Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Место и роль театра в расширяющемся пространстве художественной жизни. Олег Наумов и директор Оренбургского театра драмы Павел Церемпилов в программе «Диалог» телеканала «ОРЕН-ТВ».
опубликовано: 01-02-2013

 

Олег Наумов: Конец января этого года был отмечен 150-летним юбилеем великого актера, театрального режиссера, одного из основателей Московского художественного театра Константина Сергеевича Станиславского. Теория сценического искусства, известная как «система Станиславского» признана во всем мире и используется более 100 лет, а его выражение «Не верю» стало крылатым.

Изменилась ли роль театра в жизни общества за последнее столетие? Каково сегодня место театра в нашей жизни? Поговорим об этом на примере Оренбургского областного театра драмы. Это один из старейших театров на Урале. Первый театральный сезон был открыт труппой известного антрепренера Бориса Соловьева осенью 1856 года. В историю Оренбургского драматического театра вписаны имена великих русских актеров Пелагеи Стрепетовой, Веры Комиссаржевской, Михаила Тарханова. Оренбуржцы моего поколения помнят, как блистали на сцене Святослав Ежков, Виктор Антонов, Анатолий Солодилин. Замечательные режиссеры возглавляли театр в разные годы: Александр Зыков, Владимир Подольский, а восемнадцать лет руководства Юрием Иоффе стали эпохой в развитии театра. С 1997 года бессменный художественный руководитель театра – режиссер Рифкат Исрафилов.

Больше 150 лет насчитывает история областного театра. За это время, на ваш взгляд, какие наиболее памятные этапы или события произошли в театре?

 

Павел Церемпилов: Во-первых, за эту большую историю, театр претерпел множество внешних изменений. То есть, он был получен жителями города по распоряжению губернатора Неплюева как манеж, то есть здесь занимались строевыми занятиями с будущими рекрутами и т.д. Но так как в городе не было театра, а этот вопрос всегда ставился, и интеллигенция развивалась, поэтому осенью 1856 г. губернатор отдал здание манежа под театр. Театр тогда был холодным. Первая реконструкция прошла в 1867г. Он получил развитие: появился бельэтаж, появился ярус, увеличилась сцена. В 1947 г. после войны прошла вторая крупная реконструкция, и театр получил такой современный вид, в котором мы работали до 2005 года. В 2005 г. началась последняя реконструкция в июне месяце, она была закончена через год и 7 месяцев, то есть в конце 26 декабря 2006 года мы уже вошли в театр.

 

Олег Наумов: Театр, как известно, начинается с вешалки и вот сегодня, после всех этих реконструкций, как в этом театре работается актерам, какие условия созданы для зрителей и в целом, на сегодняшний день, театр соответствует нынешним нормам?

 

Павел Церемпилов: Конечно, у нас современная сцена, современное техническое оборудование, театр отвечает всем современным требованиям. Здесь может работать любой театр, так как у нас есть и вращающаяся сцена, у нас люки провалов есть, у нас есть своя серьезная студия звукозаписи, уникальный театральный свет. Работали в наших условиях другие театры, всем очень нравится. Самое главное, что сохранена традиция, акустика – мы не увеличивали зал, он остался прежних размеров. Единственное, у нас до реконструкции было 630 мест, а по нормам сегодня в зале установлено 430 мест. Это связано с пожарной безопасностью, с комфортабельностью для зрителей, например, чтобы умещались ноги, не упирались в соседнее сидение впереди.  Ну, а если уж посмотреть наш гардероб, начать с вешалки, то, наверное, там, как некоторые артисты говорят « можно сыграть спектакль». Все очень красиво, достойно.

 

Олег Наумов: Современные театры, как известно, с большим трудом у нас встраиваются в новые рыночные отношения. Как вам это удается? Сохраняется ли какая-то государственная помощь театру?

 

Павел Церемпилов: Мы все с 1 января 2012 года работаем как автономное учреждение, у нас есть определенная степень свободы, мы наконец-то сами выбираем, что ставить, сами решаем, кого пригласить и нам разрешили некоторые послабления от закона  по закупкам. Поэтому, в какой-то степени нам работается легче. Да, я считаю, что в настоящее время, правительство Оренбургской области поставило так вопрос, это не только нашего театра касается, это всех театров. Все театры получают по графику субсидию. Но мы получаем жесткое задание, которое  мы обязаны выпустить. То есть, 4 спектакля в год мы должны поставить, мы ставим 5 спектаклей. Всегда мы ставим новые спектакли для детей, премьеры. Мы должны обслужить не менее 74 тыс. зрителей. Мы также стараемся не просто сделать этот план, а обслужить больше. Ну а потом у нас есть друзья театра, спонсоры, меценаты, которые уже много лет работают с нами, и помогают нам. И среди них это и Газпром, и ТНК BP и Газпромбанк, УралЭлектроСтрой и другие крупные организации. Выделяют нам бесплатно машины на фестивали, на гастроли. Это огромная поддержка, без этого нам было бы сложно.

 

Виктор Батиженко, начальник Управления развития искусства и образовательной политики министерства культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области: Сегодня не надо скрывать, проблема одна – это найти в реформировании всей нашей бюджетной сферы место театра. Это очень большая проблема. Нам сегодня предложено три варианта: казенное, автономное и бюджетное. Если мы говорим об областном драматическом театре, то у театра орг-правовая форма автономная. А это накладывает некую другую миссию. Не то, что раньше, заходи, двери открыты. Театр должен эффективно работать, чтобы то, что было заработано, в первую очередь пошло бы на творческую и зарплату артистам. Чтобы они оставались в этом театре и работали. Это трудно вот здесь и репертуар, и зрители. То есть театр начинает думать другими мозгами. Как, в общем, все соблюсти, чтобы остаться и нести миссию духовного и нравственного просветителя, быть в гуще тех событий, которые происходят в обществе, но и зарабатывать средства.

Олег Наумов: Предвижу, что на вопрос: Любите ли вы театр? – все до одного дружно ответят: конечно, да. Но если спросить: А часто ли вы бываете в театре?  - выясняется парадоксальная ситуация: лишь 19% опрошенных ответили на вопрос положительно: они хорошо знают репертуар театра, и бывают на премьерах. Остальные либо бывают в театре очень редко, либо вообще предпочитают кино.

 

Татьяна Текутьева, заместитель главного редактора газеты \"Оренбургская неделя\", заслуженный работник культуры России: Понимаете, какая вещь: когда возникло кино, и кино стало широко распространяться, один очень уважаемый наш классик Михаил Ромм говорил: все, театр умер. А театр, как мы знаем, продолжал жить. Когда появилось телевидение, то же самое предрекали и кинематографу. Умрет не только театр, но и кино. Все осталось на своих местах. Другое дело, что доля стала меньше. Но ведь дело не в числе, а в качестве. То есть должен быть зритель, который это понимает и стремится именно к этому. Ну, нельзя все время перед экраном сидеть. Оттуда кроме информации ничего не получишь. Это только информация. И даже на канале культура, когда показывают хороший столичный спектакль, я бы сказала, что это информация об этом спектакле, потому что живого чувства здесь не возникает.

 

Олег Наумов: Что вы делаете, для того, чтобы театр был заполнен зрителями? Потому что долгое время для всех театров эта была определенная проблема. И вот сейчас, какая у вас политика ценовая? Как вы привлекаете молодежь в театр?

 

Павел Церемпилов: Выжить сегодня в условиях современной массовой культуры очень  сложно. Открылись новые ночные клубы, очень много к нам приезжает антрепризных театров, очень много к нам приезжает шоу-групп. Ну и потом, город достаточно расстроился и у нас есть теперь залы, где можно принять по 5-4 тыс. зрителей. То есть, если, условно, приезжает какая-нибудь звезда шоу-бизнеса, конечно, мы думаем, что они у нас оттягивают зрителя. Но, получается так, что театр вне конкуренции. Мы изучаем рынок, мы, конечно, изучаем спрос, какие спектакли востребованы. Mы стараемся поставить так, чтобы у нас было в репертуаре и классика, русская, зарубежная, но и также, современные спектакли, которые сегодня помогают нам, собирают зрителей. Мы стараемся работать сегодня со студенчеством. У нас есть клубы, в наших вузах, в  которых студенты смотрят наши спектакли, затем обсуждают, приносят нам свои рецензии, мы устраиваем конкурсы на эти рецензии. Конечно, лучших ребят мы поощряем, как можем, приглашаем бесплатно в театр. Мы стараемся сделать так, чтобы всем категориям населения было интересно здесь. Кто-то решил отдохнуть посмеяться – пожалуйста, комедии. У нас есть фарсы, трагедии, драмы, поэтому, на каждый вкус зрителя мы найдем ответ. Это прекрасно, что театр пользуется спросом. Мы хорошо сегодня работаем со зрителем, и зал наполнен. Попасть на последний спектакль очень сложно. Вот позавчера у нас был «Ричард третий», ни одного билета уже в кассе не было на момент показа спектакля. Цена у нас осталась почти на уровне прежних цен, что и была до реконструкции. Для детей самый дешевый билет – 100 рублей. Самый дорогой – 150, в период новогодней компании, когда мы показываем дополнительно утренник. А так, у нас премьерный спектакль стоит от 100 рублей до 500, самый дорогой, на лучшие места. В репертуаре есть спектакли, которые идут по 8, по 6 лет и, можно сказать, что эти спектакли до конца не отсмотрены и пользуются спросом. Они гораздо дешевле – от 100 до 400 за билет. Я думаю, что это нормальные деньги, чтобы посмотреть настоящий, живой театр.

 

Олег Наумов: Кадры для театра готовит институт искусств. Вы в этом как-то участвуете? Довольны ли вы кадрами, которые приходят в труппу театра?

 

Павел Церемпилов: Так как у нас в принципе очень сложно пригласить стало актера в театр, создать ему какие – то социально-бытовые условия, поэтому мы вынуждены были открыть факультет театральный. Он звучит так: «Подготовка артистов театра драмы и кино. Сегодня этот факультет работает более 10 лет. Набор идет один раз в два года, четыре года обучения и каждые два года у нас выпускается 15-17-20 человек. Безусловно, мы пытаемся выбрать самых сильных в театр. И сегодня, если посмотреть нашу труппу, в которой 35 человек, то 70% - это воспитанники и выпускники этого факультета. Это живая чистейшая творческая кровь молодая, которая приходит уже с новой театральной школой, с новыми понятиями, и поэтому с ними очень хорошо работать. Другие ВУЗы театральные могут только позавидовать нашим студентам, потому что они работают уже на настоящей профессиональной сцене. Мы шьем для них костюмы, они сначала работают в массовке, потом они получают вторые роли, а уже к концу своего обучения они готовят дипломный спектакль, и, как правило, потом он переходит в репертуарный спектакль, мы туда уже ставим профессиональных актеров. Так случилось со спектаклем «Старший сын» Вампилова, сегодня он идет под названием «Свидание в предместье». Так случилось с «Вестсайдской историей», которую мы вывозили на студенческий фестиваль «Твой шанс» и потом он остался у нас в репертуаре, и до сих пор идет уже несколько лет. И другие спектакли.

 

Татьяна Текутьева, заместитель главного редактора газеты \"Оренбургская неделя\", заслуженный работник культуры России: Молодежи у нас стало много – это хорошо, есть из чего выбирать. Очень много молодых красивых актрис. Мне бы хотелось, чтобы на сцене демонстрировалась не только молодость и хорошие внешние данные, но и какая-то индивидуальность бы возникала. И мне бы хотелось сказать о труппе вот что: она у нас сейчас разбалансирована. У нас уходит старшее  поколение, у нас почти нет среднего поколения. А молодежь должна учиться у товарищей по сцене, не только в институте, но и у товарищей по сцене. Это главная учеба у них. Потому что учиться этому они будут всю жизнь. Если они действительно думающие художники, что-то понимающие в искусстве, и хотят чего-то добиться. Это трудно сейчас, потому что утрачивается связь, эти традиции.

 

Олег Наумов: В последние годы театр очень активно участвует в фестивалях, гастролях. Расскажите об этой стороне жизни театра.

 

Павел Церемпилов: Мы не можем не ездить на фестивали. Мы обязательно должны показать, на каком уровне находится сегодня наш театр. Я даже не помню года, чтобы мы не съездили на один-два фестиваля. Даже находясь на реконструкции в 2005 году, мы накануне поставили спектакль по повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие», и ездили на фестиваль «Голоса истории» в Вологду.  И так каждый год. Мы ездим в Тамбов, мы ездим в Орел, в Москву, в Ростов. Каждый фестиваль имеет свое лицо. И мы везем то, что они просят. Фестиваль русской комедии происходит в Ростове, мы туда стараемся везти русские комедии. Например, пьесу Марии Ладо возили два года назад в Ростов и получили 4 номинации. В 2010 году мы возили «Бешеные деньги» Островского, на его родину в Кострому, и получили возможность выступить на московской сцене. Мне кажется, очень важным был фестиваль «Голоса истории», потому что после этого фестиваля мы получили довольно серьезные номинации, в том числе Саша Федоров, который играл Васкова, он получил диплом за исполнение подвига молодого человека во время Великой Отечественной войны. Саша всегда тяготел к режиссуре, и там его увидел Леонид Хейфец, он пригласил его на свой курс, в свою мастерскую. И вот четыре года Саша там отучился, и сегодня мы видим выпускника, который и наш театр не бросил, работает в наших спектаклях, ездит в Москву, успевает сниматься в фильмах, ставить спектакли. Я считаю, что дипломный спектакль, который он поставил в нашем театре, и премьера состоялась 22 января – это хороший показатель для человека, который выращен в условиях нашего института и стал интересным режиссером.

 

Виктор Батиженко, начальник Управления развития искусства и образовательной политики министерства культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области: Я думаю, что в Оренбурге театральная жизнь достаточно интересна. Тем более, что мы проводим фестивали и вот в этом году мы проведем фестиваль, посвященный 150-летию со дня рождения Станиславского. Постараемся найти те театры, и те спектакли, которые отображают  творчество реформатора Станиславского, и как театральные сообщества и театральные коллективы в настоящее время интерпретируют эти новшества, которые Станиславский вводил в театральную жизнь.

 

Олег Наумов: Пространство художественной жизни все время расширяется. У нас теперь и телевидение, и кино, и интернет, и много еще, куда можно привлечь зрителя. Место театра в этом пространстве, оно ведь не может не меняться. Каково оно сегодня?

 

Павел Церемпилов: Мне сложно сказать, что сегодня театр занимает   главенствующую роль, но у него есть традиционное место. Если театр пользуется спросом, будь то наш театр, театр музыкальной комедии или театр кукол, в реконструкции сегодня театр им. Пушкина в городе Орске, заканчивается реконструкция в Бугурусланском театре им. Гоголя – театры востребованы. Они живут. Они показывают, что театр может жить в этих условиях современных, современного культурного социума. Поэтому он востребован, и он будет жить. Мы делаем все для того, чтобы зрители, которые к нам приходят, им было уютно, комфортно и хорошо.

 

Виктор Батиженко, начальник Управления развития искусства и образовательной политики министерства культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области: По сути дела, живое общение никто никогда не заменит. Это точно. Потому что артист играет каждый раз по-разному, музыка звучит каждый раз по-разному, у дирижера настроение по-разному. И у артистов от сегодняшнего настроения роль получается совершенно другая. Поэтому это настроение – это жизнь. Это живая жизнь, и я думаю, что театр  вряд ли заменят какие-то постановки, потому что театр – это еще и некая среда, в которую люди окунаются и понимают, что они вместе с артистами сопереживают то или иное, что происходит на сцене.

 

Олег Наумов: Классика, она всегда современна. И все-таки из современных пьес театр тоже наверно что-то ставит?

 

Павел Церемпилов: Конечно. С большим успехом идет драма Кутерницкого «Между чашей и губами». Этот спектакль был одновременно поставлен в театре в Самаре и у нас. Драматург Кутерницкий был и у них, и у нас. И он говорит, что там был, по своему, прекрасен спектакль, а здесь он был теплее, душевнее. Или мы берем притчу, такую, как Марии Ладо «Очень простая история», где домашние животные анализируют жизнь людей. И они подсказывают как нам жить проще, правильнее и чище в этом неспокойном мире. И эта пьеса всегда наполняется зрителем, и вместе они переживают, плачут, смеются, и вместе они находят какое-то общее решение. Люди, они должны сами выбирать, на что они должны прийти: посмеяться, отдохнуть, или подумать, задуматься о жизни. Серьезную драму посмотреть, классику мировую, зарубежную, русскую, советскую. Поэтому разные спектакли у нас идут, и каждый зритель найдет свой любимый спектакль.

 

Олег Наумов: Сегодня Оренбургский драмтеатр успешен, зрительный зал, как правило, заполнен, группа поклонников театра постоянно расширяется. Это заслуга художественного руководителя Рифката Исрафилова,  директора театра Павла Церемпилова, всей труппы театра. И конечно, успех театра был бы невозможен без финансовой поддержки государства, в бюджете театра 70% - это субсидии областной власти. Очевидно, что без этого сегодня не обойтись. Между тем спор о самом существовании репертуарного театра в стране продолжается. У нас, как и в других странах, эта система сложилась в театральную эпоху 19-го века, а в советское время была доведена до абсолюта. Но времена меняются, и репертуарный театр сегодня во всем мире, скорее исключение, чем правило.  Эти перемены неизбежны и у нас. Остается только пожелать Оренбургскому театру драмы, с успехом пройти все новые вызовы времени, и оставаться главным культурным центром области, любимым зрителями.

 

 ОРЕН-ТВ

1 февраля 2013 г.