Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Продолжится ли реформа в армии при новом министре обороны? Олег Наумов и ветеран группы спецназначения «Вымпел» Анатолий Ермолин в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 23-02-2013

Олег Наумов: День защитника Отечества - праздник, доставшийся нам от советских времен, но по-прежнему любимый и отмечаемый всенародно. Большинство  граждан России рассматривают этот праздник, как день настоящих мужчин, защитников в широком смысле слова. Сильная половина получает законное право принимать от женщин поздравления, подарки, благодарности. Но прежде всего это профессиональный праздник для тех, кто служит в армии или других силовых структурах. Как им служится? Быть военным всегда было нелегко, но сегодня армия переживает особенное, непростое время - время коренного реформирования Вооруженных сил страны. Проблемы жилья, довольствия, реструктуризации подразделений волнуют самих военнослужащих, проблемы комплектования вооруженных сил, элементарной защиты прав солдат срочной службы, волнуют их родителей. Наконец, всех нас беспокоит уровень подготовки армии, качество ее вооружения, эффективность использования огромных бюджетных средств. Уход Сердюкова некоторые эксперты расценивают, как поражение российской армии, нанесенное не потенциальным врагом, а «заядлым другом» - российской оборонной промышленностью. А как вы оцениваете отставку Анатолия Сердюкова? 

 

Анатолий Ермолин: Уход Сердюкова - неоднозначное явление. С одной стороны, потому что все что делалось, или, по крайней мере, как было представлено в виде реформ и путей реформирования - мне во многом нравилось. На уровне деклараций и на уровне смыслов. Было видно, что  в ВС происходят перемены, потому что сама идея отказа от кадрированных дивизий и создание частей постоянной боевой готовности - это классная идея. Странно было бы говорить, что это какой-то ошибочный путь. Сокращение тоже нужно было. С другой стороны, эти правильные смыслы иногда осуществлялись путем неквалифицированного менеджмента и неквалифицированными людьми.

 

Олег Наумов: Более половины россиян положительно относятся к решению президента Владимира Путина снять министра обороны Сердюкова, поскольку считают, что он был замешан в воровстве и коррупции. Абсолютное большинство считают, что Шойгу будет хорошим министром обороны. Но что будет с реформой армии, начатой при Сердюкове?

 

Виктор Еремин, председатель совета ОООО \"Союз ветеранов военной службы и военнослужащих уволенных в запас\"

 

Сейчас в парадной коробочке для прохождения 9 мая торжественным маршем по Красной площади вернули суворовцев, нахимовцев, вернули погоны на место, на плечо с живота. Как командир, считаю, что это забота о подчиненных, когда сейчас разрабатывается новая форма, которая не позволит десяткам наших молодых парней, которые приходят в армию и потом ложатся с воспалением легких. Это установка душевых кабин в казармах, а не один раз в неделю их водили в баню и т.д. Мы знаем Сергея Кужугетовича по работе в МЧС и надеемся на положительные сдвиги.

 

Олег Наумов: Что будет с реформами в армии после ухода Сердюкова? Стоит ли ждать продолжения реформ или будет какой-то откат?

 

Анатолий Ермолин: Я думаю, он вряд ли готов выступать с очень серьезными, радикальными изменениями той реформы, которую начинал Сердюков. Я думаю, что все-таки он будет где-то продолжателем того, что делал Сердюков, хотя  я знаю большое количество военачальников и генералов, которые считают, что наши ВС недостаточно боеготовы и недостаточно боеспособны. И в силу того, что бойцы служат мало, и в силу того, что сокращения произошли. Но я думаю, что все-таки здравый смысл должен победить, потому что за здравым смыслом стоит экономика. Сейчас команда Шойгу, с одной стороны вынуждена реально решать проблемы, которые не решались годами, с точки зрения обеспечения военнослужащих жильем. Я имею ввиду тех, кто, например, имел право на жилье в Москве - более 10 тысяч офицеров, из них 700 выиграли суды у Минобороны, и, тем не менее, пять лет никто не исполнял решения судов, квартир нет и все. Пришел новый министр и выяснилось, что и дома есть, и квартиры. И нужна только политическая воля. Это меня радует. Поэтому я рассчитываю, что гласности будет больше. Это очень важно: сделать более открытым министерство обороны. Сейчас вооруженные силы перешли на абсолютно правильную модель решения квартирного вопроса. Молодые офицеры второго года службы могут получать ипотеку и строить где угодно. И собственно говоря, это очень умная модель, когда ты старшим лейтенантом покупаешь квартиру в Подмосковье, двадцать лет служишь там, куда тебя Родина пошлет. Но за тебя платит государство, это не вычитают из зарплаты. Государство все это выплачивает, тебе представляют временное служебное жилье, пока ты «путешествуешь» по всей стране. Но ты понимаешь, что ты служишь, но у тебя есть жилье, которое тебе достанется. Самое главное не надо обманывать офицеров. Надо просто не обманывать людей и тогда у нас будут отличные Вооруженные силы.

 

Олег Наумов: Экс-министр обороны боролся за то, чтобы в российскую армию поставлялось качественное вооружение, невзирая на то, кем оно будет производиться. 

 

Анатолий Ермолин: Если мы говорим сейчас о «Мистралях», про закупки Ивеко и каких-то других образцов современных вооружений - мне эта идея нравилась. Мне эта идея нравилась не в том смысле, что нам нужно перевооружать ВС или ВМФ за счет импортных вооружений. В этой идее мне нравилось, что приобретая Мистраль, мы приобретали огромное количество лицензий с правом воспроизводства. Поэтому тут важно соблюсти золотую середину: с одной стороны, приобретая очень продвинутые образцы вооружений, приобретать не как у нас страны Африки покупали, а покупать это как технологические образцы, над которыми можно работать и абсолютно легально интегрировать в производство наших вооружений.

 

Олег Наумов: На ваш взгляд, что теперь будет с закупками качественных вооружений в других странах? Мы сделаем теперь ставку только на собственное производство или эта сердюковская идея будет продолжена, что самое качественное мы закупаем в других странах, главное, чтобы у нас в армии это было.

 

Анатолий Ермолин: Это правда, но к сожалению, эти вопросы во многом связаны с таким подковерным политическим лоббированием и как мне кажется, многие, прежде всего российские производители будут обыгрывать эту карту, что мы великая держава, что мы все можем сами. Но при этом  и высшее руководство страны тоже понимает, что наши производственные линии мало чем отличаются от самих себя в 80-х годах прошлого столетия. Я думаю, что здесь будет постоянная борьба и постоянный поиск компромисса. Сейчас очень важно, помимо того, что произошла организационная реструктуризация, сейчас очень важно переходить на новые вооружения, на новые системы коммуникаций, связи, на новую систему получения разведданых.

 

Олег Наумов: Сразу после отставки Сердюкова заговорили о необходимости перехода на срочную службу с года до полутора. Удалось отбить эту атаку?

 

Анатолий Ермолин: Пока таких решений нет, я думаю, что политически это решение неинтересно для первых руководителей страны. Потому что понятно, что репутационный ущерб будет большой. Поэтому я думаю, что самое правильное было бы решение переходить к по-настоящему профессиональной армии. Это было бы очень выигрышно и в политическом плане, и это помогло бы и нашим ВС. А в качестве профессиональной обкатки людей можно думать о национальной гвардии, то есть о том, чтобы в какой-то момент при необходимости мобильная небольшая супервооруженная, суперпрофессиональная армия могла быть доразвернута с помощью резерва национальной гвардии. Мне кажется, по этому пути сейчас идут практически все ключевые страны.

 

Олег Наумов: Президент недавно подписал указ о том, что теперь готовить солдата-срочника будут не 6 месяцев, как раньше, а четыри.

 

Анатолий Ермолин: Подготовить просто бойца, который будет себя правильно вести на поле боя и попадать в мишень - это не очень сложная задача. А вот подготовить наводчика-оператора профессионального, подготовить профессионального специалиста, который будет работать с новейшими системами управления - это другая тема. Но жизнь показывает, что как раз десятиклассники и студенты гораздо лучше понимают, что такое автоматизированные системы, поколение геймеров, их не нужно учить, они в эти игрушки играют с детства. Им просто нужно показать, как эти навыки могут быть преломлены с учетом новых воинских специальностей. Зато встает другая проблема: люди с такими компетенциями не хотят служить в нашей армии, поэтому другая тема и другая стратегия - как сделать армию такой, чтобы туда захотели пойти самые современные, самые продвинутые студенты.

 

Олег Наумов: После подписания указа президента о переходе на 4 месяца обучения, сразу заговорили о том, что теперь после 4-х месяцев будут солдат-срочников посылать в «горячие точки» …

 

Анатолий Ермолин: Тут есть несколько другая интерпретация. Поскольку и сейчас, по действующему законодательству нельзя отправлять срочников в горячие точки, то есть срочника вообще нельзя отправлять, можно только контрактника. Другое дело, что был некий мухлеж, когда человек отслужил полгода и с ним подписывается контракт. И он вроде бы уже контрактник, а на самом деле, по своим навыкам, компетенциям - он срочник. Но насколько я знаю, эта практика сейчас прекращена. В горячих точках служат контрактники.

 

Олег Наумов: Общественность обеспокоена. Говорят, что вернутся к тому, что призывника будут посылать в какие-то отдаленные регионы, а не оставлять в своем регионе. Этим все очень взволнованы.

 

Анатолий Ермолин: Это была одна из правильных фишек Сердюкова. Кажется, Шойгу тоже подтвердил, что не собирается это менять, что призывники должны служить по месту жительства, где это возможно. Это очень правильная идея, и если Шойгу действительно ее превратит в реальную практику, можно вообще сократить такое  количество издержек. То есть когда, как в Швейцарии это бывает, люди живут у себя дома, регулярно проходят переподготовку, с гордостью надевают военную форму, бегут на сборы. Причем, очень серьезные воинские профессии. Среди моих знакомых есть люди, которые являются операторами современных гаубиц. То есть это люди с серьезной подготовкой и с серьезным образованием. Частично такая система могла бы быть создана как раз для производства кадров на те специальности, которые не требуют супер-подготовки. А контрактники, конечно, должны служить экстерриториально. Элита, и те, кто больше всех получает, кто больше всех защищен и чьи семьи защищены, они конечно должны служить где угодно, когда угодно, и в каких угодно условиях.

 

Олег Наумов: Пока главное, чем запомнился новый министр обороны Шойгу, так это тем, что новую форму будут вводить и портянки отменят. Все-таки, что ждет Российскую армию в ближайшее время?  

 

Анатолий Ермолин: Я думаю, что Российскую армию и ВПК ждет долгосрочная усушка, утруска, борьба интересов в результате которой, явно с большими издержками будет удерживаться курс на более-менее мобильную, более-менее профессиональную, более-менее вооруженную современными средствами вооруженной борьбы армию. Я думаю, что вектор будет сохраняться, а вот культура, конечно, культура перестройки, культура реформ, у нас с этим очень большие проблемы. Я видел другой аналог в своей жизни. Еще когда был депутатом Госдумы, мы были в Брюсселе на двухнедельных курсах, и там был специальный курс «Трансформация НАТО». Собственно о том, как такая же как Варшавский договор махина из закованной в броню танковых армий, превратилась в мировой мобильный спецназ. Можно было только аплодировать той системе менеджмента. Было управление трансформацией, было оперативное управление. Т.е. не было такого, что начинают реформировать действующую систему, которая теряет мотивацию и т.д. Было управление, которое занималось действующим военным организмом. Было управление, которое занималось подготовкой и набором новых кадров. И было управление, которое свеженьких, новеньких принимало в свои ряды. Не знаю, как сейчас работает генштаб. Но вот в НАТО, эта модель, как модель эффективного менеджмента и эффективных перемен, очень крупной организации меня очень впечатлила.

 

Олег Наумов: Увольнение прежнего министра и дело о растратах в военном ведомстве не только нанесло колоссальный удар по репутации руководства армии, но и вызвало критику основ реформирования Вооруженных сил. С момента назначения Сергея Шойгу министром обороны прошло сто дней, и мы можем говорить, что смена главы оборонного ведомства никак не повлияла на общие подходы к модернизации Российской армии. Да иначе, наверное, и не могло быть, ведь курс на реформы выработало не военное ведомство, а политическое руководство страны. А военные должны исполнять. Но в каком порядке и насколько эффективно будет проводиться реформа, зависит, прежде всего, от министра и его команды. Покановый министр обороны запомнился только очередной сменой формы в армии, да отменой портянок. Сейчас кредит доверия у Сергея Шойгу высок, будем надеяться, что это поможет ему в решении непростых армейских проблем.

 

«ОРЕН-ТВ»

23 февраля 2013г.