Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Олег Наумов: Главный политический итог года – гражданское общество проснулось. Итоговая программа «Диалог» 2012 года.
опубликовано: 29-12-2012

Олег Наумов:   Подводя итоги уходящего года, хочется по традиции вспомнить, что интересного и важного произошло в этом году в стране и в мире, и как эти события повлияли на жизнь каждого из нас. 

Главные события 2012 года – подводим итоги с героями наших программ: известными политиками, социологами, экономистами.

Сегодня в нашей программе ученый Алексей Кара-Мурза и депутат Госдумы Сергей Петров, юрист Борис Надеждин и оппозиционер Алексей Навальный.

У наших экспертов критический взгляд на дела в стране.  Надеюсь, это поможет объективно оценить все наши успехи и неудачи. Прошедший год стал годом возрождения активности гражданского общества. Поводом для протестных выступлений послужили выборы в Государственную Думу, которые прошли  с массовыми нарушениями избирательного законодательства. Главным требованием митингующих стало проведение новых свободных и справедливых выборов. Массовые акции протестного движения показали: с политическим равнодушием общества покончено, Россия стала другой.

 

Алексей Навальный, лидер протестного движения:  Если мы будем в целом сравнивать ситуацию сейчас и год назад, то различия просто поразительны. Год назад мы не могли себе даже представить, что в Москве будут проходить регулярные митинги, в которых принимает участие десятки тысяч людей, а митинг с количеством участников в 40 тыс. человек будет считаться провальным.  

 

Олег Наумов:   Двадцать лет страна не знала столь массовых выступлений протеста. И власть явно испугалась.  Результатом первых митингов и шествий стала комплексная реформа политической системы, предложенная тогдашним президентом Медведевым. Были инициированы новые законы о выборности губернаторов, об упрощенном порядке регистрации партий, перераспределении властных и бюджетных ресурсов в пользу регионов, о создании общественного телевидения.

 

Борис Надеждин, юрист и политик: На мой взгляд, нынешняя власть уже очень много сделала для того, чтобы у оппозиции появилась возможность не только на митинги ходить.  И этому наша власть учится. Я вас уверяю. Учится. Старается, как может. А чем больше мы будем и в суды ходить, и на митинги, и на выборах наблюдать, тем больше шансов, что этот общенародный консенсус по поводу того, что есть понятия, а есть право, он раньше сложится. И это очень хорошо. (23 июня)

 

Алексей Кара-Мурза, доктор философских наук, профессор:   Я думаю, требует реформы само отношение власти к народу, к тому большинству, о котором справедливо говорит Путин. Да, мнение большинства можно узнать только в результате законных, честных, прозрачных процедур. Ведь из-за чего нынешний кризис? Из-за того, что люди поняли, что обманывают по-крупному, обманывают многих, возможно, обманывают большинство. Я бы сам очень хотел узнать, что думает Россия, но для этого должен быть прозрачный демократический процесс.  

 

Олег Наумов:  В начале года, казалось, что власть сделала выводы и пошла  на диалог с оппозицией, с обществом. Но все изменилось в мае, когда в Кремль вернулся избранный в третий раз президентом страны Владимир Путин. Постепенно, но неуклонно ужесточается  законодательство в области СМИ, интернета, проведения митингов, деятельности НКО. Принимаются законы, нагнетающие атмосферу страха, гражданской пассивности. Власти преследуют лидеров оппозиции, открывают на них уголовные дела.

 

Алексей Навальный, лидер протестного движения: Если мы посмотрим на ситуацию в стране, то, конечно, она выглядит сейчас не очень оптимистически. У нас 12 человек находятся в тюрьме за участие в этом протестном движении, мы видим серьезное наступление на свободу слова в интернете. Приняли репрессивный закон о митингах и т.д… Я бы сказал, что с одной стороны, мы недооценили то, с какой силой будет сопротивляться власть. Протестное движение началось, оно началось внезапно, и было сюрпризом для многих, в том числе для меня, его сила и мощь. В ответ на это протестное движение власть мобилизовала все свои ресурсы и перешла напрямую к репрессиям.

 

Олег Наумов: Вряд ли  давление власти способно запугать участников движения протеста. Да и политические причины, по которым возникло массовое протестное движение, не разрешены. Более того, при нынешнем состоянии экономики, к ним, вполне вероятно добавятся социальные. И протест будет только расширяться. Впрочем, сейчас протестная волна, очевидно, слабеет и у наших экспертов разное видение достижений и перспектив протеста.

 

Владимир Войнович, писатель: Да, люди выходят  и демонстрируют свое отношение к происходящему. Но ничего не происходит. Какие-то политики говорили: вот выйдет 100 тысяч и будет что-то такое. Но ничего не случилось. Другие говорят: ну вот  миллион выйдет, пройдут с белыми ленточками по улице. Да пройдут от одной улицы до другой и ничего тоже не будет.  Оппозиция для того, чтобы она была силой, должна быть организована. В конце концов, такая сила появится. Неизбежно. И если у нас в стране ничего не изменится, и если изменится, то тоже появится. Страна, общество, в котором нет реальной оппозиции - это общество нездорово.  Это птица с одним крылом.

 

Сергей Петров, депутат  Государственной Думы: Раз начавшись, оно никогда уже не сойдет на нет, пока не достигнет того уровня честной игры, которое есть во всех зрелых обществах. Поэтому будущее наше в этом смысле такое: будут шарахания власти, как маятник, от попыток либерализации до жесткой реакции. Но будет все работать на протестное движение. Даже если внешне  все будет тихо, работа будет идти подспудно, крот истории будет работать против этой нечестной игры. (19 мая)

 

Александр Шаравин, директор института политического и военного анализа:  Среди людей, которые выступают на митингах, среди тех, кто занимается этой работой, появились новые лица. Причем, молодые. Например, в Москве это несколько  сотен молодых людей, может, чуть постарше, которые стали депутатами муниципальных собраний. Это здорово. Это совершенно независимые люди нового поколения, самостоятельные. Есть студенты, предприниматели, которые совершенно не собираются заглядывать в рот власти, а собираются быть гражданами. И это очень важно. И еще важно, что люди, занимавшиеся наблюдением на выборах, не пошли в отчаянии горевать, а они продолжают свою борьбу и пытаются привлечь к ответственности нарушителей.  А во-вторых, мне кажется, что сейчас от голых протестов нужно переходить к новой стратегии, которая выражалась бы в том, чтобы влиять на эту новую власть, требуя исполнения предвыборных обещаний. 

 

Борис Немцов, сопредседатель Партии народной свободы: У нас выбора нет. Поскольку власть не хочет с нами мирно разговаривать и садится за стол переговоров, мы должны этот протест усиливать, если хотим изменить страну. Если мы хотим жить в произволе, коррупции, обогащении путинских дружков из кооператива «Озеро», если мы хотим, чтобы наши полицейские работали в основном рейдерами и набивали себе карманы, если мы хотим, чтобы бизнес находился в загоне, чтобы люди и дальше не могли найти работу, то тогда надо сидеть дома. Если же мы хотим положение в стране все-таки менять к лучшему, то тогда надо протестовать

 

Олег Наумов: Протестное движение упрекали в аморфности, отсутствии лиц или структур, которые его представляют. После демократичных открытых выборов в интернете, наконец, появился Координационный совет оппозиции. Сегодня он формулирует цели оппозиции и политическую повестку дня.

 

Алексей Навальный, лидер протестного движения: Наша цель: проведение в России мирной антикриминальной революции, перемена системы власти таким образом, чтобы эта система самодержавия прекратила бесконечно сама себя воспроизводить. И, конечно, важнейшей задачей всех нас, не только КС, а всей страны, всего населения является конституционная реформа, которая невозможна без Конституционного собрания. Координационный совет, который сейчас существует, это важная веха, это механизм, с помощью которого мы добиваемся проведения действительно Конституционного собрания, предусмотренного в нашем основном законе. Это не просто формула, взятая с неба, это вещь из Конституции. Это необходимо провести, потому что мы понимаем, что нынешняя система власти неправильная. Она неправильно работает, она не обеспечивает того, чего хотят граждане России.

 

                                                       -    -    -

 

Олег Наумов:  Экономическая ситуация  в мире в 2012 году заметно не улучшилась. В Европе продолжается стагнация. Это напрямую влияет на состояние экономики России, ведь Европа наш главный торговый партнер. Пока макроэкономические показатели России, по сравнению с Евросоюзом выглядят неплохо: бюджет наполнен, безработица низкая, ВВП растет на 3,5% в год. Между тем, перспективы 2-3 лет для России выглядят тревожно.

 

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики: Нужно понимать, что зависимость России от нефтяной иглы безумно высока. У нас 80% экспорта - это сырье, из них две трети - нефть, газ, нефтепродукты. У нас 50% доходов бюджета - это доходы от нефти и газа. То есть это колоссальнейшая зависимость, и за 1 год, и за 3 года, и за 5 лет с этой иглы не слезть. Речь идет о десяти, двадцатилетиях, то есть нужно много времени.  И здесь единственный ресурс, на который мы можем надеяться - это предпринимательская активность. Россия должна стать страной, в которой удобно вести бизнес. Россия должна стать страной, в которой люди могут реализовать свои возможности. Если расширить пространство конкуренции, дать возможность делать то, что ты хочешь и зарабатывать деньги, мы с большим удивлением для себя через пять лет обнаружим, что и вот здесь что-то возникло, и вот здесь. А через десять лет мы узнаем, что зависимость федерального бюджета от нефтегазовых доходов не 50%, а 40. Вы скажете: небольшой сдвиг. Да, небольшой. Но это сдвиг. А еще через 10 лет будет не 40, а 20. И уже можно говорить, смотрите, у нас что-то получилось.

 

Валерий Зубов, депутат  Государственной Думы:  О каком инвестиционном климате вы можете говорить, у нас все время собственность под обстрелом. Наши предприниматели думают не о том, как эффективно использовать капитал, а о том, как эффективно его охранять. Их силы направлены не на то, чтобы мостить дороги, что придумывать самолеты, машины. Их задача возводить крепостные стены вокруг своего бизнеса, с помощью взяток, ввода силовиков в свои бизнесы, а они потом влезают настолько, что разваливают эти бизнесы. Инвестиционный климат зависит от правительства во вторую очередь. В первую очередь он сегодня зависит от правоохранительной системы, от силовиков.

 

Олег Наумов:  В послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин сказал: «Реальное изменение структуры экономики, создание новых и возврат лидерства в традиционных промышленных отраслях, развитие малого и среднего бизнеса – это ключевые вопросы. Убеждён, в центре новой модели роста должны быть экономическая свобода, частная собственность и конкуренция, современная рыночная экономика, а не государственный капитализм». Реальным шагом к современной рыночной экономике стало вступление России в ВТО. Наша страна двигалась к этому практически 18 лет. Но до сих пор в обществе сохраняется настороженное отношение к ВТО.

 

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики:  Я для себя сделал такую оценку, что у нас 10% считает, что в ВТО нужно вступать, 10% считает, что не нужно, а 80% - все равно, потому что не понимают, о чем идет речь. Мне кажется, нужно четко говорить о том, что ВТО – это, прежде всего выигрыш для победителя. Будут снижаться импортные пошлины, пусть не сразу, а постепенно, будет увеличиваться конкуренция на российском рынке товаров, что приведет к более медленному росту или даже снижению цен. Понятно, что потребитель от этого будет выигрывать. Мне кажется,  самое главное, что вступление в ВТО выгодно широким слоям российского населения.

 

                                                          -    -    -

 

Олег Наумов:   В этом году снова заговорили о необходимости серьезных изменений в пенсионной системе России. Реформа десятилетней давности заключалась в том, что государство гарантировало лишь небольшую базовую часть, а гораздо большую накопительную часть пенсии каждый должен был зарабатывать сам. Итоги реформы неутешительны: деньги работодателей, как и прежде, тратятся на содержание нынешних пенсионеров, накопительная система развита слабо, дефицит Пенсионного фонда – 1 триллион рублей. Что же делать? Снова менять правила?

 

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики:   Для того, чтобы сбалансировать бюджет пенсионного фонда, нужно или повышать пенсионный возраст, или повышать налоги, или нужна комбинация того и другого. В противном случае наш федеральный бюджет этого не выдержит и просто рухнет под тяжестью существующей программы пенсионного обеспечения

 

Олег Наумов:  Главным предложением нынешней реформы стало радикальное снижение отчислений в накопительную часть пенсии. Это может стать грубейшей экономической ошибкой. Сегодняшние дыры в Пенсионном фонде залатают, но закрепят слабость российской бюджетной системы и экономики в целом, а значит, лишат граждан надежды на хорошие пенсии в будущем. Что же делать, чтобы этого не случилось? Когда наши пенсионеры будут получать такие же пенсии, как в Европе?

 

Владимир Назаров, научный сотрудник Института экономической политики имени Егора Гайдара: Все зависит от того, какие меры мы будем принимать. Если мы не будем принимать никаких мер, то никогда. Потому что во всех этих странах гораздо более высокий пенсионный возраст, большая вовлеченность людей в рынок труда, все легально платят взносы, и получают соответственно более высокие пенсии. Когда у вас практически 30% не выплачивают взносы, выходят на пенсию очень рано, то соответственно о высоких пенсиях речь не может идти. Поэтому, если мы будем принимать меры по повышению эффективности пенсионной системы, то есть повысим эффективность накопительной компоненты  (есть целый ряд разумных предложений в этой части, если мы сделаем добровольное стимулирование более позднего выхода на пенсию, когда люди будут откладывать выход на пенсию), то нет причины, почему не может произойти, допустим, удвоения наших пенсий, причем в ближайшее пятилетие.

 

Олег Наумов:  Политический олимп России в этом году  сотрясали коррупционные скандалы. Следователи выявляли факты многомиллиардных хищений то в Министерстве обороны, то при строительстве крупных государственных объектов, то при банковских операциях, то в  государственной агропромышленной компании «Росагролизинг».  Сторонники нынешней власти заговорили, что Владимир Путин, выполняя предвыборные обещания, начал настоящую борьбу с коррупцией. Но многие эксперты сомневаются, потому что не затрагиваются основы коррупции, ее причины.

 

Анатолий Голубев, руководитель Межрегиональной общественной организации «Комитет по борьбе с коррупцией»: Борьба с коррупционерами и борьба с коррупцией – это совершенно разные вещи. В первом случае, совершенно не меняются причины и условия, система. Борьба с коррупционерами, она, к сожалению, не ведет к снижению уровня коррупции в стране, то есть она наоборот ведет к ее росту. Это закономерно. Любой чиновник под страхом угрозы разоблачения обрастает определенной группой посредников, сумма взяток соответственно увеличивается, и каждый день в эти механизмы втягивается все большее количество людей.

 

Валерий Хомяков, генеральный директор  Совета по национальной стратегии Валерий: Владимир Путин о коррупции говорил много, и будет говорить. Будет предпринимать всякие законодательные очередные инициативы, но для чего они нужны и для чего они были нужны бывшему президенту Дмитрию Медведеву – мне непонятно. У нас есть уголовный кодекс, по которому можно сажать спокойно и надолго. Этим надо просто заниматься. Но когда сама система власти, и в том числе тот институт, который призван бороться с коррупцией, сам заражен… По этому поводу были громогласные заявления: мы победим коррупцию! – мы это все слышали, слышали в течение 12 лет, и будем слушать еще достаточно долго. Коррупция, к сожалению, при Путине не исчезнет. Усилится даже. (12 мая)

 

Михаил Прохоров: Основная природа коррупции – это излишнее государственное регулирование. Там, где его вообще быть не должно. Потому что служивый человек путает службу и бизнес. Если он занимается на службе бизнесом, то его основная задача все так зарегулировать, чтобы ему можно было с этого что-то получить. Есть несколько вариантов, как сделать эффективным устройство государства. Может быть  выборность губернаторов, может не быть выборности губернаторов, но главный принцип должен быть такой, чтобы власть была подконтрольна своим гражданам.

 

Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета: Есть один очень важный закон, о котором мы говорим давно - это 20-я статья Конвенции ООН против коррупции «незаконное обогащение», то есть криминальный признак в случае разницы между официальными доходами и расходами. Необходимо принять эту статью. Дальше. Нам нужно расширять список чиновников, которые подлежат проверке, декларированию доходов и расходов. Ну почему у нас сейчас это положение не соответствует гражданскому кодексу? Почему это урезанный вариант, почему только несовершеннолетние дети? Почему не входят туда ближайшие родственники: тесть, теща, мама, папа? Почему? Потому что когда это писали уже понимали, что у многих это все сделано на родителей. Если мы хотим получить эффект как было в Италии борьба  с коррупцией операция «Чистые руки», то мы должны принимать жесткие меры. Если мы понимаем, и руководство страны заявляет, что это угроза национальной безопасности, то меры должны быть адекватными, а не прижигание прыщиков, когда нужно лечить онкологию.

 

Олег Наумов:  Президент Владимир Путин в ежегодном послании Федеральному Собранию, что необходимым условием действенности борьбы с коррупцией является  активное гражданское участие, эффективный общественный контроль. Подчеркнул, что моральный авторитет государства – это базовое условие развития России. И потому политика очищения и обновления власти будет проводиться твёрдо и последовательно.

Очень хочется в это верить. Но убедиться в том превратятся ли эти слова в дело, можно будет только в следующем году.

2012 год завершается. В нем остались не только многие нерешенные проблемы, о которых мы говорили. В нем было и много отрадного: увеличилась средняя продолжительность жизни россиян, впервые рождаемость превысила смертность и население страны растет теперь не только за счет мигрантов. Сохранилась высокая цена на энергоносители и поэтому уровень жизни, по крайней мере, не ухудшился. Конец света, о котором пророчили календари майя, не состоялся. Значит, будем жить. Счастья, здоровья и благополучия в новом году всем вам, дорогие телезрители.  С Новым годом!

 

ОРЕН-ТВ

 

29 декабря 2012 г.