Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Партия народной свободы активно готовится к будущим выборным баталиям. Олег Наумов и сопредседатель РПР-ПАРНАС Владимир Рыжков в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 06-04-2013

Олег Наумов: На избирательном поле затишье. Лишь то там, то здесь, как одиночные взрывы, случаются  выборы: со скандалами, с чудовищными нарушениями законов и с бесстыдным использованием пресловутого административного ресурса.   Однако все более очевидно становится и  другое: партии власти все труднее удерживать свои позиции. На прошедших в минувшее воскресенье выборах мэра подмосковного города Жуковский привычно победил представитель власти, поддержанный областной администрацией. В день выборов был продемонстрирован весь «джентльменский набор»: избирателей открыто подкупали, наблюдателей на многие участки не допускали, в избирательных списках обнаружены «резиновые» квартиры, в которых прописаны десятки людей с разными фамилиями. Но даже в этих условиях победитель  набрал только 36 процентов, а два оппозиционных кандидата - больше пятидесяти. Очевидно, что если бы у этих выборов было два тура, ставленнику власти не помогли бы и подтасовки. Все происходившее в Жуковском  Борис Надеждин назвал большим испытанием для демократии. Но эта политическая реальность открывает новые возможности перед оппозиционными партиями. Самая известная из них - РПР-Парнас, Партия народной свободы.

На последних выборах в единый день голосования  партия РПР «Парнас» уже активно участвовала в этой избирательной кампании. Как Вы оцениваете это участие?

 

Владимир Рыжков: Я считаю, что наше участие в выборах в октябре прошлого года было достаточно успешно, потому что партия была фактически запрещена с 2005 года и на протяжении семи лет не могла участвовать ни в каких выборах. Нас просто не допускали.  И естественно люди нас забыли. Невозможно поддерживать известность партии, не участвуя в выборах. Тем не менее, мы выдвинулись в трех регионах. Мы выдвинулись в моем родном Барнауле, был список в Законодательном собрании в Саратовской области и в Тыве. Из трех регионов мы получили представительство сразу в двух. Мы провели одного депутата в Барнаульскую городскую думу, там теперь пять партий. Мы провели двух депутатов на районном уровне в Тыве. К сожалению, в Саратове мы не прошли, но Саратов - это совершенно особое место с колоссальными фальсификациями, там официальные результаты ничего общего не имеют с реальными результатами. Но мы там провели хорошую кампанию. Если говорить об общей обстановке, то ничего не изменилось. Изменилось то, что мы теперь можем участвовать в выборах, но масштаб фальсификаций не изменился. Фальсификации в Саратове, огромные фальсификации в Барнауле, а в Тыве нас не пускали по одному из районов вообще, хотя мы зарегистрированная партия. И наши пять человек там вынуждены были лечь в голодовку на две недели, для того, чтобы добиться регистрации. С точки зрения беспредела на выборах – ничего не поменялось. Как был беспредел, так и остается.

 

Олег Наумов: Некоторые эксперты считают, что у партии РПР «Парнас» хорошие шансы есть только в Москве, в регионах же шансов практически нет. Что вы делаете для того, чтобы избежать ошибки всех демократических партий, которые имели очень слабые организации в регионах, и соответственно слабое представительство в парламентах?

 

Владимир Рыжков: Я не думаю, что наша проблема в том, что у нас нет представительств в регионах. Наша проблема в том, что партия была многие годы запрещена. Я посмотрел социологию за последние годы: очень четко видно, беру 40 партий, известны первые семь, у них более 70% известности. Это те семь партий, которые были разрешены в последние годы. Все остальные, 40 новых, в два-три раза менее известны людям. Это объективно. Если кока-кола сто лет на рынке, а вы сейчас выйдете с новым газированным напитком, объективно у вас будут проблемы, потому что его никто не знает.  Поэтому у нас хорошие отделения в регионах. 8 сентября будет единый день голосования, мы готовимся в 20-ти регионах пойти на выборы. То есть нам потребуется несколько лет для того, чтобы вернуться в высшую лигу. Это быстро не делается, это очень тяжелая работа.

 

Сергей Столпак, председатель регионального отделения РПР-ПАРНАС:

Региональное оренбургское отделение РПР-ПАРНАС, или партия народной свободы за Россию без коррупции и произвола находится в отличном состоянии, мы готовы идти в бой. Мы готовы встречаться с гражданами, мы готовы сегодня разъяснить, что наша партия хочет предложить людям. Мы предлагаем, как и наша федеральная партия, три вещи. Первое – свобода, свобода выбора управляющих ТСЖ, Второе, это права собственности, которые должны быть защищены в наших с вами судах. И третье, это права граждан. Без этих трех китов нельзя сдвинуться ни на сантиметр, потому что если мы сегодня не будем требовать от властей именно этого,то мы действительно сегодня можем в бездну уйти.

 

Олег Наумов:  Около года назад, еще при президенте Медведеве, гражданам России были возвращены прямые выборы глав регионов. Но торжество демократии продлилось недолго. На этой неделе Владимир Путин подписал закон, по которому регионы получили право заменять прямые выборы фактическим назначением губернатора. Но большинство граждан хотят выбирать сами. По данным соцопроса, 68% респондентов высказались «за» прямые выборы главы региона, и лишь 21% опрошенных сказали - пусть назначают.  Таким образом, выборы губернатора - это тема, которая очень волнует избирателя. На этой неделе было заявление сопредседателя вашей партии о недопустимости запрета выборов губернаторов. Но ведь и та система, которая предполагалась по выборам губернаторов, в последней своей модификации, она ведь тоже реально не давала возможности участвовать в этих выборах оппозиции.

Владимир Рыжков: До 80% людей хотят выбирать губернаторов. Без всяких фильтров, без всяких препятствий. А Кремль, конечно, этого боится. Кремль хочет все контролировать, и чтобы результат был ясен заранее. В прошлом году было пять губернаторских выборов, и во всех пяти регионах остались те же губернаторы, которые были. Ну, какая это политическая конкуренция? Поэтому народ за прямые выборы, мы за прямые выборы, но проблема заключается в том, что народ не готов активно выходить за это. То есть спрашиваешь: вы за прямые выборы?  - да. Выйдите на улицы за это? - нет. Поэтому, к сожалению,  Кремль пока вертит, как хочет.

 

Булат Калмантаев, политолог: Мне кажется, что выборы по второму варианту, когда партия предлагает, президент трех отсылает на голосование  в ЗС - это порочная практика. В формировании органов власти должны принимать участие граждане. На то они и избиратели, на то они налогоплательщики, которые и содержат эту власть, и поддерживают своими кровными ее деятельность. Это раз. Во-вторых, если у нас в Конституции в самом деле записано, что власть в стране принадлежит народу - это же реализация этого конституционного положения. Она лежит через свободные выборы в муниципальных образованиях, субъектах федерации и федерации в целом. И мне представляется, что никаким образом нельзя ущемлять права граждан, отбирая у них право голосовать за главу субъекта федерации.

 

Олег Наумов: С какими партиями РПР «Парнас» готова блокироваться на выборах, если такая возможность будет предоставлена законодательством?

 

Владимир Рыжков: Ни с какими партиями, к сожалению, мы блокироваться не можем. Потому что такой законодательной возможности нет. Блоки запрещены. Членам одних партий идти по спискам других партий запрещено. Например, я не могу идти по списку «Яблоко», я должен идти со своей партией. Член партии Прохорова не может идти по нашему списку, он должен выйти из партии. Специально сконструировано законодательство так, чтобы стравливать партии, не дать им идти вместе. Не идти мы тоже не можем, потому что у нас проблема - партию забыли. А чтобы вернуть партию в политическое поле, мы должны участвовать во всех выборах. Нас искусственно выталкивают в конкуренцию с близкими нам по духу партиями, с тем же «Яблоком», с тем же Прохоровым. Это огромная проблема. Максимум, что можно сделать - это попытаться договориться по одномандатным округам. То есть выдвигать свои списки, а по одномандатным округам выдвигать согласованных кандидатов.  И то не получается. Мы в Барнауле пробовали. Почему? Потому что партия имеет интерес везде выдвигаться. Даже если кандидат в округе слабый, партия все равно его выдвигает. Потому что слабый кандидат разносит листовки, встречается с людьми, пропагандирует идеи партии и т.д. Поэтому сегодня мы рады блокироваться, но законодательство этого не позволяет.

 

Сергей Столпак, председатель регионального отделения РПР-ПАРНАС:

Михаил Касьянов, Борис Немцов и Владимир Рыжков,  они сказали, что региональные отделения должны исходить из обстановки на месте. Мы попытались войти в так называемое альтернативное правительство - нас не приняли. Мы попытались совместно пойти или объединиться - нас не принимают. Партия ПАРНАС приняла решение, если она партия, если она альтернативная, то мы пойдем именно с теми людьми, и возможно нас поддержит та категория людей, которая принимает наши принципы, готова бороться с коррупцией, произволом.

 

Олег Наумов: Отношение к тем партиям, которые в Думе. Я не говорю сейчас про «ЕР», с ней все понятно. А вот остальные партии, могут ли они быть оппозиционными, или они уже окончательно являются таким же рупором Кремля?

 

Владимир Рыжков: Фактически они все стали таким же рупором Кремля. Посмотрите, за последний год они все голосовали дружно за все резонансные законы. Ну, например, они голосовали за антидетский  закон, который запрещает усыновление  детей американцами. Они голосовали за закон об иностранных агентах. Они голосовали за расширительное толкование шпионажа и государственной измены. Они голосовали за увеличение штрафов за митинги и демонстрации. То есть фактически сейчас есть  четыре партии, которые являются частью Народного фронта, можно  сказать. И это даже было показано. В Москве недавно была демонстрация против американцев, и все четыре партии, коммунисты, ЛДПР, «СР» и «ЕР» шли в одной колонне. То есть они даже визуально показывают, что между ними нет никаких различий, они идут в одной колонне. Это невозможно представить ни в одной демократической стране, чтобы оппозиция шла в одной колонне с правящей партией. Поэтому коммунисты, ЛДПР и «СР» не являются оппозицией, и поэтому им все преференции: на телевидении, на выборах,  у них есть бюджетное финансирование. А мы реальная оппозиция и мы вынуждены мотаться по регионам, сидеть в социальных сетях, искать какие-то выходы на людей, потому что все остальные выходы на них перекрыты. 

 

Сергей Столпак, председатель регионального отделения РПР-ПАРНАС:

Мы сейчас проводим сбор подписей под эгидой «оренбургский фронт по борьбе с коррупцией и произволом». Мы сегодня раздали документы, и мы надеемся, что более тысячи подписей соберем против Мищерякова, Тонких, Арапова и генерала Романова. То количество, которое подпишет мы считаем, это лица, которые понимают нас, которые видят, что с этого надо начинать в Оренбургской области от произвола полиции до какой-то исполнительной власти.

 

Олег Наумов: Очевидно, что сейчас рейтинг «Единой России», ее популярность падает. Представим себе такую ситуацию, что она не дотянет до следующих выборов в Государственную Думу. Естественно власть что сделает: создаст новую партию, все грехи спишет на «Единую Россию», а на новенького опять получит большинство. Оппозиция опять окажется не у дел.

 

Владимир Рыжков: Вы знаете, я не думаю, что власть откажется от «Единой России», потому что это тот чемодан, который и тащить тяжело и бросить жалко. Потому что они не успеют сделать что-то новое.  Они будут выгонять оттуда коррупционеров, будут пытаться как-то перелицовывать ее, но «Единая Россия» останется. Их сейчас уже не так пугает падение процентов. Во-первых, можно накидать, сфальсифицировать: фальсификации никуда не делись, Чуров на месте. Вся эта машина фальсификаций как работала, так и работает. Во-вторых. А что Жириновский не их союзник, а что, справедливороссы - не их союзник? Ну, какая разница чуть больше будет у Миронова, чуть меньше у Нарышкина, они вместе - это одна шайка. И если посмотреть, как они голосуют, мы уже говорили  у них, когда надо всегда конституционное большинство. Поэтому нет проблем. Что касается оппозиции, да, у нас тяжелая ситуация, потому что у нас нет ресурсов, у нас нет допуска на телевидение, против нас идет постоянная кампания дискредитации, что мы за развал государства, что мы работаем на деньги Запада, что мы американские шпионы, хотя это полная чушь. Но мы должны, на мой взгляд, быть упрямыми и работать. У нас есть программа, где три главных момента, и они подробно описаны: как улучшить эффективность госуправления, второе, как создать условия для быстрого экономического роста, он у нас остановился практически, и третье - по поводу регионов. Мы  единственная партия, которая выступает защитницей регионов. Мы за радикальную передачу ресурсов на места. Оренбург выиграет от этого, это богатейший регион, газ, нефть, другие ресурсы. Но все высасывают сегодня крупнейшие корпорации и Москва. Мы выступаем за радикальную децентрализацию ресурсов, чтобы люди не мечтали уехать из Оренбурга в Москву, а чтобы там комфортно можно было воспитывать детей, строить жилье и т.д.

 

Олег Наумов: Власть, помимо того, что она уже прибрала к рукам все остальные думские партии, начиная с «Единой России», еще рассчитывает на то, что, в крайнем случае, проведет большинство своих кандидатов по одномандатным округам. А у партии РПР-ПАРПАС открываются ли какие-то возможности в связи с выборами по одномандатным округам?

 

Владимир Рыжков: По одномандатным округам преимущество будет у Кремля, потому в одномандатных округах, вы не хуже меня знаете, там почти все решают деньги. Деньги и административный ресурс. Если власть решает какого-то директора нефтяной компании в этом округе выдвинуть, понятно, что он завалит деньгами этот округ,понятно, что он привезет из Москвы потиттехнологов, понятно, что он всем раздарит подарки водку крупу сахар, и все за него проголосуют. Что оппозиция может этому противопоставить? Да ничего. У нас нет близко сопоставимых ресурсов. Но все же, я думаю, что когда вернутся одномандатные округа через четыре года, человек 30-40, несмотря ни на что, вопреки всему, ярких оппозиционеров пройдут. Я, например, могу пройти в Барнауле. Алексей Навальный может пройти в Москве, Борис Немцов - в Москве, или у себя в Нижнем Новгороде. Тот же Удальцов, может пройти в каком-то рабочем районе Москвы. Т.е., мне кажется, все равно 30-40 сильных независимых политиков смогут пройти в одномандатных округах, несмотря на административный ресурс, несмотря на недостаток ресурсов. И тогда Дума, конечно, изменится. Плюс, конечно, мы будем работать на то, чтобы партия прошла и по списку. Тогда мы сможем кардинально изменить там расклад сил.

 

Олег Наумов: Ну вот, если партия не проходит по списку, то это хоть какая-то возможность работать в парламенте.

 

Владимир Рыжков: Вот даже случай с Гудковым, Пономаревым, «итальянская забастовка» показывает, что даже один депутат может поднять большую волну. А представьте себе, если пройдут 30-40 человек и создадут оппозиционную группу? Поэтому это открывает определенные возможности. Хотя конкурировать с партией власти в одномандатных округах, на мой взгляд, еще сложнее, чем даже по партийным спискам.

 

Олег Наумов: Некоторые оппозиционные политики считают, что в выборах не надо принимать участие. Говорят, что любое участие  в выборах приводит к тому, что этот режим, он, так или иначе, становится легитимным. Мол, участвовали все, однако выиграли мы. Что можно им ответить?

 

Владимир Рыжков: Ну, это глупость, потому что если ты его не считаешь легитимным, то так и говори. Мы так и говорим. Мы считаем, что Дума эта не легитимна, потому что она была сформирована с фальсификациями. И президентский выбор сомнительно легитимен, потому что там тоже накидали. Хотя, он, Путин, похоже, набрал больше половины, но там процентов десять тоже набросали сверху за счет административного ресурса. Но если не участвуешь в выборах, какая альтернатива? Выборы это все равно возможность бороться за власть. Выборы это возможность говорить с людьми, выборы это возможность повышать свое политическое влияние. Поэтому я никогда не выступал за бойкот. Я считаю это глупым. Есть возможность, участвуй, борись, но при этом это не означает, что ты делаешь эту систему легитимной, наоборот, ты своим участием, вскрытием фальсификаций, работой с людьми, показываешь, какая есть альтернатива.

 

Олег Наумов: Для меня, как и для Владимира Рыжкова, ответ на вопрос об участии в выборах однозначен - безусловно, надо участвовать. Новые партии, такие как РПР-ПАРНАС могут внести оживление и конкурентность в наши выборы. Конечно, при условии честности и прозрачности выборов. А для этого нужно, чтобы изменилась не только власть, но и сами граждане. Многие избиратели уже давно созрели для перемен. С другими этот процесс происходит сейчас, когда они видят обман на выборах, продажность высших чиновников. Третьим для прозрения нужны еще долгие годы. Иначе как объяснить, что на выборах в том же Жуковском выстроилась очередь, чтобы получить полторы тысячи за свой голос. А когда кто-то пытался их укорять за отсутствие гражданской позиции, они говорили: «Будем голосовать хоть за Гитлера, лишь бы деньги платили». Вот такие мы разные, и с этим надо считаться. Для конструктивных перемен в России с ее просторами, людской многоликостью и неоднородностью нужно время. Возможно, много времени.

«ОРЕН-ТВ»

7 апреля 2013 г.