Заказ звонка
* Представьтесь:
* Ваш телефон:
Сообщение:
* - поля, обязательные для заполнения
Заказать звонок
Курс валют
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Счетчик

Новости

 


Почему приоритеты, изложенные президентом в бюджетном послании, не отражены в проекте бюджета страны на 2013 год? Олег Наумов и заведующий лабораторией бюджетного федерализма Института экономической политики имени Гайдара Владимир Назаров в программе «Диалог» телеканала ОРЕН-ТВ.
опубликовано: 10-11-2012

Олег Наумов:   Сейчас, когда 2012 год подходит к концу, Госдума приступает к обсуждению и утверждению одного из основополагающих документов стратегии развития страны – проекта бюджета на 2013 год. Документ этот достаточно объемный, содержит огромное количество страниц и цифр,  в которых большинству граждан вряд ли будет под силу разобраться, но в экспертной среде политиков и экономистов он  вызвал резкие споры. Некоторые из экспертов уже назвали этот проект  бюджетом милитаризации страны. В самом деле, расходы федерального бюджета по разделу \"Национальная оборона\" в 2013г. вырастут сильнее всего - сразу на 25,8%,  и составят 2 триллиона 346 миллиардов рублей или 17,5% всех расходов казны. Одновременно не растут или даже уменьшаются расходы на социальную политику, здравоохранение, образование, культуру.

Федеральный  бюджет на 2013 год рассчитывается по новой системе, исходя из средней  цены за 5 лет. Что это означает?

 

Владимир Назаров: Необходимо было к чему-то привязать нашу бюджетную систему, иначе расходы будут расти галопирующими  темпами, и нет никакой уверенности, что эти расходные обязательства будут устойчиво выполняться нашей страной. Поэтому было принято как раз новое бюджетное правило – привязать цену к средней, многолетней. Многолетняя цена в понятии экономистов – это 10-20 лет. Но если привязать цену отсечения  к средней за 10 или 20 лет сразу, это означает радикальное сокращение бюджета, к которому правительство не готово. Поэтому в ходе политического торга был достигнут компромисс. Вот эта цена родилась следующим образом, что это та цена, при которой бюджет балансируется. И дальше этот период будут постепенно растягиваться до 10 лет, то есть в следующем году  это 5 лет, а потом, постепенно мы выйдем на 10 лет.

Наверно, это хорошо. Понятно, что по политическим причинам правительство не готово к сокращению расходов, но это дает гарантию, что и избыточного наращивания расходов тоже не произойдет.

 

Олег Наумов: У нас бюджет страны формируется каждый год с дефицитом, а в итоге получается профицит. И говорят: вот какие мы молодцы! Да может вы просто плохие профессионалы, и не можете правильно просчитать и обеспечить нормальное развитие и поступление денег в те отрасли, которые в них нуждаются?

 

Владимир Назаров: На самом деле, наш бюджет слишком зависит от цен на нефть. А они принципиально непредсказуемы.

 

Олег Наумов: Но допустим, мы договорились, что мы отсекли возможные сверхдоходы в резервный фонд, а этим мы распоряжаемся выстраивая бюджет. Здесь-то мы можем рассчитать нормально?

 

Владимир Назаров: Здесь да. И я думаю, что в следующем году в рамках того, что мы отсекли, не будет такой волатильности, как была в этом году и в прошлом. Скорее всего, цена на нефть будет в этом диапазоне, хотя никто не знает, и если у вас установлена цена отсечения, то вы, скорее всего, будете исполнять свой бюджет, если ничего страшного не случится.

 

Олег Наумов: В 2013 году, по словам Шувалова, правительство внесет некоторые статьи расходов в \"лист ожидания\", и они будут реализованы только, если будут достигнуты цели по доходам. Что может быть внесено в этот лист ожидания?

 

Владимир Назаров: Как правило, это инфраструктурные проекты. В основном, этот лист ожидания состоит из тех обещаний президента, которые с одной стороны даны, а с другой – не очень укладываются в бюджетные правила. То есть если у нас действительно будут эти дополнительные доходы, причем даже не от нефти, а от других налогов, то можно будет использовать эти ресурсы.

 

Олег Наумов: Общие расходы федерального бюджета в 2013 г. составят 13 триллионов 390 миллиардов рублей. Почти треть этих денег будет израсходована на обеспечение национальной обороны и безопасности. Военные расходы в следующем году вырастут на 25,8%. Расходы на национальную безопасность и правоохранительную деятельность увеличатся на 9%. В то время как расходы на социальную политику, образование, здравоохранение, культуру не растут, и доля их в бюджете даже сокращается. Оправдан ли такой рост военных расходов?

 

Владимир Фролов, депутат Законодательного собрания Оренбургской области: Правительство принимает решение увеличить гособоронзаказ, представить его через Росвооружение и начать массированную работу в этом направлении. Оправдано ли это? С точки зрения логики действий правительства – нет, не оправдано. Надо исполнять свои планы, которые систематически проваливаются. И не ставить потом РФ и население перед выбором: нужна вам оборона – вот мы у вас забрали из социальной сферы, из того же здравоохранения. Вы же хотите, чтобы страна была защищена? К сожалению, это не решение вопроса.

 

Олег Наумов: Военные расходы в новом бюджете возрастут на 2,3 триллиона  рублей. Критики правительства обвиняют его в милитаризации страны. Насколько справедлива эта оценка?

 

Владимир Назаров: Мало кто знает, потому что большая часть оборонного бюджета засекречена. То есть что они там делают, милитаризируют или наоборот, демилитаризируют, никто не знает.

 

Олег Наумов:  Даже депутаты Госдумы, которые утверждают бюджет, тоже не знают значительной части военных статей бюджета.

 

Владимир Назаров: Даже в этом году 50% оборонного бюджета не видно, соответственно, в следующем году это будет больше и к концу трехлетки мы дойдем до 70% засекреченных расходов. Это конечно ненормально, потому что общество должно хотя бы примерно представлять, на что эти деньги тратятся. Общество не обязательно должно знать, где находятся те или иные военные объекты, но что это – эсминец, закупленный во Франции зачем-то или финансирование нашей промышленности, хотя бы это хотелось бы видеть. Значительная секретность и абсолютно непонятно, зачем мы такими темпами наращиваем расходы.

 

Олег Наумов: С другой стороны, возможно, это оправдано, потому что происходит реальный отход от срочной службы. Действительно происходит переход на контрактную систему, не на словах, а на деле.

 

Владимир Назаров: Это действительно оправдывает, но мы считали, наш институт проводил эти расчеты, что те расходы, которые заложены, позволяют перевести всю нашу армию на контрактную основу шесть раз. А при этом мы этого не делаем даже один раз. Да, мы идем по этому направлению, но как-то очень медленно. И нигде нет политического заявления, что например, в 18-м году призыва не будет.

 

Олег Наумов: В бюджете на 2013 год растут расходы на безопасность и правоохранительную систему. При этом расходы на здравоохранение планируется уменьшить. Как это объяснить?

 

Владимир Назаров: По поводу правоохранительной системы я с вами соглашусь, что трудно это объяснить. Наша страна  действительно вырывается в лидеры по количеству людей в погонах, в том числе и в правоохранительных органах, на душу населения. При этом им увеличивается денежное довольствие, что наверно, правильно, но с другой стороны, такими же темпами не растут заработные платы у других бюджетников, что вызывает большие вопросы и создает социальную напряженность.

 

Владимир Фролов, депутат Законодательного собрания Оренбургской области: С 1 января нынешнего года резко увеличивается финансирование УИНов, то есть повышение денежных окладов по воинским званиям и должностям, так же как и у сотрудников правоохранительных органов будет увеличиваться, а так же всех работников прокуратуры. В этом плане закладываются деньги правительством на реформирование уже этих органов. Плюс  к этому то, что произошло с сокращением наиболее подготовленных профессионально сотрудников полиции, которые сегодня восстанавливаются в рядах министерства внутренних дел, а уже возвращено 46 тысяч – это по официальным данным, и это возвращение происходит при новом министре,  требует опять вливаний средств.

Огромные средства пошли и на новую форму одежды, которая была принята в прошлом году. Все это в комплексе дает резкое увеличение расходов на финансирование правоохранительной деятельности. Считаю, что сегодня именно за счет социальной сферы решаются вопросы силовых ведомств, силовых структур, в том числе и правоохранительных органов.

 

Олег Наумов: Расходы на образование также сократятся более чем на 17 миллиардов рублей.  При этом закладывается существенное повышение оплаты труда профессорско-преподавательского состава и стипендий студентам. Так кто же пострадает?

 

Владимир Назаров: Все дело в том, что будет снижаться численность. Численность студентов будет снижаться просто исходя из демографии, сейчас начинает активно учиться в вузах поколение 90-х, а их очень мало, поэтому даже если повышать стипендии, расходы на студентов все равно будут сокращаться. Что касается профессорско-преподавательского состава, то тут надо делить проблему на две части. Первое – это работники федеральных вузов. По ним были очень амбициозные планы по сокращению  численности: по выводу их на пенсию, по закрытию вузов, которые вузами можно назвать с натяжкой. Насколько это удастся – вопрос открытый. А львиная доля денег по расходам на образование – она находится не в федеральном бюджете, а в бюджете регионов, потому что именно они выплачивают зарплаты учителям школ и в профессиональном образовании. И на них действительно придется большая нагрузка, и они должны будут радикально увеличить расходы. Откуда у них будут деньги – вопрос остается открытым.

Что же касается здравоохранения, то здесь палка о двух концах. С одной стороны, больше денег идет в систему ОМС. То есть если мы посмотрим в целом расходы на здравоохранение федерального фонда и бюджета – они все-таки растут, просто идет передислокация денег из федерального бюджета в бюджеты фонда ОМС.

Но соглашусь также, что этих денег недостаточно. Это не значит, что необходимо тратить больше здесь и сейчас, но если мы создадим правильную систему стимулов в здравоохранении – для этой системы объективно нужно больше денег. Но беда в том, что нынешняя система настолько неэффективна, что даже если влить в нее в два раза больше денег, не факт, что люди получат в два раза больше услуг или услуги будут лучшего качества. Поэтому необходимо повышать качество этой системы, настраивать там рыночные конкурентные отношения, а с другой стороны, постепенно наращивать государственное финансирование. Без этого никуда не денемся. Если мы посмотрим тренд по развитым странам, мы увидим, что все последние 50 лет радикально наращивают расходы на медицину.

 

Олег Наумов: У значительной части населения и у левой части политического спектра  вызывает раздражение Резервный фонд, где эти деньги хранятся и как они копятся. Какая перспектива на 2013 год? Будет ли резервный фонд повышаться, и будет ли он дальше существовать?

 

Владимир Назаров: Будем надеяться, что будет существовать, потому что это такая подушка безопасности для нашего бюджета. Хочу напомнить, что в 2008 году именно резервный фонд спас наш федеральный бюджет. Если бы его не было, то пришлось бы сокращать расходы на 30%, как минимум. А резервный фонд позволил сгладить эти колебания. Кстати, основную помощь оказало то, что резервный фонд был вложен именно в то, за что часто критикуют Кудрина – в казначейские облигации США. Потому что когда у нас кризис, доллар укрепляется.

Да, в остальные периоды это очень консервативно, неэффективно, приносит низкую доходность, но в период кризиса они позволяют страну и бюджет федеральный вытащить из ямы. Поэтому целесообразно конечно не держать там избыточно денег, может, 10% ВВП было и много, которые Алексей Леонидович отчислял, может, 7% которые планируются, вполне достаточно, но это зависит от бюджетной дисциплины. То есть, если мы будем разбрасываться: Сочи туда, чемпионат мира сюда, то понятно, что нам нужен очень большой резервный фонд для того, чтобы в случае кризиса не заморозить не только стройки, но и пенсии.

 

Олег Наумов: Можно ли назвать бюджет 2013 социально ориентированным?

 

Владимир Назаров: Бюджет 13-го года становится более милитаристски ориентирован, потому что если мы посмотрим на темпы роста расходов на оборону и правоохранительные органы, то они, конечно, сильно превышают расходы на образование, здравоохранение и социальное обеспечение. Если же мы посмотрим в целом долю, сколько тратится, то скорее он социально ориентирован, потому что на федеральном бюджете лежит пенсионное бремя, то есть 2,8 трлн рублей – это те расходы, которые идут на пенсионное обеспечение  из федерального бюджета. Это где-то одна треть, а если сюда добавим образование и здравоохранение, то да, до половинки мы дотянем, и можно сказать, что наш бюджет социально ориентирован.

 

Олег Наумов: 23 июня президент страны Владимир Путин подписал бюджетное послание, на основе которого и должен был разрабатываться бюджет на 2013 год и плановый период 2014-2015 годов. В этом послании сказано, что главным критерием эффективности нашей бюджетной политики должно стать достижение заявленных приоритетов. Речь идёт о формировании новой структуры экономики, благоприятных условий для привлечения инвестиций, об улучшении работы образования и здравоохранения, всей социальной сферы. Итак, привлечение инвестиций, образование, здравоохранение, социальная сфера. Отличные приоритеты. Но почему в проекте бюджета они не отражены? Может быть Государственная Дума, которой предстоит утверждать федеральный бюджет, внесет ясность?

 

ОРЕН-ТВ

10 ноября 2012 г.