Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Год протестного движения в России. Итоги и перспективы на будущее. Олег Наумов и один из лидеров протеста Алексей Навальный в программе «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 08-12-2012

Олег Наумов: Год назад, в прошлом морозном декабре, по стране прокатились массовые акции протеста. Поводом послужили выборы в Государственную Думу, которые прошли  с массовыми нарушениями избирательного законодательства. Главным требованием митингующих стало проведение новых свободных и справедливых выборов. Двадцать лет страна не знала столь массовых выступлений протеста. И власть явно испугалась.  Результатом первых митингов и шествий стала комплексная реформа политической системы, предложенная тогдашним президентом Медведевым. Были инициированы новые законы о выборности губернаторов, об упрощенном порядке регистрации партий, перераспределении властных и бюджетных ресурсов в пользу регионов, о создании общественного телевидения. К прошедшим в  марте президентским выборам не были допущены реальные кандидаты от оппозиции, и протестное движение вновь активизировалось.   На втором \"Марше протеста\", который прошел 12 июня, оппозиционеры приняли решение сформировать Координационный совет. В конце октября лидеры  протестного движения организовали и провели выборы в Координационный совет оппозиции, а в ноябре прошло первое его заседание. Внутренняя организация протеста – важный итог года, а чего в целом достигло

протестное движение?

 

Алексей Навальный: Если мы посмотрим на ситуацию в стране, то, конечно, она выглядит сейчас не очень оптимистически. У нас 12 человек находятся в тюрьме за участие в этом протестном движении, мы видим серьезное наступление на свободу слова в интернете. Приняли репрессивный закон о митингах и т.д. Однако же, если мы будем в целом сравнивать ситуацию сейчас и год назад, то различия просто поразительны. Год назад мы не могли себе даже представить, что в Москве будут проходить регулярные митинги, в которых принимает участие десятки тысяч людей, а митинг с количеством участников в 40 тыс. человек будет считаться провальным. Поэтому, я бы сказал, что с одной стороны, мы недооценили то, с какой силой будет сопротивляться власть. Протестное движение началось, оно началось внезапно и было сюрпризом для многих, в том числе для меня, его сила и мощь. В ответ на это протестное движение власть мобилизовала все свои ресурсы и перешла напрямую к репрессиям. Это осложнило жизнь многим из нас.

 

Олег Наумов: Действительно, власть ведет себя по отношению к оппозиции непоследовательно: вначале идет на уступки, затем пугает арестами. А как ведет себя общество? Кого оно поддерживает: власть или оппозицию? Данные опросов говорят о том, что большинство населения предпочитают пока держаться в стороне: более половины респондентов сказали, что они не поддерживают массовые акции протеста, в поддержку оппозиционного движения высказались 30% опрошенных. Пока в акциях протеста активно участвуют только жители столицы и крупных городов. Но потенциал протеста значительно шире. В ноябре социологи Левада-центра спросили: Как вы считаете, дела в стране идут в правильном направлении или страна движется по неверному пути? И вот парадокс: страна движется в неверном направлении – ответили 44% опрошенных. Получается, что у большинства граждан есть ощущение неблагополучия в стране, при этом активно поддерживать оппозицию они не решаются.

 

Галина Шешукова, социолог: Это очень просто объяснить. Дело в том, что если мы говорим о современных лозунгах оппозиции,  большинство из них старые лозунги о том, что надо переизбрать Госдуму, отстранить Путина от власти, в то время, как население сейчас волнует совершенно другое. Что касается сегодняшних проблем, тех же цен на ЖКХ, на продукты и товары, безработица, дороги, медицинское обслуживание – вот эти проблемы очень серьезно беспокоят население. Но эти проблемы оппозиция по существу не поднимает.

 

Сергей Столпак, участник движения протеста в Оренбурге:

Нашим россиянам свойственна одна нехорошая черта: они сидят и выжидают. За это надо наших граждан немножко укорять. Не надо сидеть ждать. Надо выходить на улицы, выходить на пикеты, надо требовать от власти исполнения конституционных прав. Это связано и с выборами, с землей, с приватизацией, с ЖКХ, куда вы не бросите – везде проблема.

 

Олег Наумов: Чем объяснить, что власть сначала пошла на уступки, а затем перешла к таким жестким мерам к протестантам?

 

Алексей Навальный: Это традиционная ситуация. Первое – испуг; сначала они очень сильно испугались, они увидели 100 тысяч человек под окнами и подумали, будут бить шахматными досками, как в классике нашей. Но потом, увидев миролюбивый настрой протестующих, они выступили с политической реформой, которую провозгласил Медведев, которая, наверное, несколько сняла напряжение. После чего, хитрые люди, которые заботятся о себе, сохранении своих денег и власти, решили традиционно немножко обмануть. Они, с одной стороны, свою политическую реформу фактически дезавуировали, с другой стороны, с мая месяца они включили прямой механизм репрессий и начали преследовать активистов протеста, в надежде, что им удастся этот протест просто задавить или он распадется сам собой. Но я думаю, что это ошибка. Да, здесь нет какой-то прямой линии, прямой диаграммы, что этот протест растет: сегодня было 100 тысяч, завтра – 200 тысяч, послезавтра – 300 тысяч. Это не так: сначала 100, потом активность падает, потом она будет снова возрастать. Я уверен, что она будет возрастать. Я уверен, что протест просто видоизменяется, он принимает другие формы: люди не просто ходят на митинги, у нас огромное количество людей в наблюдатели записывается, мы видим всплеск популярности участия в выборах местного самоуправления и т.д. Существует огромное количество различных стихийных групп, которые образовались, прошли выборы в КС и т.д. Это тоже виды протестной активности, ранее их не бывало.

 

Олег Наумов: То есть, вы считаете, что эти репрессии по отношению к активистам протеста никого не напугают?

 

Алексей Навальный: Они не напугают, конечно. Ядро протеста и большую часть не напугают. Конечно, идея о том, что ты можешь быть завтра арестован, мало кого вдохновляет. Но с другой стороны, люди отлично понимают, что власть вынуждена прибегнуть к репрессиям, только потому, что у них нет ничего другого, ничего другого она сделать не может. Это и является мотивирующей частью для многих.

 

Владимир Фролов, депутат Законодательного Собрания Оренбургской области, Справедливая Россия: Я  выделяю два периода: до выборов президента РФ и после. Поэтому если в первый этап власть шла на уступки, изменяли законодательство, заявляли об изменении курса на диалог, то после проведения выборов президента России резко начал меняться тон заявлений и взаимоотношений между оппозицией и властью. Они начали что делать, начали провоцировать оппозицию на какие-то действия, чтобы иметь основания эту оппозицию задавить силовым образом. Медведев не сторонник силового давления на оппозицию, он более компромиссный человек. Что касается Путина, понятно, что у него психология силовика, работника КГБ, ФСБ, поэтому давление на людей и создание обстановки преследования, недоверия

 

Олег Наумов: В самом начале в акциях протеста принимали участие сторонники ряда партий, которые представлены в Госдуме: Коммунистическая партия, Справедливая Россия.  А теперь справедливороссы  принимают такое решение, что или вы в партии, или вы на улице в протесте. Почему не удалось создать единый фронт из несистемной и системной оппозиции против власти?

 

Алексей Навальный: Это не совсем так. С самого начала мы видели, что рядовые активисты принимают участие в протестных движениях, даже некоторые депутаты Госдумы принимают, но это было скорее исключение. Вот эта верхушка системных оппозиционных партий, что коммунисты, что Справедливая Россия, в первую очередь Справедливая Россия, несмотря на то, что были главными выгодополучателями на выборах, они больше всего получили благодаря нашей компании «Голосуй за любую партию против Единой России», они всегда весьма трусовато прятались. Лидеры не посетили лично ни один митинг, оправдываясь тем, что они поехали туда, поехали сюда. Это просто еще одно доказательство того, что, так называемые системные партии – маленькие филиалы Единой России. Не сами партии и мы видим, что в той же самой Справедливой России достаточно много приличных депутатов внутри, но руководство партии пытается просто сохранить свое место и в этом смысле угрожает активистам и требует, чтобы не участвовали в протестах, потому что Путин дал им все. Конкретно этим лидерам этих оппозиционных системных партий. Путин поставил их на эти места, Путин их содержит, и они точно так же боятся потерять Путина, как боятся его потерять любые жулики и воры из этой системы.

 

Владимир Фролов, депутат Законодательного Собрания Оренбургской области, Справедливая Россия: Единственные депутаты Госдумы, которые принимали участие во всех массовых акциях, которые прошли за этот год – это депутаты ГД из партии Справедливая Россия, других там не было. Конечно, не заметить этого было нельзя, конечно, с лидером партии Мироновым шел серьезный разговор в Кремле, наверно,  это было определенным требованием со стороны Кремля, чтобы наши депутаты ГД от этого отошли. Ввиду того, что ни Геннадий Гудков, ни Дмитрий Гудков, ни Илья Пономарев не изменили своего отношения к протесту, мало того, пошли в Координационный совет несистемной оппозиции, было поставлено фактически требование, что вы определитесь, где вы, с кем вы пойдете.

Понимаете, в чем дело. Несистемная оппозиция заявила о мирном переходе к власти через новые выборы. Первое условие было – признать выборы нелегитимными. Те, кто вошел уже после выборов в Госдуму, зачем им снова идти на выборы. То есть разные позиции. Хотя только в одной партии рассматривали предложение Гудкова о том, чтобы сдать мандаты. Ну что значит сдать? Ну, сдадут 68 депутатов. Где гарантия, что другие сдадут свои мандаты? Поэтому конечно вопрос был больше популистский, нельзя было это принимать серьезно.

 

Олег Наумов: Но вот сейчас, когда уже прошло какое-то время и очевидно, что раньше, коммунисты и справедливороссы стали основой в этих митингах на местах, в регионах. Как вы сейчас будете действовать? Все-таки вы очень слабо представлены в регионах. Будете ли вы создавать какие-то структуры, для того, чтобы обеспечить активность в регионах России?

 

Алексей Навальный: Здесь нужно очень четко разделять интересы партийных верхушек и интересы рядовых активистов. Во многих и раньше коммунисты, справедливороссы и представители системных оппозиций ходили на свои митинги и мероприятия вместе. И сейчас они будут ходить, потому что потребность рядовых активистов – это действительно потребность перемен, а не потребность шантажа руководства своей партии или шантажа федерального центра.

 

Олег Наумов: Но им нужен организатор.

 

Алексей Навальный: Создание партии сейчас,  какой-то идеологической организации оно явно не нужно, но я уверен, что Координационный совет будет создавать структуры, в том числе и в регионах и в тех регионах, где мы видели большую активность и интерес по отношению к Координационному совету.

 

Олег Наумов: Создание Координационного совета стало таким этапом в развитии протестного движения. Как вы считаете, какие сейчас цели у КС?

 

Алексей Навальный: Цели КС, которые мы прямо декларируем, это координация той самой протестной активности. Она есть, она существует в различных регионах, где-то легче это делать, где-то очень тяжело и существуют реальные репрессии со стороны местных силовых органов. КС нужен для того, чтобы делать все то же самое что и раньше, но на порядок лучше. Я, как человек, который может сравнить, что такое подготовка митинга внутри, так называемого, оргкомитета и внутри КС, могу сказать, что КС – это гораздо лучше, гораздо понятнее нашим сторонникам и гораздо эффективнее в плане координации ресурсов, потому что есть разные люди, которые могут делать разные вещи, начиная от креатива или привлечения сторонников, заканчивая поиском денег. Есть люди, у которых есть эти сильные стороны и, сложив их сильные стороны, мы можем добиваться гораздо большего.

 

Олег Наумов: Кто-то из журналистов пошутил, что КС надо развивать и чтобы в итоге мы эту аббревиатуру читали как «Конституционное собрание». У вас есть такие цели, чтобы КС превратить в такой орган, который способствовал изменению вообще всей системы в стране?

 

Алексей Навальный: Наша цель: проведение в России мирной антикриминальной революции, перемена системы власти таким образом, чтобы эта система самодержавия прекратила бесконечно сама себе воспроизводить. И, конечно, важнейшей задачей всех нас, не только КС, а всей страны, всего населения является конституционная реформа, которая невозможна без Конституционного собрания. КС, который сейчас существует, это важная веха, это механизм, с помощью которого мы добиваемся проведения действительно конституционного собрания, предусмотренного в нашем основном законе. Это не просто формула, взятая с неба, это вещь из Конституции. Это необходимо провести, потому что мы понимаем, что нынешняя система власти неправильная. Она неправильно работает, она не обеспечивает того, чего хотят граждане России.

Галина Шешукова, социолог: Позитивным результатом деятельности несистемной оппозиции а также массового выхода населения особенно в столицах и крупных городах на митинги протеста явилась попытка политической реформы в стране. И принятие таких законов, как законы о выборах губернаторов, со всеми оговорками, сейчас готовиться закон о выборах мэров. Демократизировано партийное законодательство и у нас уже появилось больше сорока партий. Это все результат   деятельности оппозиции в конце прошлого и начале этого года. Это все плюс, и активизация гражданского населения. И поэтому если иметь в виду то, что было сделано, то в дальнейшем все зависит от того, как удастся решить вопрос с  лидерами, лозунгами и со стратегией.

 

Олег Наумов: Десятилетиями российские оппозиционеры, демократы или либералы, социалисты, националисты не могли договориться. Удается ли в КС наладить такие отношения, чтобы эти противоречия сгладить и действия были едиными?

 

Алексей Навальный: Если бы либералы, социалисты, националисты полностью обо всем договорились, они перестали бы быть либералами, социалистами, националистами. Очевидно, что у них весьма разные идеологические взгляды на те или иные вопросы. Но по основным политическим вопросам, которые реально стоят на повестке дня, договориться реально. У нас же нет сейчас на повестке дня вопроса о разрешении гомосексуальных браков или свободном разрешении на оружие. Есть фундаментальные вопросы: фальсификация выборов, необходимость досрочных выборов, политические репрессии.  И по этим направлениям у нас есть весьма консенсусное решение,  общность взглядов, что самое важное. Потому что мы создаем такой народный фронт фактически. Не тот народный фронт, который сделал Путин, а народный фронт в истинном понимании этого слова. И там люди любых идеологических взглядов действуют сообща.

 

Олег Наумов: На 15 декабря намечена очередная акция. Теперь это будет называться «Марш свободы». С какими целями вы выйдете на этот марш?

 

Алексей Навальный: Марш свободы, который в Москве пройдет 15 декабря, и я думаю, что в некоторых регионах тоже будут проведены аналогичные мероприятия, он нужен для того, чтобы в каком-то смысле отметить годовщину протестного движения. И  показать, что эти люди, которые выходили на улицу со своими требованиями в течение года, они по-прежнему есть. Их требования не выполнены, люди об этом не забыли, они никуда не делись и они по-прежнему считают, что выборы были сфальсифицированы, что власть у них украли, что в Думе они не представлены. И они не признают эту власть, и они будут выходить и требовать дальше. И они никуда не денутся, они не забудут и не простят.

 

Олег Наумов: Мы как-то записывали диалог с известным писателем Войновичем, он говорил: ну вышли 10 тысяч, вышли 100 тысяч, выйдет миллион. Ну и что?

 

Алексей Навальный: Ну, Войнович должен очень хорошо помнить недавнюю нашу историю, когда знаменитую шестую статью Конституции отменили в течение одного дня, когда на улицы Москвы вышло 600 тысяч человек. Вот вышли с требованием отмены шестой статьи Конституции, и на следующий день она была отменена. Это происходило совсем недавно на Украине, это происходило в Грузии, это происходило во времена фараонов, это происходило всегда. У людей, которые требуют перемен, у них достаточно немного на самом деле форм выражения своего недовольства. И выходить на улицы с мирными акциями протеста – одна из них и важнейшая из них.

 

Олег Наумов: Как вы считаете, протестное движение будет нарастать? Есть ли для этого почва сейчас?

 

Алексей Навальный: Для этого есть объективные предпосылки, и я уверен, что оно будет нарастать. В экономике ситуация не улучшается. Я уже не говорю о том, что мы ждем падения цены на нефть. Даже если они не упадут, на этом высочайшем уровне цены на нефть мы видим, что уровень жизни больше не растет. Сейчас  мы видим стагнацию в экономике, мы видим продолжение чудовищной коррупции.  Несмотря на какие-то ритуальные действия и некоторые разовые кампании, коррупция остается крупнейшей политической проблемой. Мы видим, что эта власть неспособна ни к каким реформам. Все реформы, которые самой властью декларируются, начиная от реформы милиции и армии, национальными проектами и сельским хозяйством, доступное жилье и т.д. – ничего же этого не случилось. У нас милиционеров в стране на душу населения в 3 раза больше, чем в среднем в мире. Но безопасности нет. Она не может решить того, что мы требуем. Несмотря на то, что мы получаем огромные ресурсы от нефти, газа, леса,  металлов и удобрений, мы остаемся нищим отсталым государством. Люди с этим не согласны, никогда не согласятся, и это главная предпосылка, чтобы протестное движение росло дальше.

 

Олег Наумов: Политические причины, по которым возникло массовое протестное движение, не разрешены. Более того, при нынешнем состоянии экономики, к ним, вполне вероятно добавятся социальные. И протест будет только расширяться. В этих условиях, казалось, что власть должна пойти на диалог с оппозицией, с обществом. Но этого не происходит. Напротив законодательство ужесточается в области СМИ, интернета, проведения митингов, деятельности НКО. Т.е. принимаются законы, нагнетающие атмосферу страха, гражданской пассивности. Власти преследуют лидеров оппозиции, открывают на них уголовные дела. Одновременно мы видим попытки создать видимость решения ключевых проблем: например, активно открываются дела на коррупционеров, но это не затрагивает искоренение основ коррупции, как таковой.  Президент страны говорит об избрании членов Совета Федерации прямым голосованием избирателей регионов, но пока это остается только пожеланием. Бывший президент тоже говорил об избрании половины депутатов Госдумы прямым голосованием в округах, но сегодня об этом просто забыли. Словом, нужны реальные перемены. Готова ли к переменам власть, или пойдет на них только под давлением расширяющегося протеста?

 

ОРЕН-ТВ.

 

9 декабря 2012 г.