва не видела никогда. Навальный собирал свой электорат с нуля. Не было такой вещи, как электорат Навального. Он мобилизовал свой электорат с помощью с помощью своей чрезвычайно энергичной, свежей, новой предвыборной кампании.

 

Олег Наумов:   Все последние годы главным агитационным средством в выборной кампании было телевидение. Москва показала, что интернет становится конкурентоспособным телевидению во время выборных кампаний. А насколько это возможно в регионах? 

 

Валерий Хомяков: Скажем так – интернет шагает по стране и пять лет назад, даже в Москве трудно было себе представить, что с помощью каких-то кнопок на компьютере можно быстро организовать акцию в Москве, в каких-то других городах. Теперь этот процесс будет только усиливаться. И как бы не хотели власти бороться с интернетом, это не то, что бороться с телевидением. Телевидение можно закрыть, как это было сделано с НТВ, Интернет стал организующей нашего общества. И главное его не закроют. Хочется, и придумывают всякое: а там ваш сайт проводит всякую гейскую пропаганду и т.д. Не получается

 

Олег Наумов:   Власть для себя имеет какой-то уровень обороны. Они сказали на уровне муниципалитетов, ну да, пусть там будут более-менее свободные выборы. Но вот мэры крупных городов, на это они смотрят уже с большой ревностью. Об этом говорит и пример Ярославля с Урлашовым, вот сейчас победили оппозиционеры  в Екатеринбурге, в Петрозаводске. Но рубеж обороны  – главы регионов, здесь они считают уже нельзя допустить осечки. Так ли это?

 

Валерий Хомяков: Наверное, они пытаются пока отстоять вот этот уровень глав субъектов Федерации. В этом есть определенная логика, но она чисто бюрократического толка. Да если наш губернатор думает власть, он верный наш товарищ боевой, то он дальше остальные проблемы, связанные с муниципальными выборами, с выборами мэров городов, он решит. Это его зона ответственности. Не получилось в Екатеринбурге. Власть не обращает внимание, или точнее считает, что какое-то местное, это там какие-то мелкие людишки, влияние которых на политику крайне ничтожно. Последние выборы многих убедили, что это отнюдь не так. Оказывается именно местная власть начитает поддавливать снизу власть региональную и если ты губернатор не обращаешь внимание на то, что происходит у тебя на уровне муниципальных образований, то тогда и грош тебе цена.  И не случайно, не хочу об этом много говорить, не очень интересные выборы оказались в Московской области, но Воробьев мучительно убеждал глав муниципальных образований, чтобы они его поддержали. Кого-то кнутом, часть мэров районных центров просто ушли в отставку, вынуждены были уйти после, как писали СМИ, разговоров с временно исполняющим обязанности губернатора. Часть остались

 

Олег Наумов:   Пряником приманили…

 

Валерий Хомяков: Да. Подманили пряником, но это опять-таки все дело времени. Я думаю не за горами тот период, когда именно муниципальная власть, местное самоуправление обретут ту необходимую силу и тогда с ними не считаться будет нельзя.

 

Олег Наумов: Некоторые эксперты считают, что власть загнала себя в ситуацию, которая в шахматах называется цуг цванг, когда каждый новый ход только ухудшает позицию? Что будет делать власть с Навальным, с ростом протеста?

 

Валерий Хомяков: С одной стороны, если говорить о Навальном, наверное, одна башня Кремля считает, как это было с посадкой и выпуском, что надо посадить и пусть сидит. Не получилось. Другая башня говорит нет давай отпустим пусть идет на выборы .Я не позавидую тем людям, которые отвечают за внутреннюю политику в нашей стране, и в особенности, за то, что происходит в наше столице. Посадить – значит получить взрыв. В Москве в первую очередь, но и не только. Мне было много звонков из регионов. Люди внимательнейшим образом следили, хотя у них свои были выборы, что в Москве происходит, как там Навальный. Он стал уже общероссийской историей. Исторические в Москве были выборы в этом смысле. И, поэтому, власть, конечно, боится. Что она будет делать? Я бы ей посоветовал, но вряд ли они это будут делать. Надо просто написать заявление об отставке, освободить Кремль и все остальные властные места. Устроить досрочные выборы, сказать, что вот ребята, пора нам на заслуженный отдых. Отпустите нас с миром и ради бога не судите нас за то, что мы натворили за 14 лет, когда находились у власти. Народ поймет, и может быть, даже простит. Но власть на это не пойдет. Она будет сидеть до конца, дожидаться, как ей кажется, более лучших времен. Лучшие времена для власти, что федеральной, что региональной, которые думают не о своих гражданах, жителях тех субъектов Федерации за которые они отвечают, а больше думают, а хорошо ли я смотрюсь в глазах Старой площади и Кремля, эти времена закончились.

 

Олег Наумов: Вряд ли стоит надеяться на то, что действующая власть добровольно сложит с себя полномочия и попросит прощения за все свои прегрешения перед гражданами и демократией. Но, одновременно, вряд ли правы те, кто считает, что власть способна на жесткое подавление движение протеста. Мы, кстати,  традиционно ожидаем, что будет делать власть в сложившихся условиях, имея в виду, что инициатива по-прежнему на ее стороне. А ведь это не так. Власть утратила стратегическую инициативу, и вынуждена, в условиях уже упомянутого мной цунг-цванга, каждый раз делать шаги, которые только осложняют ситуацию для нее. Посадить Алексея Навального - означает взрыв активности протеста, сотни тысяч выйдут на улицы и уже не только в Москве, но и во многих крупных городах. Не посадить – значит проявить слабость. Может быть выбран средний вариант – дать условный срок Навальному по делу Кировлеса, возобновить производство других уголовных дел. То есть попытаться устранить его из политического поля. Но любой из этих вариантов, в конечном счете, сыграет против власти. Поэтому может быть стоит воспользоваться советом Валерия Хомякова и уйти по-тихому прямо сейчас?

 

«ОРЕН-ТВ»

14 сентября 2013 г.