Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Партийное строительство и перспективы реального представительства всех групп избирателей в Госдуме и региональных парламентах. Олег Наумов и Борис Надеждин в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 16-03-2013

Олег Наумов: Прошел уже почти год с того момента, когда протестное движение добилось от власти первых серьезных уступок. 4 апреля 2012 г. в России вступил в силу новый закон о политических партиях. Этот закон серьезно  изменил систему партийного строительства и порядок регистрации политических партий.  По новому закону порядок регистрации партий заметно упростился. Необходимая минимальная численность политических партий была снижена в 80 раз: с 40 тыс. до 500 человек. Чего добивалась оппозиция? Чтобы для всех политических сил были предоставлены равные возможности создать партию, и Минюст не выступал при этом непреодолимой преградой. А чего хотела власть?  Вряд ли кто-то может заподозрить ее в стремлении создать в стране нормальную партийно-парламентскую систему. Поэтому формально пойдя на уступки, власть довела ситуацию до абсурда и открыла ящик Пандоры: регистрируйте партий, сколько угодно. В итоге уже сейчас в стране зарегистрировано более 50 партий, а будет еще больше.

 

Борис Надеждин: Я напомню, может быть, не все знают историю. У нас очень долго, практически все нулевые годы реально было 4 партии, которые в Думе: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия».  И еще три партии непарламентские: «Яблоко», «Патриоты России», СПС, потом «Правое дело». Это было связано с тем, что очень трудно было создать партию. Надо было иметь до 50 тысяч членов по стране и т.д. После масштабных акций протеста в Москве по итогам думских выборов, когда на улицы реально вышло больше ста тысяч человек и стали требовать перемен, власть действительно пошла на встречу. В частности сильно упростили правила регистрации партий. Сейчас создать партию, в принципе, не сложнее, чем зарегистрировать ООО. Сложнее, но не сильно. 500 членов по всей стране. В каждом регионе, будь то, например, Оренбургская область, достаточно иметь 15-20 человек – и вот у вас партия. Это привело к тому, что сегодня в стране 59 партий имеют право выдвигать кандидатов и участвовать в выборах. Вроде как демократы должны радоваться, что вот теперь легко создать партии, ни в чем себе не отказывайте. С другой стороны это порождает массу удивительных проблем. Например, у меня в руках избирательный бюллетень. Это абсолютно реальный избирательный бюллетень, как если бы сегодня были выборы в Госдуму. Здесь пока вставлена 51 партия, потому что когда мы его делали, еще не все были зарегистрированы, сейчас 59. Вот посмотрите бюллетень. Здесь, как обычно, «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», все остальные партии, список кандидатов, лидеры, региональные части. Вы сами понимаете, что у избирателей будет ряд проблем. Первая, найти свою партию. Вы должны прочитать много текста, найти свою партию, поставить галочку. Вторая проблема, как его опускать в урну. Так просто его не опустишь, его надо сворачивать. Но самая большая проблема будет в избирательных комиссиях, потому что как они раньше считали: маленькие бюллетени раскладывали по кучкам: за Иванова, за Петрова, за Сидорова. А это как разложить? Вы можете себе представить размеры стола, на котором таких кучек 59 разложить? Поэтому оценка такая: с одной стороны хорошо, что партию легко создать. С другой стороны теперь и в Центризбиркоме, и в Думе теперь чешем голову, как же теперь все это делать?

 

Олег Наумов: Новые партии еще не набрали должного политического веса, да и просто известности. Поэтому на вопрос социологов, за кого вы бы проголосовали на ближайших выборах: за одну из старых партий или за какую-то новую партию?  - более трети (34%) россиян не находят ответа, они не могут определиться в таком длинном списке партий,  61%  респондентов предпочли старую партию (ЕР, СР, КПРФ, ЛДПР, Яблоко, Патриоты России, Правое дело). И только 5% опрошенных уже выбрали для себя одну из новых партий. Последний единый день голосования был осенью прошлого года.  Хоть одна из новых политических партий как-то себя проявила на этих выборах?

 

Борис Надеждин: Я анализировал ситуацию. 14 октября у нас были выборы губернаторов 5 регионов,  в 6 регионах избирали парламенты субъектов и в большинстве регионов были местные выборы. Статистика следующая. Грубо говоря, все партии делятся на три класса. Первый класс партий это думские, которые выдвигают кандидатов почти везде. Это, естественно, «Единая Россия», просто везде выдвигает. На втором месте коммунисты 60-70% выдвижений. Дальше провал, и на уровне 20% выдвигаютЛДПР и «Справедливая Россия». Остальные партии участвуют в выборах кое-где, эпизодически. Даже если взять «старые» партии «Яблоко», «Патриоты России», «Правое дело», у них процент выдвижения 1, а победы этих кандидатов на выборах вообще экзотика. Скажем, «Патриоты России» почему-то удивительно хорошо выступили в Карачаево-Черкессии.«Правое дело» реально получило мандаты только в Московской области, в моей области, потому что это исторически со мной связанный регион. «Яблоко» вдруг сильно выстрелило в одном из муниципалитетов Свердловской области. А остальные партии, которые уже созданы, либо вообще не участвовали в выборах, либо на всю страну в одном двух местах и в общем ничем похвастаться не могут. Короче говоря, мандаты в основном получает думская четверка, кое-где «Яблоко», «Патриоты России», «Правое дело». Все остальные пока вне игры.

 

Татьяна Денисова, политолог: На сегодняшний день зарегистрированы региональные отделения наверно где-то порядка 30-32 партий. В связи с упрощенным порядком это не такая сложность. Можно сказать , что как-то себя вдруг проявили монархисты, партия Антона Бакова, и партия Глеба Фетисова «Альянс зеленых». Строго говоря, они хотя бы в чем-то поучаствовали. Все остальные никак себя не проявляют. Ни в каких мероприятиях. Я исхожу из того, что сегодня не нужно никаких затрат, вы завели свой блог и рассказывайте про свою партию, сколько хотите.

Олег Наумов: Но вот если говорить о перспективе на будущее, выборы в Госдуму еще не скоро, возможно за это время партии сумеют как-то реализоваться и подойти к этим выборам с тем, чтобы реально в них участвовать?

 

Борис Надеждин: Знаете, есть простая арифметика, математика. Если представить все эти партии, их будет около ста, равномерно пользуются доверием избирателей, на каждую партию получается 1 % в среднем. Так, конечно, не будет. Это означает, что преодолеть 5% барьер и попасть в Госдуму, и аналогичные системы на региональных выборах, и на выборах городских, смогут максимум 6-7 партий. Все остальные будут как бы вне игры и, по идее, должны постепенно сойти на нет. Потому, что проще говоря, при пропорциональной избирательной системе 100% голосов все равно хватает на 6-7 партий, больше не вмещается в целом по стране. Понятно, что сейчас электоральная база других оппозиционных партий увеличивается, потому что «Единая Россия» скукоживается. Я отдельно могу рассказать, как она сейчас выступает на выборах в отдельных регионах, потому что страна делится на две части. Если брать выборы 14 октября и нарисовать, сколько получила «Единая Россия» в разных регионах, бросается в глаза удивительная вещь.«Единая Россия» получает – либо сильно меньше 50%, скажем в Подмосковье, Калининградской области 30-35%. В Центральной России 35-40%. Я говорю о реальных результатах  выборов 14 октября. С другой стороны регионы, в которых она получает 70-80-90%. Удивительно, что середины нет. Скажем в Чеченской республике 95%, в Кемерово 90%.  Это говорит о том, как это не печально для «Единой России»  за нее перестают голосовать регионы, где люди живут не плохо, выше уровень образования, ближе к Европе, не в географическом смысле, а в культурном. Т.е. реальные электоральные усилия «Единой России»  уходят на Кавказ, уходят в депрессивные регионы Поволжья, типа Мордовии. И отдельные анклавы, типа Кемеровской области. А вокруг Кемеровской области, где Тулеев уже много лет, Омск, Томск, Красноярск, Новосибирск - совершенно другая ситуация.

 

Олег Наумов: Возможно, для новых партий каким-то выходом станет предполагаемое принятие поправок в законодательство о возможности создания предвыборных блоков. И тогда они сумеют, объединившись, хотя бы претендовать на депутатские места?

 

Борис Надеждин: В теории да, на практике, я еще раз говорю: в принципе, как бы вы там не выкруживали в обозримой перспективе будет три достаточно понятных идеологических лагеря, с достаточной мощностью, чтобы пройти в Думу. Это  «Единая Россия». Хоть ты тресни, но в некоторых регионах у них всегда будет 99%. И большая часть общества действительно ориентирована на сохранение статус-кво. Конечно же, левые партии. Но сколько там может поместиться? Думаю, что на этой коммунистической поляне, которая тоже сужается, но, тем не менее достаточно устойчива в 15-20%, еще долго будут коммунисты Зюганова, вряд ли кто-то их вытеснит. Следовательно, все остальные 10-15 левых партий вне игры. Есть третья поляна, достаточно мощная – державно-имперская, православная. Сейчас эту нишу, как ни странно делят коммунисты и ЛДПР. Жириновский уже вряд ли будет участвовать в следующих выборах. Скорее всего, это сейчас видно по тому, что делает власть, будет создаваться партия русского народа против Запада. По всей вероятности будут делать такой аналог, вроде «Родина» Рогозина. И это мощная ниша во многих местах она получить не меньше 10%. Это то, что будет. На все остальное просто не хватает мест. Остается только надеяться, что такие люди, как я, либеральных европейских убеждений, сумеют выставить не 5 колонн, как обычно, там «Яблоко», СПС, Прохоров, Рыжков и т.д., а как-то объединятся. Если опять на либеральном фланге будет 4-5 колонн - туши свет, не пройдут. Если будет одна колонна, тогда мощность этого сектора 10-15%, особенно много в Москве, наукоградах. Да, тогда это возможно. Но для остальных 50-60 партий нет таких ниш. Что касается блоков. Дело неплохое, но оно принципиально ничего не изменит. Мы все это проходили. По этой причине, блоки лучше бы они были, но это не принципиальный вопрос. Потому что ключевые политические игроки, с которых я сказал - партия власти, левые националисты, либералы, все равно они в массе своей войдут в какую-то одну колонну, а все остальные не будут играть большой роли.

 

Татьяна Денисова, политолог: Вся общественность ожидала, что мы вернемся к норме, которая была до 2005 года, когда партии могли создавать блоки. Но,  к сожалению, на сегодняшний момент такая возможность в законе не прописана. Следовательно, наши нынешние парламентские партии абсолютно не хотят терять своих процентов в Думе. Все разумные люди понимают, что блоком можно этот 5% барьер преодолеть, а вот каждая отдельная партия - это маловероятно.

 

Олег Наумов: Последние голосования в Государственной Думе привели к тому что прошли марши против подлецов и много чего другого. Вот посмотрите, что получается: старые политические партии, которые сегодня представлены в Госдуме, им не доверят люди. Вместе с тем, многие голосовали на выборах, например за «Справедливую Россию», больше не за кого было, как они считали. Теперь получается, что это такая же системная партия, которая голосует так, как надо. Какова судьба таких партий, как «Справедливую Россию»?

 

Борис Надеждин: Я лично думаю, что из тех партий, которые сейчас в Думе, безусловно, долго, несколько избирательных циклов проживут только «Единая Россия» и КПРФ. Сильно сомневаюсь, что ЛДПР проживет еще цикл-другой. «Справедливая Россия», конечно, она тоже находится в зоне риска. Потому что она изначально конструировалась на том, что Миронов близок к Путину, плюс была идея забрать левые голоса у Зюганова. Потом это пошло само по себе, зажило своей жизнью и Миронов находится в очень тяжелом положении. С одной стороны он не может в силу своей биографии, связей с Путиным быть резко оппозиционным и иногда вынужден считаться с указаниями при голосовании. С другой стороны, неплохой результат «Справедливой России» на выборах в значительной степени связан с тем, что там были сильные оппозиционные лидеры, типа Ильи Пономарева, Геннадия Гудкова, Галины Хованской, Олега Шеина и многих людей, которые в своих регионах поднимали партию. Сейчас получается так, что эта партия в силу логики своего существования, вынуждена избавляться от ярких людей, ставя ультиматумы. Шансы невелики, честно говоря, что она сохранится, как влиятельная сила. Потому что левый электорат скорее голосует за коммунистов, чем за такое. Плюс у них прямая конкуренция с «Яблоком», потому что они играют на поле такого социализма европейского типа, а не пещерного коммунизма. На мой взгляд, в этой нише «Яблоко» лучше смотрится, а значит, вытеснит «Справедливую Россию» из этой ниши.

 

Татьяна Денисова, политолог: О «Справедливой России». Когда так и таким образом формируется партия, то ее всегда ждут такие последствия, какие есть в Оренбургской области. Несмотря на всю фееричность А.Н. Митина, он более умеренный, чем В.И. Фролов. И В.И. Фролову с его точкой зрения на те процессы, которые идут в партии, очень сложно будет в условиях тех требований, которые предъявляются к Миронову, предъявляются к партии «Справедливая Россия».  Он в них не впишется, он ведь более коммунистических взглядов, нежели социалистических. Глубоко убеждена, что правильным было бы решение для сохранения регионального отделения, чтобы каждый из них заниматься своей работой. А региональное отделение должен возглавлять тот, кто сумеет консолидировать всю силу, которая есть у «Справедливой России». Если этого не произойдет, то люди просто уйдут в другие партии.

 

Олег Наумов: Среди ряда оппозиционеров распространена такая точка зрения, что не надо вообще участвовать в этих выборах. Своим участием в выборах оппозиция как бы легитимизирует власть. Ваше мнение на этот счет?

 

Борис Надеждин: Смотрите, я тоже недоволен властью, и многие недовольны на любом уровне. Кто-то недоволен Путиным, кто-то губернатором. У вас есть два варианта. Вы говорите: власть плохая, ничего общего с ней иметь не хочу, даже на выборы ходить не буду, пусть что хотят, то и делают. Как-нибудь без них проживу. Позиция очень многих людей. Но если вы хотите влиять на власть, если хотите, чтобы в стране была не та самая Дума, которая штампует законы, то у вас нет другого способа влиять, кроме как ходить на выборы и голосовать.Потому что исторически известный другой способ, а именно революция, бунт - это путь тяжелый, кровавый, и очень часто ведущий не к тому за что боролись. Вот в революцию 1917 года большевики действительно подняли миллионы людей, потому что крестьянам обещали землю, всем остальным свободу, справедливость. Ну и чего? Кто в итоге оказался у власти через 10-15 лет отнюдь не романтики, типа Троцкого, Ленина, а оказался Иосиф Виссарионович. Поэтому революция плохой вариант, между прочим. Лучше выборы. Какой еще способ сменить власть, кроме выборов? Я другого не знаю другого способа, находясь в рамках европейской конструкции.

 

Олег Наумов: Новые политические партии пока только формируются и пока избирателю известны мало. На выборах в последний единый день голосования  по-прежнему торжествовала  «Единая Россия». Очень странно прокомментировал итоги этих выборов президент страны. Он сказал: «Для меня результаты выборов не являются неожиданными. Я считаю, что это еще один шаг, подтверждающий намерение избирателей поддержать действующие институты власти и развитие российской государственности. Я за это благодарен избирателям». Получается, что те, кто голосовал против  системных партий, голосовали против институтов власти и развития российской государственности? А ведь в институтах власти как раз и должны быть представлены все политические силы, отражающие интересы всех граждан. Это и есть демократия, и это зафиксировано в Конституции. Ну а пока отношение к закону у нас избирательное, будет сохраняться  парадоксальная ситуация, когда при высоких процентах голосования в пользу партии власти  уровень доверия к институтам власти - правительству, Государственной Думе, Совету Федерации, судам -  остается крайне низким.  

 

«ОРЕН-ТВ»

16 марта 2013 г.